Судебная практика

Приговор от 15 декабря 2010 года . Приговор от 15 декабря 2010 года № . Челябинская область.

Сосновский районный суд Челябинской области в составе:

председательствующего судьи Лавровой Е.В.,

при секретаре Толстых Ю.В.

с участием государственных обвинителей прокуратуры Сосновского района Челябинской области Сухарева А.С., Глазкова А.В.

подсудимого Паршова А.В.,

его защитника - адвоката Кориненко С.В., предоставившего удостоверение № и ордер № от ДАТА

представителей потерпевшего П.Т.И.., П.В.А.., У.Е.А..

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Сосновского районного суда Челябинской области уголовное дело в отношении

ПАРШОВА А.В., родившегося ДАТА в <данные изъяты>, гражданина <данные изъяты>, имеющего <данные изъяты> образование, разведенного, не работающего, зарегистрированного и проживающего по АДРЕС ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ

Установил:

Подсудимый Паршов А.В. ДАТА около 19 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения за управлением технически исправного автомобиля <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, двигался по автодороге <данные изъяты> в правом ряду, в направлении <данные изъяты>, в условиях ясной погоды и сухого состояния проезжей части, без осадков, со скоростью около 70-80 км/час с пассажирами С.В.М. и К.А.А..

В пути следования, находясь на 5 км 30,2м вышеуказанной автодороги, водитель Паршов А.В. обязанный действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, не избрал скорость, обеспечивающую возможность постоянного контроля за движением транспортного средства в конкретных дорожных условиях, потерял контроль за управлением транспортного средства, вследствие чего выехал на встречную полосу движения, где произвел столкновение с движущейся во встречном направлении автомашиной <данные изъяты> государственный регистрационный №, под управлением П.А.Е.

В результате дорожно-транспортного происшествия, согласно заключения эксперта № от ДАТА, смерть П.А.Е., ДАТАр. наступила от <данные изъяты>.

Сочетанная травма в данном конкретном случае относится к опасному для жизни вреду здоровью. Между травмой и наступлением смерти усматривается причинная связь.

Причиной дорожно-транспортного происшествия явилось грубое нарушение водителем Паршовым А.В. п.п. 2.7, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения, в соответствии с требованиями которых водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения; водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 кмч.



Подсудимый Паршов А.В. свою вину по существу предъявленного ему обвинения не признал и пояснил в судебном заседании, ДАТА во второй половине дня он совместно с К.А.А. и С.В.М. употребляли спиртные напитки - водку. С.В.М. уснул на заднем сиденье своей машины <данные изъяты>. Он Решил увезти С.В.М. домой. В шестом часу вечера он сел за руль автомашины <данные изъяты> и поехал домой к последнему. Возле п. Г* в сторону Е* он отвлекся от управления, чтобы включить кассету, машина оказалась наполовину на полосе встречного движения. За 40-50 метров он увидел встречную машину, стал перестраиваться на свою полосу и моментально произошел удар. Очнулся он в реанимации. Расположение транспортных средств после ДТП не видел, но помнит, что у встречной машины перед ДТП были включены фары. Столкновение произошло на его полосе движения. Виновным в ДТП себя не считает. Он понял, что водитель машины <данные изъяты> испугался и выехал на его полосу движения. В машине, которой он управлял, были кроме него К.А.А. и С.В.М.. Считает себя виновным в том, что сел пьяный за руль. Габаритные огни в автомашине он не включал.

Не смотря на непризнание вины, виновность подсудимого Паршова А.В. подтверждается следующими доказательствами, представленными стороной обвинения и исследованными в судебном заседании.

Показаниями представителя потерпевшего, гражданского истца П.В.А., пояснившего в судебном заседании, что ДАТА в вечернее время он узнал о гибели своего отца П.А.Е. в ДТП, узнал, что встречная машина выехала на встречную полосу, водитель был пьян до такой степени, что ничего не помнит. От следователя, выезжавшего на место ДТП - Ш.К.Ю. он узнал, что Паршов - водитель встречной машины, ходил как «лунатик» и ничего не соображал. Врачи и жители поселка говорили ему, что это должно было произойти, что Паршов постоянно ездил пьяный, неоднократно лишался прав, когда работал водителем скорой помощи и врачи боялись с ним ездить. Он и его близкие родственники - мама и сестра очень тяжело переживают о случившимся, маме было плохо и ей вызывали скорую. У него появились заболевания, он обращался за помощью к <данные изъяты>. Мама с отцом прожили 34 года, между ними всеми были очень хорошие и близкие отношения. Просит строго наказать подсудимого и взыскать с подсудимого 136610 рублей, затраченные на погребение отца и 400000 руб. за причиненный ему моральный вред.

Показаниями представителя потерпевшего, гражданского истца П.Т.И. пояснившей в судебном заседании, что потерпевший ее муж, с которым они прожили около 40 лет. После гибели мужа ухудшилось ее состояние здоровья, наступила депрессия, она обращалась к психотерапевту, до сих пор принимает лекарства. Просит строго наказать подсудимого и взыскать в ее пользу с подсудимого 400000 руб. за причиненный моральный вред.

Показаниями представителя потерпевшего, гражданского истца У.Е.А.., пояснившей в судебном заседании, что потерпевший ее отец. ДАТА вечером ей сообщили о гибели отца в ДТП. Ей известно, что за управлением автомашины <данные изъяты> был Паршов. Просит назначить максимально строгое наказание Паршову и взыскать с него 400000 рублей за причиненный ей моральный вред.

Показаниями свидетеля Ф.В.А. пояснившей в судебном заседании, что она работала ранее фельдшером на скорой помощи, где водителем работал Паршов. Совместно они проработали примерно в течение 10 лет. Очень часто Паршов приходил на работу после глубокого похмелья, сотрудники даже боялись с ним ездить, поскольку он «сильно гонял», отказывались с ним выезжать, ругали его, наказывали. Фельдшера сообщали об этом администрации больницы, что не хотят и не могут работать с пьяным водителем. Считает, что произошедший с Паршовым случай - это не случайность, а закономерность.

Показаниями свидетеля Ш.К.Ю. пояснившего в судебном заседании, что ДАТА он исполнял обязанности начальника следственного отдела и находился в составе опергруппы. По заданию дежурной части в этот день он прибыл на место ДТП, возле автобусной остановки на выезде из с. Д*. На месте было установлено столкновение двух автомашин, водителей и пассажиров уже не было, все были госпитализированы. На месте был очевидец ДТП, которого он опросил. Очевидец сообщил, что ехал по дороге, его обогнала машина <данные изъяты>, которая шла с большой скоростью и зигзагом, и он понял, что водитель сильно пьян. Очевидец увидел, как <данные изъяты> столкнулась со встречной автомашиной. Столкновение произошло с левой стороны, то есть на встречной для него полосе движения ближе к центру. Он (Ш.К.Ю.) составил протокол осмотра места происшествия и схему. Место столкновения было определено им там, где была осыпь стекла и грязи, то есть на левой стороне проезжей части, если выезжать из с. Д*, ближе к центру.

Показаниями свидетеля Л.И.А. пояснившей в судебном заседании, что она принимала участие в качестве понятой при осмотре места ДТП. Сотрудники ГИБДД в ее присутствии производили замеры, следователь составил протокол, нарисовал схему. Место столкновения на схеме было обозначено крестиком, это место ей показал следователь, почему оно было именно там, она не поняла. На дороге она не видела жидкость и осколки. Когда растащили машины, она увидела следы колес и спросила, был ли тормозной путь, ей сказали, что его не было. На схеме были стрелки, но ей сказали, что это не тормозной путь, а направление поворота колес.

Машина <данные изъяты> принадлежит ее дяде С.В.М.. Дядя ей в последствии рассказал, что уснул и ничего не помнит, спал на заднем сиденье, очнулся от удара, что за рулем был Паршов, который взял ключи от его машины без разрешения.

Показаниями свидетеля Б.А.В. пояснившего в судебном заседании, что в день произошедшего он возвращался домой и увидел аварию, остановился. ДТП произошло между машинами <данные изъяты> и <данные изъяты>. Водитель <данные изъяты> погиб. Он принимал участие в качестве понятого при осмотре места происшествия. На асфальте были дуговые линии, но не прямолинейные от автомашины <данные изъяты>. Следов торможения не было, как будто ни одна автомашина не тормозила. Место столкновения показал следователь, оно предположительно было на правой стороне. Они подходили к этому месту, там были осколки. На этом месте на схеме следователь поставил крестик. По каким признакам следователь Определил место ДТП, он не знает, предполагает, что по осыпи стекла. Они видели осколки и следы жидкости, которые были возле машин. Осколков больше было на правой обочине в сторону Е*. По его мнению, место столкновения должно быть вокруг радиуса, где были дугообразные линии - следы. Эти следы были ближе к центру по левой полосе дороге если смотреть от с. Д*, а машины стояли с справой стороны.

Показаниями свидетеля С.П.В. пояснившего в судебном заседании, что ДАТА он был на месте ДТП, когда машина <данные изъяты> уже стояла на эвакуаторе, а иномарка на обочине. От знакомых он узнал, что за рулем иномарки был Паршов.

Показаниями свидетеля С.В.М. пояснившего в судебном заседании, что ДАТА он вместе с К.А.А. и Паршовым распивали спиртные напитки, пили водку. Он стал засыпать, поэтому лег спать в свою машину <данные изъяты> на заднее сиденье. Очнулся он после удара, увидел на пассажирском сиденье слева К.А.А.. На водительском сиденье был Паршов. Когда вышел, то понял, что случилась серьезная авария. Машины относительно проезжей части располагались поперек, лицом в сторону с. Д*. Его машина столкнулась с машиной <данные изъяты>. Паршов в последствии ему пояснил, что Решил доставить его (С.В.М.) домой, отвлекся, выехал на встречную полосу, потом резко начал возвращаться и произошло ДТП. К.А.А. сказал, что во время аварии спал. На его машине были повреждения - это правый угол, левая сторона крыла, начиная с левой фары.

С.В.М. подтвердил свои показания на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании государственным обвинителем в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что ДАТА с К.А.А. и Паршовым они распивали водку. Выпили они очень много, сколько точно сказать не может. Почувствовав себя очень сильно пьяным, он пошел спать к себе в автомашину на заднее сиденье. Проснулся он от сильного удара и увидел, что за управлением его автомашины находился Паршов, которому он право на управление своим автомобилем не доверял (л.д.72-73).

Показаниями свидетеля К.А.А. пояснившего в судебном заседании, что ДАТА он вместе с К., С.В.М. и Паршовым употребляли спиртные напитки, пили водку. Потом он сел в машину С.В.М. на переднее пассажирское сиденье и уснул. Сам С.В.М. в это время спал в машине на заднем сиденье. Проснулся он от удара и понял, что попали в аварию. За рулем был Паршов. Сам момент ДТП он не видел. Больше удар пришелся со стороны Паршова. Когда Паршов очнулся, то был не в состоянии говорить. Их всех троих увезли в больницу. В последствии Паршов ему ничего не объяснял. Он думает, что Паршов выехал на встречную полосу движения.

Показаниями свидетеля Л.А.П. пояснившего в судебном заседании, что ДАТА около 19 часов на своей автомашине он двигался в сторону с. Са.* из с. Д*. Со стороны учхоза на кольцо выехала машина <данные изъяты> с №, ехала впереди него. По пути следования <данные изъяты> стала передвигаться на встречную полосу влево, потом вернулась на свою полосу. Он продолжал движение за этой машиной, не осмеливаясь ее обогнать, хотя торопился. Водитель <данные изъяты> набрал скорость до 70-80 км/ч, и в районе поворота в п. Г* <данные изъяты> снова вышла на встречную полосу, продолжала двигаться по левой полосе до остановки, до места совершения аварии. По времени это было секунд 20-30, по расстоянию метров 60-70. Он видел, что со стороны Ку.* в сторону с. Д* едет автомобиль <данные изъяты>. Водитель <данные изъяты> скорость не сбавлял, машины двигались друг другу навстречу. Он видел, как <данные изъяты> притормозила и начала уходить на полосу встречного движения. В этот момент <данные изъяты> стала возвращаться на свою полосу. Машины столкнулись, в момент столкновения находились под углом друг к другу. Удар был очень сильный, поднялась пыль, машины развернуло и они оказались на полосе движения <данные изъяты>, то есть на его полосе движения. На какой полосе произошел удар, он не видел. Он остановился, вызывал «скорую» и милицию. Водителем машины <данные изъяты> был ранее ему знакомый Паршов, он был в сознании, остальные пассажиры лежали. На <данные изъяты> были повреждения, начиная от фары и весь правый угол со стороны водителя. У <данные изъяты> повреждения были со стороны пассажира. С момента ухода в сторону автомобилей до самого удара прошло секунды две не больше. На месте столкновения он видел осколки, они были разбросаны по дороге до остановки машин. В момент ДТП было светло, он ехал с включенными фарами. Дорожной разметки на проезжей части не было. Место ДТП произошло в населенном пункте. Утверждает, что ДТП произошло на полосе движения автомашины <данные изъяты>, ближе к разделительной полосе.



Л.А.П. полностью подтвердил свои показания на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании государственным обвинителем в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, из которых следует, что он хотел обогнать автомашину <данные изъяты>, но в этот момент она стала смещаться ближе к левой стороне и центру и стала увеличивать скорость. Он снизил скорость примерно до 40 кмч и стал двигаться за ней. <данные изъяты> ускорялась, и в этот момент на полосе встречного движения он увидел автомашину <данные изъяты>. Примерно в районе пешеходного перехода автомашина <данные изъяты> выехала на полосу встречного движения, и в это время произошло столкновение автомашин <данные изъяты> и <данные изъяты>. Обе автомашины находились под углом перед столкновением, так как водитель автомашины <данные изъяты>, как он понял, пытался вернуться на свою полосу движения, но не успел. Удар произошел на полосе движения автомашины ВАЗ (л.д.76-77).

Протоколом проверки показаний на месте, из которого следует, что свидетель Л.А.П. полностью подтвердил данные им при допросе в качестве свидетеля показания о том, что автомашина <данные изъяты>, которая следовала перед ним на расстоянии 40 метров, набрала скорость до 70-80 км/ч, выехала на полосу встречного движения и произошло столкновение с автомашиной <данные изъяты>, которая двигалась во встречном направлении (л.д.78-79).

Из заключения автотехнической экспертизы следует, что угол между продольными осями автомобилей <данные изъяты> и <данные изъяты> в момент столкновения мог составлять величину около 5-10 градусов.

Отмеченное на схеме места ДТП от ДАТА место столкновения может соответствовать расположению автомобилей <данные изъяты> и <данные изъяты> после столкновения.

Установить с экспертной точки зрения, где расположено место столкновения автомобилей <данные изъяты> и <данные изъяты> в условиях данного дорожного происшествия не представляется возможным (л.д.116-119).

Показаниями эксперта Ж.С.Г., пояснившего в судебном заседании, что им производилось экспертное исследование по делу. Им были исследованы автомобили, повреждения автомобилей в момент столкновения, то есть в данном случае произведен визуальный осмотр объекта. Осмотрев автомобили, он Определил зоны первоначального контакта. Чтобы установить механизм столкновения, необходимо установить следы торможения. В данном случае в деле нет таких следов. Отсутствуют следы, которые позволяют установить траекторию движения в момент столкновения. Поэтому им исследовалось техническое состояние автомашин. По имевшимся на машинах повреждениям было установлено место контакта, указано, какими частями контактировали между собой автомашины. В экспертизе указано, как машины располагались на момент столкновения. Повреждения четко выражены, были они значительны, свидетельствуют, что машины не просто разлетелись, они уткнулись в момент контакта, а потом их развернуло, имеется картина вторичных повреждений. В данном случае был правосторонний контакт. Вероятно маневрирование, уход от опасности. Точное место ДТП невозможно определить, поскольку нет следов.

Из рапорта оперативного дежурного следует, что ДАТА в 19 часов поступило сообщение, что на автодороге * произошло ДТП с участием автомашин <данные изъяты> и <данные изъяты>, имеются 2 пострадавших и один труп (л.д.11).

Из протокола осмотра места происшествия, схемы и фототаблицы к ней следует, что место ДТП расположено в 5 км 30,2 м от с. Д* в сторону п. В* в зоне действия дорожного «знака пешеходный переход». Дорожное покрытие шириной 7,4м состоит из двух полос. Дорожной разметки нет. На месте ДТП имеются следы вытекания масла, осыпь грязи. Автомашина <данные изъяты> расположена в 6,5 м от правого края проезжей части, машина <данные изъяты> - в 0,9м от правой обочины, обе машины капотом в сторону с. Д*. Место столкновения автомашин <данные изъяты> и <данные изъяты> расположено на расстоянии 30.2 м от километрового указателя «5 км» и 2.8 м от левого края проезжей части (л.д.13-23).

Из протокола осмотра транспортного средства следует, что у автомашины <данные изъяты> государственный регистрационный № обнаружены повреждения передних крыльев, капота, бампера, моторного отсека, крыши, имеется деформация кузова (л.д.24).

Из протокола осмотра транспортного средства следует, что у автомашины <данные изъяты> государственный регистрационный № обнаружены повреждения переднего бампера, решетки радиатора, обеих передних блок фар, обеих передних крыльев, правой передней двери, крыши, передних дверей, имеются скрытые дефекты (л.д.25).

Из акта № освидетельствования на состояние алкогольного опьянении следует, что на момент проведении освидетельствования Паршова А. В. ДАТА в 22 часа 03 минуты показания прибора Леон - Алкометр имели показания 2,78 мг/л, в результате чего установлено состояние алкогольного опьянения. С результатами освидетельствования Паршов А.В. согласился (л.д. 40-41).

Из заключения судебно - медицинского эксперта следует, что смерть П.А.Е. наступила от <данные изъяты>.

Сочетанная травма в данном конкретном случае относится к опасному для жизни вреду здоровью. Между травмой и наступлением смерти усматривается причинная связь.

Характер, локализация и взаимное расположение повреждений соответствует механизму образования травмы в условиях дорожно-транспортного происшествия.

На момент травмы П.А.Е. был трезв (л.д.92-94).

Исследовав и проанализировав все представленные доказательства в их совокупности суд пришел к выводу, что виновность подсудимого в нарушении п.п. 2.7, 10.1, 10.2 правил дорожного движения, из которых следует, что водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения, водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средств, дородные и метеорологические условия. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В населенных пунктах разрешается движение со скоростью не более 60 км/ч, в результате которых по неосторожности наступила смерть человека, нашла свое полное подтверждение в ходе судебного заседания.

Подсудимый Паршов не отрицает, что он в состоянии алкогольного опьянения управлял автомашиной, отвлекся от управления, выехал на полосу встречного движения, но до столкновения попытался вернуться на свою полос движения. Указал, что водитель встречного автомобиля выехал на его полосу движения, где и произошло столкновение.

О том, что подсудимый находился в состоянии алкогольного опьянения подтверждается актом освидетельствования и показаниями свидетелей К.А.А. и С.В.М.. Судом установлено, что Паршовым был нарушен п. 2.7 ПДД РФ - водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Как следует из показаний очевидца ДТП - Л.А.П., автомобиль под управлением Паршова превысил допустимую в населенном пункте скорость для движения, двигался со скоростью 70-80 км/ч. Показания данного свидетеля сомнений у суда не вызывают, поскольку они являются последовательными и постоянными, получены в полном соответствии с нормами УПК РФ.

Суд признает доказанным, что Паршов нарушил п.10.2 ПДД РФ, из которого следует, что в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 60 км/ч.

Суд не счел возможным согласиться с доводами подсудимого и его защитника о невиновности Паршова.

Исследуя всю совокупность представленных доказательств, суд отмечает, что показания свидетеля Л.А.П. согласуются с заключением автотехнической экспертизы и с показаниями эксперта Ж.С.Г.. Так свидетель Л.А.П. указал, что машина под управлением Паршова неоднократно выезжала на полосу встречного движения, двигалась зигзагом, при нахождении на встречной полосе некоторое время двигалась навстречу встречной автомашине - <данные изъяты>. Л.А.П. указал, что автомобиль <данные изъяты> перед столкновением стал возвращаться на свою полосу движения, при этом автомобиль <данные изъяты> также за несколько секунд до столкновения повернул налево, автомашины перед столкновением находились под углом друг к другу. Эксперт Ж.С.Г. осматривал поврежденные автомобили, сделал вывод о столкновении автомобилей под углом друг к другу. Показания Л.А.П. и выводы эксперта Ж.С.Г. согласуются с протоколом осмотра автомобилей, у которых выявлены повреждения с правой стороны (у каждого).

Суд отмечает, что своими действиями при управлении автомобилем, водитель Паршов создал опасность для водителя П.А.Е., поскольку длительное время двигался ему навстречу, при этом потерпевший П.А.Е. принял меры к снижению скорости, начал тормозить, чего не сделал подсудимый Паршов, о чем сообщил свидетель Л.А.П.. Действия потерпевшего П.А.Е. суд считает правомерными и оправданными, поскольку поведение на проезжей части автомашины Паршова не позволяло потерпевшему спрогнозировать дальнейшее ее движение по соблюдению Правил дорожного движения.

Суд считает, что столкновение автомобилей произошло именно по вине подсудимого Паршова.

Суд не счел возможным согласиться с доводами защиты в том, что заключение автотехнической экспертизы не имеет исследовательской части, в связи с чем, выводы эксперта не могут служить доказательством по делу.

Автотехническая экспертиза проведена экспертом Ж.С.Г., который в судебном заседании указал на то, что им непосредственно были осмотрены поврежденные автомобили и в связи с отсутствием на схеме ДТП каких-либо следов, были сделаны выводы о невозможности установления места столкновения, а также дан ответ, что то место, которое отмечено крестиком на схеме ДТП может быть местом столкновения исходя из установленных повреждений и расположения автомашин после ДТП. Суд не усматривает оснований для признания заключения автотехнической экспертизы недопустимым доказательством, поскольку она проведена в соответствии с нормами ст. 204 УПК РФ компетентным специалистом экспертом, имеющим стаж экспертной деятельности 17 лет. Выводы эксперта подтверждаются совокупностью других доказательств по делу.

Суд квалифицирует действия Паршова А.В. по ч. 4 ст. 264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Суд исключает из обвинения подсудимого Паршова нарушение п. п. 1.4, 1.5, 9.1 Правил дорожного движения РФ, поскольку п. п. 1.4 и 1.5 ПДД о том, что на дорогах установлено правостороннее движение и что участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, - являются общими принципами дорожного движения, которые размещены в общих положениях ПДД РФ. Нарушения п. 9.1 ПДД в действиях Паршова не имеется, поскольку пунктом 9.1 Правил не запрещается выезжать на встречную полосу движения.

При назначении наказания Паршову А.В. суд в соответствии со ст. ст. 6 и 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства содеянного, данные о личности, а также влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание Паршову А.В., суд не усматривает.

Суд учитывает, что Паршов А.В. ранее не судим, совершил преступление впервые по неосторожности средней тяжести, характеризуются положительно по месту проживания и работы, не обременен семьей.

Как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность подсудимого суд принимает во внимание то обстоятельство, что ранее Паршов привлекался к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения, лишался права управления транспортными средствами, однако не сделал для себя соответствующих выводов.

Суд учитывает, что после совершения преступления подсудимый не принял мер к возмещению материального ущерба и морального вреда потерпевшей стороне, учитывает мнение потерпевших, которые настаивают на самом строгом наказании.

С учетом всего изложенного суд считает, что наказание Паршову А.В. должно быть назначено в виде лишения свободы, что, по мнению суда, будет соответствовать целям наказания и принципам восстановления социальной справедливости. При этом суд при назначении наказания, не усматривает оснований для применения к Паршову положений ст. 64, 73 УК РФ.

Принимая во внимание, что Паршов за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения ДАТА уже лишен права управления транспортным средством на 18 месяцев, суд считает, что с учетом этих обстоятельств дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами ему назначать не следует.

В судебном заседании потерпевшим П.В.А.. заявлен иск к подсудимому Паршову А.В.о возмещении материального ущерба в сумме 136 610 руб. - затрат на похороны, а также заявлен иск П.Т.И.., П.В.А.., У.Е.А.. о взыскании морального вреда в сумме 400 000 рублей каждому потерпевшему.

Суд считает, что иск о взыскании материального ущерба - затрат на погребение подлежит удовлетворению в полном объеме, поскольку он подтвержден потерпевшим документально.

Суд считает, что иск потерпевших П.Т.И., П.В.А., У.Е.А. о возмещении морального вреда подлежит удовлетворению в полном объеме

В судебном заседании с достоверностью было установлено, что в результате противоправных действий Паршова А.В. потерпевшим П.Т.И., П.В.А.и У.Е.А. были причинены нравственные переживания и страдания, связанные с невосполнимой потерей самого близкого им человека - мужа и отца.

Суд, принимая Решение об удовлетворении иска, также на основании ст. 151 ГК РФ учитывает требования разумности и справедливости, материальное положение подсудимого, являющегося трудоспособным, не обремененного семьей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302, 307-309 УПК РФ

Приговорил:

Признать ПАРШОВА А.В. виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года шесть месяцев без лишением права управления транспортными средствами с отбыванием наказания в колонии поселении, с самостоятельным следованием в колонию поселение.

Срок наказания исчислять со дня прибытия в колонию поселение.

Меру пресечения Паршову А.В.до вступления Приговора в законную силу оставить прежней - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Иск потерпевшего П.В.А. удовлетворить полностью. Взыскать с Паршова А.В. в пользу П.В.А. 136610 руб. за погребение потерпевшего.

Иск потерпевших П.Т.И., П.В.А., У.Е.А. о возмещении компенсации морального вреда удовлетворить полностью. Взыскать с Паршова А.В. в пользу П.Т.И. 400000 рублей, П.В.А. 400000 рублей, У.Е.А. 400000 рублей.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Челябинский областной суд через Сосновский районный суд Челябинской области в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Председательствующий Е.В. Лаврова

Сосновский районный суд Челябинской области