Судебная практика

Возлагая обязанность по возмещению ущерба непосредственно на причинителя вреда, а не на страховую компанию, суд обоснованно исходил из права потерпевшего предъявлять требования на возмещение ущерба как за счет страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда в силу обязательности ее страхования, так и за счет причинителя вреда. Определение от 20 апреля 2011 года № 33-712. Рязанская область.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе П.В.С. на решение Московского районного суда г. Рязани от 22 февраля 2011 года, которым постановлено:

Исковые требования Ю.В.К. удовлетворить частично.

Взыскать с П.В.С. в пользу Ю.В.К. в счет возмещения материального ущерба .

Взыскать с П.В.С. в пользу Ю.В.К. в счет компенсации морального вреда руб. коп.

В удовлетворении остальной части иска Ю.В.К. отказать.

Взыскать с П.В.С. в пользу Ю.В.К. расходы на оплату услуг представителя в размере рублей копеек.

Взыскать с П.В.С. расходы на производство судебной экспертизы в размере рублей копеек, перечислив денежные средства на расчетный счет, указанный ЭКЦ УВД Рязанской области.

Взыскать с П.В.С. госпошлину в доход государства в размере

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Вергазовой Л.В., объяснения представителя П.В.С. Ч.С.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Ю.В.К., возражавшего против кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Ю.В.К. обратился в суд к П.В.С. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Свои требования истец мотивирует тем, что примерно в час. мин. водитель П.В.С. управляя автомобилем ВАЗ гос. номер N совершил наезд на пешехода ФИО5 1984 года рождения (его дочь). В результате наезда ФИО5 скончалась на месте происшествия.

По данному факту следователем ССО по расследованию ДТП СУ при УВД по Рязанской области ФИО6 была проведена проверка, по результатам которой было отказано в возбуждении уголовного дела.

Истец указал, что смертью дочери ему был причинен материальный ущерб, который складывается из расходов на оплату услуг по подготовке тела умершей к захоронению, в сумме рублей, и расходов связанных с погребением в сумме рублей, а именно: руб. - поминальный обед; руб. - оплата ограды; руб. - памятник; руб. - погребение

Таким образом, общий размер материального ущерба составил рублей копейки.



Истец указал, что ему причинен также и моральный вред, который заключается в физических и нравственных страданиях. Он потерял дочь и эта утрата невосполнима. Смерть дочери стала неожиданной для него и ее гибель причинила глубокую душевную травму. До сих пор воспоминания о случившемся вызывают горечь и боль от утраты родного человека. Непосредственно после случившегося он находился на гране нервного срыва, здоровье сильно пошатнулось, кроме того, до настоящего времени он продолжает переживать по поводу случившегося. Причиненный моральный вред, вызванный смертью дочери, просит возместить денежной компенсацией в сумме рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 15, 1064, 1079, 1094, 1100, 1101 ГК РФ, истец просил взыскать с П.В.С. в его пользу денежные средства в размере рублей коп., в счет возмещения материального ущерба и денежные средства в размере рублей, в счет компенсации морального вреда.

Районный суд частично удовлетворил заявленные требования, о чем постановил указанное решение.

В кассационной жалобе П.В.С. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд. В обоснование жалобы указал, что решение суда вынесено с нарушением норм материального права и с него взыскана компенсация морального вреда в завышенном размере и без учета его имущественного положения. Суд необоснованно взыскал материальный вред с него, а не со страховой компании.

Проверив законность и обоснованность принятого решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены решения не имеется.

Так, из материалов дела усматривается, что в часов минут П.В.С, управляя по доверенности автомобилем гос. регистрационный знак N, принадлежащим на праве собственности его жене ФИО8, двигался по автодороге “Клепики-Рязань“ со стороны Клепиков в направлении г. Рязани в левом ряду своего направления со скоростью 60 - 65 км/ч с включенным ближним светом фар. Подъезжая к остановке общественного транспорта “Поляны - Варские“, расположенной на 63 км. автодороги, совершил наезд на пешехода - ФИО5 года рождения, которая от полученных телесных повреждений скончалась на месте ДТП.

В момент ДТП ФИО5 находилась в состоянии алкогольного опьянения тяжелой степени содержание в крови этанола 3,3%0.

Исследовав обстоятельства дела, учитывая Правила Дорожного Движения, суд пришел к обоснованному выводу о том, что смерть пешехода ФИО5 наступила в результате столкновения с источником повышенной опасности - автомобилем под управлением П.В.С, при этом, нарушение правил дорожного движения имело место как со стороны самой потерпевшей так и со стороны водителя ВАЗ П.В.С.

Таким образом, в результате указанного дорожно-транспортного происшествия, повлекшего смерть ФИО5, истец вынужден был нести расходы, связанные с погребением его дочери.

Принимая во внимание требования гражданского законодательства, ссылка на нормы которого имеется в решении, суд правомерно возложил обязанность по возмещению материального вреда и компенсации морального вреда на владельца источника повышенной опасности - П.В.С.

Определяя размер причиненного истцу материального ущерба, суд правильно исходил из того, что возмещению подлежат, понесенные Ю.В.К. и подтвержденные надлежащими доказательствами в судебном заседании необходимые расходы на погребение его дочери, которые составили в общей сумме рублей копейки.

При определении размера денежной компенсации морального вреда суд учел, что была причинена смерть дочери истца, который лишился ее помощи и поддержки. Принимая во внимание конкретные обстоятельства произошедшего, степень физических и нравственных страданий, которые испытывал истец, учитывая грубую неосторожность потерпевшей ФИО5, а также то, что имеется вина в причинении вреда не только потерпевшей, но и самого водителя, учитывая требования разумности и справедливости, суд посчитал возможным определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца в сумме рублей.

Судебная коллегия полагает, что данный размер компенсации морального вреда завышенным не является, в связи с чем доводы кассационной жалобы в указанной части не могут быть приняты во внимание.

В соответствии с требованиями ст. ст. 98, 100 и 103 ГПК РФ судом разрешены требования о возмещении истцу понесенных расходов, связанных с рассмотрением данного дела - взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере рублей и на проведение судебной автотехнической экспертизы в сумме рублей. Также взыскана с ответчика в доход федерального бюджета государственная пошлина в размере руб. коп.

Судебная коллегия полагает, что выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, сделаны на основе представленных сторонами доказательств, при правильном применении норм действующего законодательства, а поэтому постановленное судом решение следует признать законным и обоснованным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.



Доводы кассационной жалобы о его незаконности и необоснованности являются несостоятельными, и не могут быть приняты во внимание по изложенным выше основаниям.

Так, возлагая обязанность по возмещению ущерба непосредственно на причинителя вреда, а не на страховую компанию, суд обоснованно исходил из права потерпевшего предъявлять требования на возмещение ущерба как за счет страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда в силу обязательности ее страхования ( п. 4 ст. 931 ГК РФ), так и за счет причинителя вреда ( ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им ущерба должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

По смыслу данной правовой нормы вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения.

Из дела видно, что страховщик - ООО “Страховая группа “Компаньон“ - был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, отзыва на иск не представил и в судебное заседание не явился.

В суд первой инстанции доказательств, свидетельствующих о страховании своей гражданской ответственности в указанной компании (полис ОСАГО) П.В.С. не представил, против возмещения непосредственно им вреда не возражал, частично признав исковые требования.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для возложения ответственности по возмещению вреда на ООО “Страховая группа “Компаньон“, поэтому доводы кассационной жалобы в указанной части необоснованны и не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Московского районного суда г. Рязани от 22 февраля 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу П.В.С. - без удовлетворения.