Судебная практика

По гражданскому делу. Решение от 05 августа 2011 года № . Московская область.

05 августа 2011 года Талдомский районный суд Московской области в составе председательствующего судьи ФИО16. при секретаре ФИО4, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО2 к ФИО3, ФИО1, ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес>, ЗАО ПО «Геоком», ГУП МО «МОБТИ», Администрации сельского поселения Темповое Талдомского муниципального района <адрес>, Администрации Талдомского муниципального района <адрес> и 3-им лицам ОАО «МОЭСК», инспекции Госпожарнадзора МЧС по <адрес> о переносе строений и кустарников, демонтаже ограждения, обязании произвести перерасчет границ земельного участка, обязании поставить на кадастровый учет границы земельного участка истца, обязании снять с кадастрового учета межевые границы земельного участка ответчика, освобождении земельного участка общего пользования, восстановлении границ красных линий улиц и проездов, разворотной площадки,

Установил:

ФИО2 обратилась в суд с иском к ФИО3, ФИО1, ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес>, ЗАО ПО «Геоком», ГУП МО «МОБТИ», Администрации сельского поселения Темповое Талдомского муниципального района <адрес>, Администрации Талдомского муниципального района <адрес> и 3-им лицам ОАО «МОЭСК», инспекции Госпожарнадзора МЧС по <адрес> о переносе строений и кустарников, демонтаже ограждения, обязании произвести перерасчет границ земельного участка, обязании поставить на кадастровый учет границы земельного участка истца, обязании снять с кадастрового учета межевые границы земельного участка ответчика, освобождении земельного участка общего пользования, восстановлении границ красных линий улиц и проездов, разворотной площадки.

В судебном заседании представитель истца ФИО5 иск поддержала и пояснила, что в 1996 году истица приобрела земельный участок с расположенным на нем садовым домом. На момент их приобретения построек по границе участков истца и ответчиков, не было. Гараж, душ и туалет были возведены позже 1996 года. Веранда также была возведена позже. Ранее по межевой границе участков истца и ФИО7 стоял забор из штакетника, который принадлежал ФИО7. В настоящее время по межевой границе стоит гараж ФИО7, с заступом на 34 см на земельный участок истца, по стене которого идет металлическая сетка. Новый забор стоит не по ранее установленной границе. Между штакетником и металлическим столбом истца имелся участок, закрытый куском шифера, принадлежащий истцу. В 1998 году ФИО7 захватила часть земельного участка истца. В 2004 году при проведении ФИО7 межевания своего земельного участка, истец подписала акт согласования границ под давлением ФИО7. Истец просила ее восстановить границу земельного участка, ФИО7 обещала это сделать. Поверив обещаниям, истец подписала акт согласования. ФИО7 Установила свой забор, выкорчевав 2 куста крыжовника, принадлежащих истцу. ФИО2 согласовала те границы, которые ей показала ФИО7. На момент согласования границ деревянного забора не было, на его месте имелись асбестовые столбы. Штакетник был снесен в 2004 году, на его месте ФИО7 были установлены асбестовые столбы, которые в настоящее время выкопаны. На сегодняшний день ФИО7 установлена сетка-рабица с заступом на земельный участок истца. Земельный участок истца ФИО7 захватывался один раз. Металлический забор, установленный ФИО7 в 2004 года, находится не на месте прежней границы. Он был установлен ответчиком после подписания истцом акта согласования границ земельного участка. По этому поводу истец обращалась ДД.ММ.ГГГГ в земельный комитет. Предписания не выносилось. На место выезжал специалист, который дал ответ, что со стороны ФИО7 нарушений не имеется. Ранее истец в судебные инстанции по поводу захвата земли не обращалась. Она собирала информацию, обращалась в иные органы, в отдел архитектуры. Земельный участок истца стоит на кадастровой учете, но его границы не определены. В 2010-2011 годах межевые работы на участке истца не проводились. Истец хотела проверить, почему границы ее земельного участка не учтены. В 1998 году ФИО7 Установила гараж, заняв 34 см земельного участка истца. Забор она не переносила. В то время стоял деревянный штакетник. Забор был перенесен в 2004 году. На месте штакетника ФИО7 были установлены асбестовые столбы. В этих границах истец подписала акт согласования границ. Позже ФИО7 Установила забор по стене гаража. Указанные обстоятельства может подтвердить свидетель ФИО12, который является мужем истца. Он пытался восстановить границу самостоятельно, выкопав столбы ответчика. ФИО7 по этому поводу обращалась в милицию. Иных доказательств переноса ответчиком границы не имеет. Просит суд обязать ответчика ФИО7 перенести гараж на 1,34 м, поскольку он частично (на 34 см) находится на земельном участке истца. Также просит обязать ФИО7 перенести не менее чем на 1,34 м иные хозпостройки и кусты, расположенные по границе земельных участков, поскольку они также находятся на земельном участке истца. Просит обязать ответчика ФИО7 убрать ограждение, так как истец намерена установить свой забор. Расположение веранды нарушает санитарно-бытовые нормы. На сегодняшний день она находится на расстоянии 2,4 м от дома истца. При возникновении пожара на участке ответчика возможна угроза жизни истца. Межевание участка ФИО7 проводила геодезист Мамонова. Просит обязать ГУП МО «МОБТИ» провести новое межевание земельного участка ФИО7 с учетом границ земельного участка ФИО2. При производстве межевания считает необходимым ориентироваться на план земельного участка ФИО2 от 1996 года. На кадастровом учете земельный участок ФИО2 стоит, но сведения о его границах отсутствуют. ЗАО «ПО «Геоком» должен поставить земельный участок истца на кадастровый учет по границам 1996 года, но в новой системе координат и за его счет. При необходимости проведенные работы будут истцом оплачены. Истец считает, что координаты ее земельного участка были учтены ранее координат участка ФИО7. Кадастровая палата не может поставить земельный участок истца на кадастровый учет, поскольку откорректированные данные им не представлялись. По поводу корректировки границ своего земельного участка, истец не обращалась. Они обращались в кадастровую палату, им была выдана кадастровая выписка В1. Отказа в постановке земельного участка на кадастровый учет истец не получала. Считает необходимым обязать ответчика перенести металлический гараж на безопасное расстояние от границы земельных участков, поскольку он находится в непосредственной близости от опоры ЛЭП. Далее от гаража идет металлический забор. В случае обрыва провода он сначала упадет на крышу, далее ток пойдет по забору. Существует угроза жизни истца, ее может ударить током. С 1996 года обрывов проводов не было. Данное требование появилось в связи с наличием опасности для жизни истца. Также просит суд обязать ответчиков восстановить красную линию улицы. ФИО7 выдвинула свой гараж за фасадную линию, чем нарушила красную линию застройки. В связи с этим нарушением опора ЛЭП оказалась за фасадным забором ответчиков. По ее мнению, красная линия – это линия установки фасадного забора, которая должна быть прямой, без выступов. Администрация с.п. Темповое должна принять меры к ее восстановлению, необходимо собрать комиссию. Кроме того, в конце улицы должна быть разворотная площадка, которой фактически нет. Там, где она должна находиться – пустырь. Была ли разворотная площадка когда-либо, не может сказать. Она должна быть, но ее нет. С заявлением в <адрес> по этому поводу истец не обращалась. В досудебном порядке она данный вопрос не решала. Истец обращалась по поводу восстановления красной линии в Администрацию с.п. Темповое, но ей ответили, что в их компетенцию это не входит. Специалист Администрации с.п. Темповое выезжал на место, и сказал, что они вопросом по восстановлению красной линии не занимаются. Нарушение ФИО7 границ земельного участка истца подтверждено актом, имеющимся в материалах дела. По документам длина фасадной линии истца составляет 21,6 м., фактически ее длина 21,26 м. С правой стороны (со стороны прохода) граница не менялась и не переносилась. Также представитель истца дополнила, что забор ФИО7 был перенесен в 2007 году. В 2004 году ее гараж уже частично находился на земельном участке истца. Геодезия участка ФИО2 проводилась в 1996 году по существующему забору. Геодезия участка ФИО7 проводила не по забору, а по гаражу. На сегодня забор соответствует межеванию, но не соответствует прежней границе. Расположение строений на участке ФИО7 нарушает строительные нормы и правила. Вода с крыш этих строений стекает на участок истца, который находится ниже участка ФИО7. Этот факт считает возможным установить по имеющимся в деле фотографиям. Это также подтвердили и свидетели. Просит суд обратить внимание на то, что в техническом паспорте и плане земельного участка от 1996 года имеются различные размеры земельного участка истца. Это произошло потому, что БТИ измеряло участок по крайним точкам, а геодезист по середине столбов. Если бы ФИО2 знала, что ФИО7 будет ставить забор по гаражу, она бы не подписала ей акт согласования границ земельного участка. При установке забора ФИО7 выкопала несколько кустов плодоносящего крыжовника, принадлежащих ФИО2. Причины согласования акта <адрес> ей не понятны. К договору о приобретении ФИО7 земельного участка площадью 340 кв.м. не приложен план, который является обязательным приложением к договору купли-продажи. При установлении забора, ФИО7 от гаража Установила две секции сетки-рабицы, далее стоят металлические столбы. ФИО12 их выкопал, положив на участок ФИО7. Она должна была согласовать установку забора с истцом. Кроме того, разрешений на возведение строений ФИО7 не представлено. Она самовольно возвела постройки, без проекта. Кроме того, они находятся на участке ФИО2. В соответствии со ст. 222 ГК РФ эти строения являются самовольными. Разрешения на их строительство и реконструкцию дома не имеется. Если ответчики желают приобрести на строения право собственности, они должны будут их согласовать, в том числе и с истцом. Но, поскольку строения находятся на участке истца, ответчики не смогут зарегистрировать свое право.

редставитель ответчиков ФИО3 и ФИО1 – ФИО6 в судебном заседании пояснил, что требования истца не признает. Жилой <адрес> д.Наговицино находится в долевой собственности ФИО7 и ФИО1. Земельный участок при доме ими разделен. ФИО7 имеет общую границу с участком истца. До постановки границ земельного участка ФИО7 на кадастровый учет в 2004 году граница участков сложилась и межевание проводилось по имеющейся границе. Граница существовала еще до того, как истец приобрела земельный участок у Филина, который был сформирован и предоставлен ему в собственность. До 1994 года земельный участок ФИО7 справа граничил с землями общего пользования. В 1994 году существовал забор в виде штакетника между ее участком и пустырем. Позже пустырь был предоставлен в собственность Филину, смежную границу он не оспаривал, огородил земельный участок по фасаду и по задней меже. Позже со стороны участка, принадлежащего Анашкиной, он перенес границу, восстановив проход. Строения, о которых идет речь, а именно веранда и металлический гараж, возводились ФИО7 в 1994 году. Возведение веранды было начато чуть раньше, но окончательно она была возведена в 1994 году. Гараж был установлен на то место, где стоит в настоящее время, то есть по границе земельных участков, его стена совпадала со старым забором. Иные хозстроения были возведены позже 1994 года. Ранее стороны находились в дружеских отношениях, еще до приобретения земельного участка у Филина ФИО2 с мужем приезжала в гости к ответчику, помогали в строительстве гаража и веранда. В 1996 году истец приобрела земельный участок с садовым домом у Филина в тех же границах, которые имеются на настоящее время. Изменялся лишь материал ограждения, но границы не менялись. Никогда споров по смежной границе не возникало. Когда штакетник стал разрушаться, стороны не хотели ставить новый забор, хотели оставить только столбы. В последние годы со стороны истца и ее мужа стали поступать в адрес ФИО7 претензии, которые являются безосновательными. Требования истца основаны на противоречивых документах и плане, который приложен к договору купли-продажи земельного участка с садовым домом. Как проводилась геодезия в 1995 году, ничего пояснить не может, но на тот момент границы существовали те же, что и сегодня. Споров по границе не было, согласований в то время не требовалось. Считает требования истца о захвате ФИО7 части ее земельного участка не обоснованными и не подтвержденными материалами дела. Что касается строений, то нарушение градостроительных и пожарных норм не может свидетельствовать о нарушении прав истца. При приобретении дома она видела расположение строений, каких-либо угроз для ее жизни и здоровья не было. По фасаду граница существует, она согласована с Администрацией. Истцом не представлено доказательств того, что существует некая граница, которой следует придерживаться при установлении границ. ЛЭП построена задолго до формирования земельного участка истца. От нее «питаются» все абоненты деревни. Чем нарушены права истца, не понятно. Истцом к ФИО7 не предъявлялось требований по поводу неправильной организации ската крыши гаража. По инициативе истца на место выезжали органы земельного контроля, которые не Установили какого-либо нарушения земельного законодательства и факта незаконного занятия земельного участка, принадлежащего истцу, со стороны ФИО7. В 2007 году границы соответствовали тем, которые были поставлены ФИО7 на кадастровый учет. Нарушений обнаружено не было, доводы истца не подтвердились. ФИО12 производил действия по поводу снятия забора, установленного ФИО7, в связи с чем она обращалась в милицию. В отношении ФИО12 составлялся протокол об административном правонарушении. Возможно, что правоустанавливающие документы на земельный участок выдавались Филину ранее 1994 года. Реально он начал заниматься огораживанием участка в 1994 году. Он (Алоев) утверждает, что гараж стоит на месте с 1994 года, он был установлен сразу после приобретения. Проект на возведение строений ФИО7 не составлялся, разРешение на строительство не выдавалось. Возможно, что порядок возведения строений нарушен, но строения находятся на земельном участке ФИО7 и права истца не нарушают. Право собственности ФИО7 на эти строения не зарегистрированы. Доступ к ЛЭП имеется, никаких предписаний по поводу обслуживания ЛЭП не было. ЛЭП проходит вдоль забора. Опора стоит на участке ФИО1, который не граничит с участком ФИО2. Провода проходят в 4 м от крыши гаража. Гараж и забор заземлены. Ранее граница между участками представляла собой ломаную линию. Так как соседний земельный участок имел прямую границу, органы кадастрового учета предложили выпрямить границу между участками, в связи с чем ФИО7 дополнительно к имеющемуся участку был приобретен участок. Этот участок представляет собой островок между старой и новой (выпрямленной) границей. Существовавший изгиб был включен в договор купли-продажи от 1996 года. Ранее существовавший забор из штакетника был до фасада. Гараж был изначально установлен внутри огороженной территории и не заступал на участок ФИО2. Позже забор Установили от стены гаража на месте старого. Изначально забор был из штакетника на деревянных столбах. Этот забор пришел в негодность, он упал. После того, как его демонтировали, до производства межевания Установили на его месте железные столбы и прикрутили две секции строительной сетки в продолжение стены гаража. В настоящее время они имеются. Обременений участка ФИО1 в Росреестре не зарегистрировано. Ранее опора была деревянной. При ее замене на железобетонную ФИО1 недовольств не высказывала. По фасаду граница участков ФИО7 и ФИО1 никак не изменялась. Истцом представлено два документа – технический паспорт и договор купли-продажи, составленные в одно время, но с разными размерами земельного участка. Ранее между сторонами были дружеские отношения. ФИО2 не настаивала на возведении нового забора после прихода в негодность старого. Поскольку сзади участка четкой границы не было, возможно поэтому ФИО2 возвела уборную с заходом на границу участков. На момент установки границ, уборная ФИО2 находилась на ее территории. После проведения межевания уборная передвигалась. Доказательств передвижения уборной не имеется. Представитель ответчиков ФИО6 также дополнил, что прошсит суд обратить внимание на кадастровую выписку на земельный участок ФИО7, в котором указано, что имеется два предыдущих кадастровых номера, в том числе и земельного участка площадью 340 кв.м. В существующие границы земельного участка ФИО7 входит и земельный участок площадью 340 кв.м. Что касается требований истца об освобождении ее земельного участка от строений ФИО7, хочет добавить следующее, истец и ФИО12 в 1997 году видели, что их право нарушается. В 1997 году и в 2004 году они имели сведения о том, что нарушено их право владения частью земельного участка. Просит суд применить срок исковой давности.

Представитель ответчиков ФИО7 дополнила, что межполосье, то есть участок земли между штакетником ФИО7 и границей ФИО2, являлось землей общего пользования. ФИО2 отказалась выкупать этот участок земли, а ФИО7 согласилась, поэтому граница в настоящее время имеет вид прямой линии. Акт согласования границ земельного участка был подписан ФИО2 добровольно, ее к этому никто не принуждал. Гараж стоит тот, который стоял ранее. Его просто покрасили. Опору ЛЭП устанавливали при имеющемся заборе. Сколько она себя помнит, опора всегда находилась на участке ФИО1. В 1989 году ее заменили на железобетонную. Ранее стояла деревянная опора. ФИО1 опора не мешает, она никуда не обращалась по поводу того, чтобы опора была убрана с ее земельного участка. Против ее установки она возражений не имеет. Фасадная линия истца не уменьшилась. Возможно, что при организации прохода Филин сдвинул границу не на 1 м, как хотел, а на 1,5 м. Такой сдвиг границы мог произойти только с правой стороны, то есть со стороны прохода. Представитель ответчиков – ФИО7 также дополнила, что мойка, туалет, хозблок и кусты существуют, они находятся на участке ФИО7. Возле мойки забор имеется. У хозблока забора нет. У мойки имеется септик, сточные воды уходят по трубе во вкопанную в землю бочку, дно которой состоит из щебня. Зимой снег они с крыши счищают. В настоящее время они организовывают слив с крыши гаража. Около гаража у истца растут кусты и цветы. Споров по затоплению участка истца ранее не было. До судебного заседания такого вопроса не поднималось.

Представитель ответчика ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес> – ФИО8 в суде пояснила, что с п.7 исковых требований не согласна, поскольку он противоречит действующему законодательству, в частности ст. ст. 20-22 ФЗ № «О государственном кадастре недвижимости», а именно, истец просит обязать Кадастровую палату поставить на учет границы земельного участка, которые должно предоставить ЗАО ПО «Геоком». Согласно указанного Закона, внести изменения в сведения государственного кадастра недвижимости может только собственник земельного участка или его доверенное лицо. Согласно ст. 22 Закона, в орган кадастрового учета подается заявление на уточнение местоположения границ земельного участка, а также межевой план земельного участка. Межевой план должен соответствовать установленным требованиям, а именно Закону и Приказу Минэкономразвития РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении формы межевого плана и требований к его подготовке…» В случае несоответствия межевого плана вышеперечисленным документам, органом кадастрового учета может быть принято Решение о приостановлении или об отказе в проведении государственного кадастра недвижимости в соответствии со ст. 26 или ст. 27 Закона. Так как в настоящее время межевого плана нет, оценить правильность его подготовки не представляется возможным. Что касается снятия с государственного кадастра недвижимости местоположения границ земельного участка с кадастровым номером 50:01:0040137:0032, оставляет данный вопрос на усмотрение суда. Кадастровая палата выполнит любое Решение суда. Учитывая изложенное, просит отказать в иске в части требований об обязании Кадастровой палаты поставить на государственный кадастровый учет границы земельного участка ФИО2, так как они ставятся на учет в соответствии с действующим законодательством. В 1996 году существовала плановая система координат. В настоящее время меры линий не соответствуют координатам, указанным в договоре купли-продажи, в связи с чем положить земельный участок в существующую систему координат не представляется возможным. Необходимо проведение нового межевания. При подготовке к судебному заседанию они пытались провести наложение, но это не возможно. О проведении проверки ей ничего не известно. Кадастровая палата не занимается проведением проверок.

Представитель ответчика ГУП МО «МОБТИ» - ФИО9 в суде пояснил, что считает требования истца необоснованными, таких прав и полномочий БТИ не имеет. Межевание земельного участка ФИО7 проводилось в 2004 году геодезистом Мамоновой. Был составлен акт согласования границ земельного участка, который подписан ФИО2. Граница проведена от гаража по прямой линии после согласования границ. На тот момент разногласий не было. Считает, что вины работников БТИ нет. Требования истца не обоснованы и не выполнимы. На момент межевания границ, стороны видят план и согласовывают его. В то время уведомления о проведении межевания земельного участка заинтересованным лицам не направлялись. Смежнику показывали план земельного участка. В момент замера земельного участка никто не может сказать его размер, даже геодезист. Истец при подписании акта согласования границ земельного участка, видела его план. Границы участка ей были известны. Если бы строение истца попадало на территорию ответчика, то земельный участок ответчика не был бы поставлен на кадастровый учет.

Представитель ответчика Администрации Талдомского муниципального района <адрес> – ФИО10 в суде пояснил, что для установления красной линии необходима ее проработка, что невозможно в связи с отсутствием генерального плана д.Наговицино. РазРешение бытовых вопросов относится к компетенции Совета депутатов с.п.Темповое. Для восстановления разворотной площадки необходимо составить проект, смету, а также нужны денежные средства.

Представитель 3-го лица ОАО «МОЭСК» - ФИО11 в суде пояснил, что поскольку у ответчика ФИО1 не имеется возражений по поводу нахождения на ее земельном участке опоры ЛЭП, они не могут заявлять к ней свои требований. Вопросов по охранной зоне ЛЭП также не имеется. Поскольку доступ сотрудников к опоре имеется, они возражений не имеют.

Свидетель ФИО12 в судебном заседании пояснил, что истца знает, она является его супругой, ответчика также знает. На момент приобретения земельный участок был огорожен с трех сторон и частично по задней меже. По границе с земельным участком ФИО7 ограждение имелось полностью, стоял деревянный штакетник. В 1996 году гаража и веранды не было. Они помогали ФИО7 ремонтировать дом, поднимали потолки в доме. Веранда строилась при них. На тот момент претензий не было. Примерно в феврале 1997 года ФИО7 на трейлере привезла металлический гараж и сразу его Установила. На момент приобретения земельного участка длина фасадной линии составляла 21,6 м.. Это расстояние от их металлического столба до штакетника ФИО7. Он сам производил замеры. ФИО7 убрала столб, поставила гараж, при этом убрав штакетник. Гараж придвинули к столбу ФИО2, и зашли на ее землю. Изначально ФИО7 намеревалась приобрести гараж размером 3х6 м, а приобрела размером 3,3х6 м. Когда ФИО7 Установила гараж, он заметил то, что он частично находится на их земле. Слив с крыши идет на их участок. Они говорили ФИО7 о том, что не согласны с такой установкой гаража, но по этому поводу никуда не обращались. Все это время они конфликтовали. ФИО7 все свои строения обозначает как границу участков. Все постройки стоят по границе, а гараж с заступом на их участок. ФИО7 поставила столбы прямо по границе, это было в 1997 году. Строения ими возводились в 1998 году. На момент подписания акта согласования границ земельного участка ФИО7, на месте штакетника стояли асбестовые столбы. Она долго уговаривала ФИО2 подписать акт согласования. О том, что будет проводиться межевание, их никто не предупреждал. Истец подписала акт, так как ФИО7 пообещала передвинуть гараж. Металлический забор стоит не на месте штакетника. Он идет от стены гаража наискось, с захватом половины уборной. Уборная за время пользования истцом не переносилась. При покупке участка фасадную линию мерили от металлического столба до деревянного. На то время забор существовал.

Свидетель ФИО13 в судебном заседании пояснила, что истца она знает. Ответчиков ФИО7 и ФИО1 знает как жителей деревни. Она выросла в д.Наговицино. Она проживает в д.Наговицино сезонно, каждое Ф.И.О. по приглашению ФИО7 с начала 90-х годов. Ранее участок ФИО2 принадлежал Филину. До того, как участок был передан ему, на этом месте была детская площадка. Участок был передан Филину примерно в 1994 году. Сначала он построил дом, а потом огородил участок. Его участок граничил с участком ФИО7. По границе участков стоял забор из штакетника. Граница была полностью обозначена. При приобретении участка ФИО2, штакетник стоял. Гараж ФИО7 поставила в 1994 году, когда Филин строил дом. Гараж был установлен внутри ограждения, по забору. Веранда на участке ФИО7 имеется, ее начали строить еще до установки гаража. Когда закончили строительство, не знает. ФИО12 помогал ФИО7 строить веранду. В выходные дни ФИО2 и ФИО12 жили в доме ФИО7, помогали им строиться. В настоящее время от гаража ФИО7 проходят две секции сетки. Гараж стоит на том же месте, где и был установлен первоначально.

Свидетель ФИО14 в суде пояснила, что она проживает в д. Наговици Ф.И.О. постоянно. Дом ФИО7 стоит давно. Рядом с ее домом был прогон, где играли дети. В 90- годах приехал Филин и построил на этом месте дом. Забор между ними был, сначала из частокола, сейчас из сетки, но на том же месте. Гараж ФИО7 Установила давно, еще до строительства дома Филиным. Веранда была ею построена немного позже.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, считает иск не подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии со ст.12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем:



восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии со ст.60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях:

самовольного занятия земельного участка;

в иных предусмотренных федеральными законами случаях.

Действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем:

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии со ст.7 п.1 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» в государственный кадастр недвижимости вносятся следующие сведения об уникальных характеристиках объекта недвижимости:

вид объекта недвижимости (земельный участок, здание, сооружение, помещение, объект незавершенного строительства);

кадастровый номер и дата внесения данного кадастрового номера в государственный кадастр недвижимости;

описание местоположения границ объекта недвижимости, если объектом недвижимости является земельный участок;

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судом установлено, что ФИО2 является собственником садового дома и земельного участка площадью 1500 кв.м., расположенного по адресу: <адрес>, на основании договора купли-продажи земельного участка с садовым домиком от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.16-17). ФИО3 является собственником земельного участка площадью 1340 кв.м., расположенного по адресу: <адрес>, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права (л.д.38). ФИО1 является собственником земельного участка площадью 1500 кв.м., расположенного по адресу: <адрес>, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права (л.д.54). Земельные участки являются смежными и имеют ограждения.

Земельные участки, принадлежащие ФИО3 и ФИО1, прошли межевание и поставлены на кадастровый учет с установлением их границ, что подтверждается кадастровыми паспортами земельных участков (л.д.41-44, 55-57). Земельный участок, принадлежащий ФИО2, межевался в апреле 1996 года, но поставлен на кадастровый учет без установления его границ (л.д.18), так как в соответствии с требованиями земельного законодательства граница земельного участка не установлена. Как пояснил представитель ФГУ «Кадастровая палата» по МО, в 1996 году производилось межевание в плановой системе координат и в настоящее время поставить на кадастровый учет границы земельного участка не представляется возможным.

ФИО2 обратилась в суд с иском с множеством требований к различным ответчикам. К ответчику ФИО3 истица предъявила требования о переносе строений, сносе веранды, демонтаже ограждения, снятии границ земельного участка с кадастрового учета, так как ФИО3 в 1997 -1998 годах Установила гараж частично на земельном участке истца, а в 2004 году Установила новый забор с переносом его на земельный участок истца. Ответчик иск не признал, просил применить срок исковой давности к требованиям истца. Так как отношения по пользованию земельными участками являются длящимися, то оснований для применения срока исковой давности суд не усматривает.

В судебном заседании стороны не заявили ходатайства о назначении по делу экспертизы и просят рассмотреть спор, исходя из представленных документов.



В обоснование своих доводов об изменении смежной границы со стороны ФИО3 истица ссылается на план принадлежащего ей земельного участка, составленный в 1996 году, в котором длина фасадной линии земельного участка истца составляет 21,6 метров. В соответствии с произведенными замерами работниками отдела Управления Роснедвижимости по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ длина фасадной линии земельного участка ФИО2 составила 21,26 метров (л.д.62). Исходя из этого, а также из пояснений свидетеля ФИО12 истица просит установить факт переноса ограждения ФИО3. Однако суд считает данные доказательства недостаточными для установления того, что действиями ФИО3 были нарушены права истицы, так как свидетель ФИО12 является супругом истца ФИО2, а, следовательно, лицом, являющимся заинтересованным в исходе дела. Что касается плана земельного участка истца от 1996 года и замерами, произведенными в 2008 году, то разница в замерах длины фасадной линии бесспорно не свидетельствует о переносе ограждения ФИО7 на 34 см, как считает истец. В судебном заседании представитель кадастровой палаты пояснил, что в связи с иском ФИО2 они пытались положить границы земельного участка от 1996 года в существующую систему координат, однако в настоящее время меры линий земельного участка ФИО2 не соответствуют координатам, указанным в плане к договору купли-продажи, в связи с чем положить земельный участок в существующую систему координат не представляется возможным, необходимо проведение нового межевания. Как проводились замеры в 2008 году, суду не известно. В настоящее время межевание земельного участка ФИО2 не проводилось и суду не представлено сведений, полученных в установленном порядке, о фактических границах земельного участка истца и площади ее земельного участка. Если исходить из того, что фасадная граница земельного участка истца уменьшилась, то истцом не представлено доказательств того, что данная граница уменьшилась со стороны земельного участка ФИО7, а не со стороны прогона, который находится от участка истца справа. Из представленных истцом фотографий следует, что гараж расположен в углу земельного участка ФИО7 и его правая стена является продолжением существующего ограждения. Таким же образом расположение гаража указано в техническом паспорте БТИ от 2004 года (л.д.72), каких-либо выступов гаража на соседний земельный участок из плана БТИ не усматривается. Правая граница земельного участка ФИО3 на 2004 год соответствует этой же границе на 1993 год (л.д.83). Таким образом, на ДД.ММ.ГГГГ (дата составления технического паспорта) между двумя земельными участками ФИО2 и ФИО3 сложилась смежная граница, которая при межевании земельного участка ФИО3 ДД.ММ.ГГГГ была согласована ФИО2 (л.д.63). При этом ФИО3 выкупила земельный участок площадью 340 кв.м. для выравнивания правой границы, так как в плане земельного участка истца от 1996 года смежная граница является прямой. Довод представителя истца о том, что согласование произведено под давлением и при обещании перенести гараж, какими-либо доказательствами не подтвержден. Допрошенные в судебном заседании свидетели ФИО14 и ФИО13 подтвердили, что гараж ФИО3 устанавливался в 1994 году на земельном участке ФИО3, смежная граница между земельными участками истца и ФИО3 не изменялась, изменялся лишь материал ограждения. Таким образом, доказательств изменения границы в сторону земельного участка истца со стороны ФИО3 суду не представлено, в связи с чем оснований для обязания ответчика демонтировать ограждение и переносить строения, расположенные, по мнению истца, на ее земельном участке, суд не усматривает. При этом суд учитывает, что на момент инвентаризации земельного участка ответчиков ФИО3 и ФИО1 в 2004 году фасадная линия их земельного участка составляла 47,60 метров (л.д.72). При межевании фасадная линия двух участков составила 12,78 м. (л.д.43) + 34,28 м (л.д.59) = 47,06 метров. Следовательно, довод представителя истца о том, что межевание в 2004 году было произведено не в соответствии с существующей границей, а с увеличением в сторону земельного участка истца, опровергается представленными расчетами.

Также судом не установлено оснований для переноса строений и кустов на земельном участке ФИО3 по тем основаниям, что они размещены с нарушением противопожарных норм и правил. Истцом не представлено доказательств того, что указанными строениями нарушаются ее права. Так как требование истца в этой части носит негаторный характер, поэтому нарушение строительных норм и правил само по себе не может быть основанием к удовлетворению иска, если при этом права истца не нарушаются. Для устранения нарушения прав истца необходимо установить нарушение строительных норм и правил, которые привели к нарушению прав истца. Нарушение прав истца судом не установлено, поэтому в данной части требований суд истцу также отказывает.

По этим же основаниям суд отказывает истцу в удовлетворении требования о сносе веранды в жилом доме ФИО3 и ФИО1, так как истцом указано лишь на нарушение строительных и противопожарных норм и правил. О нарушении прав истца суду пояснений не дано, а предположения о возможном возгорании не могут служить основанием для сноса строений.

Ссылку истца на нарушение ст.222 ГК РФ при возведении веранды и построек суд считает необоснованной, так как веранда возведена на земельном участке ответчика и прав ФИО2 не нарушает. На основании ст.51 п.17 ГрК РФ выдача разрешения на строительство не требуется в случае строительства гаража на земельном участке, предоставленном физическому лицу для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, или строительства на земельном участке, предоставленном для ведения садоводства, дачного хозяйства; строительства на земельном участке строений и сооружений вспомогательного использования.

Истец просит обязать ФИО3 изменить скат крыши гаража и хозблока, так как ее участок в этом месте замокает. Однако указанные постройки возведены в 1994 году и в 2004 году, с момента их возведения каких-либо претензий по расположению строений ФИО2 не предъявлялось. Доказательств нарушения прав истца указанными постройками суду не представлено, в связи с чем отсутствуют основания для изменения конфигурации крыши строений. Суд также учитывает пояснения представителя ФИО7 о том, что ими организовывается слив с крыши гаража.

ФИО2 также предъявлены требования к ГУП МО «МОБТИ» о понуждении произвести перерасчет границ земельного участка ФИО3 с учетом данных о границах земельного участка ФИО2. Судом установлено, что геодезистом Талдомского филиала ГУП МО «МОБТИ» проводилось межевание земельного участка ФИО3 и ФИО1. Фактически ФИО2 не согласна с результатами межевания земельного участка ФИО3 и просит границы ее участка изменить в соответствии с границами земельного участка ФИО2. При этом представитель истца пояснила, что граница земельного участка ФИО3, обозначенная ограждением, соответствует результатам межевания. Так как судом не установлено нарушений прав ФИО2 при межевании земельного участка ФИО3, а также несоответствия существующего ограждения смежной границе между двумя участками, то в удовлетворении данного требования суд истцу отказывает. Кроме того, межевание земельного участка производится на договорной основе и при отсутствии спора между собственником земельного участка и организацией, проводившей межевание, оснований для возложения обязанности на геодезиста пересмотреть границы земельного участка, то есть фактически составить новый межевой план при отсутствии согласия владельца земельного участка, не имеется.

Истец просит обязать ЗАО ПО «Геоком» поставить на кадастровый учет границы земельного участка ФИО2 в нужной для этого системе координат, приведя размеры границ земельного участка к достоверной площади 1500 кв.м. вместо фактической 1483 кв.м. без изменения ширины земельного участка. Таким образом, не оспаривая план земельного участка, составленный в 1996 году, истица фактически просит обязать ЗАО ПО «Геоком» произвести межевание земельного участка истца в существующей системе координат и поставить его на кадастровый учет. Однако каких-либо препятствий для заключения договора на производство межевания своего земельного участка истец не имеет. В соответствии со ст.21 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» заявление о кадастровом учете и необходимые для кадастрового учета документы представляются в орган кадастрового учета заявителем или его представителем лично либо посредством почтового отправления. Таким образом, при отсутствии межевого плана и отсутствии спора между ФИО2 и ЗАО ПО «Геоком» по межеванию земельного участка истца, а также отсутствием оснований, предусмотренных законом, суд оставляет требование ФИО2 к ЗАО ПО «Геоком» без удовлетворения.

Истец просит обязать ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес> поставить на кадастровый учет границы земельного участка ФИО2 по откорректированным данным, которые должен представить ЗАО ПО «Геоком». Так как судом не установлено оснований для возложения обязанности на ЗАО ПО «Геоком» составлять межевой план земельного участка ФИО2, а также учитывая, что истица не обращалась в кадастровую палату по вопросу внесения уточнения местоположения границ своего земельного участка в установленном законом порядке и не получала отказа во внесении таких изменений, то оснований для удовлетворения данного требования суд также не усматривает. ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес> в досудебном порядке была лишена возможности рассмотреть представленные ФИО2 документы и принять Решение о внесении изменений в данные кадастрового учета.

Истица просит обязать ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес> снять с кадастрового учета местоположение границ земельного участка ФИО3 и поставить на учет новые данные о местоположении границ земельного участка ФИО3, предоставленные ГУП МО «МОБТИ». Судом не установлено нарушений при межевании земельного участка ФИО3, не установлено оснований для возложения на ГУП МО «МОБТИ» обязанности по составлению нового межевого плана земельного участка ФИО3, поэтому в удовлетворении данного требования суд истцу отказывает.

ФИО2 просит обязать ФИО1 и ФИО3 освободить участки земель общего пользования и участки земель энергетики от своих хозяйственных построек. В суд не представлено доказательств того, что хозяйственные постройки ФИО1 и ФИО3 расположены за пределами их земельных участков на землях общего пользования. При этом установлено, что на территории земельного участка ФИО1 находится столб ЛЭП. Со стороны ОАО «МОЭСК» каких-либо претензий к ФИО1 и ФИО3 по данному факту не предъявлено. Земельный участок ФИО2 не граничит с этой стороны с земельными участками ответчиков, каких-либо полномочий выступать в интересах органа местного самоуправления или электросетевой компании истцом не предъявлено, ее права расположением опоры ЛЭП не нарушаются. Довод о возможном ударе током в случае обрыва провода построен на предположении и не может являться основанием для возложения на ответчиков обязанности по переносу строений. Кроме того, границы земельных участков ФИО1 и ФИО3 согласованы органом местного самоуправлении, что следует из актов согласования границ. Поэтому данное требование суд также оставляет без удовлетворения.

ФИО2 просит обязать Администрацию сельского поселения Темповое Талдомского муниципального района <адрес> и Администрацию Талдомского муниципального района <адрес> восстановить на территории д.Наговицино границы красных линий улиц и проездов, восстановить разворотную площадку для автотранспорта путем ликвидации хозяйственных построек ФИО1. При этом представителем истца указан способ выполнения данного требования – создание комиссии. Суд считает, что по данному требованию истцом не представлено доказательств нарушения ее прав, не представлено плана территории, которая нарушена ответчиками и которая подлежит восстановлению, не представлено доказательств существования разворотной площадки и занятия ее ФИО1. Кроме того, представителем истца в судебном заседании указано, что на месте предполагаемой разворотной площадки находится пустырь.

Таким образом, суд считает, что исковые требования ФИО2 не основаны на законе, не подтверждены доказательствами, и поэтому не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковое заявление ФИО2 к ФИО3, ФИО1, ФГУ «Кадастровая палата» по <адрес>, ЗАО ПО «Геоком», ГУП МО «МОБТИ», Администрации сельского поселения Темповое Талдомского муниципального района <адрес>, Администрации Талдомского муниципального района <адрес> о переносе строений и кустарников, демонтаже ограждения, обязании произвести перерасчет границ земельного участка, обязании поставить на кадастровый учет границы земельного участка истца, обязании снять с кадастрового учета межевые границы земельного участка ответчика, освобождении земельного участка общего пользования, восстановлении границ красных линий улиц и проездов, разворотной площадки оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в 10-дневный срок в Московский областной суд через Талдомский районный суд.

Судья И.В.Никитухина

Решение в окончательной форме

принято ДД.ММ.ГГГГ