Судебная практика

Решение от 08 августа 2011 года № А09-2196/2011. По делу А09-2196/2011. Брянская область.

Решение

город Брянск Дело №А09-2196/2011

08 августа 2011 года

Арбитражный суд в составе: судьи МАКЕЕВОЙ М.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Смоляк О.Ю.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску ОАО «Брянский завод мебельных деталей», г.Брянск

к индивидуальному предпринимат Ф.И.О. г.Брянск

о признании договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. незаключенным

третьи лица: 1) Управление Росреестра по Брянской области, г.Брянск;

ГУП «Брянскоблтехинвентаризация», г.Брянск;

Брянский филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ», г.Брянск;

Гончаров Дмитрий Петрович, г.Брянск

при участии в заседании:

от истца: 05.08.2011г. (до перерыва в судебном заседании) - Исаченко А.Н. – ген. директор; Самсонова Е.Г. (доверенность б/н от 27.01.2011г.); 08.08.2011г. (после перерыва в судебном заседании) - Исаченко А.Н. – ген. директор;

от ответчика: 05.08.2011г. (до перерыва в судебном заседании) - Шапошников В.О. (доверенность б/н от 11.05.2011г.); 08.08.2011г. (после перерыва в судебном заседании) – Качанов Г.А. (доверенность б/н от 15.06.2011г.);

от третьих лиц: 1) от Управления Росреестра по Брянской области – Чащина Е.В. (доверенность №10-48/36 от 11.01.2011г.);



от ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» - Степонина С.В. (доверенность №1/У от 20.12.2010г.);

от Брянского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» - не явились, извещены;

от Гончарова Д.П. – 05.08.2011г. (до перерыва в судебном заседании) - Шапошников В.О. (доверенность б/н от 24.02.2010г.); 08.08.2011г. (после перерыва в судебном заседании) – Качанов Г.А. (доверенность б/н от 24.02.2011г.);

Установил:

Открытое акционерное общество «Брянский завод мебельных деталей», г.Брянск (далее – ОАО «БЗМД») обратилось в Арбитражный суд Брянской области с иском к индивидуальному предпринимат Ф.И.О. г.Брянск, о признании договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. между Открытым акционерным обществом «Брянский завод мебельных деталей» и индивидуальным предпринимателе Ф.И.О. незаключенным.

Определением суда от 11.04.2011г. к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Росреестра по Брянской области, ГУП «Брянскоблтехинвентаризация», Брянский филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ».

Определением от 12.05.2011г. судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Гончаров Дмитрий Петрович, г.Брянск.

Представители истца поддержали исковые требования.

Представители ответчика иск не признали по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление, заявили о пропуске истцом срока исковой давности.

Представитель третьего лица Гончарова Д.П. поддержал доводы ответчика.

Третьи лица – Управление Росреестра по Брянской области и Брянский филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» полагали разРешение спора на усмотрение суда.

Третье лицо - ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» считает исковые требования необоснованными по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление.

Третье лицо - Брянский филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» своего представителя в настоящее аседание не направило, о времени и месте рассмотрения дела извещено судом надлежащим образом.

Дело рассмотрено по имеющимся материалам в отсутствие представителя третьего лица - Брянского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» в порядке, установленном ст.156 АПК РФ.

В судебном заседании 05.08.2011г. объявлялся перерыв до 08.08.2011г. в соответствии со ст.163 АПК РФ. Представители участвующих в деле лиц были уведомлены о перерыве в судебном заседании под расписку в приложении к протоколу судебного заседания. Определение о перерыве было размещено на официальном сайте Арбитражного суда Брянской области в сети Интернет. После перерыва судебное заседание было продолжено.



Выслушав доводы представителей участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, суд считает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 29.03.2004г. между ОАО «БЗМД» (Продавец) Ф.И.О. (Покупатель) был подписан договор купли-продажи здания, по условиям которого Продавец передает в собственность Покупателя здание цеха варки сургуча (объект), расположенное по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, 3, общей площадью 578,3 кв.м, а Покупатель обязуется принять и оплатить объект (том 1, л.д.14).

Договор был исполнен его сторонами, здание передано Покупателю по акту приема-передачи от 29.03.2004г. (том 1, л.д.94). Право собственности Гапеева Е.А. на объект недвижимости было зарегистрировано 06.04.2004г. (запись регистрации №32-1/28-10/2004-344, свидетельство о государственной регистрации права 32 АБ №087625 от 06.04.2004г. – том 1, л.д.65).

Впоследствии межд Ф.И.О. (Продавец) Ф.И.О. (Покупатель) был заключен договор купли-продажи здания от 17.04.2006г., согласно которому Продавец передает в собственность Покупателя здание цеха варки сургуча, расположенное по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.3, общей площадью 568,9 кв.м.

Здание цеха варки сургуча было передано Гапеевым Е.А. Гончарову Д.П. по акту приема-передачи недвижимости от 17.04.2006г. (том 1, л.д.15)

Договор был зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Брянской области 18.05.2006г., Гончарову Д.П. выдано свидетельство о государственной регистрации права 32АГ №090046 от 18.05.2006г.(том 1, л.д.66).

Заявляя требование о признании договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. между ОАО «БЗМД» и Гапеевым Е.А. незаключенным, истец ссылается на следующие обстоятельства.

В результате приватизации к ОАО «БЗМД» перешло право собственности на несколько объектов недвижимости, в том числе на здание пристройки котельной.

09.06.2009г. в ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» истцом был заказан кадастровый паспорт объекта – здания пристройки котельной, расположенного по адресу: Брянская область, г.Брянск, ул.Литейная, дом 3, общей площадью 166,2 кв.м.

30.06.2009г. Управлением Федеральной регистрационной службы по Брянской области истцу было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на здание – пристройка котельной, назначение: нежилое, общая площадь 166,2 кв.м, этаж 1, номер на поэтажном плане II. Объекту присвоен кадастровый (условный) номер 32-32-02/008/2009-513, произведена соответствующая запись в ЕГРП.

Как указывает истец, данный объект недвижимости находится в собственности ОАО «БЗМД» с 1992 года до настоящего времени, заявленный иск направлен на защиту права собственности истца, оспариваемого в рамках самостоятельного судебного дела, которое рассматривается Бежицким районным судом города Брянска, а именно в рамках дела по иску Гончарова Д.П. к ОАО «БЗМД» о признании недействительным права собственности ОАО «БЗМД» и свидетельства о регистрации права собственности на здание пристройки котельной по адресу: Брянская область, г.Брянск, ул.Литейная, дом 3.

Оспаривая право собственности ОАО «БЗМД» на здание пристройки котельной, Гончаров Д.П. ссылался на договор купли-продажи от 17.04.2006г., по которому он приобрел здание пристройки котельной в составе цеха варки сургуча у Гапеева Е.А., который приобрел этот объект у ОАО «БЗМД» по договору купли-продажи от 29.03.2004г.

Как указывает истец, о совершении указанных сделок по отчуждению здания пристройки котельной в составе цеха варки сургуча ему ранее не было известно, поскольку цех варки сургуча и здание пристройки котельной являлись самостоятельными объектами недвижимости, котельная не выбывала из фактического обладания ОАО «БЗМД», продолжая значиться в составе основных средств предприятия.

Истец полагает, что в спорном договоре купли-продажи в нарушение ст.554 ГК РФ не указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю, в связи с чем договор не может считаться заключенным в силу ст.432 ГК РФ.

В подтверждение своих доводов истец ссылается на то, что согласно пункту 3 договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. техническая характеристика объекта дана на основании выписки из технического паспорта №2-6/1915, выданной Межрайонным отделением по г.Брянску №2 ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» 23.03.2004г. При этом, согласно экспликации строения, помещения (ЛитМ2) к помещениям цеха варки сургуча общей площадью 578,33 кв.м относятся помещения №№1-23 первого этажа и два помещения антресольного этажа. Вместе с тем, помещения 15-23 первого этажа относятся к зданию пристройки котельной и включены в состав цеха варки сургуча без законных оснований. Как указывает ОАО «БЗМД», в техническом паспорте и выписке из него от 23.03.2004г. содержится принципиальная ошибка, искажающая техническое состояние объекта и заключающаяся в том, что подсобное помещение №14 площадью 10,8 кв.м, не являющееся смежным по отношению к подсобному помещению №15 площадью 19,9 кв.м, указано как смежное, а не как изолированное. Таким образом, истец полагает, что в состав объекта - цеха варки сургуча была излишне включена площадь помещений №5, №№17-23 площадью 168,9 кв.м, указанное техническое описание объекта произведено в нарушение требований, предъявляемым законодательством к описанию объекта.

Как указывает истец, в нарушение действующего законодательства орган технической инвентаризации, не удостоверившись в правовой принадлежности объектов, не истребовав правоустанавливающие документы на объект недвижимости, выполнил работы по технической инвентаризации, что противоречит п.17 Положения об организации в Российской Федерации государственного технического учета и технической инвентаризации объектов капитального строительства, согласно которому сведения (документы) об объектах учета предоставляются организацией (органом) по государственному техническому учету и (или) технической инвентаризации объектов градостроительной деятельности, проводившей техническую инвентаризацию соответствующего объекта, по заявлению собственника. Однако в графе выписки из технического паспорта: «документы, подтверждающие право собственности» указано, что документы не предъявлены.

По мнению истца, при ознакомлении с правоустанавливающими документами, подтверждающими право собственности ОАО «БЗМД» на объект недвижимости, ни орган технической инвентаризации, ни регистратор не должны были принять в качестве надлежащего технического описания вышеуказанную выписку из технического паспорта ввиду несоответствия наименования объекта и его технических характеристик правоустанавливающим документам, а именно Плану приватизации от 15.10.1992 года и Приложению №1 к письму Комитета по управлению госуимуществом Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722. План приватизации не содержит перечня объектов недвижимости, перешедших к истцу в процессе приватизации, что, как полагает истец, должно было послужить основанием к отказу в регистрации первичного (ранее возникшего) права собственности ОАО «БЗМД» на цех варки сургуча, а равно на любой другой объект недвижимости.

В пообъектном перечне приватизированного имущества, содержащемся в Приложении №1 к письму Комитета по управлению госимуществом Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722, цех варки сургуча (воскомассы) выделен отдельным объектом с датой ввода в эксплуатацию – январь 1968 года, здание пристройки котельной также указано в качестве самостоятельного объекта с датой ввода в эксплуатацию – июнь 1977 года. Вместе с тем, в пункте 4 спорного договора указано, что объект принадлежит продавцу на основании Плана приватизации, не позволяющего удостовериться в принадлежности именно этого объекта правоотчуждателю, а также не позволяющего индивидуализировать предмет сделки купли-продажи ввиду отсутствия в самом плане приватизации перечня объектов недвижимости, принадлежащих ОАО «БЗМД».

Кроме того, истец указывает, что в свидетельстве о государственной регистрации права собственности 32 АБ №087625, выданном покупателю Гапееву Е.А. на здание цеха варки сургуча площадью 578,3 кв.м, объект права описан как имеющий этаж: 1-ый наземный, в то время как выписка из технического паспорта объекта от 23.03.2004 года описывает объект как помещения, расположенные на первом этаже при общем количестве этажей в здании – два. В экспликации к поэтажному плану Литера М2 общей площадью 578,3 кв.м состоит из первого (543,5 кв.м) и антресольного (34,8 кв.м) этажей. Отсутствие индивидуализации помещений, являющихся предметом отчуждения, с указанием расположения их на определенном этаже, по мнению истца, также не позволяет индивидуализировать предмет передачи и делает договор незаключенным.

Также истец ссылается на то, что оспариваемый договор в части фактической передачи объекта недвижимости – пристройки котельной сторонами не исполнен, объект недвижимости не передан покупателю Гапееву Е.А., а в последующем – покупателю Гончарову Д.П., и используется истцом для собственных производственных нужд на протяжении длительного времени.

Возражая против иска, ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности. Также индивидуальный предприниматель Гапеев Е.А. сослался на то, что сторонами оспариваемой сделки были согласованы все существенные условия договора купли-продажи недвижимого имущества, сделки была исполнена сторонами, в связи с чем не может быть признана незаключенной. Кроме того, ответчик заявил о том, что доводам истца относительно сроков исковой давности и определенности предмета сделки была дана оценка Бежицким районным судом г.Брянска при рассмотрении искового заявления ОАО «БЗМД» к Гапееву Е.А. и Гончарову Д.П. о признании частично недействительными сделок купли-продажи здания цеха варки сургуча от 29.03.2004г. и 17.04.2006г., и судебные акты по указанному делу имеют преюдициальное значение при разрешении настоящего спора.

В соответствии со ст.432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Таким образом, для любого договора, в том числе для договора купли-продажи, условие о предмете договора является существенным.

Согласно ст.454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В силу ст.549 ГК РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130).

Статьей 554 ГК РФ, на которую ссылается истец, предусмотрено, что в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества.

При отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

При этом, специальных сроков исковой давности для требований о признании договора незаключенным ГК РФ не предусмотрено (п.1 ст.197 ГК РФ), поэтому указанные требования подлежат рассмотрению в пределах общего срока исковой давности, установленного статьей 196 ГК РФ.

Статьей 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года.

Заявляя о пропуске истцом срока исковой давности, ответчик ссылается на то, что договор купли-продажи здания был подписан сторонами 29.03.2004г., а настоящий иск предъявлен в арбитражный суд 06.04.2011г., в связи с чем истцом утрачено право подачи данного искового заявления.

Возражая против применения к заявленным исковым требованиям срока исковой давности, истец ссылается на то, что узнал о нарушении своего права лишь после принятия к производству Бежицким районным судом города Брянска иска Гончарова Д.П. к ОАО «БЗМД» о признании недействительным права собственности ОАО «БЗМД» и свидетельства о регистрации права собственности на здание пристройки котельной по адресу: Брянская область, г.Брянск, ул.Литейная, дом 3.

Данные доводы истца не могут быть приняты судом во внимание в связи со следующим.

В материалы дела представлена копия искового заявления Гончарова Д.П. к ОАО «БЗМД» по вышеуказанному делу Бежицкого районного суда г.Брянска, датированная февралем 2010г. (том 4, л.д.86-88) и уточнение исковых требований от 06.05.2010г. (том 4, л.д.89), а также определение Бежицкого районного суда г.Брянска от 11.05.2011г. №2-291/2011 о приостановлении производства по делу.

В силу ст.200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Согласно п.13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001г. №15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001г. №18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», при рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Избрание (назначение) нового руководителя юридического лица не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности.

В данном случае срок исковой давности по требованию о признании договора незаключенным следует исчислять с момента подписания сторонами данного договора и акта приема-передачи имущества (29.03.2004г.), поскольку истцу (как юридическому лицу) стало известно обо всех условиях спорного договора купли-продажи в момент подписания договора.

Кроме того, при рассмотрении настоящего дела судом установлено, что между Гончаровым Д.П. (Арендодатель) и ОАО «БЗМД» (Арендатор) был подписан договор аренды нежилого помещения от 01.02.2009г. и акт приема-передачи нежилых помещений от 01.02.2009г. в отношении нежилых помещений площадью 149 кв.м и 20 кв.м, расположенных по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, 3, и являющихся частью спорного объекта. Данный договор сроком на один год не был зарегистрирован в установленном законом порядке, однако сам факт подписания договора и акта приема-передачи к нему свидетельствуют о том, что ОАО «БЗМД» было известно о том, что спорные помещения ему не принадлежат, и до предъявления Гончаровым Д.П. вышеуказанного иска в Бежицкий районный суд г.Брянска. Факт подписания данного договора и акта приема-передачи истец при рассмотрении дела не оспаривал. При таких обстоятельствах к доводам истца о том, что ему не было известно о включении в предмет спорного договора пристройки котельной до предъявления иска Гончаровым Д.П., суд относится критически.

Таким образом, срок исковой давности по требованию о признании незаключенным договора от 29.03.2004г. подлежит исчислению с момента его подписания, так как заявителем не представлено доказательств того, что он узнал или должен был узнать об обстоятельствах, по его мнению, нарушающих его права, позднее момента подписания указанного договора. При этом, суд учитывает, что именно истцом была заказана техническая документация в отношении объекта, передаваемого ответчику по оспариваемому договору, сторонами без разногласий был подписан акт приема-передачи, впоследствии договор был сдан на государственную регистрацию. При этом, истцом одновременно были поданы как заявление о государственной регистрации первоначального права на объект недвижимости, так и заявление о государственной регистрации перехода права. Таким образом, у суда отсутствуют основания для возникновения каких-либо сомнений в осведомленности истца относительно площади и иных технических характеристик объекта спорной сделки. Фактическое использование спорного объекта истцом, а также его отражение в инвентаризационных описях и регистрах бухгалтерского учета, включение остаточной стоимости пристройки котельной в остаточную стоимость основных средств, учитываемую в налоговой базе по налогу на имущество ОАО «БЗМД», не влияет на течение срока исковой давности.

Довод истца о том, что при наличии у него свидетельства о государственной регистрации права собственности на здание пристройки котельной у него не было оснований сомневаться в том, что ему принадлежит спорный объект, не может быть принят судом во внимание, поскольку это свидетельство (32-АГ 523299 от 30.06.2009г.) было получено истцом спустя более 5 лет после заключения спорного договора купли-продажи с ответчиком. Факт получения истцом свидетельства о праве собственности на здание пристройки котельной не является доказательством того, что ОАО «БЗМД» не был известен предмет спорной сделки.

На момент обращения истца в суд (06.04.2011г.) установленный статьей 196 ГК РФ трехлетний срок исковой давности истек. Как было указано выше, до принятия решения по делу ответчик заявил о применении срока исковой давности.

Статьей 199 ГК РФ предусмотрено, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001г. №15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001г. №18, данным в п.26 Постановления «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Следовательно, требования истца о признании договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. незаключенным не подлежат удовлетворению в связи с истечением срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком.

Доводы истца о несогласованности сторонами предмета спорного договора также не нашли своего подтверждения при рассмотрении настоящего спора.

По договору купли-продажи здания от 29.03.2004г. Продавец передает в собственность Покупателя здание цеха варки сургуча, расположенное по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, 3, общей площадью 578,3 кв.м (пункт 1 договора).

Согласно пункту 3 данного договора техническая характеристика объекта дана на основании выписки из технического паспорта №2-6/1915, выданной Межрайонным отделением по г.Брянску №2 ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» 23.03.2004г. Указанная выписка содержит экспликацию к поэтажному плану здания, в которой отражены все помещения (их наименования, площади и расположение), входящие в состав объекта недвижимости – здание цеха варки сургуча.

Доводы истца о том, что определяя объектом недвижимости здание цеха варки сургуча, технические работники ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» включили в площадь объекта не только здание цеха, но и иные производственные помещения, в том числе пристройку котельной, которая являлась самостоятельным объектом недвижимости и не входила в состав здания цеха варки сургуча, были предметом рассмотрения Бежицкого районного суда и признаны несостоятельными по следующим основаниям.

Приватизация движимого и недвижимого имущества ОАО «БЗМД» производилась по данным не технического, а бухгалтерского учета. Именно по данным бухгалтерского учета составлялся план приватизации имущества предприятия. Проходящий по бухгалтерскому учету цех мог быть и отдельным зданием, несколькими отдельными зданиями, одним из пролетов в производственном корпусе, помещением в здании, несколькими связанными технологическим процессом помещениями в одном или нескольких зданиях. Владелец имущества, формируя объект для регистрации, мог как разделить объект бухгалтерского учета, так и объединить несколько объектов бухгалтерского учета в один. Согласно ч.2 п.1.3 Рекомендаций по технической инвентаризации и регистрации зданий гражданского назначения (приняты Росжилкоммунсоюзом 01.01.1991г.) единицей учета и наблюдения является инвентарный объект, который характеризуется признаками, перечисленными в п.2.1 Рекомендаций, в соответствии с которым условное разделение конструктивно единого здания на два основных строения неправомерно.

Данные обстоятельства отражены в решении Бежицкого районного суда г.Брянска от 24.12.2010г. по делу №2-2502/10, которым отказано в иске ОАО «БЗМ Ф.И.О. Гапееву Евгению о признании частично недействительными договоров купли-продажи объекта недвижимости (том 3, л.д.97-99). Данное Решение оставлено без изменения кассационным определением Брянского областного суда №33-679/11 от 04.03.2011г. и вступило в законную силу.

Кассационным определением Брянского областного суда №33-679/11 от 04.03.2011г. также установлено, что предметом оспариваемых договоров купли-продажи (в том числе договора, требование о признании незаключенным которого заявлено в рамках настоящего дела) явилось недвижимое имущество (обособленная единица технического учета), и разделение в Плане приватизации на два разных объекта (пристройки котельной и цеха варки сургуча) не препятствовало продаже и цеха, и пристройки котельной, как единого объекта, не противоречило действующему законодательству, при условии, что предмет договора был определен, указана его площадь и технические характеристики.

Кроме того, Брянский областной суд Установил, что Гапеевым Е.А., также как и Гончаровым Д.П., при покупке была оплачена вся площадь приобретаемого объекта, а не площадь цеха варки сургуча без пристройки котельной; земельный участок, на котором находится пристройка котельной, принадлежал собственникам данного объекта, а не ОАО «Брянский завод мебельных деталей».

В соответствии с ч.3 ст.69 АПК РФ, вступившее в законную силу Решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных Решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Таким образом, вышеназванные Решение Бежицкого районного суда г.Брянска и кассационное определение Брянского областного суда обязательны для арбитражного суда и имеют преюдициальное значение при разрешении настоящего спора в части изложенных выше обстоятельств, которые относятся к лицам, участвующим в деле.

Вместе с тем, выводы суда общей юрисдикции о пропуске истцом срока исковой давности сделаны в отношении иного предмета спора (о признании договора недействительным), однако судом были признаны несостоятельными ссылки истца на то, что он узнал о нарушенном праве в 2010г. Суд общей юрисдикции указал, что об основаниях признания недействительной сделки от 29.03.2004г. истцу стало известно в момент ее заключения. При рассмотрении настоящего спора суд пришел к выводу о том, что об основаниях для признания сделки незаключенной истцу также стало известно в момент подписания договора.

В письменном отзыве по настоящему делу привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» поддержало свои доводы, изложенные в суде общей юрисдикции, подтвердив, что при осуществлении технической инвентаризации спорного объекта на основании заявки ОАО «БЗМД» обследование недвижимого имущества производилось с участием представителя заказчика, который и Определил границы объекта, подлежащего обследованию и включению в план, содержащийся в техническом паспорте.

Ссылки истца на ошибки в техническом паспорте объекта, касающиеся отражения отдельных помещений как смежных, а не изолированных, не имеют существенного значения при разрешении настоящего спора, поскольку общая площадь помещений была определена правильно и предметом договора являлось здание цеха варки сургуча площадью 578,3 кв.м, которое включало в себя все указанные в экспликации к поэтажному плану здания помещения, оплата по договору купли-продажи была произведена ответчиком, исходя из общей площади объекта. По этим же основаниям не имеет существенного значения и то обстоятельство, что в свидетельстве о государственной регистрации права собственности Гапеева Е.А. на здание цеха варки сургуча площадью 578,3 кв.м объект указан как имеющий этаж – 1-ый надземный, в техническом паспорте указано, что помещения находятся на 1 этаже, а в экспликации имеются сведения об антресольном этаже. Как установлено судом, объектом купли-продажи по спорному договору являлось здание цеха варки сургуча общей площадью 578,3 кв.м, которая включала в себя помещения на 1-ом этаже общей площадью 543,5 кв.м (в том числе помещения №№5, 17-23, а также №15) и площадки антресольного этажа площадью 34,8 кв.м. При этом, ни при подписании договора купли-продажи, ни при составлении акта приема-передачи у сторон договора не возникло каких-либо трудностей с идентификацией подлежащих передаче помещений.

Доводы истца о том, что работы по технической инвентаризации были проведены органом технической инвентаризации в нарушение действующего законодательства, поскольку ГУП «Брянскоблтехинвентаризация» не удостоверилось в правовой принадлежности объектов, не подтверждаются материалами дела.

Как следует из пояснений ГУП «Брянскоблтехинвентаризация», истцом вместе с письмом №10 от 15.01.2004г. (заявкой на изготовление технической документации на объект – здание цеха варки сургуча, расположенное по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.3 – том 3, л.д.110) были представлены план приватизации АООТ «БЗМД» от 15.10.1992г. и приложение №1 к письму Комитета по управлению государственным имуществом Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722, которые хранятся в архиве Межрайонного отделения №2 по г.Брянску ГУП «Брянскоблтехинвентаризация». Указание в графе выписки из технического паспорта от 24.02.2004г. «Документы, подтверждающие право собственности» на то, что документы не предъявлены, не свидетельствует о том, что данные, указанные в выписке, не соответствуют действительности. При этом, суд учитывает, что первоначальное право ОАО «БЗМД» на спорный объект лицами, участвующими в деле, не оспаривается. Как указано выше, разделение в данных бухгалтерского учета истца и в Плане приватизации с учетом Приложения №1 к письму Комитета по управлению государственным имуществом Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722 спорного объекта на два разных объекта (пристройки котельной и цеха варки сургуча) не препятствовало продаже и цеха, и пристройки котельной, как единого объекта, и не противоречило действующему законодательству. Поэтому по заявке истца для осуществления продажи и была произведена техническая инвентаризация спорного объекта таким образом, как указано в выписке их технического паспорта.

Довод истца о том, что отсутствие в самом Плане приватизации перечня объектов недвижимости, перешедших к истцу в процессе приватизации, должно было послужить основанием к отказу в государственной регистрации первичного (ранее возникшего) права собственности ОАО «БЗМД» на цех варки сургуча, суд считает ошибочным.

В спорном договоре купли-продажи здания от 29.03.2004г. действительно указано, что объект принадлежит Продавцу на праве собственности на основании Плана приватизации, утвержденного Комитетом по управлению госимуществом 13 октября 1992 года. Од Ф.И.О. регистрации права собственности ОАО «БЗМД» на здание цеха варки сургуча ОАО «БЗМД» вместе с заявлением от 30.03.2004г. (том 4, л.д.19) представило и План приватизации АООТ «БЗМД» (том 4, л.д.52-60), и Приложение №1 к письму КУГИ Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722 (том 4, л.д.61), и выписку из технического паспорта на нежилое помещение от 23.03.2004г. (том 4, л.д.49-51). Данный факт подтверждается как пояснениями представителя Управления Россреестра по Брянской области (дополнение к отзыву по делу), так и копиями документов, представленных Управлением Росреестра по Брянской области из материалов регистрационного дела, в котором содержатся названные документы. Исследовав представленные Управлением Росреестра по Брянской области документы из материалов регистрационного дела, а также иные имеющиеся в материалах настоящего дела документы, суд пришел к выводу о том, что в расписке в получении документов на государственную регистрацию первичного права собственности от 30.03.2004г. (том 4, л.д.15) Приложение №1 к письму КУГИ Брянской области от 20.11.2000г. №6-к-1722 поименовано как акт оценки от 01.07.1992г. на 4 листах (том 4, л.д.61-64). В письме Комитета по управлению государственным имуществом от 20.11.2000г. №6-к-1722 (том 1, л.д.108) также имеется ссылка на акты оценки имущества по состоянию на 01.07.92г. (приложения №1 и №9), а именно указано, что согласно актам оценки имущества по состоянию на 01.07.92 (приложения №1 и №9) и плану приватизации ГП «Брянский завод мебельных деталей» основные фонды, указанные в приложении №1, вошли в уставный капитал ОАО «БЗМД». Следовательно, при осуществлении государственной регистрации первичного права ОАО «БЗМД» на спорный объект регистрирующий орган располагал не только Планом приватизации, но и перечнем объектов, подлежавших приватизации, и указанных в вышеназванном Приложении №1.

Однов Ф.И.О. регистрации права собственности истцом было подано и заявление о государственной регистрации перехода права собственности на основании договора купли-продажи от 29.03.2004г. (том 4, л.д.20). В заявлениях на государственную регистрацию и первичного права собственности, и перехода права собственности указана площадь объекта – 578,3 кв.м, которая соответствовала выписке из технического паспорта.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что при наличии представленного заявителем пакета документов у Управления Федеральной регистрационной службы по Брянской области отсутствовали основания для отказа в государственной регистрации как первоначального права ОАО «БЗМД» на спорный объект, так и перехода права собственности на основании спорного договора. Кроме того, как указано выше, первоначальное право собственности ОАО «БЗМД» на спорный объект недвижимости никем не оспаривается.

Довод истца о том, что оспариваемый договор в части фактической передачи объекта недвижимости сторонами не исполнен, объект недвижимости не передан покупателю Гапееву Е.М., опровергается материалами дела. Объектом договора являлась не пристройка котельной, а здание цеха варки сургуча общей площадью 578,3 кв.м, которое и было передано Гапееву Е.А. по акту приема-передачи здания от 29.03.2004г. (том 1, л.д.94), подписанному представителями обеих сторон с указанием на то, что претензий стороны друг к другу не имеют. Более того, впоследствии спорный объект был передан Гапеевым Е.А. Гончарову Д.П. на основании договора купли-продажи здания от 17.04.2006г. Факт использования истцом части переданного ответчику по спорному договору объекта не свидетельствует о том, что договор купли-продажи не был исполнен.

Таким образом, оценив в соответствии со ст.71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства в отдельности, а также их достаточность и взаимную связь в совокупности, суд приходит к выводу о том, что истцом не представлено доказательств отсутствия индивидуализации помещений, являющихся предметом спорного договора, и, соответственно, доказательств несогласованности предмета договора, тогда как в силу ст.65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При таких обстоятельствах основания для удовлетворения исковых требований ОАО «БЗМД» о признании договора купли-продажи здания цеха варки сургуча от 29.03.2004г. незаключенным отсутствуют.

Кроме того, как указано выше, судом признано обоснованным заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, что является самостоятельным основанием к отказу в иске.

При подаче иска истцом было уплачено 4 000 руб. государственной пошлины по платежному поручению №103 от 07.05.2010 года. Судебные расходы по делу относятся на истца в соответствии со ст.110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.167-170, 176, 180 АПК РФ, арбитражный суд

Решил:

Исковые требования Открытого акционерного общества «Брянский завод мебельных деталей» к индивидуальному предпринимат Ф.И.О. о признании незаключенным договора купли-продажи здания от 29.03.2004г. между Открытым акционерным обществом «Брянский завод мебельных деталей» и индивидуальным предпринимателе Ф.И.О. оставить без удовлетворения.

Решение суда вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия и может быть обжаловано в месячный срок в Двадцатый арбитражный апелляционный суд в г. Туле.

Судья Макеева М.В.