Судебная практика

Поскольку истец совершил должностное преступление в период прохождения службы в управлении, суд правомерно сделал вывод о том, что указанное обстоятельство не согласуется с правовой природой пенсии за выслугу лет, которая должна быть заслужена безукоризненным выполнением имеющих конституционное значение обязанностей, обоснованно отказал в удовлетворении требований о признании решения о прекращении пенсионных выплат незаконным. Определение от 30 марта 2011 года № 33-546. Рязанская область.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ф.И.А. на решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 20 января 2011 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска Ф.И.А. к Управлению Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области о возобновлении выплаты пенсии за выслугу лет и встречного иска Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области к Ф.И.А. о взыскании излишне выплаченной суммы пенсии отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Левковой Г.И., возражения против доводов кассационной жалобы представителя Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области по доверенности С.Л.А., судебная коллегия

установила:

Ф.И.А. обратился в суд с иском к Управлению Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области о признании решения о прекращении пенсионных выплат незаконным.

В обоснование требований указал, что 23 ноября 2003 года закончил службу в Управлении Госнаркоконтроля по Рязанской области (в настоящее время Управление Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области) в связи с выслугой лет, дающей право на пенсионное обеспечение. В период с ноября 2003 года по июнь 2010 года ему регулярно предоставлялось пенсионное обеспечение.

После вступления 12 мая 2010 года в законную силу приговора Рязанского областного суда о лишении истца специального звания - майор полиции, 18 августа 2010 года ответчиком было принято решение о прекращении выплаты пенсионного обеспечения по основаниям отсутствия специального звания.

Считая принятое решение незаконным и необоснованным, просил суд признать его незаконным, обязав Управление Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области возобновить выплату пенсии.

Управление Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области обратилось с встречным иском к Ф.И.А. о взыскании с него излишне выплаченной суммы пенсии за период с 12 мая по 30 июня 2010 г. в размере руб. коп.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении исковых требований, как Ф.И.А., так и Управлению Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Рязанской области.

В кассационной жалобе Ф.И.А. просит отменить состоявшееся судебное решение, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, регулирующего правоотношения сторон.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы Ф.И.А., судебная коллегия полагает, что оснований для его отмены не имеется.

Из материалов дела усматривается, и, судом бесспорно установлено, что с 23 ноября 2003 года Ф.И.А., проходившему службу в Управлении Госнаркоконтроля по Рязанской области, была назначена пенсия за выслугу лет. По приговору Рязанского областного суда от 15 февраля 2010 года, вступившего в законную силу 12 мая 2010 года, Ф.И.А. лишен специального звания майор полиции за совершенное в период службы должностного преступления. В связи с названными обстоятельствами, с 1 июля 2010 года выплата истцу пенсии за выслугу лет была прекращена. О прекращении выплаты пенсии истцу было сообщено ответчиком письмом от 18.08.2010 N .

Рассматривая спор сторон, и отказывая Ф.И.А. в удовлетворении требований, суд правильно исходил из положений ст. 1, 5 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей“, предусматривающего, что для лиц, проходивших службу в органах по контролю за оборотом наркотиков, право на пенсию при увольнении со службы ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста. Данное право возникает у этих лиц при наличии определенных условий, в частности, соответствующей выслуге лет, наличии специального звания. Согласно ст. 43 Закона перечисленным в нем лицам пенсии исчисляются из денежного довольствия. Для исчисления пенсии учитываются оклады по должности, воинскому или специальному званию.

В соответствии с частью третьей статьи 2 указанного Закона пенсии бывшим военнослужащим и другим, перечисленным в данной норме лицам, лишенным в установленном законодательством порядке, воинских или специальных званий, а также их семьям назначаются на основаниях, установленных Федеральным законом “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, при наличии у них права на пенсионное обеспечение в соответствии с названным Федеральным законом.



Согласно правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2009 года N 368-О-О, права гражданина в области пенсионного обеспечения производны от его трудовой или иной общественно полезной деятельности. Пенсии за выслугу лет, назначаемые в связи с прохождением военной службы, осуществлением иной деятельности, дающей право на государственное пенсионное обеспечение, заработаны военной службой, выполнением других значимых для общества обязанностей. Это предполагает необходимость при определении права на пенсию учитывать, как характер профессиональной деятельности гражданина, ее продолжительность, условия осуществления, так и соблюдение им особых требований, установленных законодателем в отношении отдельных видов государственной службы. Совершение лицом, должностного преступления в период прохождения службы не согласуется с правовой природой пенсии за выслугу лет, которая должна быть заслужена безукоризненным выполнением имеющих конституционное значение обязанностей.

Приведенная в Определении от 12 апреля 2005 года N 184-О правовая позиция не носит универсального характера, она сформулирована применительно к случаю, когда преступление, не связанное со служебной деятельностью, совершено после увольнения с государственной службы и назначения пенсии, и не может быть применена к случаям совершения должностного преступления в период прохождения службы.

Установив, что Ф.И.А. совершил должностное преступление в период прохождения службы в Управлении Госнаркоконтроля по Рязанской области, что бесспорно подтверждено приговором Рязанского областного суда от 15.02.2010, суд сделал правильный вывод о том, что указанное обстоятельство не согласуется с правовой природой пенсии за выслугу лет, которая должна быть заслужена безукоризненным выполнением имеющих конституционное значение обязанностей, обоснованно отказал Ф.И.А. в удовлетворении требований.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Доводы кассационной жалобы Ф.И.А. указанные выводы суда не опровергают и являются несостоятельными по изложенным выше основаниям, в связи с чем, жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 20 января 2011 года в обжалуемой части оставить без изменения, а кассационную жалобу Ф.И.А. - без удовлетворения.