Судебная практика

По заявлению заместителя прокурора Пермской области об оспаривании в части Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“. Решение от 18 апреля 2005 года № 3-60-2005. Пермский край.

Пермский областной суд в составе:

       председательствующего - Вотяковой Л.В.        при участии прокурора - Масленниковой И.А.        при секретаре         - Жужговой Л.Л. 


рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Перми 18 апреля 2005 года дело по заявлению заместителя прокурора Пермской области об оспаривании в части Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ от 5 февраля 1999 года N 359-49,

установил:

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими абзаца 2 ст. 6, абзаца 2 ст. 7, абзаца 4 ст. 18 Закона области от 5 февраля 1999 года N 359-49, полагая, что они противоречат федеральному закону. В оспариваемых абзацах ст. 6, 7 Закона области речь идет о том, что председатель Контрольно-счетной палаты, его заместитель не могут состоять в родственных отношениях с губернатором Пермской области, председателем Законодательного Собрания, руководителем аппарата областной администрации, прокурором Пермской области, председателем областного суда, председателем Арбитражного суда Пермской области. По мнению прокурора, эти положения противоречат ст. 19, 37 Конституции РФ, Конвенции МОТ N 111 1958 г. о дискриминации в области труда и занятий, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.01.1961, абзацу 2 ст. 64, абзацам 2, 3 ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Ст. 4 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации“ от 27.07.2004 N 79-ФЗ закрепляет равный доступ к гражданской службе. В число ограничений, связанных с гражданской службой, законодатель включил случаи близкого родства и свойства с гражданскими служащими, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому (ст. 16 ФЗ “О государственной гражданской службе РФ“).

Оспариваемые нормы областного закона, содержащие ограничения прав граждан на равный доступ к гражданской службе по мотиву родственных отношений с вышеперечисленными лицами, не соответствуют федеральному законодательству, поскольку замещение должностей председателя и его заместителя Контрольно-счетной палаты не связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью им.

Абзац 4 ст. 18 Закона области предусматривает право Контрольно-счетной палаты при неоднократном неисполнении или ненадлежащем исполнении ее представлений принимать решения о приостановлении всех видов финансовых, платежных и расчетных операций по счетам проверяемых организаций. Данная норма противоречит ст. 858 ГК РФ, в соответствии с которой ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.

Правом приостановления операций по счетам наделены лишь налоговые и таможенные органы (ст. 31, 34, 46, 76 НК РФ, органы Федерального казначейства (ст. 282, 284 БК РФ), Центробанк РФ (ст. 74, 75 ФЗ “О Центральном банке РФ“).

Контрольно-счетная палата Пермской области как орган финансового контроля обладает полномочиями по привлечению нарушителей законодательства в финансово-бюджетной сфере к административной ответственности в виде штрафа на основании Закона Пермской области “Об административных правонарушениях“, правом приостановления операций по счетам проверяемых организаций данный орган не обладает.

Участвующий по делу прокурор Масленникова И.А. поддержала заявление заместителя прокурора области, просила удовлетворить.

Представитель Законодательного Собрания Пермской области Андреева Н.В. требования не признала, просила отказать в удовлетворении заявления. Ее доводы сводятся к тому, что областной закон в оспариваемой прокурором части соответствует Федеральному закону N 4-ФЗ от 11 января 1995 года, ст. 5 которого также содержит ограничения в занятии должностей председателя Счетной палаты РФ и его заместителя относительно родственных отношений с должностными лицами, перечисленных в этой норме федерального закона.

Представитель администрации Пермской области, будучи извещенным о дне слушания дела, не явился в судебное заседание, просил рассматривать заявление прокурора в его отсутствие, поддерживая в то же время позицию Законодательного Собрания Пермской области.

Суд, заслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Масленниковой И.А., просившей заявление удовлетворить в полном объеме, приходит к следующему.

Закон Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ был принят 5 февраля 1999 года за N 359-49, опубликован в областной газете “Звезда“ за 13 февраля 1999 года N 22.

Проанализировав позицию лиц, участвующих в деле, те нормативные акты, которые они представили, суд приходит к выводу о том, что заявление подлежит удовлетворению частично, находит позицию прокурора по оспариванию абзаца 4 ст. 18 областного закона убедительной, считает, что он противоречит ст. 23 Федерального закона от 11 января 1995 года N 4-ФЗ.

Закон области в этой части наделил Контрольно-счетную палату Пермской области правом приостановления всех видов финансовых, платежных и расчетных операций по счетам проверяемых организаций при неоднократном неисполнении или ненадлежащем исполнении представлений КСП области.

Не соглашаясь с позицией прокурора, представитель Законодательного Собрания области ссылается на то, что оно воспроизвело норму федерального закона.

Между тем, федеральный закон содержит два вида документов, в соответствии с которыми могут быть приостановлены финансовые и расчетные операции. Это представление, предусмотренное ст. 23 Федерального закона, и предписание Счетной палаты, предусмотренное ст. 24 Федерального закона.

Статья 23 ФЗ не предусматривает возможность приостановления финансовых платежей и расчетных операций, в ней речь идет о том, что представление Счетной палаты должно быть рассмотрено в указанный в представлении срок, если он не указан, то в течение 20 дней со дня получения, а в случае выявления при проведении проверки или ревизии хищения государственных денежных средств, а также иных злоупотреблений, передает материалы в правоохранительные органы.

В то время как ст. 24 Федерального закона предусматривает возможность приостановления платежных, финансовых и расчетных операций по предписанию Счетной палаты, согласованному с Государственной Думой, поэтому ссылку представителя Законодательного Собрания на ст. 24 ФЗ, в соответствии с которой принят Закон области, в этой части суд не может принять во внимание.

Заслуживает внимания позиция прокурора по этой норме областного закона, когда он ссылается на нарушение ст. 858 ГК РФ, право приостановления операций по счетам, предоставленным таможенным, налоговым органам, органам Федерального казначейства.

Основания для признания абзаца 4 ст. 18 закона области недействующим имеются.

При этом суд не усматривает оснований для удовлетворения заявления по абзацам 2 статей 6, 7 закона области.

В обоснование позиции прокурор ссылается на абзац “б“ пункта 1 ст. 1 Конвенции N 111 1958 года “О дискриминации в области труда и занятий“, в котором дается понятие “дискриминации“, что это всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий.

В то же время, п. 2 ст. 1 Конвенции говорит о том, что любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанной на специфических требованиях таковой, не считается дискриминацией.

В соответствии с абзацем 2 ст. 3 Трудового кодекса не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите.

Суд считает, что должности председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя относятся к специфическим, особо предъявляемым к ним требованиям, ограничивающим родственные отношения с перечнем тех должностных лиц, которые приведены в законе области, что не является дискриминацией.

Особые требования, предъявляемые к ним, необходимо рассматривать во взаимосвязи с задачами и функциями Контрольно-счетной палаты, вытекающими и связанными с контрольными бюджетными полномочиями контрольного, государственного финансового органа: законностью, объективностью, функциональной независимостью. Положения, устанавливающие дополнительные требования к поступлению указанных лиц на государственную службу, обусловлены тем, что эти лица наделены особыми контрольными финансовыми полномочиями, предусмотренными федеральными законами.

Обеспечение соответствия нормативных правовых актов субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам, защита прав и свобод человека и гражданина, трудовое законодательство и установление общих принципов организации системы органов государственной власти находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (подп. “к“, “н“ п. 1 ст. 72 Конституции). Государственная служба в силу публично-правового характера предполагает необходимость профессиональной подготовки служащих и наличие соответствующих моральных качеств при выполнении работы, определенной ее спецификой, что соответствует положениям Конвенции N 111 о дискриминации в области труда и занятости (п. 2 ст. 1 Конвенции).

Ограничения, связанные с поступлением на гражданскую службу, ее прохождением, регламентированы Федеральным законом “О государственной службе Российской Федерации“ от 27.07.2004 N 79-ФЗ. Гражданин не может быть принят на государственную службу, а гражданский служащий не может находиться на государственной службе в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери...) с государственным служащим, если замещение должности государственной службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому (п. 5 ст. 16).

Ограничения родства или свойства, установленные для председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя, с иными гражданскими служащими связаны непосредственно с принципами подконтрольности и подотчетности одного из них другому.

Невозможно осуществлять законно и объективно контрольные функции финансового контрольного органа за расходованием средств областного бюджета, подписывать представление по результатам проверки организаций, обеспечивать контроль за исполнением постановлений коллегии КСП, иные контрольные мероприятия, находясь в какой-либо зависимости или свойства, например от губернатора области, председателя Законодательного Собрания, прокурора Пермской области и других лиц, указанных в областном законе.

Принцип подконтрольности и подотчетности тесно связан с принципом законности. Контроль относится к специальным средствам обеспечения законности. Ограничения, установленные для председателя КСП, его заместителя, напрямую вытекают из задач и функций Контрольно-счетной палаты Пермской области.

В соответствии с Федеральным законом “О системе государственной службы Российской Федерации“ от 27 мая 2003 года N 58-ФЗ правовое регулирование и организация федеральной государственной гражданской службы находятся в ведении Российской Федерации. Правовое регулирование государственной гражданской службы субъекта РФ находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ, а ее организация - в ведении субъекта РФ (п. 4 ст. 2).

Федеральным законом о виде государственной службы или законом субъекта Российской Федерации могут быть установлены дополнительные требования к гражданам при поступлении на государственную службу по контракту (абзац 2 п. 1 ст. 12).

Как пояснил представитель Законодательного Собрания области, с председателем КСП, его заместителем заключается контракт на период работы в этих должностях сроком на пять лет.

Суд считает, что воспользовавшись вышеприведенным правом субъекта РФ, законодатель предусмотрел дополнительные требования, касающиеся запрета родственных отношений председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя с губернатором области, председателем Законодательного Собрания области, прокурором области и т.д.

Кроме этого, оспариваемые прокурором абзацы 2 ст. 6, 7 областного зако ст. 5 Федерального закона “О Счетной палате Российской Федерации“.

По вышеизложенным основаниям суд отказывает прокурору в удовлетворении заявления о признании недействующими абз. 2 ст. 6, 7 областного закона.

Руководствуясь ст. 195 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление заместителя прокурора Пермской области удовлетворить частично.

Признать недействующим абзац 4 ст. 18 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ от 5 февраля 1999 года N 359-49 со дня вступления решения суда в законную силу, с последующим его опубликованием в областной газете “Звезда“.

В удовлетворении других требований - отказать.

Решение в течение 10 дней может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Пермский областной суд, начиная с 3 мая 2005 года.

Председательствующий

Л.В.ВОТЯКОВА

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 17 августа 2005 г. по делу N 44-Г05-23

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

       председательствующего Соловьева В.Н.        судей                 Хаменкова В.Б.                              Меркулова В.П. 


рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению заместителя прокурора Пермской области об оспаривании в части Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ от 5 февраля 1999 года N 359-49 по кассационной жалобе Законодательного Собрания Пермской области и кассационному представлению прокурора, участвовавшего в деле, на решение Пермского областного суда от 28 апреля 2005 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., поддержавшей доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими абзаца 2 ст. 6, абзаца 2 ст. 7, абзаца 4 ст. 18 Закона области от 5 февраля 1999 года N 359-49, ссылаясь на то, что они противоречат федеральному закону. В оспариваемых абзацах ст. 6, 7 Закона области предусмотрено, что председатель Контрольно-счетной палаты, его заместитель не могут состоять в родственных отношениях с губернатором Пермской области, председателем Законодательного Собрания, руководителем аппарата областной администрации, прокурором Пермской области, председателем областного суда, председателем Арбитражного суда Пермской области. Названные положения противоречат ст. 19, 37 Конституции РФ, Конвенции МОТ N 111 1958 г. о дискриминации в области труда и занятий, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.01.1961, абзацу 2 ст. 64, абзацам 2, 3 ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Ст. 4 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации“ от 27.07.2004 N 79-ФЗ закрепляет равный доступ к гражданской службе. В число ограничений, связанных с гражданской службой, законодатель включил случаи близкого родства и свойства с гражданскими служащими, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому (ст. 16 ФЗ “О государственной гражданской службе РФ“).

Оспариваемые нормы областного закона, содержащие ограничения прав граждан на равный доступ к гражданской службе по мотиву родственных отношений с вышеперечисленными лицами, не соответствуют федеральному законодательству, поскольку замещение должностей председателя и его заместителя Контрольно-счетной палаты не связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью им.

Абзац 4 ст. 18 Закона области предусматривает право Контрольно-счетной палаты при неоднократном неисполнении или ненадлежащем исполнении ее представлений принимать решения о приостановлении всех видов финансовых, платежных и расчетных операций по счетам проверяемых организаций. Данная норма противоречит ст. 858 ГК РФ, в соответствии с которой ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.

Правом приостановления операций по счетам наделены лишь налоговые и таможенные органы (ст. 31, 34, 46, 76 НК РФ), органы Федерального казначейства (ст. 282, 284 БК РФ), Центробанк РФ (ст. 74, 75 ФЗ “О Центральном банке РФ“).

Контрольно-счетная палата Пермской области как орган финансового контроля обладает полномочиями по привлечению нарушителей законодательства в финансово-бюджетной сфере к административной ответственности в виде штрафа на основании Закона Пермской области “Об административных правонарушениях“, правом приостановления операций по счетам проверяемых организаций данный орган не обладает.

Решением Пермского областного суда от 28 апреля 2005 года постановлено: заявление заместителя прокурора Пермской области удовлетворить частично.

Признать недействующим абзац 4 ст. 18 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ от 5 февраля 1999 года N 359-49 со дня вступления решения суда в законную силу, с последующим его опубликованием в областной газете “Звезда“.

В удовлетворении других требований - отказать.

Законодательное Собрание Пермской области в кассационной жалобе просит решение в части удовлетворения заявленных требований отменить и принять новое, которым отказать в удовлетворении заявления. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, дал неправильную оценку доводам заявления.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене решения в части отказа в удовлетворении заявления ввиду неправильного применения судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении заявления суд сослался на то, что должности председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя относятся к специфическим, особо предъявляемым к ним требованиям, ограничивающим родственные отношения с перечнем тех должностных лиц, которые приведены в законе области, что не является дискриминацией.

Ограничения родства или свойства, установленные для председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя, с иными гражданскими служащими связаны непосредственно с принципами подконтрольности и подотчетности одного из них другому.

Федеральным законом о виде государственной службы или законом субъекта Российской Федерации могут быть установлены дополнительные требования к гражданам при поступлении на государственную службу по контракту.

Воспользовавшись вышеприведенным правом субъекта РФ, законодатель предусмотрел дополнительные требования, касающиеся запрета родственных отношений председателя Контрольно-счетной палаты, его заместителя с губернатором области, председателем Законодательного Собрания области, прокурором области, председателями областного и арбитражного судов.

Судебная коллегия считает, что решение суда в этой части подлежит отмене в связи с неправильным применением норм материального права.

В силу ст. 3 и 64 Трудового кодекса Российской Федерации установление ограничений прав граждан при поступлении на работу допускается только в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

В соответствии со статьей 6 Трудового кодекса Российской Федерации к ведению федеральных органов государственной власти в сфере трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений относится принятие обязательных для применения на всей территории Российской Федерации федеральных законов и иных нормативных правовых актов, устанавливающих порядок заключения, изменения и расторжения трудовых договоров, особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников.

Суд неправильно применил положение п. 2 ст. 1 Конвенции МОТ N 111 о специфических требованиях в отношении определенной работы.

В нормах п. 2 ст. 1 Конвенции содержится указание на специфические требования, предъявляемые в отношении определенной работы, то есть такие требования, которые обусловлены характером выполняемой работы. Характер работы, которую выполняют председатель Контрольно-счетной палаты и его заместитель, не отличается от характера работы, выполняемой иными государственными служащими, не требует особенных физических данных либо специфических навыков.

Следовательно, нормы части 2 ст. 6 и части 2 ст. 7 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ являются не дополнительными требованиями, на что сослался суд, а ограничениями при приеме на службу, что противоречит действующему законодательству Российской Федерации.

Суд также сослался на ограничения, связанные с поступлением на гражданскую государственную службу, регламентированные п. 5 ст. 16 Федерального закона “О государственной службе Российской Федерации“ от 27.07.2004 N 79-ФЗ. Вместе с тем, вывод суда о наличии отношений непосредственной подчиненности либо подконтрольности между председателем Контрольно-счетной палаты Пермской области или его заместителем и губернатором Пермской области, председателем Законодательного Собрания, руководителем аппарата областной администрации, прокурором Пермской области, председателем Пермского областного суда, председателем Арбитражного суда Пермской области является ошибочным.

В соответствии со ст. 1 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ в пределах своей компетенции Контрольно-счетная палата обладает организационной и функциональной независимостью. Отношений непосредственной подчиненности и подконтрольности между председателем Контрольно-счетной палаты, его заместителем и лицами, названными в нормах оспариваемых статей закона области, не возникнет.

В оспариваемых нормах закона Пермской области не установлена степень родства, в то время, как в п. 5 ст. 16 ФЗ “О государственной гражданской службе в РФ“ содержится ограничение только в связи с близким родством или свойством (родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери).

Вывод суда о соответствии оспариваемых прокурором абзацев 2 ст. 6 и 2 ст. 7 закона Пермской области положениям, содержащимся в ст. 5 Федерального закона “О Счетной палате Российской Федерации“, является несостоятельным.

Счетная палата Российской Федерации и Контрольно-счетная палата Пермской области организационно не связаны между собой, входят в системы органов государственной власти различных уровней. Закон Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ принят в пределах компетенции законодательного органа субъекта Российской Федерации. Однако установление ограничений при приеме на государственную гражданскую службу не входит в компетенцию законодательного органа субъекта Российской Федерации.

При таких обстоятельствах решение суда в этой части нельзя признать законным и оно подлежит отмене.

С учетом того, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, Судебная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении заявления прокурора в этой части.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 153 и пункта 2 статьи 265 Бюджетного кодекса Российской Федерации законодательные (представительные) органы рассматривают и утверждают бюджеты и отчеты об их исполнении, осуществляют последующий контроль за исполнением бюджетов, формируют и определяют правовой статус органов, осуществляющих контроль за исполнением бюджетов соответствующих уровней и внешний аудит бюджета.

Органы государственного финансового контроля, созданные законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации в соответствии с пунктом 1 статьи 157 и пунктом 2 статьи 265 Бюджетного кодекса Российской Федерации, осуществляют контроль за исполнением соответствующих бюджетов и бюджетов государственных внебюджетных фондов, проводят аудит бюджетов и экспертизы проектов указанных бюджетов, региональных целевых программ и иных нормативных правовых актов бюджетного законодательства субъектов Российской Федерации.

Удовлетворяя заявление прокурора в части признания недействующим абзаца 4 статьи 18 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“, суд пришел к правильному выводу о том, что распространение положений о наделении правом приостановления всех видов финансовых, платежных и расчетных операций на счета проверяемых организаций при неоднократном неисполнении или ненадлежащем исполнении представлений КСП области противоречит нормам ст. 858 ГК РФ, а также п. 1 ст. 153, п. 2 ст. 265 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Действующим законодательством предоставлено право приостановления операций по счетам таможенным, налоговым органам, органам Федерального казначейства.

Названными нормами оспариваемого Закона Контрольно-счетную палату законодатель наделил полномочиями, выходящими за пределы ее компетенции.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов суда и по существу сводятся к иному толкованию норм материального права, которым судом дана оценка, и последнюю, как отмечено выше, Судебная коллегия считает правильной.

Оснований для отмены решения суда в этой части Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пермского областного суда от 28 апреля 2005 года в части отказа в удовлетворении заявления прокурора Пермской области отменить.

Принять новое решение в этой части, которым признать недействующими абз. 2 ст. 6, абз. 2 ст. 7 Закона Пермской области “О Контрольно-счетной палате Пермской области“ от 5 февраля 1999 года N 359-49 с момента вступления настоящего решения в законную силу.

Это же решение в остальной части оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Пермской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи