Судебная практика

Решение от 14 сентября 2010 года . Решение от 14 сентября 2010 года № . Ставропольский край.

Буденновский городской суд Ставропольского края в составе:

председательствующего судьи Чулкова В.Н.,

при секретаре Шейкиной Н.А., с участием:

истца Гамаюновой С.А.,

представителя истца Зайцева С.В. по доверенности от 28 августа 2010 года,

ответчика Федяевой И.А.,

представителя ответчика – адвоката Чапчиковой Л.Г., представившей удостоверение Данные изъяты, ордер Данные изъяты и доверенность от 20 августа 2010 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гамаюновой С.А. к Федяевой И.А. о признании недействительными договоров купли-продажи домовладения и земельного участка,

Установил:

Гамаюнова С.А. обратилась в суд с иском, уточненным в судебном заседании указав, что она являлась собственником земельного участка с расположенным на нем домом, находящимися по адресу: Ставропольский край, ..., улица ..., дом .... Являясь инвалидом первой группы опорно-двигательного аппарата, она самостоятельно не может себя обслуживать, покупать продукты, лекарства, готовить еду, передвигается с посторонней помощью только на инвалидной коляске, нуждается в постоянном уходе. Летом 2009 года между ней и Федяевой И.А. было достигнуто соглашение, о заключении договора пожизненного содержания с иждивением. Предметом договора должны были стать спорные земельный участок с домом, расположенные по адресу: Ставропольский край, ..., ул. ..., д..... Во исполнение их договоренности она выдала Федяевой И.А. доверенность для оформления документов и регистрации договора пожизненного содержания с иждивением. После оформления доверенности Федяева И.А., вопреки их соглашению о заключении договора пожизненного содержания с иждивением, обманным путем, воспользовавшись ее юридической неграмотностью и физической беспомощностью, путем обмана, выдавая договор купли-продажи за договор пожизненного содержания с иждивением, заставила её подписать договоры купли-продажи принадлежащего ей домовладения. В связи, с чем просит признать недействительными договоры купли-продажи, заключенные между ней и Федяевой И.А.: от 08 августа 2009 года купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ...; от 12 октября 2009 года купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ....

В судебном заседании Гамаюнова С.А. и её представитель Зайцев С.В. заявленные требования поддержали по доводам и основаниям искового заявления, утверждая, что Федяева И.А. путем обмана, выдавая договор купли-продажи за договор пожизненного содержания с иждивением, воспользовавшись юридической неграмотностью и болезнью, фактически заставила Гамаюнова С.А. подписать договора купли-продажи.



Ответчик Федяева И.А. и ее представитель адвокат Чапчикова Л.Г. исковые требования Гамаюновой С.А. не признали и просили суд отказать в их удовлетворении в полном объеме.

Федяева суду пояснила, что в конце июня 2009 года Гамаюнова С.А. позвонила ей и попросила о встрече. Когда они встретились, она видела, что та была в ужасном состоянии, неухоженная, неопрятная, мало весила. На ее вопрос, что с ней случилось, та плакала, сказала, что за ней плохо ухаживают, что хочет, чтобы она перешла к ней и ухаживала за ней, просила ее подумать. Через некоторое время Гамаюнова снова позвонила, попросила с ней жить, а взамен предложила оформить куплю-продажу половины домовладения. Они встретились у её родственницы М.Н.П., там также была Ч.Н.Д., они стали ее просить, чтобы она помогла, пояснили, что понимают, что она просто так ухаживать не будет, предложили куплю-продажу половины дома, и она согласилась. На следующий день они поехали к нотариусу М., где Гамаюнова расторгла договор на Ш., которая до этого ухаживала за ней, и сделала на нее доверенность, чтобы она могла подготовить документы для оформления купли-продажи. После они заехали в агентство недвижимости «...», чтобы спросить, как все это делается. В агентстве ей и Гамаюновой объяснили, какие документы необходимо собирать. Когда документы были собраны, позвонили из агентства и сказали, что необходимо приехать в регистрационную палату. Гамаюнова сама назначила цену на дом, говорила, чтобы она была уверена, то они будут две хозяйки по 1/2 дома, а вторую половину та ей подпишет, составит завещание, и дом достанется впоследствии ей. Она была в очень хороших отношениях с родителями Гамаюновой и была уверена, что Гамаюнова составить на нее завещание. Они заключили сделку. У нее на улице ... имеется двухкомнатная квартира, которую она заложила. Они договорились с родственницей Гамаюновой, что та дает ей деньги и сможет подождать два года, а она потом должна была расплатиться с родственницей, при этом была написана расписка. Перед тем как ехать в регистрационную палату Гамаюнова написала расписку, что получила деньги, при этом присутствовала ее сестра и соседка, при них же и были отданы деньги, в настоящее время эти расписки исчезли, вместе с документами на дом. Гамаюнова никогда не выезжает из дома без сумочки, без таблеток и очков, у нее электрическая коляска, по городу она передвигается самостоятельно. Когда они подписывали документы в регистрационной палате, у Гамаюновой были очки с собой, она все читала. Когда они заключали первую сделку, там присутствовал мужчина, который ее спрашивал, понимает ли она, что делает, все ли пункты правильно прочла, она прочла несколько раз и только потом все подписала. Когда они заключали вторую сделку, в регистрационной палате, при этом присутствовала женщина, которая выясняла у Гамаюновой, грамотная ли она, умеет ли она писать, читать, какое у нее образование, знает ли, какую она заключает сделку, знает ли о последствиях ее заключения, переданы ли все деньги, Гамаюнова на все отвечала «да». После заключения первой сделки все было хорошо, они Решили сделать ремонт в доме, Гамаюнова давала ей деньги на ремонт. Вторая сделка состоялась в октябре 2009 года. Сначала они хотели сделать завещание и поехали к нотариусу Д., но нотариус потребовала справку из ПНД, сказав, что завещание составляется только при наличии такой справки. Они приехали в ПНД, но там им отказали в выдаче справки. Гамаюнова потом стала предлагать ей купить вторую половину дома и назначила цену 800000 рублей. Деньги за вторую половину дома также передавались Гамаюновой, их ей также заняла родственница Гамаюновой, помогла ее мама. После поехали в регистрационную палату, где Гамаюнова все подписала, и при этом она понимала, что подписывает именно договор купли-продажи.

