Судебная практика

По заявлению заместителя прокурора Пермской области о признании недействительными абзаца 3 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, утвержденного Указом губернатора Пермской области N 98 от 05.04.2000. Решение от 13 августа 2002 года № 3-134-2002. Пермский край.

Пермский областной суд в составе:

       председательствующего Вотяковой Л.В.        при участии прокурора Сысоевой С.М.        при секретаре         Мерзляковой Е.А. 


рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Перми 13 августа 2002 г. дело по заявлению заместителя прокурора Пермской области о признании недействительными абзаца 3 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, утвержденного Указом губернатора Пермской области N 98 от 05.04.2000, и

установил:

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании недействительными абзаца 4 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, мотивируя тем, что оспариваемые положения предусматривают право департамента имущественных отношений администрации области и образованной им комиссии по выработке решений о целесообразности продажи имущества определять нормативы распределения средств от продажи имущества между областными государственными унитарными предприятиями и областным бюджетом, принимать решение об оставлении унитарному предприятию всей суммы вырученных средств, что, по мнению заместителя прокурора, противоречит ч. 1 ст. 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Порядок дачи согласия на продажу недвижимого имущества утвержден Указом губернатора N 98 от 05.04.2000, в ст. 1 которого указано, что он разработан в соответствии с распоряжением Мингосимущества России N 241-р от 15.02.1999. Это распоряжение утратило силу в связи с принятием распоряжения Мингосимущества N 1376-р от 25.12.2000 “Об организации работы комиссии по выработке решений о целесообразности и способе отчуждения объектов недвижимого имущества и имущественных комплексов, находящихся в федеральной собственности“, и в нем отсутствуют указания на то, что средства от сделки по отчуждению имущества могут оставаться на предприятии.

Участвующий по делу прокурор уточнил заявленное требование и просил признать недействительными абзац 3 п. 4, п. 8 Порядка в части права комитета и образуемой им комиссии определять нормативы распределения средств между государственным унитарным предприятием и областным бюджетом, а также направления расходования средств.

Представитель администрации Баев А.Н. просил отказать прокурору в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на то, что в силу ст. 113 ГК РФ унитарное предприятие является коммерческой организа задачей которой является извлечение прибыли. Его правоспособность ограничена лишь в части распоряжения недвижимым имуществом, закрепленным за ним собственником на праве хозяйственного ведения. В остальном продажа унитарным предприятием недвижимого имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, не отличается от иных сделок по отчуждению имущества, для осуществления которых не требуется согласие собственника.

Считает, что нормы ст. 43 Бюджетного кодекса РФ регулируют лишь отношения, возникающие при приватизации государственного имущества, т.е. при продаже имущества казны, потому они не распространяются на отчуждение государственного имущества, продажу которого осуществляет само предприятие, заручившись предварительно согласием собственника имущества. В противном случае любые средства, полученные унитарным предприятием от реализации любого имущества, должны поступать в соответствующий бюджет, что повлекло бы невозможность осуществления унитарным предприятием деятельности, направленной на достижение уставных целей.

Суд, заслушав лиц, участвующих в деле, проанализировав собранные по делу доказательства, приходит к следующему.

В соответствии со ст. 73 Конституции Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

В силу ст. 10 Устава Пермской области высшим должностным лицом Пермской области является губернатор Пермской области.

Губернатор области на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, Устава и законов области издает указы и распоряжения (ст. 11 Закона Пермской области “Об администрации Пермской области“).

С учетом предоставленных полномочий губернатор области издал Указ N 98 от 05.04.2000, которым утвердил Порядок дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения.

05.08.1996 Законодательным Собранием Пермской области принят Закон “Об управлении государственной собственностью Пермской области“. В ст. 7 этого Закона регламентированы полномочия администрации Пермской области в сфере управления и распоряжения государственной областной собственностью, в частности, администрация делегирует комитету по управлению имуществом Пермской области и фонду имущества области полномочия по управлению и распоряжению государственной областной собственностью.

Указом губернатора Пермской области N 202 от 20.08.2001 комитет по управлению государственным имуществом преобразован в департамент имущественных отношений, который вправе образовать комиссию по выработке решений о целесообразности продажи имущества, а согласно абзацу 3 п. 4 Порядка эта же комиссия определяет нормативы распределения средств от продажи имущества между областным государственным унитарным предприятием и областным бюджетом; комиссия вправе принять решение об оставлении предприятию всей суммы вырученных средств, предусмотреть направление расходования этих средств (п. 8).

Оспаривая законность абзаца 3 п. 4, п. 8 Порядка, прокурор ссылается на распоряжение Мингосимущества N 1376-р от 25.12.2000 и ч. 1 ст. 43 Бюджетного кодекса РФ.

Суд не может согласиться с позицией прокурора, поскольку распоряжение N 1376-р от 25.12.2000 определяет порядок отчуждения недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, в то время как абзац 3 п. 4, п. 8 определяют порядок дачи согласия на продажу недвижимого имущества, находящегося в областной собственности.

Не усматривает суд и противоречия Бюджетному кодексу РФ.

Статья 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации состоит из 2 частей. Из части второй ст. 43 Бюджетного кодекса РФ следует, что в бюджеты всех уровней перечисляются средства, получаемые в процессе приватизации государственного и муниципального имущества.

Под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, в собственности физических или юридических лиц (ст. 1 ФЗ от 21.12.2001 N 178).

Действие этого Федерального закона не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении (подп. 9 п. 2 ст. 3 ФЗ-178).

В соответствии со ст. 295 ГК РФ государственное унитарное предприятие вправе с согласия собственника имущества продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество; при этом выручка от продажи этого имущества является доходами данной коммерческой организации, а не доходами областного бюджета.

В соответствии с п. 1 ст. 42 Бюджетного кодекса РФ в доходах бюджетов учитывается часть прибыли государственных унитарных предприятий, остающаяся после уплаты налогов и иных обязательных платежей, а не вся прибыль, поэтому собственник имущества вправе принять решение о перечислении части прибыли (а не дохода) от продажи имущества в областной бюджет.

Это положение Федерального закона нашло отражение в Законе области “О бюджете Пермской области на 2002 год“ от 18.12.2001 N 1935-347, ст. 7 которого предусматривает, что областные государственные унитарные предприятия перечисляют 10% прибыли, оставшейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей, в доход областного бюджета.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 192 ГПК РСФСР, суд

решил:

Заместителю прокурора Пермской области отказать в удовлетворении заявления о признании недействительными абзаца 3 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, утвержденного Указом губернатора области N 98 от 5 апреля 2000 года.

Решение в 10 дней может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации через Пермский облсуд.

Председательствующий

Л.В.ВОТЯКОВА

Судья

Л.В.ВОТЯКОВА

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 7 октября 2002 г. по делу N 44-Г02-29

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

       председательствующего Манохиной Г.В.        судей:                Соловьева В.Н.                              Еременко Т.И. 


рассмотрела в судебном заседании от 7 октября 2002 г. дело по заявлению заместителя прокурора Пермской области о признании недействительными абзаца 3 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, утвержденного Указом губернатора Пермской области N 98 от 05.04.2000, по кассационному протесту заместителя прокурора области на решение Пермского областного суда от 13 августа 2002 г., которым указанное заявление оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад по делу судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании недействительными абзаца 4 п. 4, п. 8 Порядка дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, мотивируя тем, что оспариваемые положения предусматривают право департамента имущественных отношений администрации области и образованной им комиссии по выработке решений о целесообразности продажи имущества определять нормативы распределения средств от продажи имущества между областными государственными унитарными предприятиями и областным бюджетом, принимать решение об оставлении унитарному предприятию всей суммы вырученных средств, что, по мнению заместителя прокурора, противоречит ч. 1 ст. 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Участвующий по делу прокурор уточнил заявленное требование и просил признать недействительным абзац 3 п. 4, п. 8 Порядка в части права комитета и образуемой им комиссии определять нормативы распределения средств между государственным унитарным предприятием и областным бюджетом, а также направления расходования средств.

Решением Пермского областного суда от 13 августа 2002 г. в удовлетворении заявленного прокурором требования отказано.

В кассационном протесте прокурора содержится просьба об отмене указанного решения суда как вынесенного в силу ошибочного понимания судом норм материального права, и в частности - положений ч. 1 ст. 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационного протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит постановленное по данному делу решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 73 Конституции Российской Федерации вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

В силу ст. 10 Устава Пермской области высшим должностным лицом Пермской области является губернатор Пермской области.

Губернатор области на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, Устава и законов области издает указы и распоряжения (ст. 11 Закона Пермской области “Об администрации Пермской области“).

С учетом предоставленных полномочий губернатор области издал Указ N 98 от 05.04.2000, которым утвердил Порядок дачи согласия на продажу недвижимого имущества, закрепленного за областными государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения.

05.08.1996 Законодательным Собранием Пермской области принят Закон “Об управлении государственной собственностью Пермской области“. В ст. 7 этого Закона регламентированы полномочия администрации Пермской области в сфере управления и распоряжения государственной областной собственностью, в частности, администрация делегирует комитету по управлению имуществом Пермской области и фонду имущества области полномочия по управлению и распоряжению государственной областной собственностью.

Судом отмечено, что Указом губернатора Пермской области N 202 от 20.08.2001 комитет по управлению государственным имуществом преобразован в департамент имущественных отношений, который вправе образовать комиссию по выработке решений о целесообразности продажи имущества, а согласно абзацу 3 п. 4 Порядка эта же комиссия определяет нормативы распределения средств от продажи имущества между областным государственным унитарным предприятием и областным бюджетом; комиссия вправе принять решение об оставлении предприятию всей суммы вырученных средств, предусмотреть направление расходования этих средств (п. 8).

Проверяя доводы заявления прокурора, суд правильно отметил, что распоряжение Мингосимущества Российской Федерации N 1376-р от 25.12.2000, на которое он ссылается, определяет вопросы организации работы комиссии по выработке решений о целесообразности и способе отчуждения отдельных объектов недвижимого имущества и имущественных комплексов, находящихся в федеральной собственности, тогда как абз. 3 п. 4, п. 8 определяют порядок дачи согласия на продажу недвижимого имущества, находящегося в областной собственности.

Следует согласиться и с мнением суда об отсутствии противоречия между оспариваемой прокурором нормой правового акта и ч. 1 ст. 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Статья 43 Бюджетного кодекса Российской Федерации состоит из 2 частей. Из части второй ст. 43 Бюджетного кодекса РФ следует, что в бюджеты всех уровней перечисляются средства, получаемые в процессе приватизации государственного и муниципального имущества.

В части 1 ст. 43 БК РФ говорится о средствах, получаемых от продажи государственного и муниципального имущества, и о зачислении их в соответствующие бюджеты в полном объеме.

Под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, в собственности физических или юридических лиц (ст. 1 ФЗ от 21.12.2001 N 178).

Следует признать правильным вывод суда о том, что действие этого Федерального закона не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении (подп. 9 п. 2 ст. 3 ФЗ-178).

В соответствии со ст. 295 ГК РФ государственное унитарное предприятие вправе с согласия собственника имущества продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество; при этом выручка от продажи этого имущества является доходами данной коммерческой организации, а не доходами областного бюджета.

В соответствии с п. 1 ст. 42 Бюджетного кодекса РФ в доходах бюджетов учитывается часть прибыли государственных унитарных предприятий, остающаяся после уплаты налогов и иных обязательных платежей, а не вся прибыль, поэтому собственник имущества вправе принять решение о перечислении части прибыли (а не дохода) от продажи имущества в областной бюджет.

Это положение Федерального закона нашло отражение в Законе области “О бюджете Пермской области на 2002 год“ от 18.12.2001 N 1935-347, ст. 7 которого предусматривает, что областные государственные унитарные предприятия перечисляют 10% прибыли, оставшейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей, в доход областного бюджета.

С учетом приведенного анализа суд сделал правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных прокурором требований.

Поскольку доводы кассационного протеста не опровергают указанные суждения суда, а только свидетельствуют о несогласии с ними, то вынесенное по данному делу решение следует признать законным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Решение Пермского областного суда от 13 августа 2002 г. оставить без изменения, кассационный протест прокурора - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи