Судебная практика

О признании договра приватизации недействительным. Решение от 07 мая 2010 года № 2-2307/10. Калининградская область.

Ленинградский районный суд г. Калининграда в составе:

председательствующего судьи Хлебниковой И.Ю.

при секретаре Зусько Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Купцовой О.С. к Администрации Ленинградского района г. Калининграда, Купцовой С.Н. о признании недействительным договора приватизации квартиры по адресу: А в части, признании недействительным Свидетельства о праве собственности от Д г. №, включении Купцовой О.С. в указанные документы – договор приватизации и свидетельство о праве собственности, признании за Купцовой О.С. права собственности на ? доли в праве собственности на квартиру по адресу: А

Установил:

Купцова О.С. обратилась в суд с иском к Администрации Ленинградского района г. Калининграда о признании недействительным договора приватизации квартиры по адресу: А, в части, признании недействительным в части Свидетельства о праве собственности от Д г. №, включении Купцовой О.С. в указанные документы – договор приватизации и свидетельство о праве собственности, признании за Купцовой О.С. права собственности на ? доли в праве собственности на квартиру по адресу: А, где указала, что Д г. ФИО, дедом истицы, был заключен договор передачи №. Истица проживала совместно со своим отцом ФИО. и ее дедом ФИО в доли жилого дома (квартире) по адресу: А с момента рождения Д г. Д г. ФИО. умер. В связи с этим истице стало известно, что в момент приватизации она не была включена в договор приватизации. Также ей стало известно, что ее отец, ФИО. отказался по собственному желанию от участия в приватизации. ФИО стал единоличным собственником доли жилого дома. В момент заключения договора истица была несовершеннолетней, ей было двенадцать лет. Отец Купцовой с возраста шести лет ею не интересовался. Купцовой С.Н., бабушкой истицы, наследницей первой очереди, в признании каких-либо прав истицы было отказано с предложением обратиться в суд с иском.

Считает, что при заключении договора были нарушены права Купцовой С.Н.: право на приватизацию, предусмотренное ст. ст. 1,2 Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ». Поскольку на момент заключения договора истица являлась членом семьи нанимателя (ее деда), то в соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР имела равные права, вытекающие из договора найма жилого помещения. Не включение детей в приватизационные документы может иметь место только с разрешения органа опеки и попечительства. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 № 8 прямо указано, что несовершеннолетние члены семьи нанимателя в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать собственниками общей собственности на это помещение. Учитывая, что в соответствии со ст. 28 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать некоторые сделки, в том числе влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а попечитель - давать согласие на совершение таких сделок, отказ от участия в приватизатизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями лишь при наличии разрешения указанных выше органов. Такого разрешения получено не было. Считает, что договор не соответствовал требованиям закона и, следовательно, недействителен, как ничтожная сделка. На основании изложенного и в соответствии со ст. 167, 168 ГК РФ, ст. 53 ЖК РСФСР истицей заявлены настоящие исковые требования.

Впоследствии Купцова О.С. уточнила свои исковые требования в части признания недействительным свидетельства о праве собственности на жилое помещение (75/100 доли дома) не в части, а в целом.

В процессе судебного рассмотрения к участию в деле в качестве ответчика привлечена Купцова С.Н., к участию в деле в качестве третьих лиц привлечены БП, УР

На судебном заседание истица поддержала требования и доводы иска по изложенным основаниям, указала, что договор приватизации был заключен в то время, когда истица являлась несовершеннолетней, после достижения совершеннолетия она не узнала и не могла узнать о том, что спорная квартира приватизирована ее дедом ФИО единолично, так как ФИО всегда говорил, что приватизировал квартиру на двоих – себя и Купцову О.С., и узнала об этом только после смерти ФИО когда увидела документы по приватизации квартиры. Купцова О.С. указала, что после развода родителей в Д году ее мать с сыновьями переехала в общежитие по А, по договоренности с семьей отца, Купцова О.С. осталась проживать в спорном жилье: проживала в двух квартирах: жила с матерью в общежитии на А, и жила в квартире по А у бабушки с дедушкой. Дедушка говорил, что квартира на А приватизирована им на двоих: его и Купцову О.С. после достижения совершеннолетия оплату за жилье и коммунальные услуги, а также налоги на принадлежащую ей долю спорной квартиры истица не платила, платил дедушка, он говорил, что платит за Купцову О.С. Считает, что по закону являлась членом семьи дедушки – ФИО. Что квартира приватизирована только на ФИО., никто истице, ее матери, не говорил, и мать истицы до ее совершеннолетия, и истица, не интересовались, в чьей собственности находится спорное жилое помещение, так как истица считала, что оно находится в их собственности с дедушкой. Как указала истица, с возраста 12 лет она жила по двум адресам по очереди, проживать по месту регистрации у истицы не было возможности, так как комнату Купцова С.Н. сдавала квартирантам на протяжении этих лет. Также у Купцовых были постоянные различные суды с соседями, в которых Купцова О.С. не участвовала, и ее к этим судам не привлекали. В течение последних нескольких лет в спорном жилье проживать невозможно, поскольку в доме живут несколько десяткой кошек, которых держит Купцова С.Н., антисанитарные условия, по этому поводу подавались жалобы, были применены к Купцовым штрафные санкции, но ничего не изменилось. Требований о вселении в жилье по А, устранении препятствий в пользовании жилым помещением, в том числе, в судебном порядке, Купцова О.С. не подавала. Как указала Купцова О.С. из спорного жилья она в течение всего времени не выписывалась, и в несовершеннолетнем возрасте ее не выписывала из квартиры ее мать. Полагает, что срок для обращения в суд течет с того момента, как она узнала о том, что жилье по А приватизировано в единоличную собственность ФИО поскольку Купцова О.С. узнала о том, что квартира приватизирована в собственность ФИО только после его смерти в Д году, то срок исковой давности течет с указанного времени.

Представитель Администрации Ленинградского района г. Калининграда с исковыми требованиями Купцовой О.С. не согласилась полностью, пояснила, что договор приватизации № доли дома А от Д г. с ФИО был заключен Администрацией без нарушения закона, в соответствии с Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», в действовавшей в период заключения договора приватизации редакции. Данная редакция Закона не предусматривала включения несовершеннолетних, проживающих в приватизируемых жилых помещениях, в число собственников. Поэтому договоры приватизации жилых помещений заключались без участия в них несовершеннолетних, проживающих в жилых помещениях. Кроме того, при подаче настоящего иска Купцовой О.С. пропущен срок исковой давности, так как приватизация спорного жилья была совершена в Д году, а истица обратилась с настоящими требованиями в Д Просит применить к требованиям Купцовой О.С. срок исковой давности, и по изложенным основаниям в иске Купцовой О.С. отказать. Представила письменный отзыв на иск.

Купцова С.Н., ее представитель, с исковыми требованиями Купцовой О.С. не согласились, представили письменный отзыв на иск. Также Купцова С.Н., ее представитель указали, что Купцова О.С. вместе с матерью и еще двумя детьми в Д году выселились из спорной квартиры и поселились в общежитии по А, Купцову О.С. мать выписала из квартиры в Д г., а в Д г. Купцова О.С. снова оказалась прописанной в квартире. В Д. матери Купцовой О.С. была предоставлена трехкомнатная служебная квартира по А, в которой истица проживает до настоящего времени. После этого, как видно из домовой книги и документов, представленных истицей, Купцова О.С. несколько раз выписывалась и вновь прописывалась в спорное жилье. На момент заключения договора приватизации Купцова О.С. была прописана в спорной квартире, но в ней не проживала. Приватизацией квартиры ни Купцова, ни ее мать до совершеннолетия истицы не интересовались, факт приватизации от истицы никто не скрывал, жилищно-коммунальные услуги по квартире ни истица, ни до ее совершеннолетия ее мать, не оплачивали, требований о вселении Купцовой О.С. в квартиру не заявляли. Купцова О.С. приходила в квартиру, но после выселения с матерью в другое жилье, в нее не вселялась. После наступления совершеннолетия Купцова О.С. спорной квартирой не интересовалась. Представитель Купцовой С.Н. указала, что Купцовой О.С. пропущен срок исковой давности, установленный ст. 181 ГК РФ, для подачи настоящего иска, с даты его совершения договора приватизации на дату подачи настоящего иска срок исковой давности истек. Просят в иске Купцовой О.С. отказать.

Представители третьих лиц по делу – УР, БП на судебное заседание не явились, о дате и времени рассмотрения извещены надлежаще, представили заявления орассмотрении дела в отсутствие представителей.

Заслушав объяснения сторон, исследовав письменные материалы дела, допросив свидетеля, исследовав доказательства по делу и дав им оценку, суд приходит к следующему.

Согласно ст. ст. 166-168 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» в редакции до 11.08.1994 года, не предусматривал получения согласия несовершеннолетних граждан, занимающих жилые помещения, на приватизацию таких помещений. В связи с этим, договор приватизации 75/100 доли дома - квартиры А, передачи доли дома в единоличную собственность ФИО, заключенный Д г. администрацией Ленинградского района г. Калининграда и ФИО заключен с согласия только ФИО. Согласие несовершеннолетней Купцовой О.С. Д года рождения, зарегистрированной в данной квартире на дату заключения договора, в лице ее законных представителей - родителей, а также разРешение органов опеки и попечительства на заключение такого договора – отсутствует. При таких обстоятельствах, по смыслу закона, с учетом разъяснений, данных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», вышеуказанный договор приватизации не соответствовал требованиям закона и иных нормативных актов. Несовершеннолетняя Купцова О.С. Д года рождения, исходя из регистрации в спорном жилье, имела право на приобретение спорной доли дома (квартиры №) в собственность. Соответственно договор передачи № доли дома по адресу: А, (приватизации) в единоличную собственность ФИО заключенный Д г. администрацией Ленинградского района г. Калининграда и ФИО., совершенный без согласия законных представителей несовершеннолетней ФИО. Д года рождения, органа опеки и попечительства, является ничтожной сделкой.

Согласно ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Согласно ст. 205 ГК РФ, в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т. п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности.

Как видно из иска Купцовой О.С., представленных документов, № доли дома А (квартира №), передана в единоличную собственность ФИО по договору приватизации от Д года, заключенному между Администрацией Ленинградского района г. Калининграда и ФИО. Как видно из Справки Р Ф.И.О. собственности ФИО на указанную № доли дома (квартиру №) зарегистрировано в установленном порядке Д г. Оспариваемая истицей сделка по передаче № доли дома А, в собственность ФИО совершена Д года.

Таким образом, с даты совершения договора приватизации до даты подачи настоящего иска Купцовой О.С. прошло более 15 лет, т.е., истек установленный ч. 1 ст. 181 ГК РФ трехлетний срок исковой давности. С учетом этого, на дату предъявления Купцовой О.С. искового требования о признании недействительной договора приватизации 75/100 доли дома (квартиры №) по А на дату настоящего рассмотрения, срок давности, установленный ст. 181 ГК РФ, по указанному требованию Купцовой О.С. истек. Ходатайства о восстановлении срока исковой давности Купцовой О.С. не заявлялось, доказательств уважительности причин пропуска истицей срока исковой давности, в соответствии с положениями ст. 205 ГК РФ, Купцовой О.С. не представлено.

С учетом требований о применении срока исковой давности, заявленных Купцовой С.Н. и ее представителем, представителем администрации городского округа «город Калининград», ст. 199 ГК РФ, исковые требования Купцовой О.С. о признании недействительным в части договора приватизации № доли дома А удовлетворению не подлежат.

На основании этого, поскольку требования истицы о признании недействительным Свидетельства о собственности, включении Купцовой О.С. в договор приватизации вышеуказанной доли и свидетельство о собственности на жилое помещение, признании за Купцовой О.С. права собственности на ? доли в праве собственности № доли дома А основаны на требовании о признании недействительным (в части) договора приватизации указанной доли, также удовлетворению не подлежат. Кроме того, в силу ст. 131 ГК РФ, ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», не подлежит признанию недействительным, отдельно от оспаривания права собственности на недвижимое имущество, документ о государственной регистрации такого права. Иных доводов и доказательств исковых требований Купцовой О.С. о признании недействительным свидетельства о праве собственности на указанную долю дома, изменении договора приватизации № доли дома А путем включения в него Купцовой О.С., признании за Купцовой О.С. права собственности на ? доли в праве собственности на вышеназванную долю, истицей не заявлялось и не представлено.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

Иск Купцовой О.С. к Администрации Ленинградского района г. Калининграда, Купцовой С.Н. о признании недействительным договора приватизации квартиры по адресу: А в части, признании недействительным Свидетельства о праве собственности от Д г. №, включении Купцовой О.С. в указанные документы – договор приватизации и свидетельство о праве собственности, признании за Купцовой О.С. права собственности на ? доли в праве собственности на квартиры по адресу: А, – оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд через Ленинградский районный суд г. Калининграда в течение 10 дней с даты изготовления мотивированного решения.

Мотивированное Решение изготовлено 12 мая 2010 года.

Судья: