Судебная практика

По вопросу приемлемости жалобы N 58973/ Ф.И.О. Ракевич против Российской Федерации“ [рус., англ.]. Решение от 05 марта 2002 года. Международная организация.

Европейский суд по правам человека, заседая 5 марта 2002 г. Палатой в составе:

Ж.-П. Коста - Председателя,

Бака,

Йорундссона,
Томассен,

Ковлера - судей, с участием С. Долле - секретаря Секции, имея в виду, что указанная жалоба была подана 8 июня 2000 г., принимая во внимание меморандум, представленный государством-ответчиком, а также ответные возражения заявительницы, проведя обсуждение,

принял следующее Решение:

ФАКТЫ

За Ф.И.О. Ракевич, гражданка России, 1961 года рождения, проживающая в г. Екатеринбурге. В Суде ее интересы представляет адвокат из Екатеринбурга Анна Деменева.

A. Обстоятельства дела

Обстоятельства дела, согласно материалам, представленным Сторонами, могут быть изложены следующим образом.

Помещение заявительницы в психиатрический стационар

25 сентября 1999 г. заявительница была в гостях у своей знакомой M. Она провела у нее всю ночь, изучая Библию и рассказывая о своих религиозных взглядах. 26 сентября 1999 г. M., оскорбленная ее мнениями, вызвала “скорую помощь“, чтобы отправить заявительницу в психиатрическую больницу. Увидев санитаров “скорой помощи“, заявительница не поняла, в чем дело, и попросила М. объяснить, что произошло, но санитары приказали ей следовать за ними.

Заявительница была помещена в городскую психиатрическую больницу N 26 г. Екатеринбурга. Дежурный врач определил ее состояние как тяжелое психическое расстройство, которое обусловливало ее опасность для себя самой (ранее она сбежала из больницы общего профиля, испытывала страх, беспокойство, растерянность), ее беспомощность (выкрикивала: “Я ничего не понимаю! Я боюсь“, отказывалась разговаривать с врачом).

26 сентября 1999 г. администрация психиатрической больницы обратилась в суд с просьбой решить вопрос о дальнейшем пребывании заявительницы в стационаре.

Спустя двое суток, 28 сентября 1999 г., было вынесено заключение врачебно-консультативной комиссии о том, что заявительница страдает шизофренией параноидной формы, нуждается в лечении в условиях психиатрического стационара. По словам врачей, в период пребывания в больнице заявительница была подозрительна, малодоступна, своих переживаний не раскрывала, не объясняла мотивов своего поведения накануне госпитализации. Кроме того, она обвиняла медицинский персонал в краже ее вещей. Говорила, что “попала в больницу из-за знакомой сектантки“, которая “хотела заманить ее в секту“. Не доверяя врачам, отказывалась принимать лечение. Была неряшлива, надевала на себя три кофты, не раздевалась для ночного сна. Отказывалась мыться, опасаясь простуды. Писала жалобы, которые прятала в нательном белье. На протяжении всего пребывания в больнице, по словам врачей, у нее отмечались эмоциональная холодность, монотонность, манерность.



Рассмотрение судом вопроса об ограничении свободы заявительницы

5 ноября 1999 г. Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в ходе выездного заседания на территории психиатрической больницы вынес постановление, подтвердившее обоснованность помещения заявительницы в психиатрический стационар, так как она страдала острой формой параноидальной шизофрении. В своих выводах суд полагался на заявления представителей больницы о том, что тяжелое психическое состояние заявительницы представляло угрозу для ее физического здоровья; она впадала в состояние бреда. По словам представителей больницы, заявительница была доставлена к ним работниками “скорой помощи“ в состоянии психического расстройства; она “всю ночь не спала, читала Библию и плакала“. Ее коллега по работе сообщила в своих показаниях, что она “стала замкнутой и часто писала жалобы по поводу предрассудков, которыми якобы страдают ее сослуживцы“.

Представитель заявительницы, несмотря на неоднократные просьбы, не имел возможности ознакомиться с заключением врачебно-консультативной комиссии ни до судебного заседания, ни после него.

