Судебная практика

По вопросу приемлемости жалобы N 34035/02 дело “Людмила Лопатина (Lyudmila Lopatina) против Российской Федерации“. Решение от 05 июня 2007 года. Международная организация.

Европейский суд по правам человека (Пятая секция), заседая 5 июня 2007 г. Палатой в составе:

Лоренсена, Председателя Палаты,

Ботучаровой,

Юнгвирта,

Марусте,

Ковлера,

Боррего Боррего,

Виллигера, судей, а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда, принимая во внимание указанную жалобу, поданную 2 сентября 2002 г.,

посовещавшись, вынес следующее Решение:

ФАКТЫ За Ф.И.О. Лопатина, гражданка Российской Федерации, 1948 года рождения, проживает в г. Перми. В Европейском суде ее интересы представлял А. Мухачев, адвокат, практикующий в г. Перми. A. Обстоятельства дела Обстоятельства дела, как они представлены заявительницей, можно кратко изложить следующим образом.

29 декабря 1998 г. сын заявительницы был призван в армию.

16 декабря 1999 г. сын заявительницы был направлен для прохождения военной службы в Чечню. 14 января 2000 г. он погиб во время военных действий.

Заявительница подала против войсковой части иск о компенсации морального вреда, утверждая, что войсковая часть направила ее сына в Чечню и поэтому несла ответственность за его смерть.

11 февраля 2002 г. Наро-Фоминский городской суд Московской области отклонил иск заявительницы. Суд установил, что сын заявительницы погиб во время военной операции. Однако нет никаких свидетельств того, что его смерть наступила по какой-либо вине войсковой части. В отсутствие вины войсковая часть не могла нести ответственность за какой-либо моральный вред, причиненный заявительнице. Суд также отметил следующее:

“Суд сочувствует горю матери и безвременной кончине ее сына. Однако суд не установил никаких оснований для возложения на ответчика обязанности по выплате денежной компенсации за моральный вред“.


14 марта 2002 г. Московский областной суд, действуя в качестве суда кассационной инстанции, оставил Судебное решение без изменения. Он поддержал выводы районного суда и дополнил, что в соответствии с законодательством Российской Федерации члены семьи лица, погибшего во время прохождения военной службы, имели право на компенсацию и социальные выплаты. Однако законодательство Российской Федерации не возлагало на войсковую часть обязанность по выплате денежной компенсации морального вреда, причиненного членам семьи.



B. Соответствующее внутригосударственное законодательство

Расследование уголовных дел

Уголовно-процессуальный кодекс (действовавший до 1 июля 2002 г.) <*>, закреплял, что уголовное дело могло быть возбуждено следователем или прокурором по заявлению лица. После получения заявления следователь или прокурор должны были провести проверку. В зависимости от результатов проверки следователь или прокурор могли либо возбудить уголовное дело, либо отказать в его возбуждении. Лицо, подавшее заявление, должно было быть уведомлено о принятом решении и процедуре его обжалования (статьи 108, 109 и 113).

   -------------------------------- 


<*> Так в тексте. Речь идет об Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (прим. переводчика).

Процедура получения компенсации морального вреда

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Размер компенсации зависит от степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств (статья 151 Гражданского кодекса). СУТЬ ЖАЛОБЫ

Заявительница, ссылаясь на статью 8 Конвенции, обжаловала то обстоятельство, что ее единственный сын был направлен для прохождения военной службы в Чечню, где был убит.

На основании пункта 1 статьи 6 Конвенции заявительница обжаловала то обстоятельство, что суды Российской Федерации отклонили ее иск, несмотря на тот факт, что войсковая часть направила ее сына в Чечню и поэтому должна нести ответственность за ущерб, причиненный его смертью. Суды Российской Федерации не придали должного значения ее праву на уважение семейной жизни.

ПРАВО Заявительница обжаловала те обстоятельства, что ее сын был направлен для прохождения военной службы в Чечню, где был убит, и что суды Российской Федерации отклонили ее иск о компенсации морального вреда.

Европейский суд с глубоким сочувствием относится к трагедии заявительницы. Однако он полагает, что ее жалоба является неприемлемой для рассмотрения по существу по следующим причинам.

Европейский суд согласен, что при определенных обстоятельствах из положений статьи 2 Конвенции может вытекать ответственность государства за смерть военнослужащего (см., например, Постановление Европейского суда по делу “Кылынч и другие против Турции“ ({Kilinc} <*> and Others v. Turkey) от 7 июня 2005 г., жалоба N 40145/98, § 40 и 41 с дальнейшими ссылками). Тем не менее Европейский суд отмечает, что во время подготовки и дальнейшего подписания Конвенции большинство Договаривающихся государств располагали вооруженными силами и, как следствие, системой военной дисциплины, которая по своей природе подразумевала возможность наложения на определенные права и свободы членов этих вооруженных сил ограничений, которые не могут быть применены к гражданским лицам. Наличие такой системы, которую государства сохранили с тех пор, само по себе не противоречит обязательствам государств (см. Постановление Европейского суда по делу “Энгель и другие против Нидерландов“ (Engel and Others v. Netherlands) от 8 июня 1976 г., Series A, N 22, § 57). Перевод войсковой части, в которой служил сын заявительницы, в Чечню, был обусловлен особыми нуждами военной службы и являлся лишь эпизодом в стратегическом планировании военных операций. Направление сына заявительницы в Чечню само по себе не могло повлечь ответственность Российской Федерации по смыслу статьи 2 Конвенции в ее негативном или позитивном аспекте. Также оно не могло нарушить право заявительницы на уважение ее семейной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции.

   -------------------------------- 


<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

Европейский суд также отмечает, что иск заявительницы в суды Российской Федерации сводился к тому факту, что ее сына отправили в Чечню. Она никогда не утверждала во время внутригосударственных процедур, что смерть ее сына произошла по вине войсковой части. При таких обстоятельствах Европейский суд не обязан по пункту 1 статьи 35 Конвенции рассматривать, могли ли конкретные обстоятельства, приведшие к смерти заявительницы <*> во время военных действий, сделать необходимым проведение расследования, которое могло бы помочь установить какую-либо ответственность вышестоящего командования или других солдат.



   -------------------------------- 


<*> Так в тексте. Очевидно, имеет место техническая ошибка, и речь идет о сыне заявительницы (прим. переводчика).

В том, что касается жалобы заявительницы на основании статьи 6 Конвенции о несправедливом отклонении ее иска о компенсации ущерба, Европейский суд повторяет, что в соответствии со статьей 19 Конвенции его обязанностью является обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя Договаривающимися Сторонами к Конвенции. В частности, задачей Европейского суда не является рассматривать фактические или правовые ошибки, предположительно допущенные судами государства-ответчика, если только и в той степени, в которой они могли бы нарушить права и свободы, гарантированные Конвенцией (см., например, Решение Европейского суда по делу “Чекич и другие против Хорватии“ ({Cekic} and Others v. Croatia) от 9 октября 2003 г., жалоба N 15085/02). Суды Российской Федерации отклонили иск заявительницы мотивированными решениями, вынесенными после проведения публичных слушаний, во время которых заявительница имела все возможности представить свое дело. Суды Российской Федерации установили, что заявительница имела право на получение социальных выплат, выплачиваемых членам семьи солдата, который умер при исполнении военных обязанностей. Дополнительные суммы, которые требовала заявительница, подлежали выплате, только если солдат погибал по вине войсковой части. В отсутствие признаков какой-либо вины такого рода иск заявительницы был отклонен. Суды Российской Федерации тщательно рассмотрели доводы заявительницы и привели основания для их отклонения. Ничто не указывает на то, что оценка судами Российской Федерации фактов и доказательств, представленных в деле заявительницы, противоречила требованиям справедливости, закрепленным статьей 6 Конвенции.

Европейский суд не усматривает каких-либо очевидных доказательств предполагаемых нарушений Конвенции. Поэтому жалоба должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции как явно необоснованная.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД БОЛЬШИНСТВОМ ГОЛОСОВ:

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель Палаты Суда

Пэр ЛОРЕНСЕН

Секретарь Секции Суда

Клаудиа ВЕСТЕРДИЙК