Судебная практика

Приговор от 12 апреля 2011 года . Приговор от 12 апреля 2011 года № . Архангельская область.

Ломоносовский районный суд г. Архангельска в составе

председательствующего Шабарина А.В.

с участием государственных обвинителей - заместителя прокурора Ломоносовского района г. Архангельска Романовой О.В., помощника прокурора того же района Богдановой А.А.,

подсудимого Карпухина Э.Ю.,

защитника - адвоката Трусова В.Н.,

потерпевшего Д.

при секретарях Королевой В.В., Савеловой О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Карпухина Э.Ю., ..., ранее судимого:

16 июля 1998 года Исакогорским районным судом г. Архангельска по ч.1 ст.105 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденного 27 марта 2009 года условно-досрочно на 7 месяцев 2 дня;

20 мая 2010 года мировым судьей судебного участка № 2 Исакогорского и Цигломенского округов г. Архангельска по ч.1 ст.119 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, Постановлением Исакогорского районного суда г. Архангельска от 01 декабря 2010 года условное осуждение отменено, отбывающего наказание с указанной даты, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 и ч.1 ст.105 УК РФ,

Установил:

Карпухин Э.Ю. покушался на убийство при следующих обстоятельствах.

10 ноября 2010 года, в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 30 минут, он, находясь у второго подъезда ... в г. Архангельске, в ходе ссоры, из неприязни, умышленно с целью убийства пытался ударить Д. ножом в область шеи, однако довести свой преступный умысел до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку Д.. успел блокировать его руку с ножом и вместе с находившимся рядом С. пресек его дальнейшие действия.

В судебном заседании Карпухин Э.Ю. свою вину признал частично, заявил, что умысла на убийство у него не было, причиной таких действий стало агрессивное поведение самого потерпевшего.

Несмотря на занятую подсудимым позицию, его вина в полном объеме подтверждается совокупностью представленных стороной обвинения доказательств, исследованных и проверенных судом.

В своей явке с повинной Карпухин сообщил, что 10 ноября 2010 года распивал спиртное. Вечером у второго подъезда ... у него произошел конфликт с незнакомым мужчиной, которого он попытался ударить кухонным ножом, принадлежащим его сожительнице, в шею. Удар наносил сверху вниз, но мужчина удар отбил. После этого он размахивал ножом перед животом мужчины. Делал это до тех пор, пока мужчина не выбил у него нож из рук. Находился ли рядом еще кто-то, он не помнит (л.д.103-104).

В судебном заседании Карпухин заявил, что изложить события именно таким образом его убедил следователь. На самом деле ударить потерпевшего ножом он не пытался, убивать того не хотел, а сообщенные в явке с повинной сведения не соответствуют действительности.

Приведенные подсудимым доводы суд находит необоснованными и отвергает. Как следует из протокола явки с повинной, до принятия сообщения о совершенном преступлении Карпухину были разъяснены положения ст.51 Конституции РФ, после чего он собственноручно изложил события, а достоверность изложенных в протоколе сведений, заверил своими подписями. При этом отметил, что обратился с явкой с повинной добровольно и без какого-либо принуждения.

Поскольку составленный следователем протокол отвечает требованиям ст.141 и ст.142 УПК РФ, а изложенные в нем сведения относятся к существу предъявленного подсудимому обвинения, суд признает явку с повинной относимым и допустимым доказательством и оценивает в совокупности с другими доказательствами по делу.

Так, потерпевший Д.. показал суду, что 10 ноября 2010 года, около 18 часов, когда они с С. намеревались войти во второй подъезд ..., растолкав их, первым туда попытался прорваться ранее незнакомый им Карпухин. Они остановили того руками и спокойно отстранили в сторону. При этом не ругались и ударов Карпухину не наносили. Было видно, что последний находится в состоянии опьянения. Когда они повернулись к Карпухину спиной и вновь направились к дверям подъезда, он, Д. обернувшись, увидел, что подсудимый занес над его головой руку с ножом, намереваясь ударить его острием клинка в область головы или шеи сзади. Этот удар он успел блокировать левой рукой, отбил руку нападавшего с ножом в сторону, при этом порезал палец. Тут же крикнул С., который находился справа от него: «Нож!», - а затем вместе с последним попытался Карпухина обезоружить. Не обращая внимания на их требования прекратить свои действия, Капухин, стоя к ним лицом и находясь от них на незначительном расстоянии, продолжал размахивать перед ними но груди. При этом ничего не говорил. В какой-то момент С. удалось применить к Карпухину прием борьбы, завести тому руку с ножом за спину. После этого они вдвоем повалили подсудимого на землю, выбили нож, связали руки брючным ремнем, поскольку Карпухин пытался вырваться, а затем вызвали милицию.

Свидетель С. описал события аналогичным образом, что и Д.. Рассказал, что они с Д. сначала пропустили в подъезд маленьких девочек, а затем намеревались войти туда сами, но подсудимый, толкнув их в спину, попытался опередить их. Когда они отстранили Карпухина в сторону и вновь направились в подъезд, подсудимый оказался у них за спиной. Спустя мгновение он боковым зрением увидел, как тот замахнулся ножом на Д.. И если бы Д. вовремя не отреагировал на эти действия и не блокировал бы руку Карпухина, удар ножом пришелся бы потерпевшему в область шеи или верхней части спины. После этого Карпухин, удерживая нож перед собой, стал размахивать клинком перед ними, пытаясь их порезать. При этом, как и ранее, ничего не говорил. Когда им удалось повалить подсудимого и обезоружить, последний пытался вырваться, просил, чтобы его отпустили.

Таким же образом об обстоятельствах преступления Д. и С. рассказали в ходе очных ставок с Карпухиным (л.д.113-120, 121-126).

Протоколами проверки показаний на месте зафиксировано, что потерпевший Д. и свидетель С. последовательно описали произошедшие события, при этом уверенно продемонстрировали, каким образом подсудимый наносил Д. удар, в каком положении каждый из них при этом находился, а также то, каким образом они пресекли действия подсудимого (л.д.57-64, 65-73).

Из исследованных на основании ч.1 ст.281 УПК РФ показаний свидетеля Э.. следует, что 10 ноября 2010 года, около 18 часов, находясь в своей автомашине, припаркованной в 10 метрах от 2-го подъезда ..., он видел, как к указанному подъезду направился незнакомый ему мужчина, находившийся в состоянии опьянения, с ножом в правой руке. В это же время у подъезда находились двое мужчин с собакой. В тот момент, когда мужчина с ножом вплотную приблизился к указанным мужчинам со спины, он отвлекся, а когда вновь посмотрел в ту сторону, между мужчинами уже происходила какая-то потасовка. Пока он шел к месту инцидента, потасовка закончилась, мужчина, который до этого был с ножом, уже лежал на животе, а один из двух мужчин с собакой, удерживал того за руки, заведенные за спину. Нож валялся на земле у кустов. Второй мужчина вызывал милицию, сообщал, что мужчина, лежавший на земле, ударил его ножом, но удар он успел отбить. У одного из этих мужчин была сильно порезана рука (л.д.44-46).

Свидетель К. первым прибывший на место происшествия в составе автопатруля милиции АП-..., описал события, ставшие ему известными со слов Д. и С., аналогичным образом, что и последние. Карпухин лежал на животе, находился в состоянии сильного опьянения, ничего внятного по поводу произошедшего пояснить не мог. На расстоянии полуметра от последнего лежал большой кухонный нож, который, как пояснил Д., Карпухин использовал при нападении (л.д.78-80).

По показаниям свидетеля П. данным им в ходе расследования, 10 ноября 2010 года он в качестве дежурного по разбирательству ОМ ... УВД по г. Архангельску прибыл ко 2-му подъезду ..., где сотрудниками автопатруля ППСМ был задержан Карпухин, который в состоянии опьянения набросился с ножом на Д. и порезал тому руку. Сам потерпевший находился в одной из квартир и подтвердил данный факт, пояснив, что Карпухин без каких-либо причин пытался ударить его ножом в шею, но он успел блокировать удар и вместе со своим товарищем С. обезоружил задержанного. Карпухин действительно находился в состоянии опьянения. Утром ничего толком рассказать не мог, заявил, что был пьян и ничего не помнит (л.д.54-56).

Свидетель Т. как на стадии предварительного следствия, так и в суде показала, что проживает во втором подъезде ..., периодически у нее ночует Карпухин Э.Ю. Утром 10 ноября 2010 года, она дала Карпухину цельнометаллический кухонный нож, чтобы тот отвез этот нож в свою квартиру на .... Когда вечером вернулась с работы, Карпухина дома не оказалось. Утром 11 ноября 2010 года он пришел к ней в квартиру, сказал, что находился в милиции, так как накануне, будучи пьяным, с кем-то поругался, а вышеуказанный нож сотрудники милиции у него отобрали. При этом на лице и спине у Карпухина имелись синяки (л.д.41-43).

Факт обнаружения и изъятия кухонного ножа зафиксирован протоколом осмотра места происшествия - площадки перед 2-ым подъездом ... (л.д.19).

Согласно протоколу осмотра предметов указанный нож изготовлен заводским способом по типу кухонных ножей бытового назначения, имеет двухстороннюю заточку клинка, длина которого составляет 200 мм, а ширина в наибольшей части - 46 мм (л.д.95-97). Подобные технические характеристики ножа свидетельствуют о его значительных поражающих свойствах, при использовании для нанесения ударов по телу.

В судебном заседании свидетель Т., ознакомившись по просьбе государственного обвинителя с протоколом осмотра предметов и фототаблицей к нему, заявила, что описанный в протоколе и изображенный на фототаблице кухонный нож действительно принадлежит ей. Именно этот нож она дала Карпухину 10 ноября 2010 года.

Согласно протоколу опознания потерпевший Д. уверенно указал на изъятый в ходе осмотра места происшествия нож, как на орудие преступления, использованное Карпухиным (л.д.99-102).

Как установлено заключением эксперта, на момент медицинского освидетельствования, проведенного 29 декабря 2010 года, у Д.. обнаружен рубец ладонной поверхности дистальной фаланги безымянного пальца левой кисти, который является результатом заживления раны, не относится к категории повреждений, а потому оценке тяжести вреда, причиненного здоровью человека, не подлежит (л.д.90).

Таким образом, выводы эксперта о локализации, характере и механизме образования обнаруженного у Д. рубца, соответствуют его показаниям об обстоятельствах причинения ему ранения.

Анализируя исследованные доказательства, суд приходит к выводу о том, что доводы подсудимого об отсутствии у него умысла на убийство Д., не нашли своего подтверждения.

В судебном заседании Карпухин заявил, что в тот день находился в состоянии опьянения и действительно подтолкнул намеревавшихся войти в подъезд Д. и С., но сделал это случайно, так как запнулся и просто упал между ними. Д., взял его за локоть, «отдернул» в сторону, стал «учить жизни», его возражения не слушал. Это ему не понравилось, между ними завязалась словесная перепалка, в ходе которой он на шаг приблизился к Д.. Тот, видимо, воспринял такие действия как агрессию, и ударил его кулаком по лицу, а затем пнул по ноге в область бедра. В ответ на это он достал из нагрудного кармана своей куртки кухонный нож и, удерживая перед собой, несколько раз махнул им, чтобы отпугнуть потерпевшего. Последний крикнул С.: «У него нож!», - попытался выбить нож сам, пнув его по руке, но промахнулся. В этот момент С., находившийся у него за спиной, перехватил его руку с ножом и завел ему за спину, затем сбил его с ног, и выбил нож. До приезда сотрудников милиции его вдвоем удерживали в положении лежа на животе. Полагает, что потерпевший и свидетель С. его оговаривают, из-за стремления к карьерному росту и причинения ему телесных повреждений.

Тем не менее, показания Карпухина полностью опровергаются не только сведениями, изложенными им в своей явке с повинной, но и последовательными показаниями потерпевшего Д., свидетелей С. и Э., а также протоколами осмотров места происшествия и орудия преступления, заключением судебно-медицинского эксперта.

На всех стадиях уголовного судопроизводства Д. и С. одинаково подробно излагали произошедшие события, в деталях, в том числе и на месте происшествия, описали как свои действия, так и действия подсудимого, продемонстрировали, каким образом последний наносил удар ножом, при этом подтвердили свои показания в ходе очной ставки с Карпухиным и в судебном заседании.

Их показания полностью согласуются с показаниями прибывших на место происшествия сотрудников милиции К.и П., которым они таким же образом описали обстоятельства инцидента и указали на орудие преступления, а также с показаниями свидетеля Э., который наблюдал, как подсудимый направился к подъезду, где находился потерпевший, с ножом в руке.

Каждое из перечисленных доказательств получено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. При этом ни потерпевший, ни другие очевидцы преступления ранее с Карпухиным знакомы не были. Каких-либо убедительных мотивов по которым указанные лица могли его оговорить, подсудимый суду не привел.

С учетом совокупности приведенных обстоятельств суд признает показания Д. и С. относимыми, допустимыми и достоверными, вследствие чего принимает их за основу, а показания подсудимого, данные им в судебном заседании, в той части, в которой они противоречат показаниям названных лиц, отвергает.

Свое участие в инциденте у подъезда, а также применение кухонного ножа, обнаруженного и изъятого на месте происшествия, подсудимый не отрицает. При этом он признал, что действительно толкнул Д. и С., размахивал перед Дъяченко ножом, и подтвердил тот факт, что в ходе инцидента ни потерпевший, ни приятель последнего его не оскорбляли.

Вместе с тем, он иначе описал мотивы и последовательность своих действий, утверждал, что причиной инцидента стало противоправное поведение самого потерпевшего, от агрессивных действий которого он был вынужден обороняться, сослался на причинение ему телесных повреждений, которые видела Т. и которые сохранились у него до настоящего времени.

Тем не менее, приведенные подсудимым доводы, суд находит несостоятельными и отвергает.

Об отсутствии у Карпухина каких-либо телесных повреждений на момент задержания сообщили не только Д.и С., но и К. с П., прибывшие на место происшествия первыми. Более того, П. в течение продолжительного времени общался с подсудимым в отделении милиции, и никаких жалоб на состояние здоровья, наличие гематом и ссадин, тот ему не предъявлял. Сам подсудимый заявил суду, что за медицинской помощью он не обращался, а из справки исправительного учреждения следует, что при заключении под стражу 01 декабря 2010 года никаких телесных повреждений у него не имелось

Таким образом, утверждение подсудимого о вынужденном применении ножа, равно как и показания свидетеля Т. о причинении Карпухину телесных повреждений, не нашли своего подтверждения.

Более того, непосредственным очевидцем преступления Т. не являлась, поддерживает с Карпухиным близкие отношения, а потому заинтересована в благоприятном для него исходе дела. Поддержав выдвинутую им версию событий, она, тем самым пытается помочь ему избе ответственности за совершенное преступление.

С учетом изложенного показания Т. в этой части суд признает недопустимыми и отвергает.

Исходя из ч.1 ст.37 УК РФ под необходимой обороной понимается защита личности и прав обороняющегося от общественно-опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. А из ч.2 ст.37 УК РФ следует, что защита от посягательства, не сопряженного с таким насилием либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно несоответствующих характеру и опасности посягательства. Кроме того, не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Обстоятельств, указывающих на нахождение Карпухина в состоянии необходимой обороны, равно как и на превышение ее допустимых пределов, по делу не имеется.

Как установлено судом, Карпухин, находясь в состоянии опьянения, с ножом в руке проследовал ко 2-му подъезду ..., где, оттолкнув в стороны ранее незнакомых Д. и С., пропустивших вперед маленьких девочек, попытался первым войти в подъезд. Однако Д. и С. этому воспрепятствовали, что вызвало у подсудимого чувство неприязни и обусловило его последующие действия. После того, как потерпевший с приятелем, повернулись к нему спиной, он, используя имевшийся при себе нож, обладающий повышенными травмирующими характеристиками - большой длиной клинка и обоюдоострым лезвием - попытался нанести им Д. удар в ту часть тела, где находятся жизненно-важные органы - в область шеи и верхнюю часть спины. Этот удар не достиг своей цели лишь потому, что потерпевший своевременно заметил действия Карпухина и успел блокировать его руку с ножом. О силе такого удара свидетельствует способ его нанесения - с замахом сверху вниз. При этом сам факт использования подсудимым ножа объективно увеличивал возможность причинения потерпевшему смерти. Несмотря на то, что Д. отразил первый удар, Карпухин своих целенаправленных действий не прекратил, место происшествия не покинул, а продолжал размахивать ножом, пытаясь Д.и С. порезать. Осуществлял такие действия до тех пор, пока те его не обезоружили, используя навыки борьбы. Тем самым потерпевший и С. действительно применили в отношении Карпухина физическую силу, но уже после того, как последний применил нож.

Таким образом, характер и последовательность действий Карпухина, как до, так и во время совершения преступления, его последующее поведение, способ и сила нанесенного им удара, а также примененное для этого орудие, со всей очевидностью свидетельствуют о наличии у него умысла, направленного на причинение Д. смерти. Однако достигнуть желаемого результата Карпухин не смог по независящим от него обстоятельствам.

С учетом изложенного и анализируя исследованные доказательства, суд считает вину подсудимого доказанной и квалифицирует его действия по ч.3 ст.30 и ч.1 ст.105 УК РФ, как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

При назначении подсудимому наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности, смягчающие и отягчающие обстоятельства, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Совершенное Карпухиным преступление, является умышленным, направлено против личности, а именно, против жизни человека, и, исходя из ч.5 ст.15 УК РФ, относится к категории особо тяжких.

Обстоятельством, отягчающим наказание, в соответствии с п. «а» ч.1 ст.63 УК РФ, суд признает рецидив преступлений.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, на основании п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ суд признает явку с повинной (л.д.103-104), а также частичное признание подсудимым своей вины.

Подсудимый характеризуется следующим образом.

Карпухин ... (л.д.144-147), ранее судим за умышленное причинение смерти другому человеку, а также за угрозу убийством (л.д.148-149, 152-154, 176, 177-178, 184-185, 187-188). Администрацией исправительного учреждения, где отбывал наказание, характеризуется удовлетворительно: нарушений правил внутреннего распорядка и требований режима содержания не допускал, посещал мероприятия воспитательного характера, с представителями администрации был вежлив, корректен, принимал участие в благоустройстве храма, построенного на территории колонии, являлся старостой православной общины (л.д.194-195, 202). В период отбывания условного осуждения зарекомендовал себя с негативной стороны, злоупотреблял спиртными напитками, не работал, систематически нарушал возложенные судом обязанности, что стало основанием для отмены условного осуждения и исполнении наказания в виде лишения свободы, назначенного Приговором суда (л.д.177-178, 192). Как следует из характеристики, предоставленной участковым уполномоченным милиции, на поведение Карпухина в быту поступали жалобы, за нарушение общественного порядка он привлекался к административной ответственности (л.д.198, 199). На учетах у врачей психиатра и нарколога Карпухин не состоит, здоров, трудоспособен (л.д.139, 189, 190).

С учетом всех обстоятельств уголовного дела в совокупности, характера и категории тяжести совершенного преступления, являющегося умышленным и направленного против жизни человека, а также данных о личности подсудимого, согласно которым Карпухин ранее судим, а инкриминируемое деяние совершил спустя непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы, где отбывал наказание за аналогичное преступление против личности, и в период испытательного срока за другое преступление, суд приходит к выводу о том, что исправление подсудимого и достижение целей, установленных ст.43 УК РФ, возможно только в условиях его изоляции от общества, а потому считает необходимым назначить ему наказание в виде реального лишения свободы.

Принимая во внимание наличие у Карпухина судимостей за убийство и угрозу убийством, а также его поведение в быту, суд считает необходимым применить по отношению к нему дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Оснований для применения подсудимому ст.ст.64 и 73 УК РФ суд не усматривает.

В соответствии с п. «б» ч.3 ст.18 УК РФ рецидив преступлений у Карпухина суд признает особо опасным.

Постановлением Исакогорского районного суда г. Архангельска от 01 декабря 2010 года условное осуждение Карпухину отменено, при этом итоговое наказание суд назначает по правилам ст.70 УК РФ.

На основании п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ местом отбывания наказания суд определяет исправительную колонию особого режима.

Руководствуясь ст.ст.97 и 108 УПК РФ, в целях обеспечения исполнения Приговора на период кассационного обжалования суд избирает Карпухину меру пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с ч.3 ст.81 УПК РФ вещественное доказательство по делу - кухонный нож, использованный в качестве орудия преступления (т.1 л.д.98), суд считает возможным возвратить Т.., так как последняя является собственником этого предмета, который представляет для нее материальную ценность.

Как следует из материалов уголовного дела, на каждом из этапов уголовного судопроизводства Карпухину оказывалась юридическая помощь адвокатами, назначенными органом предварительного следствия и судом.

Из федерального бюджета за оказание такой помощи было выплачено: на стадии предварительного следствия - 2 028 рублей 96 копеек (т.1 л.д.215, 229), в судебном заседании - аналогичная сумма, всего израсходовано 4 057 рублей 92 копейки.

В соответствии с п.5 ч.2 ст.131 УПК РФ указанные расходы являются процессуальными издержками, которые взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

От услуг защитника Карпухин не отказывался, возражений против взыскания с него указанных издержек, равно как и о своей имущественной несостоятельности не заявлял. При этом, как установлено судом, он находится в трудоспособном возрасте, на иждивении никого не имеет.

С учетом изложенного суд полагает необходимым взыскать с Карпухина указанные процессуальные издержки в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.307-309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Карпухина Э.Ю. признать виновным в совершении преступления, предусмотренногоч.3 ст.30,ч.1 ст.105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

На основании ст.53 УК РФ при ограничении свободы возложить на Карпухина обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, дважды в месяц для регистрации; не менять места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также запретить выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования.

На основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по Приговору мирового судьи судебного участка № 2 Исакогорского и Цигломенского округов г. Архангельска от 20 мая 2010 года и окончательно назначить Карпухину Э.Ю. лишение свободы на срок7 (семь) лет 3 (три) месяца с отбыванием в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев,с возложением обязанностей являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, дважды в месяц для регистрации; не менять места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также запретить ему выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования

Избрать в отношении Карпухина Э.Ю. меру пресечения в виде заключения под стражу на период кассационного обжалования. Взять Карпухина Э.Ю. под стражу в зале суда немедленно.

Срок наказания исчислять с 12 апреля 2011 года.

Вещественное доказательство - кухонный нож - возвратить Т. а в случае ее отказа получить такое имущество в установленный законом срок, уничтожить.

Процессуальные издержки в виде сумм, выплаченных адвокатам за оказание ими юридической помощи подсудимому на стадии предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства в общей сумме 4 057 (четыре тысячи пятьдесят семь) рублей 92 копейки взыскать с Карпухина Э.Ю. в федеральный бюджет.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Архангельском областном суде через Ломоносовский районный суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, находящимся под стражей, - в тот же срок со дня получения им копии Приговора.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный, содержащийся под стражей, вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем должен указать в кассационной жалобе, а в случае подачи кассационного представления или жалобы другого лица, - в отдельном ходатайстве или возражениях на них в течение 10 суток со дня вручения их копий.

Осужденный также вправе ходатайствовать о кассационном рассмотрении дела с участием защитника, о чем должен подать в суд, постановивший Приговор, соответствующее заявление в срок, установленный для подачи возражений на кассационные жалобы (представление).

Председательствующий А.В.Шабарин