Судебная практика

Заявленное требование о признании неправомерным приказа командующего войсками об исключении заявительницы из списков личного состава командования удовлетворено, поскольку на момент исключения из списков личного состава заявительница находилась на учете в медицинском учреждении и была освобождена от служебных обязанностей в связи с болезнью.. Решение от 20 января 2009 года № 26-2009. Новосибирская область.

Новосибирский гарнизонный военный суд в составе:

Председательствующего подполковника юстиции Иванова *.*. , при секретаре Гусевой *.*. , с участием заявительницы и представителя воинского должностного лица, чьи действия обжалуются, - подполковника юстиции С., заместителя военного прокурора Новосибирского гарнизона - подполковника юстиции К., рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении военного суда гражданское дело по заявлению бывшей военнослужащей управления Сибирского регионального командования ВВ МВД России прапорщика запаса К. об оспаривании действий командующего войсками Сибирского регионального командования ВВ МВД России, связанных с ее исключением из списков личного состава управления регионального командования, а также компенсации морального вреда.

В ходе рассмотрения дела по существу военный суд

установил:

В суде К. отказалась от требований о восстановлении ее в списках личного состава и взыскании с СибРК ВВ МВД РФ 13700 рублей за время вынужденного прогула, заменив их требованием о возложении на командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ обязанности об отмене приказа от 28 ноября 2008 года N 174 с/ч об ее исключении из списков личного состава управления, указав, что таким образом ее нарушенные права будут восстановлены в полном объеме.

Суд, на основании ст. 220 ГПК РФ, принял данный отказ и прекратил производство по делу в этой части, продолжив рассмотрение дела в объеме измененных заявительницей требований.

Заявительница в обоснование своих требований указала, что она, находясь в основном отпуске, который был ей продлен командованием, 10 сентября 2008 года заболела и на основании больничного листа, выписанного областным психоневрологическим диспансером, находилась на лечении до 13 ноября 2008 года. Затем с 14 ноября до 12 декабря того же года она находилась на лечении в медико-санитарной части ГУВД Новосибирской области, где ей был выписан листок освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности.

Далее она пояснила, что заболев, 10 сентября 2008 года обратилась к командованию с рапортом с просьбой освободить от служебных обязанностей в связи с нахождением на стационарном лечении, в котором также указала, что больничный лист представит по выздоровлении. 17 ноября 2008 года к ней поступила телеграмма от командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ с требованием по окончании лечения прибыть в управление для получения расчета в связи с исключением из списков личного состава части. 19 ноября того же года она направила ответную телеграмму, указав о невозможности прибытия по причине продолжения болезни и предоставлении больничных по выздоровлении. Однако 28 ноября 2008 года она была исключена из списков личного состава части без причитающихся ей при увольнении денежных выплат и во время нахождения на больничном. При этом, денежное довольствие за ноябрь 2008 года было перечислено на ее банковскую карточку 26 декабря того же года. Узнав, об исключении из списков личного состава она испытывала нравственные страдание и ухудшение самочувствия.

Представитель командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ - подполковник юстиции С. требования заявительницы не признал и просил отказать в их удовлетворении. В обоснование своей позиции он указал, что заявительницей своевременно не были представлены командованию документы, подтверждающие ее нахождение на больничном. Узнав, что К. выписана из психоневрологического диспансера 13 ноября 2008 года командование продлило ей отпуск, по истечении которого исключило из списков личного состава. О том, что заявительница продолжала лечение в поликлинике, где обслуживаются все военнослужащие управления, командование не знало.

Выслушав объяснения сторон, исследовав представленные доказательства и заслушав заключение заместителя военного прокурора Новосибирского гарнизона - подполковника юстиции К., полагавшего необходимым удовлетворить требования заявительницы, связанные с исключением из списков личного состава, а размер компенсации морального вреда определить в пять тысяч рублей, суд приходит к следующим выводам.

Приказом командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ от 28 ноября 2008 года N 174 К., в связи с увольнением с военной службы, была исключена из списков личного состава управления 28 ноября того же года. При этом ей определено к выплате единовременное денежное вознаграждение при увольнении в размере 42580 рублей.



Согласно приказу того же команду отпуск К. в связи с болезнью был продлен до 27 ноября 2008 года.

Из телеграммы командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ от 17 ноября 2008 года видно, что он довел до сведения К. о том, что по окончании стационарного лечения она обязана прибыть в управление для расчета со службами и получения полагающихся видов довольствия в связи с исключением из списков личного состава.

19 ноября того же года К. направила в адрес того же командующего телеграмму в которой сообщала о продолжении болезни и невозможности явиться в управление, а также о предоставлении больничных листов по выздоровлении.

Из листков освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности N 17179 и 18384, выданных медико-санитарной частью ГУВД Новосибирской области, усматривается, что она в период с 14 ноября по 8 декабря 2008 года была освобождена от должностных обязанностей.

Следовательно, на момент исключения из списков личного состава части К., на основании листка освобождения от служебных обязанностей, выданного медицинским учреждением, где все военнослужащие управления СибРК ВВ МВД РФ состоят на учете, была в связи с болезнью освобождена от служебных обязанностей.

При таких обстоятельствах, с учетом уведомления заявительницей должностного лица о продолжении болезни и предоставлении оправдательных документов после выздоровления, а также нахождении К. на лечении в медицинском учреждении, обслуживающем военнослужащих управления, действия воинского должностного лица нельзя признать правомерными.

Кроме того, данный вывод суда основывается и на факте не обеспечения заявительницы всеми видами положенного довольствия на момент исключения из списков личного состава управления.

Так, в силу пункта 16 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением. До проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается.

1 декабря 2008 года командующий войсками направил К. телеграмму, в которой уведомил, что в связи с не предоставлением документов, подтверждающих неприбытие на службу, она исключена из списков личного состава. Деньги перечислены на лицевой счет в банке. Вещевое имущество находится на складе войсковой части 2668.

Согласно квитанции банкомата банка ВТБ 24 на счет К. 26 декабря 2008 года была перечислена сумма 16952 рубля 66 копеек.



В суде К. и представитель должностного лица пояснили, что перечисленные на счет 26 декабря 2008 года деньги являются денежным довольствием заявительницы за ноябрь того же года, единовременное денежное вознаграждение при увольнении до настоящего времени не выдано, как и вещевое имущество.

Довод представителя воинского должностного лица, о том, что командующий СибРК ВВ МВД РФ при издании оспариваемого приказа не знал, что заявительница была освобождена от исполнения служебных обязанностей медицинским учреждением, где все военнослужащие управления состоят на учете, не влияет на выводы суда.

На основании изложенного, военный суд, признав неправомерными действия командующего войсками СибРК ВВ МВД РФ, связанные с изданием приказа от 28 ноября 2008 года N 174 об исключении К. из списков личного состава управления, находит необходимым, для восстановления нарушенных прав заявительницы, возложить на вышеуказанное должностное лицо обязанность отменить оспариваемый приказ, в части исключения К. из списков личного состава управления.

Разрешая вопрос о компенсации заявительнице морального вреда, суд исходит из следующего.

Согласно статье 151 ГК РФ компенсации подлежит моральный вред, причиненный действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

К таким случаям, в соответствии с положениями пункта 2 статьи 23 Федерального закона “О статусе военнослужащих“ от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ, относятся и случаи необоснованного увольнения с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Причиненный таким увольнением моральный вред подлежит возмещению по решению суда на основании волеизъявления военнослужащего.

В суде заявительница пояснила, что в связи с необоснованным исключением из списков личного состава управления она испытывала нравственные страдание и ухудшение самочувствия.

С учетом характера, причиненных заявительнице физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, а также требований разумности и справедливости, суд, на основании ст. ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ, полагает необходимым удовлетворить иск частично, взыскав со стороны воинского должностного лица в счет компенсации морального вреда в пользу К. три тысячи рублей. В остальной части требований на сумму сто девяносто семь тысяч рублей, суд считает необходимым отказать.

При таких обстоятельствах, суд признает заявление подлежащим удовлетворению частично.

Как усматривается из квитанций Сбербанка России, К. уплачена государственная пошлина при подаче заявления об оспаривании действий должностного лица, а также за требования, связанные с компенсацией морального вреда, соответственно, в размере по 100 рублей.

В силу статьи 98 ГПК РФ, суд полагает необходимым судебные расходы по делу, состоящие из суммы уплаченной К. государственной пошлины в размере 200 рублей, возложить на стороны пропорционально удовлетворенным требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 199, 258 ГПК РФ, военный суд,

решил:

заявление К. признать обоснованным частично.

Действия командующего войсками Сибирского регионального командования ВВ МВД России, связанные с изданием приказа от 28 ноября 2008 года N 174 об исключении К. из списков личного состава управления регионального командования, - признать неправомерными.

Обязать командующего войсками Сибирского регионального командования ВВ МВД России отменить приказ от 28 ноября 2008 года N 174, в части исключения К. из списков личного состава управления регионального командования.

Взыскать с управления Сибирского регионального командования ВВ МВД России, в счет компенсации причиненного морального вреда, в пользу К. три тысячи рублей. В удовлетворении остальной части ее требований в размере ста девяносто семи тысяч рублей - отказать.

Взыскать с управления Сибирского регионального командования ВВ МВД России в пользу К., понесенные ею судебные расходы в виде уплаченной государственной пошлины, пропорционально удовлетворенным требованиям, в размере 150 (ста пятидесяти) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд через Новосибирский гарнизонный военный суд в десятидневный срок со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Новосибирского гарнизонного военного суда

подполковник юстиции

*.*. ИВАНОВ