Судебная практика

По делу о проверке конституционности части 8 статьи 19 Закона Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“ от 25 марта 1996 года N 12-РЗ и пункта 21 раздела IV Положения о порядке определения стажа государственной службы государственного служащего Республики Коми, назначения и выплаты надбавки за выслугу лет, предоставления доплаты к пенсии и дополнительного оплачиваемого отпуска, утвержденного Указом Главы Республики Коми от 6 июня 1996 года N 161 “О мерах по реализации Закона Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“, в связи с жалобой гражданки Л.П.Ошибовой. Постановление от 28 апреля 2004 года. Республика Карелия.

Конституционный Суд Республики Коми в составе председательствующего Ю.В.Гаврюсова, судей Л.В.Батмановой, П.Ф.Пунегова, С.Г.Толстова,

с участием гражданки Л.П.Ошибовой; представителя Государственного Совета Республики Коми А.В.Турковой, заведующей отделом Правового управления Аппарата Государственного Совета Республики Коми; представителя Главы Республики Коми и Правительства Республики Коми И.О.Рочевой, консультанта отдела кадрового обеспечения Управления государственной службы и кадров Администрации Главы Республики Коми и Правительства Республики Коми,

руководствуясь частью третьей статьи 96 Конституции Республики Коми, пунктом 2 части первой статьи 3, статьями 32, 68, 69 Закона Республики Коми “О Конституционном Суде Республики Коми“, рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части 8 статьи 19 Закона Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“ от 25 марта 1996 года N 12-РЗ и пункта 21 раздела IV Положения о порядке определения стажа государственной службы государственного служащего Республики Коми, назначения и выплаты надбавки за выслугу лет, предоставления доплаты к пенсии и дополнительного оплачиваемого отпуска, утвержденного Указом Главы Республики Коми от 6 июня 1996 года N 161 “О мерах по реализации Закона Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Л.П.Ошибовой на нарушение ее конституционных прав положениями вышеозначенных нормативных актов, содержащих различные подходы по выплате единовременного денежного вознаграждения в связи с выходом на пенсию государственных служащих.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Коми указанные нормативные положения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С.Г.Толстова, объяснения сторон и их представителей, выступления приглашенных в заседание: представителя Прокуратуры Республики Коми Л.Н.Степановой, заместителя начальника отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства; специалиста Н.Т.Арапова, профессора, кандидата юридических наук, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Коми

установил:

Из жалобы и представленных заявительницей материалов усматривается, что Л.П.Ошибова замещала должность главного специалиста отдела организации и торговой политики потребительского рынка в Министерстве торговли, бытового обслуживания населения и легкой промышленности Республики Коми и 19 апреля 2002 года была уволена в связи с ликвидацией указанного министерства. Л.П.Ошибовой трудовая пенсия по старости назначена с 5 июня 2003 года, а со 2 июля 2003 года - ежемесячная доплата к трудовой пенсии по старости в соответствии с Законом Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“; в выплате единовременного денежного вознаграждения в размере десяти должностных окладов отказано на том основании, что на момент увольнения у заявительницы не было права на ежемесячную доплату к трудовой пенсии.

По мнению заявительницы, отказ в выплате единовременного денежного вознаграждения нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, установленный частью 1 статьи 17 Конституции Республики Коми.

Сыктывкарский федеральный суд оставил заявление Л.П.Ошибовой без удовлетворения, а кассационная инстанция Верховного суда Республики Коми решение суда - без изменения.

В соответствии со статьей 91 Закона Республики Коми “О Конституционном Суде Республики Коми“ жалоба гражданки Л.П.Ошибовой является допустимой, поскольку оспариваемыми в ней нормами затрагиваются конституционные права и законные интересы заявителя, и они были применены в отношении ее в конкретном деле.

Конституционный Суд Республики Коми при разрешении дел о конституционности нормативных актов в связи с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод граждан, руководствуясь статьей 68 Закона Республики Коми “О Конституционном Суде Республики Коми“, принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

При этом, проверка конституционности нормативных правовых актов осуществляется Конституционным Судом Республики Коми на основе оценки смысла рассматриваемых актов с тем, чтобы исключить их применение и, следовательно, истолкование правоприменителями в смысле, противоречащем конституционным нормам.

При организации государственной службы в субъектах Российской Федерации принципиальное значение имеет положение, содержащееся в статье 72 (пункт “н“, часть 1) Конституции Российской Федерации, предусматривающее установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления как предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

В соответствии с пунктом 4 статьи 7 Федерального закона “О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации“ от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ условия предоставления права на пенсию государственным служащим субъектов Российской Федерации и муниципальным служащим за счет средств субъектов Российской Федерации и средств органов местного самоуправления определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и актами органов местного самоуправления.

Законодательство о государственной службе субъектов Российской Федерации, наряду с федеральными законами, состоит из конституций (уставов), законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

В Республике Коми принят и действует Закон “О государственной службе Республики Коми“ от 25 марта 1996 года (с изменениями и дополнениями), которым определены организация государственной службы и правовое положение государственных служащих Республики Коми, в том числе особенности пенсионного обеспечения государственных служащих.

В частности, в соответствии с частью 8 статьи 19 вышеназванного Закона государственным служащим Республики Коми при выходе на трудовую пенсию по старости с государственной службы Республики Коми и при наличии у них права на ежемесячную доплату к трудовой пенсии по старости выплачивается единовременное денежное вознаграждение в размере десяти должностных окладов, исчисляемых на день прекращения государственной службы.

Указом Главы Республики Коми от 6 июня 1996 года N 161 “О мерах по реализации Закона Республики Коми “О государственной службе Республики Коми“ утверждено Положение о порядке определения стажа государственной службы государственного служащего Республики Коми, назначения и выплаты надбавки за выслугу лет, предоставления доплаты к пенсии и дополнительного оплачиваемого отпуска, которым также предусмотрено (пункт 21), что государственным служащим Республики Коми при выходе на трудовую пенсию с государственной службы Республики Коми и при наличии у них права на ежемесячную доплату к трудовой пенсии выплачивается единовременное денежное вознаграждение в размере десяти должностных окладов, исчисляемых на день прекращения государственной службы, то есть фактически продублировано законоположение.

Истолковывая буквальный смысл оспариваемых заявительницей нормативных актов, Конституционный Суд Республики Коми приходит к выводу, что при формулировании указанных норм права законодатель имел в виду два условия, а именно: единовременное денежное вознаграждение в размере десяти должностных окладов выплачивается только в случае выхода государственного служащего на трудовую пенсию по старости с государственной службы Республики Коми и при наличии у него права на ежемесячную доплату к трудовой пенсии.

Единовременное денежное вознаграждение в данном случае является дополнительной гарантией социальной защиты государственного служащего, прекратившего трудовые отношения.

Специфика государственной службы как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет особый правовой статус государственных служащих в трудовых отношениях.

Регламентируя правовое положение государственных служащих, порядок поступления на государственную службу и ее прохождения, а также завершения трудовой деятельности государственного служащего, государство вправе как устанавливать в этой сфере особые требования и правила при прохождении государственной службы, так и вводить дополнительные гарантии социальной защиты государственного служащего.

Указанные меры призваны компенсировать ущерб, наносимый принципу равенства введением отдельных ограничений прав и свобод.

Такая правовая позиция выработана Конституционным Судом Республики Коми в Постановлении от 15 июля 2003 года в связи с запросом Вуктыльского городского суда (по жалобе гражданки Н.И.Зориной).

Эта правовая позиция Конституционного Суда Республики Коми означает и то, что законодатель вправе не только вводить дополнительные гарантии и льготы для государственных служащих, но и устанавливать условия и порядок их применения.

Установление специальных требований и гарантий для государственных служащих, обусловленных задачами, принципами организации и функционирования государственной службы, не может оцениваться как дискриминационное ограничение конституционных прав, а принцип равенства всех перед законом и судом, закрепленный в статье 17 (часть 1) Конституции Республики Коми, не препятствует законодателю при осуществлении правового регулирования труда государственных служащих устанавливать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, если эти различия являются объективно оправданными, обоснованными и соответствуют конституционно значимым целям. Такие различия, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой, согласно пункту 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111, не считаются дискриминацией.

Применительно к настоящему делу принципиальное значение имеет и правовая позиция, выработанная Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 22 мая 1996 года, выражающаяся в том, что введение законодателем дополнительных требований и гарантий для назначения пенсии за выслугу лет на более льготных условиях (с учетом общего трудового стажа) не может рассматриваться как ограничение, влекущее нарушение равенства прав граждан перед законом и умаление права на получение пенсии за выслугу лет.

Таким образом, оспариваемые заявительницей нормативные акты в системе действующего правового регулирования вопросов государственной службы и с учетом выявленного Конституционным Судом Республики Коми буквального смысла не противоречат Конституции Республики Коми.

Что касается проверки законности и обоснованности правоприменительных решений в отношении заявительницы, то она не входит в компетенцию Конституционного Суда Республики Коми, который по смыслу части третьей статьи 3 Закона Республики Коми “О Конституционном Суде Республики Коми“ не вправе подменять правоприменителя, в том числе суды общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью третьей статьи 96 Конституции Республики Коми, частью первой статьи 66, частью третьей статьи 68, статьями 69, 80, 81, 91, 94 Закона Республики Коми “О Конституционном Суде Республики Коми“, Конституционный Суд Республики Коми

постановил:

Конституционный Суд

Республики Коми