Судебная практика

Решение от 15 августа 2011 года . Решение от 15 августа 2011 года № . Самарская область.

Красноглинский районный суд г. Самары в составе:

Председательствующего Гиниятуллиной Л.К.

при секретаре Стукаленко Т.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Хрущева Г.А. к Хрущевой Л.А. о признании недействительными завещания, договора дарения квартиры, свидетельства о государственной регистрации права, записи о государственной регистрации права собственности и применения последствий недействительности сделки,

Установил:

Хрущев Г.А. обратился в суд с иском к Хрущевой Л.А. о признании недействительными завещания, договора дарения квартиры, свидетельства о государственной регистрации права, записи о государственной регистрации права собственности и применения последствий недействительности сделки, указав, что ДД.ММ.ГГГГ умер его отец Х.А.Б.. После его смерти, он обратился с соответствующим заявлением о принятии наследства к нотариусу <адрес> Никуличевой Е.С., где выяснилось, что ДД.ММ.ГГГГ его отцом было составлено завещание в пользу его сестры - Хрущевой Л.А. Кроме того, ему стало известно, что его отец подарил свою квартиру, расположенную по адресу: <адрес> также его сестре Хрущевой Л.А. Полагая, что отец, испытывая в последние месяцы перед смертью сильнейшие боли и, принимая сильные лекарственные препараты, не мог понимать значения своих действий и руководить ими, а его сестра, ухаживая за ним перед смертью, манипулировала его действиями и оформила сделку дарения квартиры, с целью лишить его (истца) обязательной доли в наследственном имуществе. Данные обстоятельства подтверждаются также и тем, что ДД.ММ.ГГГГ Х.А.Б. оформил завещание в пользу его сестры, а ДД.ММ.ГГГГ его племянницей Ш.Т.С. была оформлена сделка по дарению ответчице, принадлежавшей отцу квартиры. Полагая действия сестры незаконными, а также учитывая, что сделка по дарению уже оформлена, хотя, по его мнению, является незаконной, также как и завещание, истец обратился в суд с указанным иском.

В судебном заседании истец Хрущев Г.А. исковые требования поддержал в полном объеме, пояснил, что несмотря на то, что он не был в доверительных и близких отношениях с отцом, он старался следить за его судьбой: навещал его в хосписе, незадолго до смерти. Однако, осуществлять за ним уход он не мог, так как сам является инвалидом 2 группы, незадолго до помещения отца в хоспис, находился на стационарном лечении. Его сестра Хрущева Л.А., осуществляя уход за отцом всеми силами пыталась манипулировать его действиями и принимаемыми решениями, оказывала на отца давление, в результате чего и были составлены и завещание и доверенность с правом дарения квартиры, выданная на имя внучки Х.А.Б. Ш.Т.С. (дочери ответчицы). Его общению с отцом сестра всячески препятствовала, о том, что его отец умер он узнал от соседей. В последнее время отец постоянно испытывал сильнейшие боли и, находясь в хосписе, ему были назначены и он принимал сильнейшие лекарственные психотропные препараты, в связи с чем, скорее всего, не мог ни отдавать отчет своим действиям ни руководить ими и, следовательно оформление завещания, доверенности на право дарения квартиры, а следовательно и договор дарения и переход права и свидетельство о государственной регистрации является незаконными. Кроме того, на имя Хрущевой Л.А. была выдана доверенность, по которой она сняла сбережения со счета его отца и неизвестно куда их потратила, в связи с чем он полагает, что его права, как наследника, существенно нарушены, так как данные действия также привели к уменьшению наследственной массы после смерти отца.

Ответчица Хрущева Л.А. и ее представитель по доверенности Павлов А.В., исковые требования не признали и пояснили, что хотя отец ответчицы был тяжело болен, он был способен отдавать отчет своим действиям. Никакого давления на отца никем не оказывалось. Последние годы жизни он с сыном не общался, никаких отношений они не поддерживали. Все решения об оформлении завещания, о выдаче доверенности для оформления договора дарения квартиры отец принимал самостоятельно. Его способность отдавать отчет своим действиям и руководить ими была проверена нотариусом при удостоверении соответствующих документов, в связи с чем полагают, что основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют. Кроме того, помимо квартиры и денежного вклада, которым отец доверил распорядится ответчице, у Х.А.Б. имелось и иное наследственное имущество, в котором, несмотря на завещание, у истца имеется обязательная доля и ответчица этого не оспаривает.

Третье лицо нотариус Никуличева Е.С. в судебном заседании пояснила, что к ней с просьбой об удостоверении завещания и доверенностей обратилась ответчица Хрущева Л.А. Она пояснила, что документы хочет оформить ее отец, который на тот момент находился в хосписе. Нотариус попросила представить ей справку о том, что Х.А.Б. дееспособен, но в психиатрическом диспансере в выдаче такой справки отказали и она, не имея оснований для отказа в оформлении и удостоверении каких-либо документов оформила соответствующий вызов, что подтверждается записью в журнале регистрации вызовов с индексом дела 04-18, где содержится указание, что требуется оформление доверенностей и завещания (с отметкой об удостоверении по реестру 2-1054, 2-1055 и 2-10580). Оформление документов проходило в хосписе. При проведении беседы, ею велась видеозапись на личную камеру, по ней, впоследствии, был составлен протокол совершения нотариального действия, который приобщен и хранится в материалах дела. В настоящее время видеозапись беседы не сохранилась. При обсуждении общих вопросов присутствовали соседи по палате Х.А.Б., а при обсуждении вопросов оформления завещания посторонние лица покинули палату. Она неоднократно разъясняла Х.А.Б. последствия совершаемых им действий, как это отразится на наследственной массе и на том, что после его смерти получит его сын, а что достанется его дочери. Он адекватно реагировал на все замечания и пояснения, отвечал связно и именно на поставленные вопросы, проявил определенную осведомленность в наследственных вопросах. Когда Хрущева Л.А. оформляла вызов, она привезла рукописное заявление, в котором содержались основные положения завещания Х.А.Б. и после проведенной в хосписе беседы, когда Х.А.Б. подтвердил свое намерение распорядится своим имуществом именно таким образом, ею (нотариусом) и были составлены и удостоверены две доверенности: одна на оформление квартиры, составленная на имя внучки доверителя, другая на право получения денежных средств, находящихся на его счете. Кроме того, было удостоверено завещание, согласно которому все имущество Х.А.Б. завещал своей дочери Хрущевой Л.А.. Данное завещание никем не отменено. После уточнения и обсуждения всех положений удостоверяемых документов, в палату пригласили дочь, она помогла отцу сесть и расписаться. При этом, Х.А.Б. неоднократно подчеркивал, что уверен в совершаемых им действиях, все последствия ему понятны, уточнил, что уже ранее консультировался по данным вопросам, кроме того, она подробно объясняла порядок наследования имущества при наличии у наследников (то есть сына) обязательной доли, на что Х.А.Б. пояснил, что его устраивает такое положение вещей. В связи с изложенным нотариус полагала, что основания для признания оспариваемых документов недействительным отсутствуют.

Представитель третьего лица-управления Росреестра в судебное заседание не явился, о дне слушания дела был извещен надлежащим образом.

Допрошенная в судебном заседании свидетель К.Н.А. пояснила, что является соседкой истца - Хрущева Г.А. С его отцом она знакома много лет. Раньше они работали на одном предприятии. В последние годы жизни Х.А.Б., она, как житель поселка и знакомая, встречала Х.А.Б., расспрашивала о жизни, беседовала с ним. В мае 2010 года они встретились на автобусной остановке и в процессе беседы Х.А.Б. рассказал, что дочь постоянно настаивает на том, чтобы оформить завещание, но Х.А.Б. был против и пояснил, что ничего оформлять не будет, « как умрет, вот пусть тогда и делят все как хотят».

Допрошенная в судебном заседании свидетель Р.Л.Т. показала, что однажды, на рынке, слышала как Х.А.Б., встретив бывшую жену, ругал ее, обвиняя в том, что дочь требует оформить на нее квартиру, а он был против и говорил, что при жизни ничего оформлять не будет, пусть делят все после его смерти.

Допрошенная в судебном заседании свидетель Х.М.И. пояснила, что является бывшей женой Х.А.Б. и матерью истца и ответчицы. Ее дочь ранее просила и ее (мать) оформить на нее квартиру, но она отказалась. Их отношения с дочерью не очень близкие, после отказа переоформить на дочь квартиру, она просила ее поговорить с Х.А.Б., чтобы последний оформил на нее свою квартиру, однако она ей отказала. В сентябре 2010 года она встретила бывшего мужа Х.А.Б. на рынке и у них произошла ссора, Х.А.Б. говорил, что дочь настаивает на переоформлении квартиры, а он говорил, что ничего не хочет оформлять.

Суд, выслушав стороны, третье лицо, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, полагает, что исковые требования истца Х.Г.А. удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

В силу ст. 1118 ч.1 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно ч. 2 ст. 1118 ГК РФ завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.



Статьей 166 ГК РФ установлено, что сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (ст. 167 ГК РФ).

Ст. 171 ГК РФ установлено, что сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства ничтожна.

В соответствии с ч. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом установлено, что истец Х.Г.А. является сыном Х.А.Б., что подтверждается свидетельством о рождении II-ШД № 031534 от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.13). ДД.ММ.ГГГГ Х.А.Б. умер, что подтверждается свидетельством о смерти (повторное) II-ЕР № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 10). После смерти отца, истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, где ему было сообщено о том, что его отцом перед смертью (ДД.ММ.ГГГГ) было составлено завещание, согласно которому он завещал все свое имущество, какое ко дню смерти окажется ему принадлежащем, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно не находилось, своей дочери - Х.Л.А.. Данное завещание удостоверено нотариусом Никуличева Е.С. и зарегистрировано в реестре за № (л.д. 7). Кроме того, истец, при жизни отца, обращался в Управление Росреестра с заявлением о предоставлении ему сведений по объекту - квартиры, принадлежавшей его отцу, по адресу: <адрес>, квартал 4 <адрес> по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ собственником указанного жилого помещения являлся Х.А.Б., что подтверждается выпиской от ДД.ММ.ГГГГ 3 01/176/2010-1085 (л.д. 8). После смерти отца, при обращении в Управлении Росреестра с аналогичным заявлением, истцом была получена выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имуществом и сделок с ним от ДД.ММ.ГГГГ 01/184/2010-331, согласно которой собственником указанной выше квартиры является Х.Л.А. (л.д. 9).

В судебном заседании было установлено, что в октябре 2010 года Х.А.Б., находясь в хосписе ММУ ГБ № выразил желание по оформлению завещания, а также доверенностей на право оформления сделки дарения принадлежащей ему квартиры и на право распоряжения денежными средствами, находящимися на его банковском счете. Для оформления соответствующих документов его дочь, Х.Л.А., ДД.ММ.ГГГГ оформила вызов нотариуса <адрес> Никуличева Е.С., о чем в журнале регистрации вызовов для совершения нотариальных действий вне помещения нотариальной конторы нотариуса <адрес> Никуличева Е.С. с индексом 04-18. В указанном журнале также содержится отметка об удостоверении нотариальных действий по реестрам 2-1054 (удостоверении доверенности), реестр 2-1055 (удостоверение доверенности), и реестр 1058 (удостоверение завещания). Кроме того, в судебное заседание нотариусом Никуличева Е.С. была представлена копия реестра № (индекс 04-01), с копией записи реестра № об удостоверении ДД.ММ.ГГГГ завещания Х.А.Б., а также копия реестра № (индекс 04-01), с копией записи реестра № об удостоверении ДД.ММ.ГГГГ доверенности от имени Х.А.Б. на право распоряжения денежными средствами, а также реестра № об удостоверении доверенности на оформление сделки по дарению квартиры по адресу: <адрес>, Красная Глинка, кв-л 4, <адрес>.

Из пояснений нотариуса следует, что нотариус, приехав вместе с секретарями, в хоспис ММУ ГБ № для удостоверения документов, согласно поступившему от Х.А.Б. вызову предварительно провела с Х.А.Б. беседу, разъяснила ему последствия действий, которые он готов был совершить. Разъяснила ему, что в случае дарения квартиры его сыну не достанется от этой квартиры ничего, кроме того, в случае если дочь снимет деньги со счета, они также уже не будут наследоваться и делиться между наследниками. По поводу завещания, нотариус объяснила, что у его сына имеется обязательная доля в наследственном имуществе, так что 1/4 доля всего наследственного имущества, даже завещанного дочери достанется его сыну. Х.А.Б. пояснил нотариусу, что это его Решение, он понимает все последствия совершаемых им действий. В ходе беседы с Х.А.Б. нотариус вела видеозапись на личную видеокамеру, а впоследствии, в соответствии с указанной записью, составила протокол совершения нотариальных действий, который приобщен к материалам по удостоверению доверенностей и завещанию. Кроме того, нотариус в судебном заседании подтвердила, что несмотря на слабость и плохое самочувствие Х.А.Б. производил впечатление здравомыслящего человека, способного осознавать характер своих действий, руководить ими. Он связно и по делу отвечал на вопросы. Четко формулировал свои мысли, пояснял мотивы своих решений, в связи с чем нотариуса отсутствовали основания усомниться в дееспособности Х.А.Б. на момент удостоверения завещания и доверенностей.

В ходе рассмотрения дела истец пояснил, что он сомневается в дееспособности отца на момент составления завещания и доверенностей, так как отец страдал тяжелейшим заболеванием, постоянно испытывал сильнейшие боли, принимал сильные психотропные препараты, что не могло не сказаться на его психике и способности осознавать характер своих действий и руководить ими.

В силу ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В связи с чем, судом, по ходатайству истца, была назначена посмертная комиссионная судебно-психиатрическая экспертиза.

В соответствии с заключением судебно-психиатрического эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, Х.А.Б., при жизни психическими заболеваниями не страдал. С ДД.ММ.ГГГГ Х.А.Б. был установлен диагноз рак желудка 4 степени. ДД.ММ.ГГГГ врачами-онкологами принято Решение о бесперспективности специального лечения и даны рекомендации по проведению симптоматического лечения по месту жительства. С ДД.ММ.ГГГГ, со дня поступления в хоспис по ДД.ММ.ГГГГ, в сочетании с транквилизаторами (фаназепам в дозе 100 мг) получал обезболивающие препараты (трамадол). Нарушения сознания за все время медицинского наблюдения врачами хосписа и поликлиники не отмечено. По результатам осмотра врача-психотерапевта (в хосписе) психотических расстройств у Х.А.Б. не выявлено. В день оформления оспариваемых документов (завещания и доверенностей) ДД.ММ.ГГГГ больной был осмотрен врачом хосписа и его состояние оценено как средней степени тяжести (согласно записи в карте: положение активное, сознание ясное). Лечение ДД.ММ.ГГГГ Х.А.Б. получил согласно назначениям: Трамадол 2мг в мышцу в 10-00 и 22-00, Фаназепам 100мг на ночь. Все документы Х.А.Б. подписал лично все удостоверяемые нотариусом документы, предварительно ознакомившись с их текстом. Ухудшение состояния, проявившееся усилением болей наступило у Х.А.Б. ДД.ММ.ГГГГ, в результате чего с ДД.ММ.ГГГГ была увеличена кратность введения раствора трамадола по 2 мг до 3-х раз в сутки. В связи с изложенным, эксперты пришли к выводу о том, что Х.А.Б., в момент составления и подписания завещания и оформления доверенности на совершение сделки дарения квартиры мог понимать значение своих действий и руководить ими (л.д. 78-81).

Суд полагает, что указание в заключение экспертов на то, что смерть Х.А.Б. наступила ДД.ММ.ГГГГ суд признает технической ошибкой экспертов, которая не могла повлиять на результаты экспертизы, так как доверенности и завещание были составлены при жизни Х.А.Б., дата смерти никем из сторон не оспаривается, все медицинские документы, а также свидетельство о смерти подтверждают, что Х.А.Б. умер ДД.ММ.ГГГГ.

Экспертное заключение, являясь в силу ч. 1 ст. 55 ГПК РФ одним из видов доказательств, согласно ч. 3 ст.86 ГПК РФ для суда необязательно и оценивается судом по правилам ст. 67 ГПК РФ. При этом, оценивая в совокупности исследованные доказательства - объяснения сторон, Ф.И.О. комиссионной судебно-психиатрической (посмертной) экспертизы, иные материалы дела, суд приходит к выводу о том, что они являются достаточными для вывода о том, что на момент составления и подписания и удостоверения нотариусом завещания ДД.ММ.ГГГГ Х.А.Б. понимал значение своих действий и руководил ими.

Заключение судебно-психиатрической (посмертной) экспертизы, по мнению суда, является научно обоснованным и аргументированным, суд принимает во внимание, что оно дано специалистами высокой квалификации на основании глубокого, всестороннего, полного исследования и анализа всех материалов дела, медицинских документов, предоставленных в распоряжение экспертов. Каких-либо объективных данных, позволяющих подвергнуть сомнению достоверность и обоснованность указанного экспертного заключения, не имеется.

Ссылка истца, что Х.А.Б. страдал тяжелой формой онкологического заболевания, испытывая постоянные боли и принимая обезболивающие препараты и не мог адекватно воспринимать происходящее вокруг него не может быть принято судом во внимание, поскольку опровергается пояснениями ответчика и ее представителя, а также пояснениями нотариуса и заключением экспертов.

Показания допрошенных в судебном заседании свидетелей о том, что Х.А.Б. не собирался оформлять завещание и не хотел распоряжаться своим имуществом ни в пользу дочери, ни иных наследников, так же не могут быть приняты судом во внимание и положены в основу решения суда так как все свидетели давали показания о событиях по времени отдаленных от даты составления завещания, и сами по себе они не могут подтверждать наличие или отсутствия у Х.А.Б., на момент составления завещания и доверенностей, намерения распорядиться имуществом тем или иным образом.



Согласно ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Под осуществлением права понимают поведение лица, соответствующее содержанию принадлежащего ему права, то есть совершение определенных действий или воздержание от них. Проявлением свободы поведения является широкое усмотрение лица при выборе варианта своего поведения в пределах, предусмотренных гражданским правом.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что Х.А.Б. воспользовался своим правом, оформил завещание ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому завещал все принадлежащее ему на момент смерти имущество дочери - Хрущевой Л.А., а также выдал доверенность на имя внучки Ш.Т.С. с правом подарить принадлежащую ему квартиру его дочери Хрущевой Л.А., и доверенность на имя Хрущевой Л.А., которой предоставил ей право на получение и распоряжение, имеющимися на его банковском счете денежными средствами. При этом, Х.А.Б. понимал характер и значение совершаемых им действий и руководил ими, имеющиеся заболевания не оказывали существенного ограничивающего влияния на его способность понимать характер и значение своих действий, а также руководить ими.

Таким образом, суд считает, что в связи с отсутствием оснований для признания доверенностей недействительными, и наличием заключения экспертов о том, что на момент оформления соответствующих документов (доверенностей) Х.А.Б. мог понимать значение своих действий и руководить ими, основания для признания недействительным договора дарения квартиры, признания недействительной записи в реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также свидетельства о государственной регистрации права, применения последствий недействительности сделки, отсутствуют, и в удовлетворении исковых требований истцу Хрущеву Г.А. следует отказать полностью.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ,

Решил:

В удовлетворении исковых требований Хрущева Г.А. к Хрущевой Л.А. о признании недействительными договора дарения квартиры по адресу <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, завещания, составленного ДД.ММ.ГГГГ, Х.А.Б., свидетельства о государственной регистрации права, записи о государственной регистрации права собственности и применения последствий недействительности сделки - отказать.

После вступления решения в законную силу снять арест с квартиры по адресу: <адрес>, наложенный определением от ДД.ММ.ГГГГ

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Красноглинский районный суд в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного решения, т.е. с ДД.ММ.ГГГГ

Председательствующий: