Судебная практика

Поскольку действующее законодательство не связывает заключение кредитного договора, в том числе и в иностранной валюте, с предоставлением иных документов, а также с соблюдением каких-либо дополнительных требований, условия кредитного договора не противоречат требованиям законодательства, суд сделал вывод об отсутствии оснований для признания кредитного договора недействительным.. По делу . Российская Федерация.

Предприниматель без образования юридического лица Вишницкий *.*. обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к открытому акционерному обществу “Дальневосточный банк“ о признании недействительной сделки - кредитного договора от 29.05.2000 N 173 на основании пунктов 1, 2 статьи 167 и статьи 168 Гражданского кодекса РФ. Одновременно истец просил применить последствия недействительности сделки и возвратить ему 1287,34 доллара США, составляющие излишне уплаченную сумму в счет погашения задолженности по договору, а также автотранспортные средства, являющиеся предметом залога в обеспечение исполнения указанного договора.

Решением от 07.12.2001 в удовлетворении иска отказано. Судебный акт мотивирован отсутствием оснований для признания кредитного договора недействительным на основании статьи 168 Гражданского кодекса РФ, поскольку указанная сделка не противоречит требованиям действующего законодательства.

Постановлением апелляционной инстанции от 04.02.2002 решение оставлено без изменения по тем же основаниям.

В кассационной жалобе предприниматель без образования юридического лица Вишницкий *.*. просит отменить решение и постановление апелляционной инстанции как принятые с неправильным применением норм материального права.

В обоснование жалобы заявитель привел доводы о том, что согласно п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса РФ кредитный договор является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Поэтому валютная операция кредитования представляет собой сделку, включающую подписание кредитного договора и выдачу (получение) денежных средств. В связи с этим считает неверным вывод суда о том, что Закон РФ “О валютном регулировании и валютном контроле“ рассматривает как валютную операцию платеж, а не гражданско - правовую сделку (кредитный договор), послужившую основанием его совершения. Полагает, что суд дал неправильное толкование п. 8 Положения N 39, утвержденного приказом Банка России от 24.04.1996 N 02-94, а также сделал неверный вывод о неприменении п. 5 раздела II Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, утвержденных письмом Госбанка СССР от 24.05.1991 N 352.

В отзыве на кассационную жалобу ОАО “Дальневосточный банк“ считает решение и постановление апелляционной инстанции законными и обоснованными, принятыми с правильным применением норм материального права. По его мнению, кредитный договор от 29.05.2000, а также валютная операция по получению (выдаче) кредита в иностранной валюте соответствуют требованиям действующего законодательства.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу.

Представители истца в судебное заседание кассационной инстанции не явились.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав представителя ответчика, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, 29.05.2000 между ОАО “Дальневосточный банк“ (кредитор) и предпринимателем без образования юридического лица Вишницким *.*. (заемщик) заключен кредитный договор N 173, по которому кредитор обязался предоставить заемщику кредит в сумме 21700 долларов США для покупки автозапчастей со сроком погашения кредита не позднее 01.06.2001.

Пунктом 2.2. договора стороны установили порядок выдачи кредита путем перечисления валютных средств на текущий валютный счет заемщика.



В обеспечение исполнения обязательств по указанному кредитному договору стороны заключили договор залога от 29.05.2000, предметом которого являлись автотранспортные средства - два седельных тягача “Вольво“.

ОАО “Дальневосточный банк“ исполнило обязательство по предоставлению кредита, перечислив на текущий валютный счет истца 21700 долларов США. По заявке истца от 29.05.2000 доллары США проданы за рубли, которые выданы наличными 31.05.2000 предпринимателю Вишницкому *.*.

Истец, полагая, что кредит выдан ответчиком с нарушением требований валютного законодательства, в связи с чем кредитный договор от 29.05.2000 N 173 как валютная операция является недействительной сделкой, обратился с настоящим иском в арбитражный суд.

В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса РФ сделка, несоответствующая требованиям закона или иных правовых актов ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима и не предусматривает иных последствий нарушения.

Согласно ст. 819 Гражданского кодекса РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставлять денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Кредит может быть предоставлен банком в иностранной валюте согласно п. 2 ст. 807 Гражданского кодекса РФ и п. 1.2. Положения о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения), утвержденного Банком России 31.08.1998.

В соответствии с пунктами 1.2., 1.7. указанного Положения под размещением банком денежных средств понимается заключение между банком и клиентом договора, составленного с учетом требований Гражданского кодекса РФ. Кроме того, банк разрабатывает и утверждает внутренние документы, определяющие его политику по размещению средств, процедуры принятия решений по размещению денежных средств, правила кредитования клиентов банка.

Судом установлено, что согласно кредитной политике ОАО “Дальневосточный банк“ основанием для выдачи кредита истцу являлись: заявка истца на получение кредита от 15.04.2000, решение кредитного комитета банка от 12.05.2000 (л. д. 45 - 51), а также кредитный договор от 29.05.2000, заключенный в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Поскольку действующее законодательство не связывает заключение кредитного договора, в том числе и в иностранной валюте, с предоставлением иных документов, а также с соблюдением каких-либо дополнительных требований, а условия кредитного договора не противоречат требованиям действующего законодательства, судом сделан правильный вывод об отсутствии оснований для признания кредитного договора от 29.05.2000 N 173 недействительным по основаниям ст. 168 Гражданского кодекса РФ.

Доводы заявителя жалобы о том, что кредитный договор от 29.05.2000 является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денежных средств, необоснованны, так как в силу ст. 819 Гражданского кодекса РФ для заключения кредитного договора достаточно соглашения сторон, а передача денег и совершение других действий осуществляется с целью его исполнения. Следовательно, кредитный договор вступает в силу с момента его подписания.



Так из п. 5.1. кредитного договора от 29.05.2000 N 173 следует, что выдача кредита зависит от предоставления заемщиком комплекта документов, предусмотренных Положением о кредитовании, утвержденным правлением банка. Это свидетельствует о том, что указанный кредитный договор является консенсуальным.

В соответствии с подпунктом “а“ пункта 7 статьи 1 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле“ валютными операциями являются операции, связанные с переходом права собственности иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием в качестве средства платежа иностранной валюты.

К валютным операциям, осуществляемым без разрешения Банка России, согласно Положению об изменении порядка проведения в Российской Федерации некоторых видов валютных операций от 24.04.1996 N 39, утвержденному Банком России, относится получение (возврат) юридическими лицами кредитов в иностранной валюте от уполномоченных банков.

Следовательно, судом сделан обоснованный вывод о том, что кредитный договор от 29.05.2000 является гражданско - правовой сделкой, являющейся основанием для осуществления валютной операции перечисления банком валютных средств на счет истца.

В связи с этим доводы заявителя жалобы о том, что валютная операция кредитования включает в себя заключение кредитного договора и выдачу (получение) денежных средств являются несостоятельными.

Его же доводы о неправильном применении судом Положения от 24.04.1996 N 39, а также Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР, утвержденных письмом Госбанка СССР от 29.05.1991 N 352, не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции, поскольку указанные документы регулируют порядок проведения валютных операций, а не заключение кредитного договора.

Необоснованны также доводы заявителя жалобы о том, что подтверждением недействительности кредитного договора является конвертация валютного кредита в рубли, а также нецелевое использование денежных средств, поскольку последующая продажа валютных средств путем выставления заявки - поручения на свободную продажу валюты, проведенная в рамках действующего законодательства, является самостоятельной сделкой и не влияет на действительность кредитного договора от 29.05.2000 N 173.

При принятии решения от 07.12.2001 и постановления апелляционной инстанции от 04.02.2002 судебными инстанциями не допущено нарушений норм материального права, в связи с чем основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 174 - 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановил:

Решение от 07.12.2001, постановление от 04.02.2002 по делу N А59-3802/2001-С23 Арбитражного суда Сахалинской области оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.