Судебная практика

По иску о возмещении ущерба. Решение от 22 декабря 2008 года № 2-691/11. Челябинская область.

Советский районный суд г. Челябинска в составе:

председательствующего судьи Захаровой *.*.

при секретаре Зулкарнаевой *.*.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Звягинцева *.*. к ЗАО «МАКС» о возмещении ущерба,

Установил:

Звягинцев *.*. обратился в суд с требованием к ответчику ЗАО «МАКС» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия в размере 98070,57 руб.

В обоснование истец указал, что 30.11.2010г. в 19час. 00мин. на пересечении <адрес>, произошло столкновение автомобиля <данные изъяты> №, принадлежащего на праве собственности Звягинцеву *.*. и под его под управлением и автомобиля <данные изъяты> №, под управлением Таджибоева *.*. Виновным в данном дорожно-транспортном происшествии является водитель Таджибаев *.*. , риск гражданской ответственности которой, застрахован в ЗАО «МАКС».

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю <данные изъяты> №, принадлежащему Звягинцеву *.*. , причинены механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта которого оценена <данные изъяты> в 81777,47руб., величина дополнительной утраты товарной стоимости составила 11912,48руб., стоимость услуг оценщика 4000руб., стоимость телеграмм 380,62руб., а всего 98070,57руб. При обращении Звягинцева *.*. в данную страховую компанию, страховая выплата не произведена.

В судебном заседании истец Звягинцев *.*. , его представитель полностью поддержали заявленные требования, а также доводы, изложенные в исковом заявлении, указав, на вину Таджибаева *.*. в совершении ДТП, нарушившего п.п. <данные изъяты> ПДД РФ.

Третье лицо Таджибаев *.*. в судебном заседании с заявленными требованиями не согласился, указывая на виновность второго участника ДТП.

Представитель ответчика ЗАО «МАКС», третьего лица ЗАО СГ «УралСиб» в судебное заседание не явились, извещены о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом.



Выслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы дела, суд полагает, что заявленные требования Звягинцева *.*. являются обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В ходе рассмотрения дела установлено, что 30.11.2010г. в 19час. 00мин. на пересечении <адрес>, произошло столкновение автомобиля <данные изъяты> №, принадлежащего на праве собственности Звягинцеву *.*. и под его под управлением и автомобиля <данные изъяты> №, под управлением Таджибаева *.*. , что отражено в справке ДТП.

Согласно справке о ДТП ГИБДД в действиях водителей автомобиля <данные изъяты> № и <данные изъяты> № нарушений ПДД РФ не установлено.

Постановлением инспектора по ИАЗ ПДПС ГИБДД УВД по г. Челябинску от 02.11.2010г. производство по делу об административном правонарушении в отношении Звягинцева *.*. прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Постановлением инспектора по ИАЗ ПДПС ГИБДД УВД по г. Челябинску от 08.12.2010г. производство по делу об административном правонарушении в отношении Звягинцева *.*. прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Постановлением инспектора по ИАЗ ПДПС ГИБДД УВД по г. Челябинску от 08.12.2010г. производство по делу об административном правонарушении в отношении Таджибаева *.*. прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Из объяснений Звягинцева *.*. в судебном заседании следует, что 30.11.2010г., управляя автомобилем <данные изъяты> №, принадлежащим ему на праве собственности, двигался по <адрес>, подъезжая к регулируемому перекрестку с <адрес>, продолжил движение, совершал маневр поворота – налево, так как загорелся зеленый сигнал светофора в его направлении, выехав на середину перекрестка, остановился для того, чтобы пропустить автомобили во встречном направлении. Завершал маневр поворота налево, когда произошло столкновение с автомобилем <данные изъяты> №, под управлением Таджибаева *.*. Удар пришелся в правую часть его автомобиля. Виновным в ДТП себя не считает, так как полностью виновен водитель <данные изъяты> №, нарушивший правила проезда регулируемого перекрестка, выехав на красный сигнал светофора. При этом указано, что очевидца со стороны второго водителя в момент ДТП в машине не было, он приехал спустя 1,5 часа после ДТП.

Данные показания не противоречат объяснениям Звягинцева *.*. , данным им в день ДТП органу ГИБДД и полностью подтверждены очевидцами данного ДТП *.*. В., *.*. М., *.*. А., допрошенными в качестве свидетелей в судебном заседании и давшими аналогичные показания.

Так, свидетели *.*. В., *.*. М. в суде указано, что 30.11.2010г. находились в качестве пассажиров в автомобиле *.*. В., двигались по Комсомольскому проспекту, подъезжая к перекрестку, после включения зеленого сигнала светофора, Звягинцев *.*. продолжил движение, включив сигнал левого поворота, выехал на середину перекрестка, пропустив встречный транспорт, продолжил осуществлять маневр поворота - налево, после чего произошло столкновение.

Данные обстоятельства подтверждены также свидетелем *.*. А. в судебном заседании и указавшим, что 30.11.2010г. находился за управлением автомобиля <данные изъяты> двигался по <адрес>, во втором ряду. Подъезжая к перекрестку с <адрес>, метров за 30 загорелся желтый сигнал светофора, а затем красный, он остановился на перекрестке, находясь во втором ряду, слева в ряду остановился джип. Автомобиль <данные изъяты> двигался на 1,5 – 2 корпуса впереди свидетеля по первой полосе. Свидетель увидел, как автомобиль <данные изъяты> во встречном направлении заканчивал маневр поворота - налево. При этом водитель автомобиля <данные изъяты>, выехав на перекресток, на запрещающий сигнал светофора, произвел столкновение с автомобилем истца. Свидетель оставил женщине из <данные изъяты> свои координаты, чтобы подтвердить невиновность водителя <данные изъяты>.



Второй участник ДТП - водитель Таджибаева *.*. , участвующий в деле в качестве третьего лица и давший показания в судебном заседании указал, что он двигался в первой полосе по <адрес>, когда подъезжая к перекрестку с <адрес> зажегся зеленый и он, не останавливаясь, продолжил движение, так как автомобили, стоявшие на перекрестке, начали движение и въехали на перекресток впереди него. Как они смогли при этом избежать столкновения с <данные изъяты> пояснить не может. Однако, в своих объяснениях в ГИБДД непосредственно в день ДТП указал, что зеленый сигнал светофора включился, когда он проезжал стойку светофора, проехал перекресток, не останавливаясь. Указанные пояснения противоречат показаниям, данным им в судебном заседании, исключающим возможность движения транспортных средств, стоящих на светофоре, ранее Таджибаева *.*. , который проехал стойку светофора при смене на разрешающий сигнал, имея определенную скорость движения, без остановки. Также Таджибаев *.*. настаивал на присутствии в момент ДТП в автомобиле его собственника *.*. А., несмотря на то, что второй участник ДТП и его пассажиры, оспаривали присутствие указанного лица.

Свидетель *.*. А., допрошенный в судебном заседании как очевидец, по обстоятельствам происшествия, указал, что в момент ДТП, находился в автомобиле на переднем пассажирском сиденье за управлением Таджибаева *.*. , двигались по <адрес>, в первом ряду, подъезжая к перекрестку с <адрес>, горел желтый сигнал светофора, не останавливаясь, продолжили движение, на пересечении проезжей части загорелся зеленый сигнал светофора, впереди двигались автомашины. Однако, указанные пояснения противоречат иным показаниям очевидцев и имеющимся доказательствам по делу, материалам ДТП и ставят под сомнение пояснения данного свидетеля как очевидца ДТП, учитывая, что *.*. А., являясь собственником автомобиля <данные изъяты> № имеет непосредственную заинтересованность в восстановлении своего автомобиля и установлении виновности второго участника ДТП – водителя автомашины <данные изъяты>.

Таким образом, суд приходит к выводу, что события, отраженные в объяснениях Звягинцева *.*. , свидетелей *.*. В., *.*. М., *.*. А. наиболее полно и достоверно отражают события ДТП, что также нашли свое подтверждение в схеме дорожно-транспортного происшествия от 30.11.2010г. и временной диаграмме переключения светофорной сигнализации, а также иных материалами ДТП.

Так, из схемы организации движения и временной диаграммы переключения светофорной сигнализации, исследованной судом, и не оспоренной участниками процесса, следует, что одновременно для обоих встречных направлений движения (с возможностью движения прямо, направо и налево) - автомобиля <данные изъяты> №, под управлением *.*. В. (<данные изъяты>) и автомобиля <данные изъяты> №, под управлением Таджибаева *.*. (<данные изъяты>) одновременно горит аналогичный сигнал : разрешающий с 6 по 49 сек., затем мигающий зеленый 3 сек. и желтый до 55 сек.

Принимая во внимание расположение транспортных средств – участников ДТП на проезжей части, отраженное в схеме дорожно-транспортного происшествия 30.11.2010г., которая участниками ДТП не оспаривалась, характер повреждений, объяснения участников ДТП, свидетелей, приходит к выводу, что Звягинцев *.*. , управляя автомобилем <данные изъяты> №, осуществлял маневр поворота налево на разрешающий сигнал светофора, и по требованию п.13.7 ПДД РФ обязан был закончить маневр независимо от сигналов светофора на выходе с перекрестка. При этом, водитель Таджибаев *.*. осуществил выезд на пересечение проезжих частей, когда для его направления движения был запрещающий сигнал светофора.

При установленных обстоятельствах, суд приходит к выводу, что действия водителя Звягинцев *.*. в данной дорожно-транспортной ситуации соответствовали требованиям п. <данные изъяты> ПДД РФ, где указано, что водитель, въехавший на перекресток при разрешающем сигнале светофора, должен выехать в намеченном направлении независимо от сигналов светофора на выходе с перекрестка. Нарушений истцом ПДД РФ, находящимся в причинной связи с ДТП, судом не установлено.

Между тем в действиях водителя Таджибаева *.*. усматривается несоответствия требованиям п. п. <данные изъяты> ПДД РФ, которым он должен был руководствоваться в данной дорожно-транспортной ситуации, а именно, участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, при этом движение предполагается на разрешающий «зеленый» сигнал светофора, а при запрещающем сигнале светофора (кроме реверсивного) или регулировщика водители должны остановиться перед стоп-линией, либо на перекрестке - перед пересекаемой проезжей частью

Нарушение водителем Таджибаева *.*. п.п. <данные изъяты> ПДД РФ состоит в причинно-следственной связи с фактом дорожно-транспортного происшествия и его последствиями. Кроме того, <данные изъяты> ПДД РФ обязывает участников дорожного движения знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки.

С учетом виновности Таджибаева *.*. в ДТП, требования Звягинцева *.*. являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (ч. 1 ст. 15 ГК РФ).

В силу п.2 ст.15 ГК РФ утрата товарной стоимости является для владельца транспортного средства реальным ущербом, поскольку в результате ремонтных воздействий первоначальная стоимость транспортного средства в полном объеме не восстанавливается.

Утрата товарной стоимости транспортного средства, представляет собой уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего. Отсутствие в законодательстве специальных норм, регулирующих вопросы, связанные с утратой товарной стоимости и определением ее величины, не может служить основанием к отказу в возмещении в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, причиненного в результате уменьшения стоимости автомобиля реального ущерба, размер которого может быть определен специалистами в области автотехнической экспертизы

На основании п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств) обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством и т.п.).

Согласно п.1 ст.6 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 года объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории РФ.

По договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного лица, названного в договоре обязательного страхования транспортного средства, а также других владельцев, использующих транспортное средство на законных основаниях ( п.2 ст.15 указанного закона).

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 25.04.2002г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет: а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей; б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей; в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Согласно полису ВВВ № гражданская ответственность Таджибаева *.*. , управлявшего транспортным средством <данные изъяты> №, застрахована в ЗАО «МАКС» на период с 03.04.2010г. по ДД.ММ.ГГГГ Данное обстоятельство сторонами не оспаривалось.

В соответствии с п.6 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением правительства РФ от 07 мая 2003 года № 263 (с последующими изменениями) дорожно-транспортным происшествием является событие, произошедшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб. Положения настоящих Правил, регламентирующие поведение участников дорожно-транспортного происшествия, применяются также в случаях причинения вреда потерпевшим при использовании транспортного средства на прилегающих к дорогам территориях.

В силу пункта 7 Правил страховым случаем признается наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

В силу п.4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Поскольку ответственность Таджибаева *.*. застрахована в силу обязательности ее страхования в ЗАО «МАКС» Звягинцев *.*. получил право требования возмещения вреда непосредственно от страховщика на основании п.4 ст.931 ГК РФ.

Событие ДТП 30.11.2010г., указанное истцом является страховым случаем в силу закона.

В результате дорожно-транспортного происшествия 30.11.2010г. автомобилю <данные изъяты> № причинены технические повреждения, отраженные в акте осмотра транспортного средства № от 17.12.2010г. экспертом <данные изъяты>

На основании п.60 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, страховщик возмещает весь реальный ущерб, причиненный потерпевшему дорожно-транспортным происшествием.

В соответствии с п.п.6 п.63 Правил страхования ущерб возмещается в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая.

Согласно калькуляции затрат, а также справке к отчету № от 27.12.2010 г., стоимость восстановления автомобиля <данные изъяты> №, с учетом эксплуатационного износа составила 81777,47 руб., услуги по оценке 4000 руб., стоимость телеграмм 380,62руб., справке к отчету № от 27.12.2010 г., заключению № величина дополнительной утраты товарной стоимости автомобиля <данные изъяты> № составила 10912,48руб., услуги по оценке 1000 руб., а всего - 98070,57руб.

Отчет <данные изъяты> изготовлен в соответствии с Законом «Об оценочной деятельности» и Правилам организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при решении вопроса о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства (утв. Постановлением Правительства РФ от 24 апреля 2003 г. № 238), по мнению суда, является более достоверным и полным. Оценка произведена оценщиком, имеющим соответствующую квалификацию, заключение содержит в себе все необходимые расчеты, выводы и оценки, что позволяет суду основывать на нем свои выводы по размеру ущерба.

В соответствии со ст.12,56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основании состязательности и равноправия сторон. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений.

Поскольку ответчиком иной оценки ущерба суду не предоставлено, отчет <данные изъяты> участниками процесса не оспаривался, судом приняты доводы стороны истца Звягинцева *.*.

При указанных обстоятельствах, с ответчика ЗАО «МАКС» в пользу Звягинцева *.*. подлежит взысканию страховое возмещение в сумме 98070,57 руб.

Кроме того, в соответствии со ст. 98 ГПК РФ, с ответчика ЗАО «МАКС» подлежат взысканию понесенные Звягинцевым *.*. судебные расходы по оплате госпошлины пропорционально удовлетворенным требованиям в размере 3143руб., а также в соответствии со ст.100 ГПК РФ, расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 руб., а не в размере заявленной суммы 8000 руб., с учетом принципа разумности и справедливости, всего 8143 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 12, 56, 96, 98, 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Звягинцева *.*. к ЗАО «МАКС» о возмещении ущерба удовлетворить.

Взыскать с ЗАО «МАКС» в пользу Звягинцева *.*. в счет возмещения ущерба 98070,57 руб., компенсацию судебных расходов в сумме 8143 руб., всего 106213 рублей 57 копеек.

Решение может быть обжаловано в Челябинский областной суд в течение 10 дней со дня его изготовления в окончательном виде через Советский районный суд г. Челябинска.

Председательствующий: п/п *.*. Захарова

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>а