11 ноября 1999 г. заявительница подала кассационную жалобу на судебное решение от 5 ноября. Заявительница утверждает, что не имела возможности представить подробные мотивы в кассационной жалобе, так как на момент подачи жалобы ей еще не был вручен окончательный текст судебного решения.

24 декабря 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда оставила жалобу заявительницы без удовлетворения, подтвердив правомерность помещения ее на принудительное лечение. При этом суд определил, что заявительница более не нуждается в принудительном лечении, так как у нее есть работа, она одна растит сына-школьника и уже находилась в больнице в течение длительного времени.

18 февраля 2000 г. заявительница подала заявления прокурору Свердловской области и председателю Свердловского областного суда о принесении протеста в порядке надзора. Ответов на эти обращения не получено.

B. Соответствующие внутригосударственные правовые нормы и правоприменительная практика

Базовые принципы оказания психиатрической медицинской помощи в России регулируются Законом Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“, принятым в 1992 году (далее именуется Закон).

Статья 29 этого Закона определяет основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке:

“Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:
а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или
б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или
в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи“.


Статья 32 указанного Закона определяет порядок освидетельствования лиц, помещенных в психиатрический стационар в недобровольном порядке:

“1) Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке.
2) Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем“.


В статьях 33 - 35 подробно определен порядок судебного рассмотрения заявлений о принудительном лечении лиц, страдающих психическими расстройствами.



“1) Вопрос о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке по основаниям, предусмотренным статьей 29 настоящего Закона, решается в суде по месту нахождения психиатрического учреждения.



Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке подается в суд представителем психиатрического учреждения, в котором находится лицо.

К заявлению, в котором должны быть указаны предусмотренные законом основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке, прилагается мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости дальнейшего пребывания лица в психиатрическом стационаре.

Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде“.



“1) Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке судья рассматривает в течение пяти дней с момента его принятия в помещении суда либо в психиатрическом учреждении.

Лицу должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если по сведениям, полученным от представителя психиатрического учреждения, психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении вопроса о его госпитализации в помещении суда, то заявление о госпитализации рассматривается судьей в психиатрическом учреждении.

Участие в рассмотрении заявления прокурора, представителя психиатрического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представителя лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, обязательно“.



“1) Рассмотрев заявление по существу, судья удовлетворяет либо отклоняет его.

Постановление судьи об удовлетворении заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре.

Постановление судьи в десятидневный срок со дня вынесения может быть обжаловано лицом, помещенным в психиатрический стационар, его представителем, руководителем психиатрического учреждения, а также организацией, которой законом либо ее уставом (положением) предоставлено право защищать права граждан, или прокурором в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР“.

СУТЬ ЖАЛОБЫ

Ссылаясь на ст. 5 и 6 Конвенции, заявительница жалуется на госпитализацию ее в психиатрический стационар в недобровольном порядке. Она указывает, что на момент заключения под стражу не была признана душевнобольной, так что оснований для заключения ее под стражу не было. Помимо этого заявительница утверждает, что судебное рассмотрение вопроса об ограничении ее свободы заняло слишком много времени, даже без учета сроков, предусмотренных национальным законодательством, и было пустой формальностью.

ПРАВО

Заявительница, ссылаясь на ст. 5 и 6 Конвенции, утверждает, что в ее принудительной госпитализации в психиатрический диспансер необходимости не было, а судебное рассмотрение вопроса о принудительной госпитализации проводилось с нарушением национального законодательства. Суд полагает, что данная жалоба подпадает под действие ст. 5, которая - в части, касающейся данной жалобы, - гласит:

“1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
... e) ... законное заключение под стражу душевнобольных ...
4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным ...“.


Власти указывают, что помещение заявительницы на принудительное лечение было правомерным согласно подп. “e“ п. 1 ст. 5 (“законное заключение под стражу душевнобольных“). Власти утверждают, что первое помещение заявительницы на принудительное лечение - 26 сентября 1999 г. - было продиктовано ее состоянием, что впоследствии было подтверждено заключениями медицинского учреждения от 29 сентября 1999 г. (по данным заявительницы, - от 28 сентября 1999 г.) и от 4 ноября 1999 г., основанными на объективном заключении о том, что заявительница страдала психическим расстройством такой степени, которое оправдывало ограничение свободы. Суду не следует сразу отвергать это заключение. Кроме того, нет никаких оснований полагать, что помещение заявительницы в стационар было неправомерным.

Власти признают, что в соответствии с положениями ст. 34 Закона Российской Федерации 1992 г. “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“ заявление лица о принудительной госпитализации подлежало рассмотрению судом в течение пяти дней с момента принятия решения о госпитализации, а фактически было рассмотрено лишь 40 дней спустя - 5 ноября 1999 г. Тем не менее власти полагают, что данное обстоятельство нельзя истолковывать как однозначно нарушающее права заявительницы. В соответствии с ч. 3 ст. 33 Закона, принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде. На этом основании власти делают вывод о том, что содержание заявительницы на принудительном лечении с самого начала находилось под эффективным контролем со стороны суда. Кроме того, хотя властям трудно объяснить причину несоблюдения судом сроков рассмотрения распоряжения администрации больницы, за период пребывания в стационаре состояние здоровья заявительницы значительно улучшилось, а это доказывает, что для содержания ее на принудительном лечении безотлагательного решения суда не требовалось.

В отношении возможностей заявительницы в части обжалования в суде решения об ограничении ее свободы власти утверждают, что заявительница воспользовалась такой возможностью, так как она и ее адвокат участвовали в заседании при рассмотрении ее вопроса Орджоникидзевским районным судом 4 ноября 1999 г., а затем обжаловали вынесенное судом постановление и добились положительного результата.

Заявительница не согласна с позицией властей. Она указывает, что вопреки судебной практике на основании Конвенции она не была достоверно признана душевнобольной ни в момент госпитализации, ни после вынесения медицинского заключения. Заявительница утверждает, что ее состояние в момент задержания не требовало принятия “срочных“ мер, так как ее поведение не было буйным и она не представляла опасности для себя и окружающих. Кроме того, ранее она не страдала психическими расстройствами, а возможность принятия в отношении нее альтернативных мер - вместо заключения под стражу - даже не рассматривалась властями. Заявительница также указывает на несоответствие причин, приводимых властями в качестве оснований для ее принудительной госпитализации, мотивам, содержащимся в постановлении суда от 5 ноября 1999 г. Данное обстоятельство с учетом поверхностного подхода суда к рассмотрению дела и того, что заявительница не имела возможности ознакомиться с медицинским заключением, ставит под сомнение достоверность выводов суда.

Заявительница утверждает, что ограничение ее свободы было в любом случае незаконным по смыслу подп. “e“ п. 1 ст. 5 Конвенции, так как не были соблюдены предусмотренные Законом сроки. Заявительница возражает против предложенного властями толкования ч. 3 ст. 33 Закона в том смысле, что он обеспечивает некий “контроль судебной власти“ в отношении ее заключения под стражу. По словам заявительницы, то, что администрация больницы направила в суд заявление о принудительной госпитализации, никак нельзя считать эффективным участием судебной власти в этом деле.

Наконец, заявительница утверждает, что при рассмотрении вопроса о ее помещении на принудительное лечение не были соблюдены положения п. 4 ст. 5 Конвенции, так как суд не провел тщательное исследование фактических обстоятельств дела, не заслушал показания M. (которая все это инициировала и являлась важнейшим свидетелем), не предоставил адвокату заявительницы возможности ознакомиться с материалами дела. Заявительница также полагает, что решение, вынесенное через 40 дней после ее помещения на принудительное лечение, нельзя признать “безотлагательным“.

Принимая во внимание заявления сторон, Суд считает, что рассматриваемая жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права, подпадающие под действие Конвенции, и их разрешение требует рассмотрения дела по существу. Из этого следует, что жалоба не может быть признана явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Никаких иных оснований для признания жалобы неприемлемой не установлено.

ВВИДУ ВЫШЕИЗЛОЖЕННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СУД ЕДИНОГЛАСНО

признает данную жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель

Палаты Суда

Ж.-П.КОСТА

Секретарь

Секции Суда

С.ДОЛЛЕ

EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS SECOND SECTION DECISION AS TO THE ADMISSIBILITY OF APPLICATION No. 58973/00 BY TAMARA NIKOLAYEVNA RAKEVICH AGAINST RUSSIA (Strasbourg, 5.III.2002)

The European Court of Human Rights (Second Section), sitting on 5 March 2002 as a Chamber composed of

Mr J.-P. Costa, President,

Mr A.B. Baka,

Mr {Gaukur Jorundsson} <*>,

Mr K. Jungwiert,

Mr V. Butkevych,

Mrs W. Thomassen,

Mr A. Kovler, judges,

and Mrs {S. Dolle}, section registrar,

   -------------------------------- 


<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.

Having regard to the above application lodged on 8 June 2000,

Having regard to the observations submitted by the respondent Government and the observations in reply submitted by the applicant,

Having deliberated, decides as follows:

THE FACTS

The applicant, Tamara Nikolayevna Rakevich, is a Russian national, who was born in 1961 and lives in Yekaterinburg. She is represented before the Court by Anna Demeneva, a lawyer practising in Yekaterinburg.

A. The circumstances of the case

The facts of the case, as submitted by the parties, may be summarised as follows.

The applicant s placement in a mental hospital

On 25 September 1999 the applicant was visiting her acquaintance M. She stayed overnight to study the Bible and share her religious opinions. On 26 September 1999, M., offended by the applicant s views, called an ambulance to escort the applicant to a mental hospital. Confused by the arrival of the ambulance, the applicant asked M. for an explanation, but was ordered by the medical staff to follow them.

The applicant was taken to the Yekaterinburg City Psychiatric Hospital No. 26. The doctor on duty qualified the applicant s condition as a grave mental disorder that manifested itself in the applicant s being a danger to herself (she had previously escaped from a general hospital, experienced fear, anxiety and disorientation) and her being helpless (the applicant had cried: “I do not understand anything! I am afraid!“ and was uncooperative with the doctor).

On 26 September 1999 the hospital applied to a court for approval of the applicant s confinement.

Two days later, on 28 September 1999, a medical commission diagnosed the applicant as suffering from paranoid schizophrenia and confirmed that she should be kept in hospital. According to the doctors, once in the hospital, the applicant remained suspicious and distrustful. She did not reveal her emotions or explain the behaviour which had led to her hospitalisation. Moreover, she accused the medical staff of stealing her belongings. The applicant insisted that her detention had been “sought by her acquaintance who was a member of a sect“ and who “had intended to lure her into the sect“. Having no trust in the doctors, the applicant refused any treatment. She was untidy, wore three jerseys at the same time and did not undress for bed. The applicant also refused to wash for fear of catching a cold and wrote complaints which she hid in her underwear. All that time, according to the medical report, she remained emotionally cold, mannered and repetitive.

Judicial review of the detention

On 5 November 1999 the Ordzhonekidzevskiy District Court of Yekaterinburg, after a hearing at the hospital, confirmed that the detention had been necessary as the applicant had suffered from an acute attack of paranoid schizophrenia. In its findings the court relied on assertions by the hospital that the applicant s aggravated mental condition had put her physical integrity in danger and that she had been delirious. The medical representatives also testified that the applicant had been taken to the hospital by the emergency services in a deranged state of mind and that she “had remained awake throughout the night studying the Bible and weeping“. A work colleague of the applicant testified that the applicant “had become uncooperative and filed frequent complaints about her co-workers alleged prejudices“.

The applicant s representative did not have any access to the report of the medical commission either before or after the hearing, despite his requests.

On 11 November 1999 the applicant lodged an appeal against the decision of 5 November. The applicant states that she was unable to give detailed reasons for her appeal as, at that time, the final text of the court decision had not been served on her.

On 24 December 1999 the Civil Chamber of the Sverdlovsk Regional Court dismissed the appeal, confirming the applicant s detention. It was also established, however, that the applicant s compulsory care was no longer necessary as the applicant had a job, was a single mother of a schoolboy and had already spent a considerable period of time in the hospital.

On 18 February 2000 the applicant applied for a supervisory review of the above judgment to the Public Prosecutor of the Sverdlovsk Region and the President of the Sverdlovsk Regional Court. No reply was received.

B. Relevant domestic law

The basic principles of psychiatric medical care in Russia are governed by the Law on Psychiatric Treatment and Associated Civil Right Guarantees, enacted in 1992 (“the Act“).

Section 29 of the Act sets out the grounds for involuntary placement in a psychiatric facility:

“A mentally disturbed individual may be hospitalised in a psychiatric facility contrary to his will or the will of his legal representative without a court decision, if the individual s examination or treatment can only be carried out by in-patient care, and the mental disorder is severe enough to give rise to:
a) a direct danger for the person or for others, or
b) the individual s helplessness, i.e. an inability to take care of himself, or
c) a significant impairment in health as a result of a deteriorating mental condition, if the affected person were to be left without psychiatric care.“
Section 32 of the Act specifies the procedure for the examination of patients compulsorily confined in a hospital:
“1) A person placed in a psychiatric hospital on the grounds defined by Section 29 of the present Act shall be subject to compulsory examination within 48 hours by a commission of psychiatrists of the hospital, which commission shall take a decision as to the necessity of hospitalisation. If no reasons for hospitalisation are established and the hospitalised person expresses no intention of remaining in the hospital, the person shall be released immediately.
2) If hospitalisation is considered necessary, the conclusion of the commission of psychiatrists shall be forwarded to the court having territorial jurisdiction over the hospital, within 24 hours, for a decision as to the person s further confinement in the hospital.“
Sections 33 - 35 set out in detail the procedure for judicial review of applications for compulsory treatment of mentally ill persons:

Section 33
“1) Involuntary hospitalisation for in-patient psychiatric care on the grounds defined by Section 29 of the present Act shall be subject to review by the court having territorial jurisdiction over the hospital.
2) An application for the involuntary placement of a person in a psychiatric facility shall be filed by a representative of the hospital where the person is detained.
The application containing the grounds for involuntary psychiatric hospitalisation shall be accompanied by a reasoned conclusion of a commission of psychiatrists as to the further necessity of the person s in-patient treatment in a psychiatric facility.
3) A judge who accepts the application for review shall simultaneously order the person s detention in a psychiatric hospital for the term necessary for that review.“

Section 34
“1) An application for the involuntary placement of a person in a psychiatric hospital shall be reviewed by a judge on the premises of the court or hospital within five days after receipt of the application.
2) The person shall be allowed to participate personally in the hearing to determine whether he should be hospitalised. If, on the information provided by a representative of the psychiatric hospital, the person s mental state does not allow him to participate personally in the hearing, the application shall be reviewed by the judge on the hospital s premises.
3) The presence at the hearing of a public prosecutor, a representative of the psychiatric institution requesting hospitalisation, and a representative of the person who it is intended to detain, shall be mandatory.“

Section 35
“1) Upon examination of the application on the merits, the judge shall either grant or refuse it.
2) The judge s grant of the application shall justify the person s hospitalisation and further confinement in the hospital.
3) The judge s decision shall be subject to appeal within ten days by the person placed in the psychiatric hospital, his representative, the head of the psychiatric hospital as well as by an organisation entitled by virtue of law or its by-laws to protect citizens rights, or by a public prosecutor. The appeal shall be made in accordance with the rules established in the Code of Civil Procedure of the RSFSR.“

COMPLAINT
The applicant complains under Articles 5 and 6 of the Convention about her compulsory placement in the psychiatric hospital. She points out that she had not been diagnosed as mentally ill at the time of her detention and that no ground existed to detain her. It is also claimed that the judicial review of the applicant s arrest lasted too long, even without reference to the time-limits established by domestic law, and was a mere formality.

THE LAW
The applicant claims, with reference to Articles 5 and 6 of the Convention, that her compulsory psychiatric detention was not necessary and that there was non-compliance with the domestic law on the judicial review of such detention. The Court considers that this complaint falls to be examined under Article 5, which, insofar as relevant, reads as follows:
“1. Everyone has the right to liberty and security of person. No one shall be deprived of his liberty save in the following cases and in accordance with a procedure prescribed by law: ...
e) the lawful detention ... of persons of unsound mind ...
4. Everyone who is deprived of his liberty by arrest or detention shall be entitled to take proceedings by which the lawfulness of his detention shall be decided speedily by a court and his release ordered if the detention is not lawful ...“
The Government submit that the applicant s detention was justified under Article 5 § 1 “e“ as the lawful detention of a person of unsound mind. They argue that the applicant s initial detention on 26 September 1999 was necessitated by her condition, which was later confirmed by the hospital orders of 29 September (28 September, according to the applicant) and 4 November 1999, based on an objective medical opinion that the applicant had been suffering from a mental disorder of such a degree that confinement was warranted. The Court should be slow to reject that conclusion. Nor was there any reason to believe that the applicant s detention was arbitrary.
The Government concede that, according to Section 34 of the Law on Psychiatric Treatment and Associated Civil Right Guarantees 1992, judicial review of the applicant s detention should have taken place within five days of the decision to hospitalise her, whereas it in fact took forty days - until 5 November 1999. The Government nevertheless consider that this fact does not disclose a prima facie violation of the applicant s rights because, according to Section 33 § 3 of the Act, a judge who accepts an application for review simultaneously orders the person s detention in a psychiatric hospital for the term necessary to complete its examination of the case. This leads the Government to conclude that the applicant s detention was subject to effective judicial control from an early stage. Furthermore, even though it is difficult for the Government to explain the court s failure to respect the time-limit for the review of the hospital order, the applicant s health improved significantly during her stay at the hospital, which proves that the applicant s confinement did not require an urgent authorisation by a court.
In respect of the possibility for the applicant to challenge her detention before a court, the Government claim that the applicant did benefit from such a possibility as she and her lawyer took part in the hearing before the Ordzhonekidzevskiy District Court on 5 November 1999 and were successfully able to appeal the court s decision.
The applicant disagrees with the Government. She states that, contrary to Convention case-law, she was not reliably shown to be of unsound mind either at the moment of her hospitalisation or after the medical report had been drawn up. The applicant submits that her condition at the time of the detention was not such as to show an “urgent“ case because she did not behave violently and did not pose a threat to herself or others. Moreover, she had no history of mental disturbance, and the authorities never considered alternatives to detention. The applicant further points to inconsistencies between the reasons given for her detention on her admission to the hospital, as now submitted by the Government, and the reasons contained in the court ruling of 5 November 1999. This, taken together with the court s superficial attitude and the applicant s inability to examine the medical evidence, made the court s findings unreliable.
The applicant argues that her detention was in any event unlawful within the meaning of Article 5 § 1 “e“ of the Convention because the time-limits laid down in the Act were not complied with. The applicant challenges the interpretation of Section 33 § 3 of the Act suggested by the Government as offering a certain “judicial control“ of the detention. According to the applicant, the mere communication by a hospital administration to a court of an application for detention in no way assumes any effective involvement of the judiciary in the matter.
Finally, the applicant maintains that the procedure for the review of her detention did not comply with Article 5 § 4 of the Convention, as the courts failed to examine the factual circumstances of the case thoroughly, did not hear M. (the person who initiated the whole procedure and was a crucial witness), and did not provide access to the case-file to the applicant s lawyer. The applicant also believes that the decision taken forty days after her detention was not “speedy“.


The Court considers, in the light of the parties submissions, that the complaint raises serious issues of fact and law under the Convention, the determination of which requires an examination of the merits. The Court concludes therefore that this complaint is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention. No other ground for declaring it inadmissible has been established.

FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY

Declares the application admissible.

J.-P.COSTA

President

{S.DOLLE}

Registrar