Судебная практика

В иске о взыскании неосновательного обогащения отказано, поскольку ответчик представил доказательства о получении денежных средств от истца на основании договора об оказании услуг.. По делу . Новосибирская область.

Резолютивная часть решения объявлена 06 марта 2007 года.

Решение в полном объеме изготовлено 12 марта 2007 года.

Арбитражный суд Новосибирской области в составе судьи Половниковой А.В., при ведении протокола судьей, рассмотрев в судебном заседании дело по иску Открытого акционерного общества “ТЭМБР-БАНК“, г. Москва,

к Закрытому акционерному обществу “ЗОЛОТАЯ КОРОНА“, г. Новосибирск,

по первоначальному иску о взыскании 2 901 783 рублей 18 копеек,

по встречному иску о взыскании 1 640 691 рубля 88 копеек,

при участии в заседании представителей

истца: Жадан Е.И. - начальник юридического отдела, доверенность N - от 29.12.2006 г., паспорт, Павлюк А.Л. - заместитель начальника договорно-правового отдела, доверенность N 263 от 22.12.2006 г., паспорт,

ответчика: Митяшина М.А. - доверенность N 20-11/06 от 20.11.2006 г., паспорт, Рябов А.В. - доверенность N 5 от 19.09.2006 г., паспорт,

установил:

по первоначальному иску.



Иск заявлен о взыскании с ответчика (с учетом увеличения размера искового требования) 3 570 855 рублей 68 копеек, в том числе 3 307 848 рублей 74 копеек неосновательного обогащения и 263 006 рублей 94 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ за период с 15.10.2004 г. по 31.12.2006 г. включительно.

По утверждению истца, денежные средства в размере 3 307 848 рублей 74 копеек перечислены им ответчику без всяких законных и договорных оснований. Данный вывод истца базируется на исключении из числа оплачиваемых транзакций тех транзакций, которые совершены при снятии клиентами истца денежных средств в банкоматах или через операционную кассу истца.

Истец полагает, что совокупность п. п. 1.29., 1.10., 1.28., 1.11., 1.22., 1.30., 1.26. приложения N 1 к договору присоединения к системе “Золотая корона“ N 225 от 15.07.2002 г. позволяет сделать вывод о том, что плата за обработку транзакций, совершенных при снятии клиентами истца денежных средств в банкоматах или через операционную кассу истца, не должна взиматься ответчиком. По мнению истца, при совершении указанных выше действий клиентами истца, истец выступает не как эквайрер, а как точка обслуживания, вследствие чего действие п. 3.2. приложения N 2 к договору присоединения к системе “Золотая корона“ N 225 от 15.07.2002 г. не распространяется на истца при совершении клиентами истца указанных выше действий по снятию денежных средств в банкоматах или через операционную кассу истца.

На основании изложенного, истец полагает, что денежные средства, уплаченные истцом ответчику в качестве платы за обработку транзакций, совершенных при снятии клиентами истца денежных средств в банкоматах или через операционную кассу истца, получены ответчиком неосновательно, и просит взыскать с ответчика данные денежные средства и проценты за пользование указанными денежными средствами.

В качестве правового обоснования искового требования истец ссылается на нормы ст. ст. 8, 12, 309, 395, 428, 431, 432, 1102, 1103 ГК РФ и Положений Банка России N 23-П от 09.04.1998 г. “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием“ и N 266-П от 24.12.2004 г. “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт“.

Также истец просит отнести на ответчика судебные издержки по оплате услуг представителей в размере 185 375 рублей 50 копеек.

Ответчик исковые требования не признал, мотивируя отсутствием в договоре присоединения к системе “Золотая корона“ N 225 от 15.07.2002 г. с приложениями условий об исключении из числа оплат за обработку транзакций платы за обработку транзакций, совершенных при снятии клиентами истца денежных средств в банкоматах или через операционную кассу истца.

Кроме того, ответчик указал на невозможность применения норм Положений Банка России N 23-П от 09.04.1998 г. “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием“ и N 266-П от 24.12.2004 г. “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт“ к отношениям истца и ответчика, поскольку ответчик не является кредитной организацией.

По встречному иску.

Встречный иск заявлен о взыскании с ответчика по встречному иску 1 640 691 рубля 88 копеек неустойки на основании п. 2.12. Положения о порядке работы Системы “Золотая корона“ за период с 05.08.2004 г. по 17.07.2006 г.



Истец по встречному иску утверждает о том, что ответчик по встречному иску просрочил оплату услуг истца по встречному иску за обработку транзакций, вследствие чего с ответчика по встречному иску подлежит взысканию неустойка.

В качестве правового обоснования встречного иска истец ссылается на нормы ст. 309 ГК РФ.

Ответчик по встречному иску исковые требования истца по встречному иску не признал, мотивируя отсутствием факта неисполнения или ненадлежащего исполнения ответчиком по встречному иску обязательств по договору присоединения; прекращением обязательства по оплате неустойки в виду прощения долга (ст. 415 ГК РФ); несоответствием утверждения истца по встречному иску о признании долга ответчиком по встречному иску фактическим обстоятельствам дела; нарушением истцом по встречному иску условий предъявления требования по уплате санкций.

Ответчик по встречному иску просит суд отказать истцу по встречному иску в удовлетворении искового требования о взыскании неустойки в полном размере.

В судебном заседании в порядке ст. 163 АПК РФ объявлялся перерыв с 15 часов 55 минут до 16 часов 35 минут, о чем сделана запись в протоколе судебного заседания.

Исследовав материалы дела, выслушав доводы представителей истца и ответчика, суд пришел к следующим выводам.

15 июля 2002 года истец и ответчик заключили договор присоединения к системе “Золотая корона“ N 225 с дополнительным соглашением от 15.07.2002 г. (далее - договор N 225).

Согласно ч. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Соответственно, при определении вида заключенного сторонами договора, суд исходит из условий предложенного договора в целом.

Приложениями к договору N 225 стороны согласовали Положение о порядке работы системы “Золотая корона“ (приложение N 1), Базовые тарифы системы “Золотая корона“ (приложение N 2), Об обслуживании карт внешних платежных систем в инфраструктуре участника системы “Золотая корона“ (приложение N 3).

Совокупность условий договора N 225 и приложений к нему позволяют квалифицировать данный договор договором возмездного оказания услуг.

Отношения по возмездному оказанию услуг регулируются гл. 39 ГК РФ. Статья 779 ГК РФ определяет, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

По условиям договора N 225 оператор (ответчик), обладающий правом собственности на товарный знак и определяющий технологию платежной системы “Золотая корона“, обеспечивает информационное и технологическое взаимодействие между участниками и осуществляет обслуживание участников при выпуске, обслуживании и проведении расчетов по операциям с использованием платежных карточек системы “Золотая корона“. Участник (истец) присоединяется к участию в работе платежной системы “Золотая корона“ на условиях, определенных договором N 225 и приложениями к нему (п. 1.1. договора N 225).

Пункт 1.2. приложения N 1 к договору N 225 устанавливает, что технологией системы является единый производственный процесс в системе, закрепленный в технической документации к сертифицированному оператором оборудованию и программному обеспечению и обязательный для исполнения оператором и участниками.

В соответствии с п. 1.5. приложения N 1 к договору N 225 Положение о порядке работы системы “Золотая корона“ оператор (юридическое лицо, выполняющее в рамках системы технические функции по объединению участников в единый аппаратно-программный комплекс системы и организационные функции по координации деятельности участников в соответствии с их статусами в системе. Оператор обязуется определять технологию, нормы, инструкции и стандарты системы; определять спецификации и проводить сертификацию оборудования и программного обеспечения; проводить сертификацию специалистов; действовать в соответствии с технологией системы, положениями, базовыми тарифами и договором; координировать деятельность участников системы; привлекать новых участников к работе в системе; проводить регистрацию в системе новых участников; эксплуатировать программно-аппаратный комплекс, установленный у оператора; производить подготовку карточек; обеспечивать обработку транзакций, сформированных в инфраструктурах узлов и переданных на обработку оператору; устанавливать лимиты системы по поручению участников; устанавливать лимиты расчетного центра и приоритеты расчетного центра для обеспечения расчетов участников с оператором; вносить изменения в “черный список“ системы; оплачивать услуги в соответствии с Базовыми тарифами.

Порядок оплаты услуг ответчика установлен в приложении N 2 к договору N 225.

Представленный договор N 225 соответствует требованиям гражданского законодательства по форме (простая письменная форма) и согласованности существенных условий договора возмездного оказания услуг и признается судом заключенным надлежащим образом.

Согласно п. 2.3.1. договора N 225 истцу для обслуживания в системе “Золотая корона“ присвоены статусы эмитента (юридическое лицо, осуществляющее эмиссию карточек клиента - п. 1.22. приложения N 1 к договору N 225), эквайрера (юридическое лицо, принимающее на себя обязательства по возмещению точкам обслуживания по сделкам, совершенным клиентами эмитента в инфраструктуре эквайрера - п. 1.29. приложения N 1 к договору N 225), владельца терминала (юридическое лицо, предприниматель без образования юридического лица или физическое лицо, предоставляющие терминал точке обслуживания - п. 1.27. приложения N 1 к договору N 225) и точки обслуживания (юридическое лицо, предприниматель без образования юридического лица или физическое лицо, заинтересованные в обслуживании клиентов - п. 1.28. приложения N 1 к договору N 225).

Пунктом 3.1. приложения N 2 к договору N 225 Базовые тарифы системы “Золотая корона“ стороны установили, что эквайрер (истец) выплачивает оператору (ответчику) 0,2% с суммы каждой транзакции (официальное уведомление в виде электронного документа, сформированное в соответствии с технологией системы и подтверждающее совершение клиентом эмитента сделки на определенную сумму в точке обслуживания - п. 1.40. приложения N 1 к договору N 225), совершенной клиентом в инфраструктуре эквайрера.

Выплата вознаграждения в соответствии с Базовыми тарифами системы “Золотая корона“ производится ежемесячно (п. 1).

В соответствии с Дополнительным соглашением к договору N 225 от 15.07.2002 г. на период действия данного соглашения (с 15.07.2002 г. по 15.07.2003 г.) вознаграждение оператору (ответчику) за обработку транзакций от суммы каждой транзакции, совершенных по картам, эмитированным участником, не выплачивается.

Таким образом, после 15.07.2003 г. вознаграждение оператору (ответчику) за обработку транзакций должно выплачиваться истцом в соответствии с п. 3.1. приложения N 2 к договору N 225 - 0,2% от суммы каждой транзакции, поскольку договор N 225 с приложениями и дополнительным соглашением не устанавливает далее каких-либо льгот и исключений для истца по оплате вознаграждения оператору за обработку транзакций.

При снятии денежных средств из банкоматов или операционной кассы истца клиентами истца формируется транзакция, обработка которой ответчиком, ввиду отсутствия ограничений, подлежит оплате истцом.

На основании изложенного, суд пришел к выводу о том, что денежные средства в размере 3 307 848 рублей 74 копеек уплачены истцом ответчику основательно во исполнение обязательства по оплате оператору (ответчику) вознаграждения за обработку каждой транзакции, установленного п. 3.1. приложения N 2 к договору N 225.

Исковое требование о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит как необоснованное.

Так как суд отказал в удовлетворении искового требования о взыскании неосновательного обогащения, исковое требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами также удовлетворению не подлежит ввиду отсутствия оснований для его удовлетворения.

Доводы истца о регулировании взаимоотношений истца и ответчика Положениями Банка России N 23-П от 09.04.1998 г. “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием“ и N 266-П от 24.12.2004 г. “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт“ отклонены судом по следующим основаниям.

Статья 7 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“ устанавливает, что Банк России по вопросам, отнесенным к его компетенции настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, издает в форме указаний, положений и инструкций нормативные акты, обязательные для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц.

Положение Банка России от 24 декабря 2004 года N 266-П “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт“, зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации 25 марта 2005 года N 6431 (“Вестник Банка России“ от 30.03.2005 г. N 17) устанавливает порядок выдачи на территории Российской Федерации банковских карт (эмиссии банковских карт) кредитными организациями (кредитными организациями - эмитентами) и особенности осуществления кредитными организациями операций с платежными картами, эмитентом которых может являться кредитная организация, иностранный банк или юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией, иностранным банком. При этом, согласно п. 1.1 Положения Положение N 266-П распространяется на кредитные организации, за исключением небанковских кредитных организаций, осуществляющих депозитные и кредитные операции.

Действовавшее ранее (до положения N 266-П) Положение Банка России N 23-П от 09.04.1998 г. “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием“ устанавливало требования Банка России к кредитным организациям по эмиссии последними банковских карт, правилам осуществления расчетов и порядок учета кредитными организациями операций, совершаемых с использованием банковских карт (преамбула Положения N 23-П).

Судом установлено, что ответчик не является кредитной организацией, оказывая услуги по договору N 225, участником кредитных отношений не является, вследствие чего нормы Положений Банка России N 23-П от 09.04.1998 г. “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием“ и N 266-П от 24.12.2004 г. “Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт“ в силу ограничения Банком России круга лиц, обязанных руководствоваться нормами указанных Положений, к отношениями истца и ответчика в рамках договора N 225 неприменимы.

Часть 1 ст. 329 ГК РФ предоставляет сторонам возможность обеспечить исполнение обязательств в том числе неустойкой, предусмотренной законом или договором.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Пунктом 2.12. приложения N 1 к договору N 225 установлена ответственность должника за нарушение сроков оплаты по договору в размере 0,2% от той части суммы требования по оплате, обязательства по которой нарушены.

Обязательство истца по ежемесячной оплате ответчику вознаграждения за обработку транзакций в размере 0,2% от суммы каждой транзакции установлено п. 3.1. приложения N 2 к договору N 225.

Судом установлено, что с июля 2004 года истец прекратил выплату ответчику вознаграждения за обработку транзакций, установленного п. 3.1. приложения N 2 к договору N 225.

Лишь 17 июля 2006 года истец уплатил ответчику во исполнение п. 3.1. приложения N 2 к договору N 225 в погашение задолженности за период с 01.07.2004 г. по 30.06.2006 г. 2 378 575 рублей 30 копеек.

Обстоятельство отсутствия оплаты за обработку транзакций в указанный выше период истцом и ответчиком подтверждено в судебном заседании.

Пунктом 3.3. договора N 225 стороны согласовали претензионный порядок урегулирования споров и разногласий по договору.

В подтверждение соблюдения претензионного порядка ответчиком представлена претензия (официальное уведомление N 24/06 от 07.12.2006 г.). Данная претензия получена истцом 11.12.2006 г., о чем свидетельствует штамп на претензии с указанием входящего номера 2294 (л. д. 55 т. 3).

Ответчик производит расчет неустойки с 05.08.2004 г. по 17.07.2006 г. включительно поступательно, исходя из сумм долга и сроков оплаты по договору. По расчетам ответчика за указанный период с истца подлежит взысканию неустойка в размере 1 640 691 рубль 88 копеек.

Сумма неустойки рассчитана ответчиком верно и подлежит взысканию с истца на основании ст. ст. 329, 330 ГК РФ.

Неустойка (пеня) носит компенсационный характер и не может служить источником обогащения. Часть 1 ст. 333 ГК РФ устанавливает, что если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 разъяснено, что суд, вынося решение об уменьшении неустойки, должен иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При этом суд может оценивать не только несоразмерность последствий нарушению, но и принимать во внимание, в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товара, работы, услуги, сумма договора).

Учитывая размер договорной неустойки (73% годовых), размер процентов, которые подлежали бы уплате за пользование денежными средствами должником (11% годовых на день обращения ответчика со встречным иском в арбитражный суд), а также обстоятельство уплаты истцом ответчику суммы долга, суд считает необходимым снизить размер неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ до 200 000 рублей 00 копеек.

В остальной части встречного иска надлежит отказать.

Доводы истца, изложенные в отзыве на встречный иск (л. д. 39 - 42 т. 3), отклонены судом по следующим основаниям.

Обстоятельство нарушения истцом условия договора N 225 о выплате вознаграждения ответчику за обработку транзакций установлено в ходе рассмотрения дела. Претензионный порядок ответчиком соблюден, ссылки истца на несоблюдение ответчиком п. 2.12. приложения N 1 к договору N 225 несостоятельны, поскольку обязанность истца по оплате вытекает не из предъявления ему требования об оплате, а из обязательства оп оплате вознаграждения за обработку транзакций ответчику.

Довод истца о прекращении обязательства по уплате договорной неустойки в силу ст. 415 ГК РФ ввиду отказа ответчика от ее взыскания также признан судом несостоятельным, поскольку двустороннего соглашения об отказе от взыскания с истца неустойки суду не представлено, в судебном заседании ответчик поддержал заявленное им встречное исковое требование о взыскании с истца неустойки.

Кроме того, поскольку прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности, то прощение долга становится одним из видов дарения. В этой связи оно, во-первых, должно быть основано на соглашении сторон и, во-вторых, подчиняться ограничениям и запретам, установленными ст. 576, 575 ГК РФ. В силу ч. 4 ст. 575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями запрещено.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины по правилам ст. 110 АПК РФ подлежат отнесению по первоначальному и по встречному иску на истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 167 - 171, 176, 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

по первоначальному иску.

В иске отказать.

По встречному иску.

Взыскать с Открытого акционерного общества “ТЭМБР-БАНК“ в пользу Закрытого акционерного общества “ЗОЛОТАЯ КОРОНА“ 200 000 рублей неустойки за период с 05.08.2004 г. по 16.07.2006 г. включительно и 19 703 рубля 46 копеек судебных расходов по уплате государственной пошлины, а всего - 219 703 рубля 46 копеек.

В остальной части встречного иска отказать.

Исполнительный лист выдать ответчику после вступления решения в законную силу.

Резолютивная часть решения объявлена в заседании.

Решение вступает в законную силу по истечении месячного срока с момента его принятия.

Согласно ст. 181 АПК РФ решение может быть обжаловано в суд апелляционной инстанции в течение месяца с момента его вынесения, в суд кассационной инстанции - в течение двух месяцев с момента вступления решения в законную силу, в суд надзорной инстанции - в срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, если исчерпаны другие имеющиеся возможности проверки в судебном порядке настоящего решения.