Судебная практика

О взыскании в федеральный бюджет задолженности по оплате аренды нежилого помещения, неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства и предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов. Решение от 08 февраля 2001 года. Пермская область.

(извлечение)

Арбитражный суд рассмотрел в заседании суда дело по иску Комитета по управлению государственным имуществом администрации Пермской области к ответчику Никитину О.И.

3-лицо: Пермский гос. институт искусств и культуры.

Сущность спора:

Комитетом по управлению государственным имуществом администрации Пермской области предъявлен иск к предпринимателю О.И.Никитину о взыскании в федеральный бюджет задолженности по оплате аренды нежилого помещения, неустойки за просрочку исполнения денежного обязательства и предусмотренных ст. 395 ГК РФ процентов.

Ответчиком факт невнесения арендных платежей признан.

В судебном заседании истец в соответствии со ст. 37 АПК РФ заявил о частичном изменении предмета иска, указав на необходимость взыскания указанных в иске сумм в пользу третьего лица - Пермского государственного института искусств и культуры.

Арбитражный суд установил следующее.

Истец, ссылаясь на свои права арендодателя, возникшие из заключенного с ответчиком договора аренды от 03.03.99. N 3110, утверждает, что последний, являясь арендатором находящегося в федеральной собственности нежилого помещения в доме N 18 на ул. Газеты “Звезда“ г. Перми, ненадлежащим образом исполнял денежное обязательство по оплате аренды, что повлекло за собой образование задолженности на 13.08.99 в сумме 4770 руб. 83 коп. За просрочку внесения платежей в период с 11.04.99 по 10.10.99 начислена договорная неустойка в сумме 2568 руб. 99 коп., а с 11.10.99 по 25.12.00 - проценты в сумме 1440 руб. 37 коп. за пользование чужими денежными средствами.

Оснований для признания требований истца правомерными арбитражный суд не находит по следующим причинам.

Согласно ст. 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Арендодателями могут быть также лица, управомоченные законом или собственником сдавать имущество в аренду.

Имеющееся а деле распоряжение истца от 22.03.98 N 353-р свидетельствует о том, что являющееся объектом федеральной собственности здание, в котором находится указанное в иске нежилое помещение, в установленном порядке закреплено на праве оперативного управления за третьим лицом, являющимся государственным образовательным учреждением. Это обстоятельство не противоречит п.2 ст. 39 Закона РФ “Об образовании“, п.1 ст. 120 и ст. 296 ГК РФ.

Пунктом 4 ст. 39 Закона РФ “Об образовании“ установлено, что государственная собственность, закрепленная за образовательным учреждением, может отчуждаться собственником в порядке и на условиях, которые установлены законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п.2 ст. 296 ГК РФ собственник имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению.

Отсюда следует, что осуществляющий права собственника федерального имущества истец вправе сдать часть здания в виде нежилого помещения в аренду ответчику лишь при соблюдении двух условий: его неиспользования либо нецелевого использования третьим лицом и после изъятия помещения из состава имущества, переданного в оперативное управление. Такой порядок сдачи в аренду имущества не противоречит правилам об ограничении прав собственника, содержащимся в части второй п.2 ст. 1 ГК РФ, а также в п.2 ст. 209 ГК РФ.

Данные об изъятии истцом помещения, с соблюдением необходимых условий, из владения третьего лица в материалах дела отсутствуют.

Согласно п.1 ст. 611 ГК РФ обязанность предоставления арендатору имущества возложена на арендодателя.

Указанное в иске помещение передано ответчику и впоследствии принято от него третьим лицом, что подтверждается соответствующими актами. Из содержания платежных документов усматривается, что получателем платы за пользование помещением являлось это же лицо.

В соответствии с п.11 ст. 39 Закона “Об образовании“ образовательное учреждение вправе выступать в качестве арендодателя закрепленных за ним объектов собственности с согласия совета образовательного учреждения. Это положение не может быть признано противоречащим п.1 ст. 298 ГК РФ, запрещающему учреждению отчуждение или распоряжение иным способом закрепленным за ним имуществом, поскольку определение особенностей правового положения отдельных видов государственных учреждений законом прямо предусмотрено п.3 ст. 120 ГК РФ.

При таких обстоятельствах арбитражный суд считает, что договор аренды, заключенный истцом с нарушением требований перечисленных законов и вещного права третьего лица, в силу ст. 166, п.1 ст. 167 и ст. 168 ГК РФ является ничтожным и недействительным, не влекущим юридических последствий.

Предусмотренных ст. 8 ГК РФ оснований для признания наличия у истца прав на получение арендной платы за использование помещения арбитражный суд не находит. Иск удовлетворению не подлежит.

Исходя из положений п.2 ст. 166 и п.2 ст. 167 ГК РФ, арбитражный суд признает возможным применение по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки. Возврат помещения третьему лицу влечет за собой обязанность ответчика по возмещению стоимости пользования им. Оснований для определения этой стоимости в ином порядке, нежели примененном истцом при исчислении размера взыскиваемой арендной платы, не имеется.

Руководствуясь ст. 95, 124 - 128, 134 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Пермской области

решил:

Судья

Арбитражного суда

Пермской области