Выслушав объяснение сторон, исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

Согласно копии свидетельства о праве на наследство по закону Данные изъяты, выданного 20 февраля 2009 года нотариусом Буденновского нотариального округа И. наследницей имущества, состоящего из земельного участка площадью 508 кв.м. с кадастровым номером Данные изъяты и жилого дома, состоящего из основного строения А – жилой дом общей площадью 48,6 кв.м., А1 – пристройки общей площадью 26,1 кв.м., жилой площадью 12,6 кв.м, под А1 – подвала общей площадью 8,8 кв.м., а всего по жилому дому общей площадью 83,5 кв.м., жилой площадью 49,0 кв.м., Г – гаража, ворот, забора, трубы, выгребной ямы, уборной, расположенного по адресу ..., улица ..., дом ... и принадлежащего Г.А.М., умершей Дата обезличена года, является дочь Гамаюнова С.А., Дата обезличена года рождения л.д. 20).

Согласно копии договора купли-продажи от 08 августа 2009 года Гамаюнова С.А., продала, а Федяева И.А., купила ? долю в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество, расположенное по адресу ..., улица ..., дом ..., состоящее из земельного участка площадью 508 кв.м. кадастровый номер Данные изъяты и находящийся на нем одноэтажный жилой дом литер А общей площадью 83,5 кв.м. общей стоимостью 1000000 рублей л.д. 43).

Согласно копии акта приема-передачи недвижимого имущества от 08 августа 2009 года Гамаюнова С.А., на основании договора купли-продажи от 08 августа 2009 года передала, а Федяева И.А., приняла в собственность ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенный по адресу ..., улица ..., дом .... Претензий у сторон по передаваемому недвижимому имуществу не имеется, каждая из сторон подтверждает, что обязательства сторон выполнены, расчет произведен полностью, у сторон нет претензий по существу договора л.д. 44).

Согласно копиям свидетельств о государственной регистрации права Данные изъяты и Данные изъяты от 21 августа 2009 года Гамаюновой С.А., на праве общей долевой собственности в размере ? доли в праве принадлежат: земельный участок площадью 508,00 кв.м. кадастровый номер Данные изъяты и жилой дом инвентарный номер Данные изъяты литер А, жилое здание площадью 83,50 кв.м. по адресу ..., улица ..., ... л.д. 31, 32).

Согласно копиям свидетельств о государственной регистрации права Данные изъяты и Данные изъяты от 21 августа 2009 года Федяевой И.А., на праве общей долевой собственности в размере ? доли в праве принадлежат: земельный участок площадью 508,00 кв.м. кадастровый номер Данные изъяты и жилой дом инвентарный номер Данные изъяты литер А, жилое здание площадью 83,50 кв.м. по адресу ..., улица ..., ... л.д. 33, 34).

Согласно копии договора купли-продажи от 12 октября 2009 года Гамаюнова С.А., продала, а Федяева И.А., купила, то есть приобрела в собственность ? долю в праве общей долевой собственности на недвижимое имущество, расположенное по адресу ..., улица ..., ..., состоящее из земельного участка площадью 508 кв.м. кадастровый номер Данные изъяты и находящийся на нем жилой одноэтажный дом литер А общей площадью 83,5 кв.м. общей стоимостью 810000 рублей л.д. 12-13).

Согласно копиям свидетельств о государственной регистрации права Данные изъяты и Данные изъяты от 23 октября 2009 года Федяевой И.А., на праве собственности принадлежат: жилой дом инвентарный номер Данные изъяты литер А, жилое здание площадью 83,50 кв.м. и земельный участок площадью 508,00 кв.м. кадастровый номер Данные изъяты по адресу ..., улица ..., ... л.д. 35, 36).



Согласно копии справки ВТЭК от 18 октября 1979 года Гамаюнова ..., Дата обезличена года рождения, является инвалидом 1 группы, в связи с заболеванием опорно-двигательной системы, и нуждается в уходе л.д. 18-19).

Согласно копии доверенности от 01 августа 2009 года Гамаюнова С.А., уполномочивала Федяеву И.А., быть представителем в управлении государственной регистрации, кадастра и картографии по вопросу государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество: жилой дом и земельный участок, расположенное в ... по улице ..., ..., с правом получения свидетельств о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и всех документов после проведения государственной регистрации прав, а также быть представителем в управлении государственной регистрации, кадастра и картографии по вопросу регистрации договора пожизненного содержания с иждивением с правом получения всех документов после проведения государственной регистрации прав л.д. 15).

С иском о признании заключенных договоров купли-продажи от 08 августа 2009 года и от 12 октября 2009 года недействительными Гамаюнова С.А. обратилась 27 июля 2010 года.

В обосновании исковых требований о признании договоров купли-продажи от 08 августа 2009 года и от 12 октября 2009 года, Гамаюнова С.А. и её представитель указали на нарушение при заключении договора требований ст. 179 и ст. 183 ГК РФ.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает Решение по заявленным истцом требованиям.

Из указанного положения следует, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

Поскольку в судебном заседании истец и его представитель подтвердили, что считают заключенные договора купли-продажи от 08 августа и 12 октября 2009 года, были совершены под влиянием обмана, суд рассматривает заявленные исковые требования только по указанным основаниям.

Согласно ст. 209 ч. 2 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Таким образом, Гамаюнова С.А. вправе была вступить в гражданско-правовые отношения с Федяевой И.А. и заключать договора купли-продажи, поскольку не ограничена и не лишена дееспособности, в отношении неё не установлена опека.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Из указанного положения закона следует, что под обманом следует понимать намеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах которого совершается сделка.

В соответствии с ч. 1 ст. 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрил сделку.

Как следует из искового заявления, объяснений истца Гамаюновой С.А. и ее представителя Зайцева С.В. в судебном заседании, договор купли-продажи от 08 августа 2009 года и договор купли-продажи от 12 октября 2009 года был заключен между Гамаюновой С.А. и Федяевой И.А. путем обмана, выдавая указанные договоры за договор пожизненного содержания с иждивением, вследствие юридической неграмотности Гамаюновой С.А., путем совершения Федяевой от имени Гамаюновой действий, не предусмотренных доверенностью, а именно регистрации договора пожизненного содержания с иждивением, а не договора купли-продажи.

Данное утверждение суд находит необоснованным и не нашедшим своего объективного подтверждения в судебном заседании.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Свидетель П.Н.С. суду показала, что она знакома с Гамаюновой С.А., живет на одной улице. Осенью 2009 года Гамаюнова говорила, что Федяева И. досмотрит за дом ее до конца, что сделает договор пожизненного содержания. За продажу дома ничего не говорила, что в регистрационной палате подписала договоры, тоже ничего не говорила. В этом году Гамаюнова рассказывала, что получила письмо из налоговой инспекции, что согласно ему она должна подать декларацию, так как продала дом, говорила, что ей подсовывали подписывать документы, некоторые она отказалась подписать, жаловалась на это. Ей она не говорила, в связи с чем расторгла предыдущий договор. На улице говорили, что Гамаюнова заключила договор пожизненного содержания.

Свидетель К.Л.П. суду показала, что знакома с Гамаюновой С.А. В 2010 году Гамаюнова сказала, что заключила договор пожизненного содержания с Федяевой. Когда они приехали в регистрационную палату, сначала она находилась в коридоре, потом Федяева вышла с двумя женщинами, вынула из сумочки деньги и отдала им. Гамаюнова попросила Федяеву прочесть ей документ, та ответила, что прочтет дома. С тех пор Гамаюнова не видела никаких документов. В 2009 году Гамаюнова ничего не говорила по поводу договоров.

Свидетель К.Е.А. суду показала, что знакома с Гамаюновой С.А. восемь лет, познакомилась в обществе инвалидов. Гамаюнова ей рассказывала, что в августе 2009 года она подписала договор ренты. Позже ей стало известно, что Гамаюнову просто пытались обмануть, что вместо договора ренты она подписала договор купли-продажи. Это выяснила женщина, которая за ней ухаживала. Также Гамаюнова говорила ей, что подписала еще один договор, сказала, что отдает половину дома Федяевой, а та за ней ухаживает. Об этом ей стало известно в июне 2010 года.

Свидетель Д.Е.Ф. суду показала, что знакома с Гамаюновой С.А. с начала августа 2009 года, ее пригласили работать в качестве сиделки по устному соглашению. Ей известно, что у Гамаюновой с Федяевой состоялся разговор, что необходимо заключить договор ренты, это было в начале августа 2009 года, взамен на то, что Федяева будет осуществлять уход. Договоры подписывались без нее, ей все известно со слов Гамаюновой. Гамаюнова говорила, что они все подписали, но не была в курсе, что именно та подписывала, на момент подписания у Гамаюновой не было при себе очков, это ей она рассказала тогда, когда она спросила ее, почему та подписала договор не читая. Ей также известно со слов Гамаюновой, что она подписала сначала один договор ренты, потом второй договор ренты, о деньгах она ничего не говорила, так как Федяева обещала осуществлять уход за ней. Из-за того, что Гамаюнова, не читая, подписала договор, она немного сомневалась. У Гамаюновой плохое зрение, она без очков не может даже ориентироваться в доме, писать она точно не смогла бы. В представленном ей на обозрение договоре купли-продажи от 12 октября 2009 года подпись Гамаюновой могла быть выполнена только в очках.

Свидетель С.Ю.А. суду показал, что в конце апреля - начале мая 2010 года к нему обратился его знакомый, пояснив, что в г. Буденновске у него есть родственница, которую обманули, мошенническим путем отняли дом и спросил, чем они могут помочь. Они созвонились с этой родственницей по телефону, он поговорил с Гамаюновой С., та пояснила, что она инвалид, ей требуется постоянный уход и для того чтобы был пожизненный уход, она подписала договор пожизненного содержания. После того, как были подписаны бумаги, ей стало известно, что был подписан договор купли-продажи. Гамаюнова С. пояснила, что ничего не читала, так как читать ей не давали, требовали, чтобы она подписала быстрее. На его вопрос о том, есть ли у нее на руках какие-либо бумаги, она их прислала письмом, там был один договор, а второго договора у нее на руках не было, и она его не видела. Неоднократно они созванивались, в один из моментов Гамаюнова С. осторожничала, было понятно, что она не может говорить, потом трубку взяла Федяева и начала с ним разговаривать о том, что не нужно, чтобы они лезли, положила трубку. После связь с Гамаюновой С. прекратилась. От соседей они узнали, что из дома ее не выпускают, документы у нее отняли, пичкают какими-то лекарствами. Они Решили, что необходимо ехать в г. Буденновск. Оказалось, что все документы у Гамаюновой С. забрали. После их обращения Федяева выдала паспорт Гамаюновой участковому. После они обратились в суд с иском о признании недействительными договоров. Гамаюнова хотела подписать договор ренты, в обмен на пожизненный уход. Дом - это ее единственное жилье, и продавать его не входило в ее планы, она поясняла, что когда поехали подписывать договор в регистрационную палату, у нее не было очков и ей не дали его прочитать, но она его подписала. Гамаюнова также говорила ему, что при подписании договора на нее оказывалось давление со стороны родственников ответчика, чтобы она подписала договор. В телефонных разговорах Гамаюнова ему не говорила о том, что она не получала деньги по договору. Он спрашивал, подписывала ли та что-либо, могли ли это быть расписки, Гамаюнова С.А. пояснила, что что-то подписывала, но что не знает, потому что не понимала, все писала под диктовку. Также она говорила ему, что писала расписки о получении денег. Он не советовал Гамаюновой обратиться в милицию, она присылала бумаги с перепиской с правоохранительными органами, но он не изучал их, это все оставили для юриста.

Свидетель Л.Н.А. суду показала, что ее наняла Федяева и Гамаюнова, она являлась сиделкой Гамаюновой с 27 мая 2010 года по 07 июля 2010 года. Деньги сначала ей платила Федяева, потом Гамаюнова стала сама платить, с получаемой пенсии. От Гамаюновой не исходило никаких разговоров, что она хочет продать дом. Гамаюнова попросила ее остаться, когда Федяева уже сказала ей уйти от них, так как боялась там оставаться одна. Позже она узнала, что дом Гамаюновой продан. Со слов Гамаюновой было понятно, что она заключила договор пожизненного содержания. Гамаюнова написала заявления на имя начальника милиции, прокурору. Когда они приехали к прокурору, там заместитель прокурора дала ей договор купли-продажи. После этого Гамаюнова С.А. обо всем узнала. Гамаюнова сказала, что какой договор она заключила, она не знает. Когда заместитель прокурора дала ей прочитать договор, там было написано, что это договор купли-продажи. Гамаюнова сказала, что никаких денег не получала, как же ей могли подсунуть такой договор. Она не поинтересовались при этом, каким образом Гамаюнова С.А. получала содержания по договору заключенного договора пожизненного содержания. В ее присутствии Федяева никогда не закрывала Гамаюнову дома одну. Федяева закрывала только дверь в свою комнату, а именно у нее в комнате находился кондиционер. Из-за этого однажды Гамаюновой стало плохо.

Из показаний указанных свидетелей допрошенных по ходатайству ответчика и её представителя, следует, что они не были очевидцами заключения договоров купли-продажи от 08 августа и 12 октября 2009 года. Об обстоятельствах заключения данных договоров им стало известно только со слов самой Гамаюновой С.А. в 2010 году.

В связи, с чем суд считает, что показания указанных свидетелей не могут быть признаны доказательствами, подтверждающими утверждение Гамаюновой С.А. о том, что она подписала договоры купли-продажи под влиянием обмана.

Таким образом, в судебном заседании установлено, и это не оспаривалось истцом Гамаюновой С.А., ее представителем, показаниями заявленных истцом свидетелей, подписи в договоре купли-продажи от 08 августа 2009 года и в договоре купли-продажи от 12 октября 2009 года от имени Гамаюновой выполнены лично Гамаюновой С.А.

Свидетель Ч.Н.Д., суду показала, что Гамаюнова С.А. приходится ей троюродной сестрой, а Федяева является женой ее двоюродного брата. В 2008 году умерли родители Гамаюновой, после с ней стала жить ее двоюродная сестра Ш., больше некому было ухаживать за ней. В 2009 году она узнала, что за Гамаюновой не ухаживают. В конце июня 2009 года позвонила Гамаюнова, попросила, чтобы она приехала. Когда она приехала, там уже была Федяева, а Гамаюнова пояснила, что они были у нотариуса, что она расторгла завещание, которое оформляла на Ш., в этот же день она сделала доверенность на Федяеву, какую именно не знает. Она сразу сказала Гамаюновой, что просто так за ней ухаживать никто не будет, та сказала, что она оформит на Федяеву полдома, чтобы Федяева осуществляла за ней уход. Она не препятствовала, Гамаюнова сама это предложила, Федяева согласилась. Федяева перешла жить к Гамаюновой в конце июля - начале августа 2009 года. Какой именно договор они заключили, ей не известно. Она занимала деньги Федяевой в сумме 700000 рублей, чтобы та расплатилась с Гамаюновой, которая попросила 1000000 рублей за дом. Расписку Федяева ей написала, а с Федяевой они договорились, что та вернет деньги, когда продаст свою квартиру. Еще 300000 рублей Федяева взяла у знакомого. При передаче денег за полдома от Федяевой к Гамаюновой она присутствовала лично. Гамаюнова также писала расписку при этом. Потом Гамаюнова Решила сделать завещание, чтобы после ее смерти все досталось Федяевой. Они поехали к нотариусу Д., которая им пояснила, что нужна справка из ПНД, но в выдаче справки им отказали. Гамаюнова сама написала жалобу по поводу этого, была недовольна отказом. Потом Гамаюнова предложила оформить сделку купли-продажи. Она настаивала, чтобы та ничего никому не рассказывала. Она ее убеждала, что та может остаться без ничего. Гамаюнова пояснила, что она останется жить с Федяевой. Потом оформили договор купли-продажи в октябре 2009 года. Гамаюнова пишет в очках. Она понимала, что подписывает договор купли-продажи, ведь с завещанием ничего не получилось, поэтому она Решила заключить договор купли-продажи. При этом Гамаюнова не жаловалась ей на то, что Федяева каким-то образом давила на нее, угрожала, шантажировала, чтобы вынудить подписать договор. Ей также известно, что за вторую половину дома Федяева передавала деньги Гамаюновой и та также писала расписку. В феврале 2010 года Федяевой необходимо было лечь на операцию, поэтому они нашли сиделку Гамаюновой в с. .... Через определенное время у Гамаюновой с сиделкой не сложились отношения, и они ее забрали домой. С 26 июля 2010 года она дома не живет. Гамаюнова стала высказывать сомнения по поводу договора, когда начала на всех писать заявления, с того времени, как за ней стала ухаживать Д.Е.Ф. Также Гамаюнова жаловалась ей, что у нее пропадали вещи: церковные книги, телефон, документы, расписки, документы на дом. По данному факту она писала заявление в правоохранительные органы. Гамаюнова участвует в конкурсах, кружках, пишет стихи. Она лично видела договоры купли-продажи, присутствовала при передаче денег, но что Гамаюнова сделала с деньгами, ей неизвестно. При подписании договоров она не присутствовала, доверенность, которая была оформлена на Федяеву, она также видела, но не читала ее. Гамаюнова писала расписки при получении денег.

Свидетель М.Н.П. суду показала, что Гамаюнова С.А. приходится ей сестрой. Ей известно, что заключали два договора купли-продажи. Первый договор заключался по желанию Гамаюновой, на полдома, Федяева за ней ухаживает, а потом ей достается и вторая половина дома. При заключении договора Ч.Н.Д. занимала Федяевой деньги, они писали расписку. Сумма по первой сделке была 1000000 рублей. Деньги по первому договору передавались у Гамаюновой дома, это ей известно со слов и Гамаюновой, и Федяевой, и Ч.Н.Д.. Они предложили деньги положить в банк, но Гамаюнова сказала, что это ее деньги, что распоряжаться она будет ими сама. Ей известно, что деньги лежали в шифоньере. Однажды Гамаюнова сказала, что общалась с какой-то женщиной и та ей сказала, что тетка собирается отнять у нее вторую половину дома, так как ухаживала за ними, всю жизнь помогала. Гамаюнова боялась, что отберет. Она сказала, чтобы делали, что захотят. Гамаюнова и Федяева поехали делать завещание, но им отказали, так как необходима была справка из ПНД, а в ПНД им отказали в выдаче справки, все это ей стало известно со слов Гамаюновой. Потом Гамаюнова предложила сделать куплю-продажу второй части дома, так как была уверена, что Федяева ее не выгонит. Федяева за ней хорошо ухаживала. Деньги на вторую половину она заняла Федяевой, деньги Гамаюновой отдавались и в ее присутствии. Она заняла Федяевой 300000 рублей, а Гамаюновой Федяева отдала 810000 рублей за вторую половину дома. Договоры она видела, читала их, ей известно, что Гамаюнова подписывала договоры, они с Федяевой ездили в регистрационную палату, там все оформлялось. Куда дела Гамаюнова деньги, ей неизвестно, о получении денег она писала расписки, ей известно, что расписки пропали вместе с документами на квартиру Федяевой. Федяева также писала расписку о получении от нее денег. Также когда за Гамаюновой ухаживала Л.Н.А., у нее пропали радиотелефон, два тонометра, по факту их пропажи Гамаюнова писала заявление. Когда Гамаюнова подписывала договоры купли-продажи, она понимала, что подписывает. Она присутствовала при передаче денег по второму договору. Там также присутствовала Ч.Н.Д., она, Гамаюнова и Федяева.

Свидетель П.Н.В., работающая ... в Буденновском отделе УФРС, суду показала, что из представленных ей для обозрения договоров видно, что их подписывал собственник. Каждому продавцу и покупателю обязательно задаются вопросы: читали ли они договор, рассчитались ли друг с другом, имеются ли претензии друг к другу. Только после этого они подписывают документ. То есть всегда идет строгая процедура уточнения. Законность сделки проверяет регистратор, в ее обязанности входит принятие документов. Утверждение Гамаюновой о том, что при регистрации договоров от 08 августа 2009 года и от 12 октября 2009 года она была обманута, не знала, какой договор подписывает, с содержанием договора не знакома, ей не давали очки, чтобы прочитать то, что она подписывает, а она хотела подписать договор пожизненного содержания, не верно. Договор пожизненного содержания не предусматривает расчет между собой, в отличие от договора купли-продажи. Договоры законны, стороны все подписали, никто никого не обманывал. В случае если деньги сторонами не переданы, то регистрация договора не производится. У нее вызвало сомнения, что инвалид заключает сделку не в своих интересах, но поскольку решения суда о признании недееспособным не принималось, она не вправе была нарушить конституционное право человека распорядиться своим имуществом. Также не могло быть такого, чтобы Гамаюнова говорила, что не может прочитать или подписать договор, без очков, а ей говорили, чтобы та подписала договор, не видя его текста.

Свидетель М.Р.Н., работающий ... в ОВД по гор. Буденновску и Буденновскому району, суду показал, что познакомился с Гамаюновой, когда от той стали поступать в Буденовское ОВД заявления, по поводу того, что Федяева удерживает у себя документы. Данные заявления Гамаюновой были написаны собственноручно, она обращалась неоднократно, но изложенные в них факты при проверке не подтвердились. При этом заявления были написаны нормальным человеком, четко формировавшим свои мысли. Когда ее опрашивали, давали читать объяснения. Пока Гамаюнова их не прочитает, никогда не подписывает. Был случай, что Гамаюнова была не согласна с объяснением и делала в нем свои замечания. Гамаюнова все свои документы писала в очках, и они были всегда при ней. Также в ОВД обращалась с заявлением и Федяева по факту пропажи расписок о передаче денег от Федяевой к Гамаюновой, договоров купли-продажи и по данному факту проводилась проверка.

Свидетель С.С.А., работающий ... в ОВД по гор. Буденновску и Буденновскому району суду показал, что Гамаюнова С.А. ему знакома, по ее заявлениям ему приходилось неоднократно проводить проверки. Все принятые им решения, проверялись прокуратурой. Все заявления были написаны Гамаюновой собственноручно по фактам кражи документов: паспорта и полиса, драгоценностей. В ходе проверки он общался с Гамаюновой, она производит впечатление грамотного человека, неоднократно он отбирал от нее объяснения, она всегда их читала. Если делалось замечание, он переписывал. Гамаюнова в очках читала документы. Также обращалась и Федяева по поводу кражи ее документов, указывала на сиделку Лазареву. Со слов Федяевой были украдены свидетельства о регистрации, расписки о получении денег от Гамаюновой, что она получала деньги от Федяевой. По каждому заявлению Гамаюновой была проведена проверка, но не было обнаружено признаков состава преступления. Он периодически заезжал к Гамаюновой, интересовался ее жизнью, так как неоднократно от нее поступали заявления.

Свидетель П.О.В. суду показала, что работает риэлтором около шести лет. Гамаюнова С.А. и Федяева И.А. ей знакомы, так как были ее клиентами. Она не помнит точного времени, когда к ним в агентство приехали Гамаюнова и Федяева и попросили посмотреть документы, в порядке ли они или нет, можно ли составить договор купли-продажи. Документы они принимали от Гамаюновой. Она не помнит точно, но там были свидетельства. Разговор шел о продаже 1/2 дома. Инициатива о продаже исходила от хозяйки. При этом Гамаюнова о составлении договора пожизненного содержания, а не о купле-продаже не говорила, поскольку договор пожизненного содержания и договор купли-продажи это совершенно разные договора и совершенно разные действия производятся при заключении таких договоров. Процедура подписания договора пожизненного содержания иная, чем при подписании договора купли-продажи, договор пожизненного содержания составляет нотариус и подписывается данный договор только у нотариуса. Она оформляла данный договор. В ее действия входила проверка документов и оплата госпошлины. Стороны знакомились с договором в кабинете, при этом они договор читали, замечаний по содержанию договора у Гамаюновой к ней не было. Также Гамаюнова и Федяева приходили и во второй раз, с тем же вопросом, они Решили, что необходимо продать вторую половину дома. Каких-либо несогласий с договором у них не было, у них в агентстве все несогласия фиксируются. При регистрации договоров она не присутствовала, так как не выезжает на регистрацию. Обычно перед тем, как ехать в УФРС, они обязательно спрашивают у сторон, рассчитались ли они деньгами. Никаких замечаний по поводу расчета Гамаюнова не делала. Также вслух говорилось, что будет совершена сделка купли-продажи.

Из объяснений ответчика Федяевой И.А., показаний свидетелей М.Н.П., Ч.Н.Д., П.Н.В., П.О.В. следует, что при заключении указанных договоров купли-продажи Гамаюновой С.А. доводилось до сведения путем оглашения содержание указанных договоров и правовые последствия, возникающие после их заключения, также передавались денежные средства в счет оплаты, в том размере, который был предусмотрен их условиями.

Оценивая указанные доказательства в их совокупности, суд находит необоснованным утверждение Гамаюновой С.А. и её представителя о том, что подписывая оспариваемые договора купли-продажи, истица считала, что заключала договор пожизненного содержания с иждивением.

В соответствии с ч. 1 ст. 601 ГК РФ по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты - гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 602 ГК РФ обязанность плательщика ренты по предоставлению содержания с иждивением может включать обеспечение потребностей в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья гражданина, также и уход за ним. В договоре пожизненного содержания с иждивением должна быть определена стоимость всего объема содержания с иждивением. При этом стоимость общего объема содержания в месяц не может быть менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом.

В соответствии со ст. 603 ГК РФ договором пожизненного содержания с иждивением может быть предусмотрена возможность замены предоставления содержания с иждивением в натуре выплатой в течение жизни гражданина периодических платежей в деньгах.

Таким образом, по смыслу действующего законодательства, при заключении договора пожизненного содержания с иждивением получатель ренты Гамаюнова С.А. могла получать периодические платежи, либо содержание в размере, не менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом.

Однако, заключая вышеуказанные сделки, Гамаюнова С.А. получила от Федяевой И.А. в качестве оплаты 1810000 рублей, что исходя из вышеизложенного, не может свидетельствовать о заключении договора пожизненного содержания с иждивением.

Копией расписки от 08 августа 2009 года подтверждается получение Федяевой И.А. в долг на покупку дома у Ч.Н.Д. денежных средств в сумме 700000 рублей л.д. 59).

Копиями постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 июня 2010 года и от 03 июля 2010 года подтверждается, что неоднократно 17 июня 2010 года, 25 июня 2010 года, 03 июля 2010 года сотрудниками ОВД по гор. Буденновску и Буденновскому району по заявлениям Гамаюновой С.А. по факту хищения ее имущества (домовладения по адресу ..., ул. ..., ...) путем мошенничества Федяевой И.А., было отказано в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях Федяевой состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ л.д. 47-49, 56-58).

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и следок с ним» от 21 июля 1997 года №122-ФЗ государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляют федеральный орган в области государственной регистрации и его территориальные органы.

Согласно п. 5.1.1 Постановления Правительства РФ «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии» от 01 июня 2009 года №457 (в редакции Постановления Правительства РФ от 15 июня 2010 года №438) государственную регистрацию прав на объекты недвижимого имущества и сделок с ним осуществляет Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии.

Согласно ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ государственная регистрация прав проводится в следующем порядке: прием документов, представленных для государственной регистрации прав, регистрация таких документов; правовая экспертиза документов и проверка законности сделки; установление отсутствия противоречий между заявляемыми правами и уже зарегистрированными правами на данный объект недвижимого имущества, а также других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации прав; внесение записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество при отсутствии указанных противоречий и других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации прав; совершение надписей на правоустанавливающих документах и выдача удостоверений о произведенной государственной регистрации прав.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 года №122-ФЗ государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом, а также по требованию судебного пристава-исполнителя.

В соответствии с п. 77 Административного регламента исполнения государственной функции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденным приказом Министерства юстиции РФ от 14 сентября 2006 года №293 основанием для начала исполнения государственной функции является личное обращение заявителя (правообладателя, сторон (стороны) сделки, их представителей, нотариуса, удостоверившего сделку с соответствующим объектом недвижимого имущества или совершившего иное нотариальное действие, на основании которого возникает соответствующее право) в Росрегистрацию (территориальный орган Росрегистрации, его обособленное подразделение) с комплектом документов, необходимых для государственной регистрации прав.

Учитывая изложенное, а также доводы истца о том, что доверенность от 01 августа 2009 года была выдана ею Федяевой И.А. только для регистрации договора пожизненного содержания с иждивением, государственная регистрация права Гамаюновой С.А. на ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., ... могла быть проведена только при ее личном участии.

В соответствии с вышеуказанным Административным регламентом, как при регистрации права Гамаюновой С.А. и Федяевой И.А. на ? долю в общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., ..., так и права собственности Федяевой И.А. на указанные жилой и земельный участок, органами Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии должна была проводиться правовая экспертиза документов и проверка законности сделки, установление отсутствия противоречий между заявляемыми и зарегистрированными правами, других оснований для отказа или приостановления регистрации.

Так в соответствии с п. 91 Регламента основанием для начала правовой экспертизы документов, представленных на государственную регистрацию прав, проверки законности сделки, установления отсутствия противоречий между заявляемыми и зарегистрированными правами, других оснований для отказа или приостановления государственной регистрации прав является поступление документов, представленных на государственную регистрацию прав, государственному регистратору.

Согласно п. 94 Регламента, если правоустанавливающим документом является договор, государственный регистратор проверяет законность сделки. Законность сделки проверяется независимо от формы ее совершения (нотариальная или простая письменная) как в случае государственной регистрации самой сделки, так и в случае государственной регистрации на ее основании перехода, ограничения (обременения) права. При проверке законности сделки государственный регистратор проверяет в том числе: право- и дееспособность сторон; наличие полномочий у представителей, если сделка совершена представителями; наличие существенных условий сделки; указание в ней на наличие зарегистрированного ограничения (обременения) права; соблюдение формы сделки, установленной законом или соглашением сторон; принадлежность имущества лицу, распоряжающемуся недвижимостью, или полномочия по распоряжению недвижимостью лиц, не являющихся собственниками имущества, в случаях, когда закон допускает распоряжение объектом недвижимого имущества не его собственником; соблюдение прав и законных интересов третьих лиц, не участвующих в сделке, а также публично-правовых интересов в установленных законом случаях.

В связи с изложенным, оценивая исследованные доказательства по делу в их совокупности, суд находит необоснованным утверждение истца о том, что договор от 08 августа 2009 года купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ... и договор купли-продажи от 12 октября 2009 года ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ..., являются недействительными, как сделки, совершенные под влиянием обмана и заключенные при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица.

Необоснованными суд признает доводы истца в части утверждения, что она не могла заключить договора купли-продажи, поскольку в этом случае она лишалась своего единственного жилья.

Как следует из п. 5 договора купли-продажи от 08 августа 2009 года и п. 5 договора купли-продажи от 12 октября 2009 года, сторонами было подтверждено, что в домовладении зарегистрирована Гамаюнова С.А. При этом договора не содержат положений, возлагающих на Гамаюнову С.А. обязанность сняться с регистрационного учета из дома №... по ул. ....

Из указанных положений следует, что и после перехода права собственности к Федяевой И.А. за Гамаюновой С.А. сохраняется право пользования жилым помещением в домовладении.

С учетом изложенного суд отказывает в удовлетворении исковых требований Гамаюновой С.А. о признании недействительным договора купли-продажи от 08 августа 2009 года и договора купли-продажи от 12 октября 2009 года, заключенных между Гамаюновой С.А. и Федяевой И.А., поскольку исследованными в судебном заседании доказательствами опровергаются доводы Гамаюновой С.А., о том, что договоры купли-продажи были подписаны её под влиянием обмана со стороны Федяевой И.А.

При подаче искового заявления Гамаюновой С.А. было заявлено ходатайство о принятии мер по обеспечению иска л.д. 7).

Определением Буденновского городского суда от 30 июня 2010 года ходатайство истца Гамаюновой С.А. об обеспечении иска было удовлетворено, наложен арест на недвижимое имущество: жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу ..., улица ..., ..., зарегистрированное на Федяеву И.А..

В соответствии с ч. 3 ст. 144 ГПК РФ в случае отказа в иске принятые меры по обеспечению иска сохраняются до вступления в законную силу решения суда. Однако судья или суд одновременно с принятием решения суда или после его принятия может вынести определение суда об отмене мер по обеспечению иска.

В связи с чем суд считает, что принятые меры по обеспечению иска в виде ареста на недвижимое имущество: жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу ..., улица ..., ..., зарегистрированное на Федяеву И.А., должны быть сохранены до вступления законную силу данного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Отказать Гамаюновой С.А. в удовлетворении исковых требований к Федяевой И.А. о признании недействительными: договора от 08 августа 2009 года купли-продажи ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ...; договора купли-продажи от 12 октября 2009 года ? доли в праве общей долевой собственности на домовладение и земельный участок, расположенные по адресу ..., ул. ..., дом ....

При вступлении решения суда в законную силу отменить обеспечительные меры, наложенные определением Буденновского городского суда от 30 июня 2010 года в части наложения ареста на недвижимое имущество: жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу ..., улица ..., ..., зарегистрированное на Федяеву И.А. и запрете отчуждать, заключать любые сделки с указанным спорным имуществом, регистрировать права, переход права на спорное имущество, передавать его в залог, изменять техническое состояние жилого помещения – дома и земельного участка, расположенных по указанному адресу.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Ставропольский краевой суд через Буденновский горсуд в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме, то есть, начиная с 20 сентября 2010 года.

Отпечатано

в совещательной комнате

Председательствующий: Чулков В.Н.