Судебная практика

Постановление кассации от 07.12.2006 №А53-9309/2005. По делу А53-9309/2005. Российская Федерация.

Постановление

арбитражного суда кассационной инстанции

г. Краснодар Дело № А53-9309/2005-С4-11 7 декабря 2006 г.

Вх. № Ф08-5458/06

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рогальского С.В., судей Афониной Е.И. и Савенко Л.И., при участии от истцов: индивидуального предпринимателя Харченко В.А. и общества с ограниченной ответственностью «Меридиан» - Картунова Д.Н. (доверенность от 11.10.06) и Рябошапко Д.Г. (доверенность от 11.10.06), от ответчика - закрытого акционерного общества «Акционерная страховая компания “Аскоралес“» - Лакизо В.Р. (доверенность от 22.09.06) и Разборова А.В. (доверенность от 13.09.06), в отсутствие третьего лица – общества с ограниченной ответственностью «Феникс», извещенного о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Акционерная страховая компания “Аскоралес“» на Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ростовской области от 08.09.06 (судьи Гуденица Т.Г., Баранова Н.В., Никонова О.В.) по делу № А53-9309/2005-С4-11, Установилследующее.

ООО «Меридиан» обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «АСК “Аскоралес“» (далее – страховая компания) о взыскании 4 млн рублей страхового возмещения.

Определением от 17.05.05 исковое заявление ООО «Меридиан» принято к производству с присвоением делу № А53-9309/2005-С4-11.

Индивидуальный предприниматель Харченко В.А. обратилась в арбитражный суд с иском к страховой компании о взыскании 10,5 млн рублей страхового возмещения.

Определением от 17.05.05 исковое заявление предпринимателя Харченко В.А. принято к производству с присвоением делу № А53-9308/2005-С4-11.

Определением от 06.06.05 по делу № А53-9308/2005-С4-11 в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечено ООО «Феникс».

Определением арбитражного суда от 14.06.05 дело № А53-9309/2005-С4-11 и дело № А53-9308/2005-С4-11 объединены в одно производство с присвоением № А53-9309/2005-С4-11.

Решением от 26.04.06 (судья Икрянова Е.А.) в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд признал наступление страхового случая – пожара на складе хранения застрахованного товара (мебельной ткани в ассортименте) и отклонил доводы страховой компании о возникновении пожара вследствие умышленных действий предпринимателя Харченко В.А., одновременно являвшейся руководителем ООО «Меридиан». Суд указал, что нарушение страхователями условий договора о мерах противопожарной безопасности в новом месте хранения товара само по себе не освобождает страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения, поскольку он имел возможность осмотреть новую территорию страхового покрытия и потребовать изменения страхового договора при обнаружении обстоятельств, повышающих страховой риск в сравнении с условиями хранения товара на прежнем месте. В то же время суд признал факт уничтожения товара и размера ущерба недоказанными, поскольку представленные страхователями товарные и товарно-транспортные накладные, приходные ордера и счета-фактуры не могут с достоверностью подтверждать приобретение товара. Из данных документов следует, что страхователи получили импортный товар ранее, чем он прошел таможенный контроль. На даты получения товара, указанные в приходных ордерах (апрель – май 2004 года), адрес получения – переулок Измаильский, 41А складу истцов еще не был присвоен. Товарно-транспортные накладные не содержат все необходимые реквизиты.

Постановлением апелляционной инстанции от 08.09.06 Решение от 26.04.06 отменено, иски удовлетворены в полном объеме. С учетом экспертных заключений о фактическом количестве обнаруженных на месте пожара обуглившихся либо полностью сгоревших и непригодных для использования рулонов ткани, актов осмотра и фотографий места происшествия, заключенных страхователями договоров поставки тканей на 50 млн рублей апелляционная инстанция признала выводы суда первой инстанции о недоказанности факта и размера причиненного ущерба не соответствующими фактическим обстоятельствам. Доводы об умысле страхователя апелляционной инстанцией, как и судом первой инстанции, отклонены, поскольку в возбуждении уголовного дела в отношении Харченко В.А. отказано, а по уголовному делу, возбужденному по факту пожара и причинения значительного ущерба имуществу, Харченко В.А. признана потерпевшей. Кроме того, апелляционная инстанция указала, что у страхователей имелся законный интерес в сохранении имущества, так как ущерб причинен на сумму, превышающую страховое возмещение.

В кассационной жалобе и дополнительных пояснениях, представленных после отложения судебного заседания, страховая компания просит Постановление апелляционной инстанции отменить, Решение суда первой инстанции оставить в силе. Страховщик указывает, что при заключении договоров страхования от 28.04.04 и 24.05.04 в отношении товара, находившегося на прежней территории страхового покрытия, стороны достигли соглашения о наличии определенных условий, обеспечивавших противопожарную безопасность. В договоре было обусловлено, что в месте хранения товара не ведутся пожароопасные, строительные и монтажные работы, имеется автоматическая пожарная сигнализация, 8 огнетушителей, емкость с водой. Все эти существенные условия изменены страхователями при изменении территории страхового покрытия, о чем не было сообщено страховщику. Вследствие этого, по мнению заявителя, пожар, непосредственной причиной которого явились газосварочные работы, не может быть отнесен к страховому случаю, предусмотренному договором. Заявитель считает необоснованной ссылку суда на статью 945 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку данная норма, по мнению заявителя, предусматривает право страховщика произвести осмотр имущества только на стадии заключения договора и с целью определения действительной стоимости, а не при изменении договора и в целях определения увеличения страхового риска. Страховщик не заявлял о признании договоров недействительными, как совершенными под влиянием обмана, поэтому применение судом статьи 944 Кодекса выходит за пределы предмета заявленного иска. Противоречиям в бухгалтерских документах истцов в апелляционной инстанции не дана должная оценка. Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Харченко В.А. по факту фальсификации приходных документов не является основанием для вывода об их достоверности. Договоры страхования следует считать незаключенными, так как договоры предусматривают составление опросника, в котором должны излагаться существенные условия, определяющие степень страхового риска, однако опросник страхователями не составлялся. Поскольку первоначальные договоры не были заключены, выдача дополнительно к незаключенным договорам полисов при изменении территории страхового покрытия также не является основанием для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения. Если считать договоры заключенными, то при наличии умысла страхователя на нарушение правил противопожарной безопасности ответственность страховщика также не возникает. Такая форма умысла, направленного на наступление страхового случая, как невыполнение норм пожарной безопасности, предусмотрена пунктом 4.5 Правил страхования, применение которых предусмотрено договорами. При взыскании страхового возмещения не учтена безусловная франшиза в размере 0,5%.

В отзыве на кассационную жалобу истцы просят оставить Постановление апелляционной инстанции в силе, считая изложенные в нем выводы законными и обоснованными.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в жалобе и отзыве.



Изучив материалы дела и выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что Постановление апелляционной инстанции подлежит изменению с учетом договорного условия о риске страхователей (франшизе) в размере 0,5%.

Как видно из материалов дела, страховая компания и ООО «Меридиан» заключили договор от 28.04.04 № ИЮЛ-879 страхования товарно-материальных ценностей страховой стоимостью среднемесячного остатка 4 млн рублей. Такая же сумма подлежала возмещению при наступлении страхового случая.

24 мая 2004 года страховая компания и предприниматель Харченко В.А. заключили аналогичный договор № ИЮЛ-899 на сумму 10,5 млн рублей.

В соответствии с договорами на страхование принята мебельная ткань в ассортименте, находящаяся на первом этаже и в подвальном помещении склада ООО «Меридиан», расположенного по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Металлургическая, 102/2.

Договоры страхования заключены на случай наступления предполагаемых событий, обладающих признаками вероятности и случайности их наступления, в том числе пожара.

В заявлениях на страхование указано, что в здании склада установлены металлические двери, решетки на окнах, имеется 8 огнетушителей и емкость с водой объемом 5 куб. м на прилегающей территории.

В связи с изменением местонахождения склада ООО «Меридиан» и предприниматель Харченко В.А. направили страховой компании заявления от 01.10.04 об изменении территории страхового покрытия в связи с перемещением товара на склад, расположенный на втором этаже здания литера И, находящегося в г. Ростове-на-Дону, по пер. Измаильский, 41А. В заявлениях отсутствует характеристика здания и условия хранения товара.

На основании заявлений страхователей страховая компания выдала полисы от 15.10.04 № 001270 и № 001271 с указанием местонахождения объекта страхования по адресу: г. Ростов-на-Дону, пер. Измаильский, 41А (помещение склада в здании литера И, 2 этаж). Здание приобретено обществом «Меридиан» в собственность для размещения производственных помещений по изготовлению мебели, хранения готовых изделий и тканей для их изготовления.

24 ноября 2004 года в здании произошел пожар. Из акта от 24.11.04, составленного инспекторами ОГПН с участием Харченко В.А., следует, что к моменту прибытия пожарных (9 часов 47 минут) из окон второго этажа трехэтажного здания вырывалось пламя, на третьем этаже имелось сильное задымление, наблюдалось быстрое распространение огня. Пожар локализован в 14 часов 26 минут на площади 1 200 кв. м и ликвидирован в 21 час 30 минут того же дня. В результате пожара повреждено здание и уничтожено 1 450 кв. м площади.

Страховая компания была незамедлительно уведомлена о наступлении страхового случая, что подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком. Страховщику для определения размера ущерба и выплаты страхового возмещения представлены учетные бухгалтерские документы.

Отказывая в выплате страхового возмещения, страховщик ссылался на неполноту и недостоверность предоставленных ему документов, а также несообщение о том, что вместе с изменением территории страхового покрытия изменились существенные условия хранения товара. В связи с этим страхователи обратились в суд с настоящим иском.

Страховщик ни в первой, ни в апелляционной инстанциях не ссылался на незаключенность договора в связи с несоставлением сторонами опросных листов по каким-либо условиям договора. Принятие от страхователей страховых платежей, выдача страховых полисов в связи с изменением территории страхового покрытия, отсутствие требований о предоставлении дополнительных сведений об условиях хранения товара является исполнением договоров страхования, что само по себе свидетельствует об отсутствии оснований для вывода о их незаключенности.

Названный довод противоречит содержанию и смыслу статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой страховщик не может требовать расторжения договора или признания его недействительным, если договор страхования заключен, несмотря на отсутствие ответов страхователя на вопросы страховщика. Таким образом, даже при наличии опросного листа и подписании договора без ответов на поставленные страховщиком вопросы закон, непосредственно регулирующий страховые отношения, указывает на заключенность договора.

Выдав страховые полисы, страховая компания согласилась на изменение условий договоров страхования с учетом новой территории страхового покрытия. Изменение местонахождения товара не может не повлечь изменение условий его хранения. Страховщик, осуществляя профессиональную деятельность на рынке страховых услуг и вследствие этого являясь более сведущим в определении факторов риска, не мог не сознавать этого обстоятельства.

В соответствии с частью 1 статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр имущества, заявленного на страхование. На основании части 3 статьи 959 Кодекса страховщик вправе потребовать расторжения договора страхования в случае несообщения страхователем сведений о значительных изменениях первоначальных условий договора, способных существенно повлиять на увеличение страхового риска.



Из содержания указанных норм в их совокупности следует, что страховщик вправе проверить состояние и условия хранения застрахованного имущества не только при заключении договора страхования, но и в случае изменения его условий. По результатам проверки, установив, что страховой риск значительно увеличился, а страхователь об этом не сообщил, страховщик может потребовать расторжения договора, защитив тем самым свои интересы. Закон не предусматривает последствий в виде отказа в выплате страхового возмещения при неисполнении страхователем указанной обязанности. В связи с этим довод ответчика о неправильном применении апелляционной инстанцией статьи 945 Гражданского кодекса Российской Федерации необоснован.

В соответствии с частью 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя. Для определения того, что следует понимать под умыслом страхователя названная норма должна применяться в совокупности с пунктом 2 статьи 930 Кодекса, согласно которому договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен.

В результате пожара, кроме застрахованного товара, сгорела готовая мебель, выгорело изнутри здание, принадлежащее истцам, убыток от страхового случая значительно превышает страховое возмещение. Данные обстоятельства не дают оснований предполагать, что страхователи, нарушая правила противопожарной безопасности, действовали с заранее обдуманным умыслом, направленным на наступление страхового случая в виде пожара. Наличие умысла предполагает безусловную доказанность того, что страхователь стремился к наступлению отрицательных последствий и совершил конкретные действия для их достижения.

Апелляционная инстанция дала оценку доводу ответчика о том, что Харченко В.А. умышленно с целью наступления страхового случая нарушила правила противопожарной безопасности, допустив, как руководитель, производство в здании пожароопасных работ. При этом апелляционная инстанция обоснованно указала, что данный довод опровергается признанием Харченко В.А. потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по факту пожара, и наличием у страхователей законного интереса в сохранении застрахованного имущества.

Кроме того, ответчик не опроверг доводы истцов о том, что газорезательными работами занималось ООО «Феникс», имеющее соответствующую лицензию, и именно данное общество отвечает за организацию пожарной безопасности.

Согласно техническому заключению от 27.11.04 № 151/04, выполненному испытательной пожарной лабораторией Главного управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Ростовской области, причиной пожара являлось тепловое воздействие искр, частиц металла, образовавшихся при проведении газорезательных работ на сгораемые материалы (хлопчатобумажная ткань, гобелен и тому подобное). В заключениях экспертов ЭКЦ при ГУВД РО от 28.12.04 № 2269 и от 08.02.05 № 155 сделан вывод о том, что первоначальное горение (очаг пожара) возникло в районе колонны № 11 на втором этаже складского помещения, принадлежащего предпринимателю Харченко В.А., находящегося по адресу: г. Ростов-на-Дону, пер. Измаильский, 41 «А».

