Судебная практика

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что у управления не имелось оснований для оказания содействия в истребовании и оформлении документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм, поскольку инвалидность по заболеванию, полученному при прохождении службы, была установлена по истечении одного года после увольнения. Определение от 16 марта 2011 года № 33-408. Рязанская область.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Д.В.Ф. на решение Советского районного суда г. Рязани от 25 января 2011 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска Д.В.Ф. - отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Яковлевой Л.А., объяснения Д.В.Ф., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя УВД по Рязанской области Т.В.С., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Д.В.Ф. обратился в суд с иском к Управлению внутренних дел по Рязанской области о возложении обязанности по оформлению и направлению документов в страховую компанию.

В обоснование заявленных требований истец указал, что он проходил службу в органах внутренних дел в должности милиционера-водителя с по год. В период прохождения службы он получил сотрясение головного мозга. В апреле 2002 года после увольнения по поводу усилившихся после травмы головных болей он обратился к врачу, после чего у него было диагностировано заболевание головного мозга. В дальнейшем он постоянно в период с июня 2002 года проходил лечение в больницах и . ему была установлена первая группа инвалидности по общему заболеванию. заключением ВВК УВД ему была установлена причинная связь имеющихся у него заболеваний с прохождением службы. Повторным переосвидетельствованием ему была установлена ГБ МСЭ первая группа инвалидности по общему заболеванию. В 2006 году тем же бюро ему была установлена первая группа инвалидности по заболеванию, полученного в период прохождения службы бессрочно. Полагает, что у него есть право на получение страховой выплаты на основании Федерального Закона “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы“, поскольку у него имеет место страховой случай в виде заболевания, полученного в период прохождения службы, диагностированного до истечения одного года после увольнения из органов внутренних дел. В августе 2010 года он обратился на имя начальника УВД по Рязанской области с заявлением о подготовке и направлении документов в государственную страховую компанию, однако ему было отказано по причине отсутствия правовых оснований для удовлетворения его обращения.

Истец просил суд обязать пенсионный отдел УВД по Рязанской области оформить и передать в государственную страховую компанию документы для положенных ему страховых выплат в размере рублей.

В ходе судебного разбирательства Д.В.Ф. свои исковые требования дополнил, просил суд дополнительно к заявленному требованию взыскать с УВД по Рязанской области в его пользу компенсацию причиненного ему незаконным отказом морального вреда в размере 500000 рублей, понесенные им судебные расходы на оплату за оказание юридической помощи в размере 3000 рублей, почтовые расходы.

Суд в удовлетворении исковых требований отказал, постановив указанное решение.

В кассационной жалобе Д.В.Ф. просит решение отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда отмене не подлежит по следующим основаниям.

Разрешая спор по существу, и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 4 Федерального закона “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы“, в силу которых страховым случаем, в том числе, является установление застрахованному лицу инвалидности до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученного в период прохождения службы.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 13.08.1996 N 965 “О порядке признания граждан инвалидами“, действующего на момент установления Д.В.Ф. инвалидности, датой установления инвалидности считается день поступления в учреждение заявления граждан о признании его инвалидом с прилагаемыми к нему документами.

Из материалов дела следует, что Д.В.Ф. проходил службу в ОВД с 20.05.1986 по 30.05.2001. 30.05.2001 он был уволен со службы и ему была назначена пенсия за выслугу лет. В апреле 2002 года Д.В.Ф. обратился к участковому врачу, а 21.05.2002 в результате обследования у него было установлено образование в области моста головного мозга. Начиная с июня 2002 года истец проходил лечение в различных лечебных учреждениях. 26.08.2002 в НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко ему была проведена операция и послеоперационное лечение, после чего 21.10.2002 Нейрохирургическое бюро МСЭ установило ему инвалидность первой группы по общему заболеванию. при повторном освидетельствовании заключением Главного бюро МСЭ истцу была установлена первая группа инвалидности по общему заболеванию. на основании обращения Д.В.Ф. заключением ФГУ “Главное бюро медико-социальной экспертизы по Д.В.Ф. была установлена первая группа инвалидности по заболеванию, полученному в период прохождения службы бессрочно.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что инвалидность Д.В.Ф. была установлена по истечении одного года после увольнения . Инвалидность ему была установлена по общему заболеванию, а не заболеванию, полученному в период прохождения службы. Связь инвалидности с заболеванием, полученным в период службы, была установлена Д.В.Ф. только в 2006 году.



Учитывая, что факт установления Д.В.Ф. инвалидности по причине заболевания, полученного в период прохождения службы, до истечения одного года после увольнения, не нашел своего подтверждения в судебном заседании, суд пришел к обоснованному выводу о том, что у УВД по Рязанской области не имелось оснований для оказания Д.В.Ф. содействия в истребовании и оформлении документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, сводятся к несогласию с выводами суда и направлены к иному толкованию материальных норм, примененных судом при рассмотрении дела, ошибочны и не могут служить поводом к отмене решения суда.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене решения не имеется. Судом проверены обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела. Анализируя исследованные по этим обстоятельствам доказательства в их совокупности, суд оценил их в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 67 ГПК РФ.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Рязани от 25 января 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д.В.Ф. - без удовлетворения.