Судебная практика

О возмещении материального вреда. Решение от 07 февраля 2011 года № 2-772011Г. Волгоградская область.

Дзержинский районный суд г. Волгограда

В составе председательствующего судьи *.*. Швыдковой

при секретаре судебного заседания *.*. Серовой

с участием прокурора Ломоносовой *.*.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ф.И.О. к Ф.И.О. Открытому акционерному обществу «Страховая компания «Инкасстрах» о возмещении материального вреда; встречному иску Ф.И.О. к Ф.И.О. Обществу с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» о возмещении материального вреда, взыскании денежной компенсации морального вреда,

Установил:

Истец Бегоян *.*. обратился в суд с иском к Тивилевой *.*. , ОАО «СК «Инкасстрах» о возмещении материального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. В обоснование иска указал, что 18 февраля 2009 года по вине водителя Тивилевой *.*. , управлявшей автомашиной “В“ гос. номер №, выехавшей на перекресток проспекта им. М. Жукова с ул. Джанибековской г. Волгограда на запрещающий сигнал светофора, произошло столкновение с принадлежащим ему автомобилем “Т“ гос. номер №. В отношении Тивилевой *.*. было вынесено Постановление об административном правонарушении. Он обратился к страховщику водителя Тивилевой *.*. ОАО СК «Инкасстрах» для получения страхового возмещения, однако в выплате ему было отказано, поскольку Тивилева *.*. оспаривала Постановление по делу об административном правонарушении. Просил суд взыскать с ОАО СК «Инкасстрах» страховое возмещение в пределах установленного законом лимита в размере 120 000 рублей, в остальной части просил взыскать убытки в размере 411 777 рублей с Тивилевой *.*. также просил взыскать с ответчиков в его пользу судебные расходы по оплате государственно пошлины в размере 6758 рублей 89 копеек.

Тивилева *.*. , Тивилев *.*. обратились в суд с встречным иском к Бегоян *.*. , ООО «Роггосстрах-Юг» о возмещении материального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов. В обоснование встречного иска указали, что в результате ДТП 18.02.2008 года Тивилевой *.*. по вине водителя Бегоян *.*. были причинены телесные повреждения, в связи с чем она находилась на лечении, понесла расходы на приобретение лекарственных препаратов в размере 1 383 рубля 02 коп., расходы на получение платных медицинских услуг в размере 3 550 рублей, также за время нахождения на лечении её утраченный заработок составил 8 479 рублей 34 коп. В связи с характером травмы ей требовался постоянный уход, который осуществлял Тивилев *.*. , в связи с чем он понес потери в заработной плате в размере 11 500 рублей. Просили взыскать с Бегоян *.*. в пользу Тивилевой *.*. в возмещение материального вреда 15 612 рублей 36 коп., компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 10 000 рублей; взыскать с Бегояна *.*. в пользу Тивилева *.*. утраченный заработок в размере 11 500 рублей (т. 1 л.д. 155-157).

В судебном заседании истец (ответчик по встречному иску) Бегоян *.*. исковые требования поддержал, просил удовлетворить в полном объеме. В удовлетворении встречного иска просил отказать.

Представитель истца Мазаева *.*. , действующая на основании доверенности, считает исковые требования обоснованными, поскольку ДТП произошло в границах перекрестка, тогда как водитель Тивилева *.*. обязана была остановиться на запрещающий сигнал светофора до пересечения проезжих частей. В удовлетворении встречного иска просила отказать, так как Бегоян *.*. , застраховавший свою автогражданскую ответственность, является ненадлежащим ответчиком по требованиям о возмещении материального вреда. Встречный иск в части требований о взыскании компенсации морального вреда считает также необоснованным, ввиду отсутствия вины Бегояна *.*.

Ответчик (истец по встречному иску) Тивилева *.*. исковые требования Бегояна *.*. не признала, на удовлетворении встречного иска настаивала, просила взыскать денежные суммы в возмещение материального и морального вреда с Бегояна *.*.



Представители ответчика Подсеваткин *.*. , Косов *.*. , действующие на основании доверенностей, считают исковые требования Бегояна *.*. необоснованными, поскольку последний нарушит требования пункта 8.6 ПДД, осуществляя маневр поворота, выехал на полосу встречного движения. Кроме того, считают недостоверными показания свидетелей ААГ и ССМ, поскольку в них имеются противоречия, в связи с чем просили принять во внимание показания свидетеля КЭВ, показавшего, что на запрещающий сигнал светофора на перекресток выехал именно Бегоян *.*. Встречный иск поддержали, просили удовлетворить.

Тивилев *.*. исковые требования Тивилевой *.*. поддержал, считает их законными и обоснованными, свои исковые требования о взыскании утраченного заработка не поддержал, пояснив, что у него отсутствуют доказательства, подтверждающие размер утраченного заработка. В удовлетворении иска Бегоян *.*. просил отказать.

Представитель ОАО СК «Инкасстрах» Махмудова *.*. , действующая на основании доверенности, просила в иске Бегояну *.*. отказать, полагая, что вины Тивилевой *.*. в совершении ДТП не имеется. РазРешение встречного иска отнесла на усмотрение суда.

Представитель ООО «Росгосстрах» (правопреемника ООО «Росгосстрах-Юг») в судебное заседание не явился, извещен надлежаще, о причинах неявки не уведомил, возражений по иску не представил.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, допросив эксперта, огласив в порядке ст. 180 ГПК РФ показания ранее допрошенных свидетелей, исследовав письменные доказательства, имеющиеся в материалах дела, заслушав заключение прокурора Ломоносовой *.*. , полагавшей в удовлетворении иска Бегояна *.*. отказать, встречный иск Тивилевой *.*. удовлетворить частично, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу п.3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1072 ГК РФ в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред потерпевшему, лицо, ответственное за вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. В соответствии с ч.1 ст. 6 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории РФ.

В соответствии со ст.7 вышеприведенного Закона страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) возместить потерпевшим причиненный вред, составляет …не более 120 тысяч рублей при причинении вреда имуществу одного потерпевшего.



По настоящему делу судом установлено.

18 февраля 2008 года примерно в 08 часов 30 минут на пересечении проспекта им. М. Жукова и ул. Джанибековской г. Волгограда произошло дорожно-транспортное происшествие, с участием водителей Тивилевой *.*. , управлявшей автомобилем “В“ гос. номер №; Бегоян *.*. , управлявшего принадлежащим ему автомобилем “Т“ гос. номер №, и Степанян *.*. , управлявшим автомобилем “В2“ гос. номер №.

27 февраля 2008 года в отношении Тивилевой *.*. было вынесено Постановление по делу об административном правонарушении, которым она признана в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.12 КоАП РФ (т. 1 л.д. 17).

Данное Постановление отменено на основании протеста заместителя прокурора Дзержинского района Волгограда, при этом мотивировка отмены в постановлении отсутствует.

Как установлено в судебном заседании, и не оспаривалось сторонами, гражданская ответственность водителя Тивилевой *.*. застрахована в ОАО СК «Инкасстрах», водителя Бегоян *.*. – в ООО «Росгосстрах».

Поскольку в силу ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, то для правильного разрешения спора необходимо установить, кто из водителей допустил нарушения Правил дорожного движения, и следствием каких именно нарушений явилось причинение вреда. При этом суд из числа возможных виновников ДТП исключает водителя ССМ, поскольку никем не отрицалось, что первичное взаимодействие произошло между автомобилями под управлением Бегояна *.*. и Тивилевой *.*.

При этом суд принимает за исходные данные обстановку ДТП, зафиксированную в схеме дорожно-транспортного происшествия, поскольку все участники ДТП с данной схемой ознакомлены, согласились, кроме того, Тивилев *.*. участвовал при составлении схемы в качестве понятого и подтвердил своей подписью правильность замеров.

Так, из данной схемы (т. 1 л.д. 79) объективно следует, что столкновение автомобилей произошло в пределах границ перекрестка пр-т Жукова- ул. Джанибековская. При этом утверждения представителей ответчика об обратном не основано на нормах действующего законодательства, поскольку Правила дорожного движения определяют перекресток как «место пересечения, примыкания или разветвления дорог Ф.И.О. ограниченное воображаемыми линиями, соединяющими соответственно противоположные, наиболее удаленные от центра перекрестка начала закруглений проезжих частей». Таким образом, при соединении закруглений на схеме прямой линией явно видно, что столкновение произошло именно уже на перекрестке.

Поскольку данный перекресток является регулируемым (имеется светофорный объект), то очередность проезда данного перекрестка определялась именно сигналами светофора.

Так, в ходе рассмотрения дела судом по делу назначались автотехническая и дополнительная автотехническая экспертизы.

Поскольку обе экспертизы проведены государственными экспертными учреждениями, экспертами, имеющий большой стаж экспертной работы, выводы экспертов согласуются друг с другом, у суда не имеется оснований не доверять данным заключениям.

При этом экспертным путем, а именно с технической точки зрения, не представилось возможным установить, кто из водителей – Тивилева *.*. или Бегоян *.*. , выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, в связи с чем эксперты при проведении обоих экспертиз рассматривали две дорожные ситуации, в зависимости от того, кто из водителей выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора.

Так, согласно заключениям, в случае, если на запрещающий сигнал светофора выехала водитель Тивилева *.*. , ей надлежало руководствоваться требованиями пунктов 6.2 и 6.13 ПДД, и её действия в данной дорожной ситуации не соответствовали требованиям пункта 6.13 ПДД; в случае, если на запрещающий сигнал светофора выехал водитель Бегоян *.*. , ему надлежало руководствоваться требованиями пункта 10.1 ПДД, и его действия в данной дорожной ситуации не соответствовали требованиям пункта 6.13, 6.2 ПДД. Также эксперт ЭКЦ ГУВД по Волгоградской области ЗАВ отметил, что действия водителя Бегоян *.*. не соответствовали требованиям пункта 1.4 и 8.6 ПДД.

Кроме указанных заключений экспертиз, стороны в качестве доказательств ссылались на свидетельские показания.

Так, судом в порядке ст. 180 ГПК РФ были оглашены показания ранее допрошенных свидетелей МАН, ССМ, ААГ, КЭВ (т. 3 л.д. 7-16).

Свидетель МАН суду показал, что состоит в должности сотрудника ДПС, выезжал на ДТП, составлял схему, устанавливал участников и свидетелей ДТП, все присутствующие при ДТП были опрошены, со слов свидетелей, на запрещающий сигнал светофора выехал автомобиль «Нива». Одним из свидетелей был мужчина, который переходил дорогу.

Свидетель ССМ суду показал, что автомобиль «Нива», выехавшая на красный свет светофора, ударила автомобиль джип. Водитель «Нивы» хотела остановить свою машину, но не успела.

Свидетель ААГ суду показал, что когда он переходил дорогу, произошло ДТП, автомобиль «Нива» выехал на красный свет светофора, и столкнулась с автомобилем джип, который двигался со стороны Газоаппарата.

Свидетель КЭВ суду показал, что самого ДТП он не видел, но утром проезжал перекресток в сторону центра города на мигающий зеленый сигнал светофора примерно по средней полосе движения со скоростью около 70 км.ч, мимо него проехал черный джип, для которого, видимо, горел красный свет, и он понял, что произошло ДТП. Затем он узнал, что в ДТП попала супруга его знакомого Тивилева Павла.

Оценив показания указанных свидетелей, суд учитывает, что очевидцы ДТП, а также инспектор ДТС, выезжавший на место для оформления, последовательно утверждали, что на запрещающий сигнал светофора выехала на перекресток именно водитель Тивилева *.*. Довод ответчика о том, что показания свидетеля ССМ противоречат первоначальному заключению эксперта в части расположения его автомобиля не порочат показания свидетеля в полном объеме, поскольку столкновение автомобилей под управлением ССМ и ААГ в любом случае было вторичным, а в остальной части, имеющей значение для дела, показания свидетеля последовательны, факт того, что ССМ действительно присутствовал при ДТП и являлся его очевидцем, никем из сторон не отрицался.

Показания свидетеля КЭВ не опровергаются показания указанных свидетелей, так как последний не отрицал, что очевидцем ДТП он не являлся, его показании носят предположительный характер, на месте ДТП он не опрашивался.

Кроме того, показания свидетелей ССМ, МАН, ААГ подтверждаются данными схемы ДТП, из которой следует, что Тивилева *.*. начала предпринимать меры к остановке транспортного средства, о чем свидетельствует наличие тормозного пути начатого еще до выезда на перекресток.

Оценив вышеуказанные доказательства в совокупности, суд приходит к выводу, что водитель Тивилева *.*. выехала на перекресток на запрещающий сигнал светофора, где совершила столкновение с автомобилем «Тойота Ленд Крузер».

Таким образом, водитель Тивилева *.*. нарушила требования пункта 6.13 ПДД, предписывающего при запрещающем сигнале светофора остановиться перед стоп-линией (знаком 6.16), а при её отсутствии – перед пересекаемой проезжей частью.

Следовательно, при соблюдении водителем данного требования ПДД, она не выехала бы на перекресток, и, соответственно, не произошло бы столкновение (поскольку на схеме ДТП место столкновения находится именно за пересечением проезжих частей).

Доводы ответчика Тивилевой *.*. и её представителей о нарушении водителем Бегояном *.*. требований пункта 8.6 ПДД не освобождает Тивилеву *.*. от ответственности, поскольку траектория движения автомобиля «Тойота Ленд Крузер» во всяком случае не пересекалась с проезжей частью дороги, где должен был бы находиться автомобиль ВАЗ-2121 при условии остановки на запрещающий сигнал светофора. Следовательно, столкновение автомобилей, и, как следствие, причинение вреда, повлекли виновные действия именно водителя Тивилевой *.*. , а не Бегояна *.*.

При этом ссылка представителей ответчика на заключение эксперта, а именно приведенную в нем иллюстрацию (т. 3 л.д. 69), не основательна, поскольку данная иллюстрация не соответствует тому перекрестку, на котором произошло ДТП, так как перекресток пр-та Жуеова и ул. Джанибековской имеет совершенно иную конфигурацию, в именно проезжие части разделяются конструктивно выполненной разделительной полосой в виде газона с зелеными насаждениями, соответственно, в силу указанных особенностей траектория движения автомобиля Тойота Ленд Крузер», осуществлявшего поворот с ул. Джанибековской на пр-т Жукова, не могла пересечься с полосой движения автомобиля “В“ вне границ перекрестка. Таким образом, если бы водитель автомобиля “В“ выполнил пункт 6.13 и остановилась бы перед пересечением проезжих частей, то есть до границы перекрестка, то независимо от того, как двигался автомобиль “Т“, столкновение между ними было исключено.

При таких обстоятельствах обязанность по возмещению вреда должна быть возложена на Тивилеву *.*. и её страховщика ОАО СК «Инкасстрах».

При этом, в целях недопущения неосновательного обогащения со стороны истца, в соответствии с п.п. б п. 2.1 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» суд считает подлежащими возмещению убытки в виде стоимости восстановительного ремонта транспортного средства с учетом износа деталей, узлов и агрегатов.

Согласно отчета ООО «ЦБДД» (т. 1 л.д. 6-9), сумма восстановительного ремонта автомобиля, принадлежащего истцу, с учетом износа деталей, узлов и агрегатов составляет 455 224 рубля.

У суда не имеется оснований сомневаться в достоверности указанного отчета об оценке стоимости восстановительного ремонта, поскольку ни ответчиком Тивилевой *.*. , ни ответчиком ОАО СК «Инкасстрах» не представлено доказательств иного размера причиненного вреда.

Таким образом, с ответчика ОАО СК «Инкасстрах» в пользу истца Бегоян *.*. с учетом установленного законом лимита ответственности страховщика подлежит взысканию 120 000 рублей, а разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба, в размере 335 224 рубля, подлежит взысканию с Тивилевой *.*.

При этом оснований для удовлетворения встречного иска не имеется, ввиду отсутствия вины Бегоян *.*. в причини вреда Тивилевой *.*.

Кроме того, в соответствии с правилами ст. 98 ГПК РФ, с ответчиков пропорционально удовлетворенным судом исковым требованиям подлежат взысканию расходы истца по оплате госпошлины, что соответственно составляет для Тивилевой *.*. 3 958 рублей 89 коп, с ОАО СК «Инкасстрах» - 2 800 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Иск Ф.И.О. к Ф.И.О. Открытому акционерному обществу «Страховая компания «Инкасстрах» о возмещении материального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с Открытого акционерного общества «Страховая компания «Инкасстрах» в пользу Ф.И.О. страховое возмещение в размере 120 000 рублей, судебные расходы в размере 2 800 рублей.

Взыскать с Ф.И.О. в пользу Ф.И.О. в возмещение материального вреда 335 224 рубля, судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 3 958 рублей 89 копеек.

В остальной части иска отказать.

В удовлетворении встречного иска Ф.И.О. к Ф.И.О. Обществу с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» о возмещении материального вреда в размере 15 612 рублей 36 копеек, взыскании денежной компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей – отказать.

Решение может быть обжаловано в Волгоградский областной суд через Дзержинский районный суд г. Волгограда в течение 10 дней.

Судья: