Судебная практика

Решение от 16 ноября 2010 года № 2-7608/10. Решение от 16 ноября 2010 года № 2-7608/10. Москва.

Нагатинский районный суд г. Москвы

в составе председательствующего судьи Маловой И.Е.,

при секретаре Кузнецовой И.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-7608/10

по иску Я.А. к П.Л.П. о взыскании денежных средств и по встречному иску П.Л.П. к Я.А. о признании договора частично недействительным, дополнений к договору недействительным,

Установил:

Истец Я.А. обратился в суд с иском к ответчику П.Л.П. о взыскании денежных средств. В обоснование заявленных требований указал на то, что 30 мая 2007 года между Я.А. и П.Л.П. был заключён договор об оказании юридических, информационных и консультационных услуг, по условиям которого, он обязался предоставить П.Л.П. весь спектр юридических услуг, в рамках гражданского дела по иску м.Е. о расторжении договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, а ответчик в свою очередь обязался выплатить ему вознаграждение, за оказанные услуги, в размере стоимости 13 доли <адрес>, расположенной по адресу: г. Москва, <адрес>. Он свои обязательства по договору выполнил в полном объёме, П.Л.П. от выполнения своих обязательств уклоняется, в связи с чем просит взыскать с П.Л.П. денежные средства, в размере 1870000 руб., что составляет стоимость 13 доли квартиры.

Представитель истца по доверенности И.З. в судебное заседание явилась, объяснения по существу иска в качестве представителя истца давать отказалась.

Представитель ответчика П.Л.П. К.Н. в судебное заседание явился, исковые требования не признал, просил в удовлетворении иска отказать. Вместе с тем предъявил встречное исковое заявление о признании договора, дополнения к договору частично недействительными. В обоснование своих требований указал на то, что п.3 договора, регулирующий порядок оплаты и дополнение к данному договору недействительны, т.к., изложенные в них условия, не соответствуют требованиям закона, в частности ст.779 ГК РФ и ст.971 ГК РФ, поскольку названные пункты договора предусматривают вознаграждение ответчика, «принявшего на себя обязательства по обеспечению законных прав и интересов заказчика как плательщика ренты и по предоставлению интересов заказчика в суде», не за совершение им определённых действий или деятельности, а ставят условие об оплате в зависимость от урегулирования всех споров, т.е. за принятие судом выгодного для истца судебного акта. По смыслу условий договора выплата вознаграждения производится только после прекращения действия договора ренты в связи со смертью получателя ренты, что также противоречит нормам закона, поскольку в том случае, если бы судом было принято Решение в пользу М.Е.., данный пункт договора не мог быть исполнен, поскольку П.Л.П. не являлась бы стороной сделки. Представитель ответчика также пояснил, что П.Л.П. не возражает против взыскания с нее расходов по указанному договору, поскольку Я.А. все-таки представлял ее интересы в суде по гражданскому делу по иску к ней М.Е. о расторжении договора ренты, но с учетом разумности. Поскольку в ходе рассмотрения указанного дела он участвовал в четырех судебных заседаниях, и более никакой работы не выполнял, она согласна на выплату вознаграждения в сумме не более 10000 руб.

Истец Я.А. в судебное заседание не явился, о дне и времени рассмотрения дела судом извещен, представитель Я.А. по доверенности И.З. суду пояснила, что лично известила своего доверителя о времени судебного заседания, причина неявки последнего ей не известна.

Истец не просил об отложении дела слушанием, доказательств уважительности причин своей неявки в судебное заседание суду не представил, и при наличии сведений об его извещении через представителя и присутствии в судебном заседании представителя, с учетом того, что представитель ответчика настаивал на рассмотрении дела по существу, рассмотрел дело в отсутствие Я.А., учитывая все доводы, приведенные им в исковом заявлении, дополнении к исковому заявлению, а также в кассационной жалобе и пояснениях по иску.

Третье лицо И.З. в судебное заседание явилась, с первоначальным иском согласилась, с требованиями встречного иска не согласилась.

Третье лицо представитель Управления росреестра по Москве в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещён надлежащим образом, в связи с чем суд рассматривает дело в его отсутствие.

Суд, выслушав пояснения представителя ответчика П.Л.П. К.Н., пояснения третьего лица И.З., исследовав материалы гражданского дела, обозрев материалы гражданского дела № по иску М.Е. к П.Л.П. о расторжении договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, приходит к следующему:

В ходе судебного разбирательства установлено, что 30 мая 2007 года между П.Л.П. с одной стороны и Я.А., И.З. с другой стороны заключён договор об оказании юридических, информационных и консультационных услуг.

Согласно п.3.1. договора после прекращения пожизненного содержания с иждивением по указанному договору ренты, в связи со смертью М.Е.. и Г.Т. и снятия обременения с квартиры по адресу: г. Москва, <адрес>, то есть с момента возможности реализации заказчиком указанной квартиры, заказчик обязуется выплатить исполнителям сумму в размере 13 от стоимости указанной квартиры, при отсутствии на момент реализации квартиры споров по данной жилой площади.



Кроме того, Пункт 3 указанного договора, предусматривает вознаграждение в следующем порядке. После прекращения пожизненного содержания с иждивением по договору ренты, в связи со смертью рентополучателя и снятия обременения с квартиры, т.е. с момента возможности реализации заказчиком указанной квартиры, заказчик обязуется выплатить исполнителям сумму в размере 1/3 от стоимости указанной квартиры, при условии отсутствия на момент реализации квартиры споров по данной квартире. При наличии спора оплата услуг производится после урегулирования всех споров, во всех инстанциях. В случае прекращения пожизненного содержания с иждивением по договору ренты, в связи с его расторжением по инициативе получателя ренты или решению суда, вознаграждение исполнителям не выплачивается.

Договор, кроме того, содержит дополнение в котором указано, что на момент прекращения пожизненного содержания с иждивением в связи со смертью получателя ренты в качестве оплаты передается комната 11,4 кв.м. в данной квартире Я.А.

Обязательства ответчицы П.Л.П. по договору ренты прекращены, в связи со смертью рентополучателя М.Е. наступившей 28 ноября 2008 года.

Согласно п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В соответствии с п. 3.2 Постановления Конституционного Суда от ДД.ММ.ГГГГ№-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 ст. 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами Общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В., одним из распространенных видов услуг, оказание которых регулируется главой 39 ГК Российской Федерации, являются правовые услуги, к которым относятся предоставление устных и письменных консультаций, составление юридических документов (исковых заявлений, отзывов, апелляционных и кассационных жалоб и т.д.), экспертных заключений, участие в разбирательстве судебных споров и т.д. Соответствующий договор может быть заключен как с адвокатским образованием (статьи 20 и 25 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“), так и с иными субъектами, которые согласно действующему законодательству вправе оказывать возмездные правовые услуги.

Спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором “совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности“ направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять Решение в отношении заявленного требования. Поэтому интересы заказчика, зачастую не ограничиваясь предоставлением собственно правовых услуг исполнителем, заключаются в достижении положительного результата его деятельности (удовлетворение иска, жалобы, получение иного благоприятного решения), что выходит за предмет регулирования по договору.

На практике, как об этом свидетельствуют, в том числе, материалы настоящего дела, это приводит к включению в договор условий, в соответствии с которыми при вынесении положительного решения в пользу доверителя (заказчика) последний обязуется выплатить услугополучателю (исполнителю) определенную сумму, исчисляемую в процентном отношении к удовлетворенной судом сумме иска.

Ставя перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК Российской Федерации, заявители, по существу, также исходят из того, что при оказании правовых услуг оплате подлежат не только сами действия (деятельность) исполнителя, но и тот специфический результат, для достижения которого заключается соответствующий договор, а именно вынесение решения суда в пользу заявителя. Между тем подобная цель - в том смысле, в каком цель того или иного заключаемого договора определена в Гражданском кодексе Российской Федерации либо выявлена из содержания договора при его истолковании в соответствии с частью второй статьи 431 ГК Российской Федерации, - не может рассматриваться как отвечающая требованиям, вытекающим из содержания главы 39 ГК Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений (Постановления от 23 декабря 1997 года N 21-П, от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 28 марта 2000 года N 5-П и др.).

Реализация рассматриваемых в настоящем деле положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК Российской Федерации, регламентирующих комплекс общественных отношений по поводу возмездного оказания услуг, как норм общего характера обеспечивается в том числе конкретизацией и детализацией в иных нормативных правовых актах. В отсутствие же специального, конкретизирующего правового регулирования индивидуализация их нормативного содержания применительно к отдельным видам договоров должна обеспечиваться в правоприменительной практике, в том числе на основе конституционных принципов и основных начал гражданского законодательства, с соблюдением основ публичного правопорядка.

В частности, казуальное истолкование и применение названных законоположений, которые напрямую не предусматривают критерии ограничений и запретов на определение размера оплаты юридических услуг, должно осуществляться в общей системе конституционно-правового и гражданско-правового регулирования соответствующих отношений на основе конституционных принципов, обладающих, как подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации в ряде решений, высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяющих содержание конституционных прав человека и отраслевых прав граждан, носящих универсальный характер и в связи с этим оказывающих регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений (Постановления от 27 января 1993 года N 1-П, от 10 апреля 2003 года №5-П).

В силу конституционных принципов и норм, в частности принципов свободы договора, доступности правосудия, независимости и самостоятельности судебной власти, состязательности и равноправия сторон, предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей (уплата аванса, предварительные платежи, рассрочка платежа, предоставление кредита, почасовая оплата, исчисление размера вознаграждения в процентах от цены иска и т.д.), не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения: в системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное Решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (статья 128 ГК Российской Федерации), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (статья 432 ГК Российской Федерации).

Включение же в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (пункт 2 статьи 1 ГК Российской Федерации), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 ГК Российской Федерации плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

В статье 431 ч.1 ГК РФ предусматривается, что при толковании условия договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как видно из материалов дела договор был заключен в период рассмотрения судом спора по иску Алёхиной М.Е. к П.Л.П. о расторжении договора ренты квартиры на условиях пожизненного содержания с иждивением. Решение Нагатинским районным судом г. Москвы постановлено 08 июня 2007 года.

Из соотношения условий договора регулирующего оплату усматривается, что оплата в установленном размере производится после урегулирования всех споров, а в случае расторжения договора по инициативе рентополучателя, вознаграждение не выплачивается. Это свидетельствует о том, что выплата размера вознаграждения была установлена в зависимости от принятия положительного решения для ответчицы.



В силу ст.168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Положения ст. 180 ГК РФ предусматривают возможность признания недействительным части сделки, которая не соответствует требования закона и не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Установление договором оплаты не за совершение исполнителем определенных действий, а за принятие судом выгодного для заказчика решения, не соответствует норме закона, характеру и природе отношений сторон, поэтому в этой части (п.3 договора) договор должен быть признан недействительным, учитывая также и то, что признание его недействительным в указанной части не повлечет недействительности прочих частей, а также должно быть признано недействительным дополнение к договору.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 771 ГК РФ предметом договора является возмездное оказание услуг. При совершении названных в договоре действий исполнитель считается исполнившим свои обязательства и вправе требовать выплаты причитающегося вознаграждения

Как следует из материалов гражданского дела № обозревавшегося в судебном заседании, Я.А. участвовал в четырех судебных заседаниях по иску М.Е. к П.Л.П. о расторжении договора ренты - в первой инстанции 13 марта 2007 года, при этом дело слушанием было отложено в стадии ходатайств, 18 мая 2007 года, в судебном заседании выслушивались стороны, исследовались письменные материалы дела, 08 июня 2007 года, в судебном заседании выслушивались стороны, допрашивался свидетель, исследовались письменные материалы дела, а также в судебном заседании кассационной инстанции 30 октября 2007 года.

Указанный объем действий Ятрушева А.П. по исполнению договора является исчерпывающим, поэтому в соответствие со ст.424 ГК РФ, исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги, с учетом принципа разумности, суд приходит к выводу, что вознаграждение в 1870000 руб. явно несоразмерно с объемом выполненных услуг, и определяет размер причитающегося Я.А., в 10000 руб.

При этом, не соглашаясь с доводами третьего лица, пояснившей суду, что еще задолго до заключения договора Я.А. выполнял и иные услуги, связанные с указанным договором, о чем свидетельствует доверенность, выданная П.Л.П. Я.А. еще ДД.ММ.ГГГГ, а, кроме того, и после вступления в законную силу решения Нагатинского районного суда г.Москвы от 08 июня 2007 года, продолжал оказывать услуги, уговаривая М.Е. изменить условия договора, суд отмечает следующее:

Доверенность, выданная П.Л.П. Я.А. не содержит в себе сведений о том, что она выдана в связи с заключением указанного выше договора, сам договор заключен позднее выдачи доверенности на 3,5 месяца и ссылки на указанную доверенность не содержит, в связи с чем между ними взаимосвязи не прослеживается.

Предметом договора, в соответствие с п.1, является комплекс юридических, информационных и консультационных услуг в следующем объеме:

Обеспечение защиты законных прав П.Л.П., как плательщика ренты на протяжении всего времени действия договора ренты;

Представление интересов П.Л.П. по защите ее прав, как плательщика ренты во всех судебных инстанциях.

Поскольку договор был заключен уже в период обращения М.Е. в суд с иском о расторжении договора ренты, Решение по делу состоялось в пользу П.Л.П., иные действия и услуги, о совершении которых Я.А. указывает его представитель, бессмысленны, и их совершение П.Л.П. категорически отрицается, суд считает, что объем проведенной Я.А. работы исчерпывается представлением ее интересов в суде.

Доводы представителя истца (3-го лица) о том, что в рамках указанного договора Я.А. представлял интересы П.Л.П. по делу по иску Г.Т. к М.Е., ДЖПиЖФ по г.Москве о признании договора приватизации недействительным, суд также признает несостоятельными, поскольку указанный спор с предметом договора не связан.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Иск П.Л.П. удовлетворить.

Признать недействительным п. № «Порядок оплаты» Договора об оказании юридических, информационных и консультационных услуг, заключенного 30 мая 2007 года между П.Л.П. и Я.А., а также дополнение к указанному договору следующего содержания: «на момент прекращения пожизгненного содержания с иждивением в связи со смертью М.Е. в качестве оплаты передается комната 11,4 кв.м. в данной квартире Я.А.»

Иск Я.А. частично удовлетворить.

Вхзыскать с П.Л.П. в пользу Я.А. вознаграждение по договору оказания услуг в сумме 10000 (десять тысяч) руб.

В остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней.

Федеральный судья: И.Е.Малова