Судебная практика

По вопросу приемлемости жалобы N 30877/02 “Алексей Носов (Aleksey Nosov) против Российской Федерации“. Решение от 20 октября 2005 года. Международная организация.

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 20 октября 2005 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Лоренсена,

Ваич,

Ботучаровой,

Ковлера,

Штейнер,

Гаджиева, судей а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда, принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 28 августа 2001 г., принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителями, принимая во внимание устные доводы, сделанные сторонами в ходе слушаний 20 октября 2005 г., заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:

ФАКТЫ

Заявитель, Алексей Валентинович Носов - гражданин России, 1964 года рождения, проживает в г. Омске. В Европейском суде его интересы представлял А. Шепелин, адвокат из г. Омска. В Европейском суде власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптевым.

A. Обстоятельства дела

Судебное разбирательство по вопросу взыскания долга

21 декабря 1996 г. общество с ограниченной ответственностью “Азимут-Элита“ (далее - ООО “Азимут-Элита“), 50 процентами акций которой владел заявитель, заключило договор купли-продажи с открытым акционерным обществом “Техноприбор“ (далее - ОАО “Техноприбор“).

25 апреля 1997 г. ОАО “Техноприбор“ выплатило часть предусмотренной договором суммы. После безуспешных попыток получить сумму долга ООО “Азимут-Элита“ уступила сумму долга обществу с ограниченной ответственностью “Компаньоны“ (далее - ООО “Компаньоны“), в котором заявитель, по его утверждению, являлся директором, но не собственником. Власти Российской Федерации ссылались на ООО “Компаньоны“ как компанию, принадлежавшую заявителю.

В начале 1998 года ООО “Компаньоны“ подало гражданский иск к ОАО “Техноприбор“ о возмещении денежных сумм по неуплаченному долгу и взыскании начисленных процентов.

5 января 1999 г. Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики удовлетворил иск и присудил ООО “Компаньоны“ сумму в размере 2292000 рублей. Интересы ООО “Компаньоны“ представлял Г., действовавший на основании доверенности, выданной 14 марта 1999 г.

15 апреля 1999 г. апелляционная инстанция Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики оставила Решение от 5 января 1999 г. без изменения. Данное Судебное решение стало подлежать исполнению, и 27 апреля 1999 г. на его основании был выдан исполнительный лист.

30 апреля 1999 г. ООО “Компаньоны“ уступило долг частному предпринимателю Ш. 5 мая 1999 г. исполнительный лист на основании Судебного решения от 5 января 1999 г. был передан в службу судебных приставов для исполнения.

Поскольку в установленный срок кассационной жалобы на Судебное решение от 5 января 1999 г. подано не было, оно стало окончательным 15 мая 1999 г.

В неустановленный день в 1999 году была возбуждена процедура ликвидации (банкротства) ООО “Компаньоны“ на основании Судебного решения, вынесенного в рамках отдельного судебного разбирательства.

25 декабря 2000 г. Ш. уступил долг обществу с ограниченной ответственностью “Памир-99“ (далее - ООО “Памир-99“), в котором заявитель, по его утверждению, являлся директором, но не собственником. Власти Российской Федерации указывали, что данная компания принадлежала заявителю, в то время как директором в 1997 и 1998 годах был некий М.

28 декабря 2000 г. ООО “Памир-99“ подало иск к ООО “Техноприборы“ о взыскании ущерба, причиненного неисполнением Судебного решения от 5 января 1999 г.

Возобновление судебного разбирательства

31 января 2001 г. судья Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа Рогальский вынес два определения. Первым определением было удовлетворено ходатайство компании-ответчика о восстановлении срока подачи кассационной жалобы и назначено рассмотрение кассационной жалобы компании-ответчика. Вторым определением было удовлетворено ходатайство компании-ответчика об отсрочке уплаты судебной пошлины, которую следует уплатить в связи с рассмотрением кассационной жалобы. Оба определения были составлены по шаблонам: в первой строке слова “ссылаясь на то, что срок пропущен в связи с тем, что“ были зачеркнуты и никаких оснований для удовлетворения ходатайства о восстановлении срока не приведено. Точно так же, во второй строке слова “из представленной справки N __ от “ “ ______ 200_ года, выданной ____ следует“ зачеркнуты и заменены словами “из представленного ходатайства следует“ без указания подробностей.

21 февраля 2001 г. заявитель представил свои возражения на эти определения, которые он подписал как директор ООО “Памир-99“. Он проинформировал суд о том, что являлся директором ООО “Компаньоны“ с января 1998 года по ноябрь 1999 года, когда начался процесс ликвидации компании без правопреемства. Долг был уступлен ООО “Памир-99“ через частного предпринимателя Ш. Заявитель утверждал, что в соответствии с частью четвертой статьи 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации разбирательство по делу не могло быть заново начато или возобновлено, поскольку первоначальный истец к тому времени уже был ликвидирован. Тем не менее, если суд счел возможным рассмотреть кассационную жалобу компании-ответчика, заявитель просил привлечь ООО “Памир-99“ к рассмотрению дела и предоставить данной компании копии ходатайства о восстановлении срока кассационного обжалования и кассационной жалобы компании-ответчика.

28 февраля 2001 г. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, заседая в составе трех судей под председательством судьи Рогальского, отменил Судебные решения от 5 января и 15 апреля 1999 г. на том основании, что нижестоящие суды дали неверную оценку соответствующим фактам по делу, и направил дело на новое рассмотрение. В качестве причин возобновления разбирательства по делу в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа приводилось следующее:

“ОАО “Техноприбор“ на... судебные акты подана кассационная жалоба. В соответствии со статьей 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявителю восстановлен срок на подачу жалобы...
Отзыв на жалобу не поступил. В кассационную инстанцию от ООО “Компаньоны“ поступила телеграмма с просьбой об отложении рассмотрения кассационной жалобы до представления доказательств о ликвидации ООО “Компаньоны“. Ходатайство об отложении дела отклонено“.


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа также дал указания суду первой инстанции выяснить, действительно ли ООО “Компаньоны“ ликвидировано, и если это так, то прекратить производство по делу в соответствии со статьей 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

5 марта 2001 г. Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики вынес Определение о прекращении судебного разбирательства по иску ООО “Памир-99“ к ООО “Компаньоны“ о взыскании ущерба, поданному 28 декабря 2000 г., поскольку лежащее в его основании Судебное решение было отменено.

28 мая 2001 г. Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики вынес новое Решение по иску ООО “Компаньоны“ к ОАО “Техноприбор“. Суд установил, что согласно информации, полученной от налоговых органов, что ООО “Компаньоны“ находилась в стадии ликвидации. Повестки, направленные в адрес ООО “Компаньоны“, были возвращены как недоставленные. Суд оставил иск ООО “Компаньоны“ без рассмотрения, поскольку истец не явился на судебное заседание, и принял решение о возложении судебных расходов в размере 24148 рублей 95 копеек на ООО “Компаньоны“.

20 июня 2001 г. ООО “Памир-99“ уступило заявителю право требования долга и ущерба, понесенного в связи с неисполнением Судебного решения от 5 января 1999 г. Согласно квитанции от 10 января 2002 г. заявитель выплатил за уступленное право 35000 рублей наличными.

Попытки заявителя оспорить Определения Суда от 31 января 2001 г.

В неустановленный день заявитель направил жалобу в Высший арбитражный суд Российской Федерации на Определения от 31 января 2001 г. Заявитель указывал на тот факт, что срок кассационного обжалования был восстановлен спустя два года после его истечения, при этом ответчиком являлся крупный завод с большим административным аппаратом. Кроме того, заявитель указывал на то, что Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа не привел причин восстановления срока.

5 декабря 2001 г. судья Высшего арбитражного суда Российской Федерации А.А. Арифулин дал ответ, в котором указал, что оснований для принесения протеста не имеется. Доводы заявителя об отсутствии оснований для восстановления сроков были оставлены без ответа.

Судебное разбирательство по иску ООО “Памир-99“ к ООО “Компаньоны“

ООО “Памир-99“ обратилось в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики с иском к ООО “Компаньоны“ о взыскании ущерба, причиненного в связи с неисполнением Судебного решения от 5 января 1999 г.

5 марта 2001 г. Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики оставил без рассмотрения исковые требования ООО “Памир-99“. Суд отметил, что Судебное решение от 5 января 1999 г. отменено 28 февраля 2001 г. и что истец не доказал наличие причиненного ему ущерба, перехода права требования по Судебному решению и причинной связи с действиями ООО “Компаньоны“.

31 мая 2001 г. апелляционная инстанция Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики оставила без изменения Определение от 5 марта 2001 г.

B. Применимое национальное законодательство

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (действовавший на момент событий) (Федеральный закон от 5 мая 1995 г. N 70-ФЗ)

Статьи 47 и 49 Кодекса предусматривали, что интересы коммерческих организаций в арбитражных судах могут быть представлены своими органами, действовавшими на основании полномочий, предоставленных им Законом, положениями или уставами этих организаций, или специальным представителем, действовавшим на основании доверенности.

Часть четвертая статьи 85 Кодекса предусматривала, что Арбитражный суд прекращает производство по делу, если юридическое лицо, являющееся стороной по делу, ликвидировано.

Статья 99 Кодекса предусматривала, что Арбитражный суд может восстановить процессуальный срок по ходатайству стороны, если будет установлено, что эта сторона пропустила процессуальный срок по уважительной причине.

Статья 164 Кодекса устанавливала срок кассационного обжалования в один месяц после вступления в силу обжалуемого решения или постановления Арбитражного суда.

Статьи 166 и 168 Кодекса содержали требование о вручении копии кассационной жалобы всем участникам судебного разбирательства по делу, при этом в случае несоблюдения данного требования кассационная жалоба оставлялась без удовлетворения.

СУТЬ ЖАЛОБЫ

Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что возобновление судебного разбирательства и отмена судебных решений два года спустя после того, как они вступили в законную силу и стали подлежать исполнению, нарушили его право на справедливое судебное разбирательство.

Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, заявитель жаловался на то, что отмена вступившего в законную силу и подлежащего исполнению Судебного решения представляла собой вмешательство в его право собственности.

ПРАВО

A. Возражения властей Российской Федерации по вопросу о том, была ли жалоба подана надлежащим образом от имени заявителя

В своих доводах, представленных в письменном виде, власти Российской Федерации не согласились с тем, что представитель заявителя Шепелин был надлежащим образом наделен полномочием подать и подписать жалобу от имени заявителя. Они утверждали, что, во-первых, доверенность от 31 июля 2001 г. должна была иметь надпись заверения в форме, предусмотренной приказом Министра юстиции СССР от 29 декабря 1973 г., действовавшего на момент подачи жалобы в Европейский суд. Во-вторых, заявитель не выдавал Шепелину отдельной доверенности на представление его интересов в Европейском суде.

Заявитель не согласился с указанными доводами. Он утверждал, в частности, что приказ 1973 года не был публично доступным.

Европейский суд отметил, что власти Российской Федерации не оспаривали аутентичность подписи заявителя в доверенности, выданной Шепелину. Они также не утверждали, что жалоба подана обманным путем или без уведомления об этом заявителя. Действительно, из содержания доверенности следует, что заявитель подписал доверенность у государственного нотариуса, который проверил личность заявителя и его дееспособность. Европейский суд напомнил, что в соответствии с правилом 45 Регламента Европейского суда письменная доверенность является действительной для рассмотрения дел в Европейском суде. Ни Конвенция, ни Регламент Европейского суда не содержат требования о том, чтобы такой документ подлежал заверению (см. Решение Европейского суда по делу “Моисеев против Российской Федерации“ (Moiseyev v. Russia) от 9 декабря 2004 г., жалоба N 62936/00; Решение Европейского суда по делу “Исаева и другие против Российской Федерации“ (Isayeva and Others v. Russia) от 19 декабря 2002 г., жалобы N 57947/00, 57948/00 и 57949/00). От заявителя также не требовалось представления отдельной доверенности на представление его интересов в Европейском суде. Документ, которым располагает Европейский суд, свидетельствует о том, что заявитель поручил Шепелину представлять его интересы “во всех судебных органах“, которым Европейский суд, несомненно, является.

Таким образом, Европейский суд удовлетворен тем, что жалоба была надлежащим образом подана и что Шепелин надлежащим образом уполномочен представлять интересы заявителя. Возражение властей Российской Федерации по данному вопросу подлежит отклонению.

B. Приемлемость жалобы

Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что Решение Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, которым были отменены Судебные решения от 5 января и 15 апреля 1999 г., нарушило его право на справедливое судебное разбирательство и его право собственности. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:

“Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...“.


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит:

“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами...“.


Доводы сторон

Власти Российской Федерации

Во-первых, власти Российской Федерации утверждали, что заявитель подал свою жалобу с пропуском шестимесячного срока. По их мнению, поскольку заявитель жаловался на возобновление судебного разбирательства, этот срок начал течь с 31 января 2001 г., когда Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа принял кассационную жалобу ответчика к рассмотрению, в то время как жалоба заявителя была подана в Европейский суд 28 августа 2001 г., то есть более чем через шесть месяцев.

Во-вторых, власти Российской Федерации указывали на то, что сторонами разбирательства в национальных судах являлись компании, принадлежавшие заявителю, а не сам заявитель. По этой причине заявитель не мог утверждать, что является “жертвой“ предполагаемых нарушений (см. Решение Европейского суда по делу “ОАО “Росэлтранс“, ЗАО “Финлиз“ и Мышкин против Российской Федерации“ (Roseltrans, Finlease and Myshkin v. Russia) от 27 мая 2004 г., жалоба N 60974/00). Более того, установлено, что как минимум в мае 2001 года ООО “Компаньоны“ юридически существовало как самостоятельное юридическое лицо и могло представлять свои интересы в суде.

Кроме того, заявитель не представил документов, свидетельствующих о переходе права требования по Судебному решению от ООО “Компаньоны“ ООО “Памир-99“. ООО “Памир-99“ не ходатайствовало о признании его правопреемником ООО “Компаньоны“. Ни ООО “Памир-99“, ни сам заявитель не ходатайствовали перед национальными судами об их привлечении к рассмотрению дела в арбитражных судах в качестве третьих лиц, в то время как такая возможность существовала в соответствии со статьями 38 - 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Следовательно, заявитель не исчерпал внутренних средств правовой защиты.

Заявитель

Заявитель утверждал, что является жертвой предполагаемых нарушений, поскольку согласно договору об уступке долга от 20 июня 2001 г. он получил право требования в отношении ОАО “Техноприбор“. Более того, он являлся директором ООО “Компаньоны“ и ООО “Памир-99“ вовремя разбирательств в национальных судах. В соответствии с российским законодательством директор отвечает за экономическое благополучие компании и вправе инициировать судебное разбирательство против третьих лиц сам или уполномочить другое лицо сделать это. В случае расхождения мнений между акционерами и директором акционеры вправе назначить другого директора.

Мнение Европейского суда

Соблюдение правила шестимесячного срока

Европейский суд отметил, что заявитель жаловался на возобновление судебного разбирательства и на отмену вступившего в силу и подлежавшего исполнению Судебного решения. Действительно, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа принял к рассмотрению по существу поданную с пропуском срока кассационную жалобу 31 января 2001 г. Однако данное Решение не имело ощутимого влияния на права, указываемые заявителем, поскольку оно не повлияло на силу предыдущих Судебных решений. Европейский суд напомнил, что нарушение “права на суд“ стороны судебного разбирательства имеет место только тогда, когда вышестоящий суд отменяет вступившее в силу и подлежащее исполнению Судебное решение (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу “Брумареску против Румынии“ ({Brumarescu} <*> v. Romania), жалоба N 28342/95, § 62, ECHR 1999-VII; Постановление Европейского суда по делу “Рябых против Российской Федерации“ (Ryabykh v. Russia) от 24 июля 2003 г., жалоба N 52854/99, § 56 - 58). В настоящем деле такая отмена имела место 28 февраля 2001 г.

   -------------------------------- 


<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

В соответствии с неизменным подходом Европейского суда, если не существует эффективного средства правовой защиты в отношении конкретного акта, который предположительно нарушает Конвенцию, день, когда такой акт выносится, рассматривается как день вынесения “окончательного“ решения по смыслу правила шестимесячного срока (см. Решение Европейского суда по делу “Сардин против Российской Федерации“ (Sardin v. Russia) от 12 февраля 2004 г., жалоба N 69582/01; Решение Европейского суда по делу “Ситохова против Российской Федерации“ (Sitokhova v. Russia) от 2 сентября 2004 г., жалоба N 55609/00). В настоящем деле Судебное решение от 28 февраля 2001 г., которым были отменены ранее вынесенные Судебные решения, не могло быть обжаловано в обычном порядке. Следовательно, именно сам факт отмены Судебных решений запустил шестимесячный срок для подачи жалобы в Европейский суд (см. упоминавшееся выше Решение Европейского суда по делу “Сардин против Российской Федерации“ и упоминавшееся выше Решение Европейского суда по делу “Ситохова против Российской Федерации“). Поскольку заявитель подал жалобу 28 августа 2001 г., то есть как раз в шестимесячный срок от указанной даты, данные возражения властей Российской Федерации должны быть отклонены.

Наличие у заявителя статуса “жертвы“ предполагаемых нарушений

Европейский суд напомнил, что понятие “жертва“ по смыслу статьи 34 Конвенции обозначает лицо, непосредственно затронутое рассматриваемым действием или бездействием. Далее Европейский суд напомнил, что отказ от рассмотрения юридической правоспособности компании в свете вопроса о статусе “жертвы“ может быть оправдан только в исключительных обстоятельствах, в частности когда ясно установлено, что компания не имеет возможности обратиться в Европейский суд через органы, созданные ею в соответствии со своим уставом или - в случае ее ликвидации или банкротства - через арбитражных управляющих при ликвидации или поверенных при банкротстве (см. Решение Европейского суда по делу “Капитал Банк А.Д.“ против Болгарии“ (Capital Bank AD v. Bulgaria) от 9 сентября 2004 г., жалоба N 49429/99; Решение Европейского суда по делу “Камберроу ММ5 А.Д.“ против Болгарии“ (Camberrow MM5 AD v. Bulgaria) от 1 апреля 2004 г., жалоба N 50357/99; Постановление Европейского суда по делу “G.J. против Люксембурга“ (G.J. v. Luxemburg) от 26 октября 2000 г., жалоба N 21156/93, § 23; Постановление Европейского суда по делу “Агротексим“ и другие против Греции“ (Agrotexim and Others v. Greece) от 24 октября 1995 г., Series A, N 330, p. 25, § 66).

Вместе с тем Европейский суд отметил, что единоличный собственник компании может утверждать, что является “жертвой“ по смыслу статьи 34 Конвенции в отношении обжалуемых мер, предпринятых в отношении его компании, поскольку применительно к единоличному собственнику не существует возможности расхождения мнений среди акционеров или между акционерами и советом директоров компании относительно действительности нарушений гарантируемых Конвенцией прав или наиболее уместного способа реагирования на такие нарушения (см. Решение Европейского суда по делу “Анкаркрона против Швеции“ (Ankarcrona v. Sweden) от 27 июня 2000 г., жалоба N 35178/97; Решение Европейской комиссии по делу “Дюрволд против Швеции“ (Dyrwold v. Sweden) от 7 декабря 1990 г., жалоба N 12259/86).

Европейский суд принял во внимание расхождение точек зрения сторон по вопросу о том, кто являлся собственником ООО “Компаньоны“ и ООО “Памир-99“. В то время как в формуляре жалобы от 28 августа 2001 г. заявитель утверждал, что является “совладельцем“ обеих компаний, в своих возражениях по вопросу приемлемости и по существу жалобы от 13 августа 2004 г. он утверждал, что являлся директором обеих компаний, а не собственником. В своих доводах, представленных на слушаниях в Европейском суде, власти Российской Федерации неизменно указывали, что обе компании принадлежали заявителю. Однако ни одна из сторон не представила документов, которые бы свидетельствовали о собственниках акций компаний. В данных обстоятельствах личности акционеров обеих компаний нельзя установить с достаточной точностью, поэтому Европейский суд не может отождествлять заявителя ни с одной из компаний, в отличие от указанных выше дел “Анкаркрона против Швеции“ и “Дюрволд против Швеции“.

Относительно части жалобы по пункту 1 статьи 6 Конвенции Европейский суд напомнил, что лицо не может жаловаться на нарушение его прав в ходе разбирательства, в котором оно не являлось стороной, несмотря на тот факт, что оно являлось акционером и/или исполнительным директором компании, которая являлась стороной разбирательства (см., например, Решение Европейского суда по делу “Ф. Сантуш Лда.“ и Фашадас против Португалии“ (F. Santos Lda. and Fachadas v. Portugal) от 19 сентября 2000 г., жалоба N 49020/99; Решение Европейской комиссии по делу “Пиреш да Силва и Перейра против Португалии“ (Pires da Silva and Pereira v. Portugal) от 5 июля 1993 г., жалоба N 19157/91).

Европейский суд установил, что заявитель не являлся стороной судебного разбирательства, в котором вступившее в силу Судебное решение было вынесено в пользу ООО “Компаньоны“, а впоследствии отменено. Интересы ООО “Компаньоны“ в суде представлял некий адвокат Г., и ничто не свидетельствует об участии самого заявителя в данном судебном разбирательстве. Также из материалов дела не следует, что заявитель когда-либо пытался вступить в судебное разбирательство в личном качестве. Следовательно, заявитель не может утверждать, что является “жертвой“ предполагаемого нарушения статьи 6 Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является несовместимой ratione personae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

Относительно части жалобы заявителя на основании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, Европейский суд отметил, что на момент отмены Судебного решения от 5 января 1999 г. право требования, вытекавшее из данного Судебного решения, было уступлено ООО “Памир-99“. В июне 2001 года, то есть после отмены указанного Судебного решения, заявитель в личном качестве получил право требования суммы долга и причиненного ущерба на основании этого Судебного решения.

Прецедентная практика Европейского суда неизменно устанавливала, что “требование“ может представлять собой “имущество“ по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, если оно с достаточной степенью вероятности может быть реализовано (см. Решение Европейского суда по делу “Грищенко против Российской Федерации“ (Grishchenko v. Russia) от 8 июля 2004 г., жалоба N 75907/01; Постановление Европейского суда по делу “Бурдов против России“ (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 40, ECHR 2002-III), и уступка долга, в принципе, может представлять собой такое “имущество“. Однако поскольку Судебное решение, право требования на основании которого было уступлено заявителю, на момент уступки уже было отменено, а также в связи с отсутствием какой-либо иной выгоды для заявителя при такой уступке права требования Европейский суд не может согласиться с тем, что такая уступка привела к приобретению заявителем “имущества“ по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Относительно того, насколько отмена Судебного решения могла повлиять на право собственности ООО “Памир-99“, которая владела правом требования по Судебному решению на момент его отмены, Европейский суд отметил, что этой компанией жалобы в Европейский суд подано не было. Ею также не заявлялось, что она прекратила существовать как юридическое лицо или не могла подать жалобу от своего имени по каким-либо причинам исключительного характера. Заявитель также не утверждал, что намеревался подать жалобу от имени ООО “Памир-99“. Более того, сам факт того, что он приобрел право требования у ООО “Памир-99“, прямо свидетельствует о его намерении подать жалобу от своего имени, а не от имени ООО “Памир-99“ (см., для сравнения, Решение Европейской комиссии по делу “J.W. против Польши“ (J.W. v. Poland) от 11 сентября 1997 г., жалоба N 27917/95).

Следовательно, данная часть жалобы является несовместимой ratione personae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД БОЛЬШИНСТВОМ ГОЛОСОВ:

объявил жалобу неприемлемой.

Председатель Палаты

Христос РОЗАСКИС

Секретарь Секции Суда

Серен НИЛЬСЕН