Аналогичные выводы содержатся в заключении эксперта ГУЮРЦСЭ МЮ РФ от 23.03.05 № 887: место в котором началось горение (место расположения очага пожара) находится на втором этаже склада в месте расположения колонны № 11. Причиной пожара, послужило воспламенение сгораемых материалов (диванов, поролона) на втором этаже от раскаленных частиц металла, образовавшихся при газовой резке металла на третьем этаже и заброшенных на эти горючие материалы, расположенные на втором этаже через отверстия в междуэтажном перекрытии, находящиеся над очагом пожара. При проведении газорезательных работ на третьем этаже в нарушение требований правил противопожарной безопасности не были закрыты отверстия в междуэтажном перекрытии.

В ходе предварительного следствия по уголовному делу установлено, что в день возникновения пожара Лубянов Д.А. и Костин С.В. осуществляли сварочные работы на третьем этаже здания. Однако они не видели имеющиеся в полу отверстия, не предвидели и не могли предвидеть возможность попадания в них частиц расплавленного металла и дальнейшее наступление общественно-опасных последствий, в связи с чем в их действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного статьей 168 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании постановления следователя СО при ОВД Ворошиловского района г. Ростова-на-Дону от 15.09.05 производство по уголовному делу в отношении Лубянова Д.А. и Костина С.В. прекращено.

Судом по настоящему делу назначена пожаро-техническая экспертиза, проведенная Российским федеральным центром судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. Согласно выводам, изложенным в заключении № 344-347/18-8, причиной пожара послужил внесенный источник зажигания. Экспертом указано, что проведение огневых работ на третьем этаже здания допускается как возможная причина пожара, однако попадание искр при резке металла на второй этаж через отверстия в полу, учитывая размеры патрубков труб, выступающих над полом (малые размеры отверстий), толщину и высоту перекрытий, является маловероятным событием.

Названные обстоятельства также позволили суду апелляционной инстанции прийти к выводу о недоказанности умысла страхователей на организацию страхового случая.

Апелляционная инстанция подробно обосновала вывод о наличии факта причинения застрахованному имуществу ущерба и его размере. Данный вывод основан на экспертном заключении, акте осмотра места происшествия и иных доказательствах, подтвердивших наличие на месте происшествия пришедших в негодность товаров в количестве, превышающем страховую сумму. Ссылки ответчика на противоречия в учетных документах не опровергают названный вывод. Наличие товара в здании, принадлежащем страхователям, предполагает принадлежность им товара.

Актом экспертизы Торгово-промышленной палаты Ростовской области от 03.02.05 № 0489900075 установлено, что по первичным бухгалтерским документам индивидуального предпринимателя Харченко В.А. фактические остатки тканей на момент наступления страхового события составили 61 180 м, что соответствует 10 610 854 рублям 17 копейкам.

Актом от 08.09.05 проведенной по уголовному делу бухгалтерской проверки финансово-хозяйственной деятельности предпринимателя Харченко В.А. документально подтвержден остаток товарно-материальных ценностей (ткань текстильная обивочная в ассортименте) по состоянию на 24.11.04 на сумму 10 610 854 рубля 17 копеек, что соответствует выводам экспертов, изложенным в акте № 0489900075.

Кассационная инстанция считает, что при рассмотрении данного дела фактические обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены правильно, проверены доводы и возражения сторон, полно и всесторонне исследованы представленные доказательства.

В то же время суд апелляционной инстанции не учел условие договоров страхования о принятии страхователями на себя части страхового риск франшизы) по каждому страховому случаю в размере 0,5% от страховой суммы. В связи с этим Постановление апелляционной инстанции подлежит изменению.

Франшиза по договору с ООО «Меридиан» составляет 20 тыс. рублей, а с предпринимателем Харченко В.А. - 52,5 тыс. рублей.

Руководствуясь статьями 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

Постановил:

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Ростовской области от 08.09.06 по делу № А53-9309/2005-С4-11 изменить: уменьшить сумму, подлежащую взысканию с ЗАО «АСК “Аскоралес“» в пользу ООО «Меридиан», с 4 млн рублей до 3 980 тыс. рублей; уменьшить сумму, подлежащую взысканию с ЗАО «АСК “Аскоралес“» в пользу индивидуального предпринимателя Харченко В.А. с 10,5 млн рублей до 10 447 500 рублей. В остальной части Постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий С.В. Рогальский

Судьи Е.И. Афонина

Л.И. Савенко

В соответствии с частью 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя.