Судебная практика

О признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению абзаца 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзаца 2 ч. 5 ст. 18; абзаца 2 ч. 2 ст. 20; ст. 26; ст. 27 Закона Республики Коми «О местном самоуправлении в Республике Коми» от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ. Решение от 14 марта 2001 года. Республика Коми.

Верховный Суд Республики Коми в составе:

председательствующего Кретова В.В.,

при секретаре Соколовой Н.И.,

с участием прокурора Юдина А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Сыктывкаре 14 марта 2001 года дело по заявлению прокурора Республики Коми о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению абзац 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзац 2 ч. 5 ст. 18; абзац 2 ч. 2 ст. 20; ст. 26; ст. 27 Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ,

установил:

Прокурор Республики Коми обратился в Верховный Суд Республики Коми с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению абзац 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзац 2 ч. 5 ст. 18; абзац 2 ч. 2 ст. 20; ст. 26; ст. 27 Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ. В обоснование заявления указал, что оспариваемые нормы Закона неосновательно ограничивают самостоятельность местного самоуправления в области принятия уставов муниципальных образований, установления в этих уставах сроков полномочий депутатов и регламента работы представительных органов местного самоуправления, образования, иных органов местного самоуправления и определения их наименования, порядка формирования, статуса, компетенции, подотчетности, сроков полномочий.

В судебном заседании прокурор настаивал на удовлетворении заявления и дал соответствующие ему пояснения.

Представители Государственного Совета Республики Коми Ладанов В.М. и Главы Республики Коми Шабаршина Е.В. считали, что заявление прокурора не основано на законе и поэтому подлежит отклонению. Полагали, что указанные выше нормы Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ приняты в пределах предоставленных Республике Коми полномочий и не противоречат федеральному законодательству.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, исследовав материалы дела, суд в соответствии с положениями ст. 115 ГПК РСФСР и ч.ч. 1, 4 ст. 27 Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ в редакции от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ находит заявление прокурора Республики Коми процессуально допустимым и подлежащим рассмотрению по существу.

Оценив фактические данные по делу в их взаимосвязи с предметом обжалования и нормами федерального законодательства, суд приходит к выводу, что заявление прокурора подлежит удовлетворению.

Согласно п. “н“ ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации системы органов местного самоуправления находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, что в силу ст. 76 Конституции Российской Федерации и Федеральных законов “О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации“ от 24 июня 1999 года N 119-ФЗ (ст. 3), “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ в редакции от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями (ст. 1, 3-1) означает безусловное соблюдение субъектами Российской Федерации принципа непротиворечия принятых ими нормативных правовых актов любой юридической силы федеральным законам.

Анализ оспариваемых положений Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ применительно к приведенному конституционному принципу свидетельствует, что эти положения не соответствуют федеральному законодательству о местном самоуправлении, поскольку содержат правовые предписания непосредственно ограничивающие самостоятельность местного самоуправления в области организации системы его органов.

В частности, абзацем 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзацем 2 ч. 5 ст. 18; абзацем 2 ч. 2 ст. 20 Закона Республики Коми от 16 июня 1998 года N 25-РЗ с последующими изменениями и дополнениями установлен исчерпывающий перечень органов, объединений и лиц, обладающих правом внесения проекта устава муниципального образования, прописан порядок деятельности представительного органа муниципального образования, регламент его заседаний и конкретный срок полномочий его депутатов.

Такое правовое регулирование не согласуется с основанными на положениях ст. ст. 12, 130, 131 Конституции Российской Федерации нормами Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями (ст. ст. 1, 2, 3, 5, 6, 8, 14, 15, 17, 18), в соответствии с которыми местное самоуправление, есть самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению, в частности, через свои, не входящие в систему органов государственной власти органы вопросов местного значения.

Основным и обязательным органом местного самоуправления является выборный (представительный) орган, образуемый в соответствии с законодательством Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований. При этом структура и порядок формирования представительного органа местного самоуправления, его наименование, компетенция, регламентация деятельности и принятия решений, конкретные сроки полномочий депутатов могут быть предусмотрены исключительно в уставе муниципального образования, самостоятельно разработанном непосредственно этим образованием, внесенным в им же определенном порядке для принятия и принятым представительным органом местного самоуправления или населением непосредственно.



Таким образом, приведенные выше нормы Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями исключили возможность правового вмешательства субъектов Российской Федерации в процесс принятия уставов муниципальных образований, а также установили для них прямой запрет на собственное правовое регулирование в области определения порядка деятельности представительных органов местного самоуправления, принятия ими решений и определения конкретных сроков полномочий депутатов.

Предусмотренное в ст. 26 и ст. 27 Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ с последующими изменениями и дополнениями обязательное наличие исполнительных органов (администраций) муниципальных образований, непосредственно осуществляющих управление на территориях этих муниципальных образований, определение их структуры, статуса и порядка формирования, прямое установление наименования лица, возглавляющего администрацию, определение порядка его выборов, статуса, компетенции и сроков полномочий, также не может быть признано соответствующим положениям Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями.

Так, из содержания ст. ст. 6, 8, 14, 16, 17, 18 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями следует, что структура и порядок формирования исполнительных органов местного самоуправления, их наименование и полномочия, а равно наименование, порядок выборов или назначения должностных лиц местного самоуправления, их компетенция, статус и сроки полномочий указываются непосредственно в уставах муниципальных образований, разрабатываемых и принимаемых муниципальными образованиями самостоятельно. При этом в уставах муниципальных образований данные органы и должностные лица могут быть как предусмотрены, так и не предусмотрены, т.к. эти образования могут иметь и иные, не указанные в Законе исполнительные органы местного самоуправления.

В связи с тем, что местное самоуправление в пределах указанных полномочий самостоятельно и реализует эти полномочия независимо от органов государственной власти, субъекты Российской Федерации в силу Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями (ст. ст. 5, 7) не вправе принимать нормативные правовые акты, кото детально - правовой регламентации предписывают муниципальным образованиям формировать именно те исполнительные органы местного самоуправления и предусматривать в уставах наличие именно тех должностных лиц, которые указаны в этих актах.

Данные акты могут, в частности, содержать только общие положения о праве местного самоуправления на формирование своих исполнительных органов без какого-либо вмешательства органов государственной власти субъектов Российской Федерации и их должностных лиц, определять с точки зрения действующего федерального и не противоречащего ему регионального законодательства пределы полномочий этих органов и должностных лиц, минимальные и предельные сроки осуществления этих полномочий, порядок проведения выборов должностных лиц местного самоуправления.

Несоблюдение же субъектами Российской Федерации изложенных правил нормотворчества является безусловным основанием для признания принятых ими правовых норм недействующими и не подлежащими применению.

При таких обстоятельствах суд считает, что абзац 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзац 2 ч. 5 ст. 18; абзац 2 ч. 2 ст. 20; ст. 26; ст. 27 Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ подлежат признанию противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению с момента вступления решения в законную силу.

В соответствии со ст. 35 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации“ решение о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению с момента вступления решения суда в законную силу указанных положений Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ подлежит опубликованию в официальном печатном средстве массовой информации органов государственной власти Республики Коми - газете “Республика“.

Руководствуясь ст. ст. 191- 197, 239-7 ГПК РСФСР суд,

решил:

Заявление прокурора Республики Коми удовлетворить и признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению с момента вступления решения в законную силу абзац 2 ч. 2 ст. 15; ч. 4 и абзац 2 ч. 5 ст. 18; абзац 2 ч. 2 ст. 20; ст. 26; ст. 27 Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ.

Решение о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению с момента вступления решения суда в законную силу указанных положений Закона Республики Коми “О местном самоуправлении в Республике Коми“ от 16 июня 1998 года N 25-РЗ в редакции Законов Республики Коми от 31 мая 1999 года N 23-РЗ, от 8 июля 1999 года N 32-РЗ, от 9 января 2001 года N 4-РЗ подлежит опубликованию в газете “Республика“.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней через Верховный Суд Республики Коми.

Председательствующий

В.В.КРЕТОВ