Судебная практика

По вопросу приемлемости жалобы N 56869/00 “Александра Лариошина (Aleksandra Larioshina) против Российской Федерации“. Решение от 23 апреля 2002 года. Международная организация.

Европейский суд (Вторая секция), заседая 23 апреля 2002 г. Палатой в составе:

Ж.-П. Коста, Председателя Палаты,

А.Б. Бака,

Йорундссона,
Угрехилидзе,

Ковлера, судей, а также с участием С. Долле, Секретаря Секции Суда, принимая во внимание жалобу, поданную 25 июня 1999 г., заседая за закрытыми дверями,

принял следующее Решение:

ФАКТЫ Заявитель - гражданка России, 1918 г.р., проживает в г. Ардатов, Республика Мордовия, Российская Федерация. A. Обстоятельства дела Заявитель получает пенсию по старости и некоторые иные социальные выплаты от органов социального страхования. На момент подачи заявителем жалобы общая сумма получаемых ею социальных выплат равна 653 российских руб. в месяц.

Она заявила, что в период с 1995 по 1998 г. размер этих выплат неправильно подсчитывался. В частности, она утверждала, что в это время в соответствии с Законом от 7 мая 1995 г. (см. далее раздел “Применимое национальное законодательство“) ей было предоставлено право получать специальное пособие как вдове участника Второй мировой войны. Она подала иск в Ардатовский районный суд Республики Мордовия, требуя возмещения материального ущерба и морального вреда, причиненного этими действиями.

11 ноября 1998 г. суд отклонил ее иск на тех основаниях, что заявителю было предоставлено право получать упомянутое социальное пособие, но до июля 1998 г. она не обращалась в установленном законом порядке за получением этого пособия. Суд также заметил, что с июля 1998 г. заявитель получала данное пособие. 29 декабря 1998 г. Верховный суд Республики Мордовия оставил жалобу заявителя на решение суда первой инстанции без удовлетворения, придя к выводу, что нижестоящий суд правильно разрешил дело.

B. Применимое национальное законодательство Конституция России (статья 39) и Закон Российской Федерации “О государственных пенсиях в Российской Федерации“ предоставляют лицу право на получение пенсионного обеспечения по старости, размер которого зависит от стажа работы и подобной деятельности.

Закон от 7 мая 1995 г. предоставляет участникам Второй мировой войны и их вдовам право на получение дополнительных ежемесячных выплат.

СУТЬ ЖАЛОБЫ

Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловалась, что суды неверно установили факты дела и применили ненадлежащую норму права к ее иску о взыскании убытков.

Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, она жаловалась на исход разбирательства по делу. В частности, она заявила, что отказ судов признать ее материальные требования обоснованными и взыскать в ее пользу с органов социального страхования ущерб является неправомерным вмешательством в ее “право собственности“. Ссылаясь на это положение Конвенции, заявитель также жаловалась на недостаточный размер ее пенсии и других социальных выплат, которые она получает для поддержания нормального образа жизни.

ПРАВО



Заявитель указывала на предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, которая применительно к данному делу устанавливает следующее:

“Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...“.


В частности, она заявила, что анализ доказательств по делу, сделанный судами, и их толкование национального законодательства были неправильными.

Европейский суд напомнил, что, в целом, исследование предполагаемых ошибок национальных судебных властей в применении права и установлении фактов дела не является его задачей, поскольку невозможно установить несправедливость разбирательства по делу (см., inter alia, Постановление Европейского суда по делу “Дактарас против Литвы“ (Daktaras v. Lithuania) от 11 января 2000 г., жалоба N 42095/98).

Европейский суд установил, что в данном деле национальные суды по двум инстанциям тщательно изучили материалы дела, предоставленные им, и пришли к обоснованному заключению по существу иска заявителя. В ходе судебного разбирательства заявитель имела все возможности представить свою позицию по делу и оспорить доказательства, которые она считала неверными. Следовательно, заявитель не обосновала свое заявление о несправедливости решения судов.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

Далее заявитель жаловалась, что исход разбирательства по данному делу нарушает ее права собственности в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая устанавливает следующее:

“Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или иных сборов или штрафов“.


Европейский суд установил, что за заявителем было официально признано право на обращение за получением дополнительных социальных выплат в соответствии с Законом от 7 мая 1995 г. Однако также было установлено, что до июля 1998 г. она не обращалась за получением этих выплат в порядке, установленном данным Законом. Нет никаких свидетельств о том, что в период с 1995 г. по июль 1998 г. имело место вмешательство в осуществление ее права на получение данных социальных выплат. Далее Европейский суд отметил, что с июля 1998 г. заявитель получала выплаты.

Следовательно, заявление заявителя о нарушении ее прав собственности является явно необоснованным по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Соответственно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

Что касается жалобы заявителя на недостаточный размер пенсии и других получаемых ею социальных выплат, Европейский суд напомнил, что по общему правилу он не может подменять собой национальные власти по вопросу установления или пересмотра размера финансовых выплат согласно программам социальной помощи населению (см., mutatis mutandis, Решение Европейского суда по делу “Панченко против Латвии“ (Pancenko v. Latvia) от 28 октября 1999 г., жалоба N 40772/98).

Европейский суд установил, что в соответствии с применимым национальным законодательством заявитель получает пенсию по старости и предоставляемые ей дополнительные социальные выплаты. Нет никаких указаний на то, что выплаты задерживались или имело место иное вмешательство в “право собственности“ заявителя в этой связи по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Как уже сказано, Европейский суд считает, что жалоба на абсолютно недостаточный размер пенсии и других социальных выплат в целом может возникнуть на основании статьи 3 Конвенции, запрещающей бесчеловечное или унижающее достоинство обращение. Однако на основании предоставленных ему материалов Европейский суд пришел к выводу, что размер пенсии заявителя и дополнительных социальных выплат причинил вред ее физическому и психическому состоянию, соразмерный с минимальным уровнем тяжести, находящийся в пределах, установленных статьей 3 Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО: объявил жалобу неприемлемой.



Председатель Палаты

Ж.-П.КОСТА

Секретарь Секции Суда

С.ДОЛЛЕ