Судебная практика

Момент, когда истец ознакомится с материалами административного производства по изъятию у него продукции, не имеет значения для определения начала течения срока исковой давности для взыскания убытков, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По делу . Республика Коми.

Арбитражный суд Республики Коми, рассмотрев в судебном заседании 24 декабря 2004 г. апелляционную жалобу истца - закрытого акционерного общества на решение Арбитражного суда Республики Коми от 11 октября 2004 г. по делу N А29-3702/04-4э, принятое судьей Егоровой Т.В.,

установил:

Решением Арбитражного суда Республики Коми от 11.10.2004 по делу N А29-3702/04-4э отказано в удовлетворении исковых требований закрытого акционерного общества к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании 2 565 888 рублей убытков.

Не согласившись с указанным решением суда, истец обратился в Арбитражный суд Республики Коми с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить, исковые требования удовлетворить.

Податель жалобы указывает, что срок исковой давности должен исчисляться с ноября 2002 года, т.е. с момента, когда истцу была предоставлена возможность ознакомиться с материалами административного производства, что произошло в рамках производства по делу N А29-6329/02-3э.

В судебном заседании представители истца поддержали доводы апелляционной жалобы.

Ответчик отзыва на апелляционную жалобу не представил.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания в суде апелляционной инстанции извещены надлежащим образом. Министерство финансов Российской Федерации явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности рассмотрения дела по существу при отсутствии представителя ответчика.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судом апелляционной инстанции в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей истца, суд апелляционной инстанции считает, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

Как видно из материалов дела, согласно Постановлению Управления федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Коми от 16.06.1997 в связи с незаконным оборотом алкогольной продукции произведены опись и изъятие алкогольной продукции у закрытого акционерного общества.

Из актов от 16.06.1997 и от 17.06.1997 следует, что сотрудником Управления федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Коми у истца изъято 49 344 бутылки алкогольной продукции.

Письмом от 04.03.1998 Управление федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Коми сообщило истцу о том, что алкогольная продукция, изъятая у закрытого акционерного общества, признана находящейся в незаконном обороте и возврату не подлежит.

Ответчиком в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции заявлено о применении срока исковой давности.

Суд первой инстанции, посчитав, что течение срока исковой давности начинается в марте 1998 г. и к моменту подачи иска срок исковой давности истек, отказал в иске.

Апелляционная инстанция считает указанный вывод суда правильным.

Довод истца о том, что срок исковой давности не истек, поскольку должен исчисляться с ноября 2002 г. - с момента, когда истцу была предоставлена возможность ознакомиться с материалами административного производства, что произошло в рамках производства по делу N А29-6329/02-3э, судом апелляционной инстанции не принимается ввиду следующего.

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Из названной нормы следует, что право на взыскание убытков возникает с момента нарушения права лица и возникновения в связи с этим убытков.

Таким образом, срок исковой давности для взыскания убытков начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и наступлении в связи с этим убытков.

Обращаясь с иском о взыскании убытков, истец полагал, что незаконными действиями по изъятию у него алкогольной продукции нарушено его право собственности.

Действия по изъятию алкогольной продукции, нарушающие, по мнению истца, его право собственности, произведены 16 и 17 июня 1997 г.

Из письма от 04.03.1998 истец узнал о том, что Управление федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Республике Коми не намерено возвращать изъятую алкогольную продукцию.

Материалы дела подтверждают, что истец знал об изъятии у него алкогольной продукции, факт получения письма от 04.03.1998 истцом не отрицается.

С учетом изложенного момент, когда истец ознакомится с материалами административного производства по изъятию у него алкогольной продукции, не имеет значения для определения дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права и наступлении в связи с этим убытков, то есть для определения начала течения срока исковой давности для взыскания убытков.

В связи с вышеизложенным оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение дела в апелляционной инстанции подлежат возложению на истца.

Руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Председательствующий

Л.Ю.ЮРКИНА

Судьи

С.В.ТУГАРЕВ

М.В.ВАКУЛИНСКАЯ