Судебная практика

О признании недействующим и не подлежащим применению Закона Пермской области “Об отходах производства и потребления“ от 7.10.97 года в части. Решение от 03 декабря 2001 года № 3-163-2001. Пермский край.

Пермский областной суд в составе:

       председательствующего: Вотяковой Л.В.        при участии прокурора: Дускаева И.Р.        при секретаре:         Жужговой Л.Л. 


рассмотрел в открытом судебном заседании в г. Перми 3 декабря 2001 г. дело по заявлению первого заместителя прокурора области о признании недействующим и не подлежащим применению Закона Пермской области “Об отходах производства и потребления“ от 7.10.97 года в части

установил:

Первый заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением об оспариваний некоторых статей Закона Пермской области “Об отходах производства и потребления“ от 7.10.97 года, полагая, что они противоречат федеральному закону “Об отходах производства и потребления“ от 24.06.98 года.

В частности, прокурор просил признать недействующими и не подлежащими применению п.1 ст. 5, абзац 5 и 7 ст. 8, статью 18, полностью главу VI, п.1 ст. 39, п.2 ст. 42, поскольку несоблюдение принципа соответствия законодательства субъекта Российской Федерации федеральному законодательству является нарушением государственных и общественных интересов.

В судебном заседании прокурор Дускаев И.Р. поддержал доводы предъявленного заявления, за исключением п.1 ст. 41 оспариваемого закона.

Представитель Законодательного собрания Пермской области Ходорова О.П. доводы прокурора признала необоснованными, просила в удовлетворении заявления отказать. Поясняла в судебном заседании, что Закон Пермской области “Об отходах производства и потребления“ был принят в 1997 году, т. е. до принятия Федерального закона. Те нормы, которые противоречат Федеральному закону, не применяются, фактически не действуют. Оспаривая некоторые положения Закона области, прокурор, по ее мнению, не учитывает другие законы, пограничные Закону “Об отходах производства и потребления“, в частности Закон РСФСР “Об охране окружающей природной среды“, Закон “О санитарно - эпидемиологическом благополучии населения“, Закон РФ “О сертификации продукции и услуг“.

Суд, заслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Дускаева И.Р. об удовлетворении заявления, приходит к следующему.

В соответствии с подпунктом “д“ п.1 ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся вопросы природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, особо охраняемые природные территории, охрана памятников истории и культуры.

Закон Пермской области “Об отходах производства и потребления“ был принят 7 октября 1997 года.

Пункт 1 ст. 5 Закона области предусматривает, что купля - продажа и иные сделки по поводу отходов заключаются в соответствии с требованиями Гражданского кодекса, правил и норм, установленных законодательством Российской Федерации, Законом области и иными нормативными правовыми актами Пермской области. Прокурор считает, что ссылка на законодательство Пермской области в данном случае неправомерна, поскольку гражданское законодательство находится в исключительной компетенции Российской Федерации. Возможность регламентации гражданско - правовых отноше субъекта РФ не предусмотрена Федеральным законом. Суд не усматривает противоречия Федеральному закону в этой норме Закона области, поскольку речь идет о том, что при заключении сделок по поводу отходов должны соблюдаться правила и нормы, обеспечивающие безопасность обращения с отходами, ограничения на их оборот, которые предусмотрены в том числе и законами субъекта.

Так, в области действуют законы “Об охране окружающей природной среды Пермской области“, “Об охране здоровья населения Пермской области“, которые направлены на обеспечение экологической безопасности, здоровья населения, регулируют и сферу обращения с отходами. В связи с этим отсутствуют основания для признания п.1 ст. 5 недействующим только потому, что в оспариваемой норме сделана ссылка на законы субъекта.

Абзацы 5, 7 статьи 8 Закона области не соответствуют Федеральному закону, в частности абзац 5 ст. 8 ФЗ “Об отходах производства и потребления“ предусматривает, что установление государственных стандартов, правил, нормативов и требований безопасного обращения с отходами относится к компетенции Российской Федерации, следовательно, не может быть в компетенции администрации области (ст. 6 ФЗ). Абзац 7 ст. 8 Закона области наделяет администрацию области правом согласования проектов актов органов местного самоуправления по предоставлению земельных участков для размещения полигонов и земель, находящихся в муниципальной собственности. В то время, как п.2 ч.2 ст. 6 ФЗ “Об общих принципах местного самоуправления“ от 28.08.95 года предусматривает, что владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью находятся в ведении органов местного самоуправления.

П.2 ст. 11 Земельного кодекса Российской Федерации предусматривает, что органы местного самоуправления осуществляют управление и распоряжение земельными участками, находящимися в муниципальной собственности. Позиция прокурора в той части, что оспариваемая им норма Закона области ограничивает компетенцию органов местного самоуправления по вопросу предоставления земельных участков, обоснована.

В соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации стандарты и эталоны находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Ст. 18 Закона области предусматривает сертификацию отходов на соответствие требованиям экологической и санитарно - гигиенической безопасности, в том числе и в соответствии с законодательством области. Однако сертификация отходов регулируется только Федеральным законом, что подтверждается ст. 2 Закона РФ “О сертификации продукции и услуг“ от 10.06.93 года, предусматривающей регулирование отношений в области сертификации в соответствии с этим законом законодательства РФ, в связи с чем имеются основания для признания ст. 18 Закона области противоречащей Федеральному закону.

Глава VI Закона области предусматривает нормирование обращения с отходами. Статья 32 этой главы предусматривает, что областные нормативы устанавливаются в случае отсутствия федеральных и в случае отсутствия запретов на их установление в действующем законодательстве Российской Федерации.

Ст. 33 устанавливает порядок разработки, согласования, утверждения и введения в действие нормативов, если они принимаются в соответствии с условиями, предусмотренными ст. 32 Закона области.

Ст. 34 определяет порядок разработки, согласования и утверждения производственных нормативов в случаях, указанных в ст. 32 Закона, то есть при отсутствии Федерального закона или отсутствия запрета на их установление.

Учитывая, что сфера совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ по вопросу природопользования имеет право на существование, субъект Федерации, воспользовавшись этим правом, предусмотрел нормирование обращения с отходами в конкретных случаях, что не находится в противоречии с Федеральным законом, поэтому суд не усматривает оснований к признанию главы 6 Закона области недействующей.

Согласно ст. 20 ФЗ “Об отходах производства и потребления“ государственный кадастр отходов ведется по единой для Российской Федерации системе. Порядок ведения государственного кадастра определяется Правительством Российской Федерации. Установление порядка ведения областного кадастра законодательством субъекта РФ не предусмотрено, поэтому имеются основания для признания п.1 ст. 39 Закона области недействующим.

П.2 ст. 42 Закона области предусматривает, что договорами, заключаемыми в сфере обращения с отходами, устанавливаются неустойки за невыполнение условий договора, а также особенности определения размеров подлежащего возмещению вреда.

По мнению прокурора, эта норма нарушает принцип свободы договора, противоречий п.4 ст. 421 ГК РФ, в силу которой условия договора заключаются по усмотрению сторон.

Суд не может согласиться с позицией прокурора, поскольку эта же норма предусматривает исключение, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Поскольку такое исключение предусмотрено федеральным законодательством при установлении гражданско - правовой ответственности за нарушение условий договора в сфере обращения отходов, субъект Российской Федерации вправе предусмотреть и неустойку, как один из видов ответственности.

С учетом изложенного требования прокурора подлежат удовлетворению частично.

Руководствуясь ст. 192 ГПК РСФСР, суд

решил:

заявление прокурора удовлетворить частично.

Признать недействительными и не порождающими правовых последствий абзацы 5, 7 статьи 8, ст. 18, п.1 ст. 39 Закона Пермской области “Об отходах производства и потребления“ от 07.10.97 года со дня издания.

В остальной части требований - отказать.

По вступлении решения в законную силу опубликовать его в Бюллетене Законодательного собрания и администрации Пермской области.

Решение в 10 дней может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации через Пермский облсуд.

Председательствующий

Л.В.ВОТЯКОВА