Судебная практика

Приговор от 11 сентября 1995 года № 1-470/2010. Приговор от 11 сентября 1995 года № 1-470/2010. Свердловская область.

Дзержинский районный суд города Нижний Тагил Свердловской области в составе: председательствующего судьи Петровой Ю.С.,

с участием государственных обвинителей – старших помощников прокурора Дзержинского района города Нижний Тагил Свердловской области Слюсаревой Т.С. и Белкиной О.Л.,

защитника адвоката Варехина В.М., предъявившего удостоверение № и ордер №,

подсудимого Зыкова С.В.,

законного представителя потерпевшей Н.,

при секретаре Кулешовой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Зыкова С.В., родившегося **.**.**** в *** Свердловской области, ***, ***, с *** образованием, ***, ***, зарегистрированного в *** ул. ..., ***-*** и проживающего в городе Нижний Тагил по ул. ..., ***-***, ранее не судимого, содержащегося под стражей с 11 декабря 2009 года,

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации,

Установил:

Подсудимый Зыков С.В. совершил убийство А., **.**.**** года рождения. Преступление совершено в Дзержинском районе города Нижний Тагил Свердловской области при следующих обстоятельствах:

11 декабря 2009 года в период времени с 02.00 до 03.55 часов Зыков С.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № по ул. ..., на почве личных неприязненных отношений с бывшей сожительницей А. взятым на месте происшествия ножом умышленно с силой нанес А. множество, но не менее 30, ударов по передней, задней и левой боковой поверхности груди, а также в левую руку. В результате чего А. были причинены телесные повреждения в виде 5 проникающих колото-резаных ранений передней поверхности правой и левой половины грудной клетки с повреждением сердечной сорочки, сердца, желудка, левого легкого; 8 проникающих колото-резаных ранений по левой боковой поверхности грудной клетки с повреждениями левого легкого, диафрагмы, селезенки, печени; 3 проникающих колото-резаных ранений задней поверхности грудной клетки с повреждением легких; 11 непроникающих колото-резаных ранений левой боковой поверхности грудной клетки; резаной раны по задней поверхности левой половины грудной клетки; колото-резаного ранения по задневнутренней поверхности верхней трети левого предплечья; резаной раны по задней поверхности нижней трети левого плеча, которые причинили тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, осложнились острой кровопотерей и повлекли смерть А. на месте происшествия спустя непродолжительное время.

Подсудимый Зыков С.В. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении признал полностью, от дачи показаний отказался.

Вина подсудимого Зыкова С.В. по изложенным выше обстоятельствам нашла подтверждение в судебном заседании следующими доказательствами:

Согласно рапорту дежурного ОВД Дзержинского района г.Н.Тагила на л.д.27 т.1 11 декабря 2009 года в квартире № дома № по ул. ... в городе Нижний Тагил обнаружен труп А..

Из протокола осмотра места происшествия от 11 декабря 2009 года следует, что в комнате № квартиры № дома № по ул. ... в городе Нижний Тагил на ковровом паласе обнаружен труп А. с колото-резаными ранениями. В ходе осмотра места происшествия были изъяты: кухонный нож, сотовый телефон, смыв с двери со следами вещества бурого цвета, три окурка, восемь вырезов со следами вещества бурого цвета, 9 отрезков дактилопленки со следами рук. (л.д.40-75 т.1).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе А. обнаружены следующие прижизненные повреждения: 5 проникающих колото-резаных ранений передней поверхности правой и левой половины грудной клетки с повреждением сердечной сорочки, сердца, желудка, левого легкого, с направлениями раневых каналов спереди назад, слева направо, сверху вниз; 8 проникающих колото-резаных ранений по левой боковой поверхности грудной клетки с повреждениями левого легкого, диафрагмы, селезенки, печени, с направлениями раневых каналов сзади наперед, слева направо, сверху вниз; 3 проникающих колото-резаных ранений задней поверхности грудной клетки с повреждением легких, с направлениями раневых каналов спереди назад, слева на право сверху вниз; 11 непроникающих колото-резаных ранений левой боковой поверхности грудной клетки; резаная рана по задней поверхности левой половины грудной клетки; колото-резаное ранение по задневнутренней поверхности верхней трети левого предплечья; резаная рана по задней поверхности нижней трети левого плеча. Обнаруженные на трупе А. колото-резаные ранения у живых лиц являются опасными для жизни, на трупе имеют признаки причинения тяжкого вреда здоровью, образовались в результате 30 воздействий острого колюще-режущего орудия типа ножа, имеющего обушок, лезвие и Ф.И.О. погружения в тело не более 2,8 см, и длину клинка не менее 5-7 см.. Названные колото-резаные ранения причинены потерпевшей незадолго до ее смерти, которая наступила за 1,5-3 часа от момента осмотра трупа на месте происшествия 11.12.2009 в 5.25 часа. Между причиненными потерпевшей повреждениями и ее смертью имеется прямая причинная связь. Причиной смерти А. явились множественные проникающие и непроникающие колото-резаные ранения грудной клетки, с повреждениями сердечной сорочки, сердца, легких, левого купола диафрагмы, печени, селезенки, желудка, колото-резаное ранение левого предплечья, резаные раны задней поверхности левой половины грудной клетки, левого плеча, осложнившиеся острой кровопотерей. (л.д. 92-100 т.1). Согласно дополнительному заключению судебно-медицинской экспертизы параметры изъятого в ходе осмотра квартиры № дома № по ул. ... в г.Н.Тагиле ножа позволяют сделать вывод о причинении всех обнаруженных на трупе А. колото-резаных ранений указанным ножом (л.д.107-112 т.1).



По заключению биологической экспертизы на изъятых в квартире по ул. ..., ***-*** ноже и двух клавишах выключателя обнаружена кровь человека, которая могла принадлежать потерпевшей А.. Примесь крови Зыкова возможна. (л.д.192-194 т.1).

В ходе осмотра места происшествия – квартиры № секции № в доме № по ул. ... в городе Нижний Тагил изъяты принадлежащие Зыкову С.В.: пара мужских ботинок, куртка зимняя с нашивкой «***», штаны с подкладом черно-синего цвета, куртка и штаны спецодежды ***, шапка вязаная спортивная, пара носок и смыв со ступней Зыкова С.В.. (л.д.76-80 т.1, фототаблица на л.д.125-148 т.1). Изъятые вещи осмотрены следователем, о чем составлен протокол осмотра предметов на л.д.117-122 т.1, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств (Постановление на л.д.123-124 т.1).

Согласно заключению биологической экспертизы на двух вырезах с линолеума, вырезе с простыни, двух вырезах с обоев, вырезе с паласа, меховом ворсе, изъятых из квартиры по ул. ..., ***-***, а также на двух денежных купюрах и зажигалке, изъятых из левого кармана брюк Зыкова С.В., на денежной купюре, изъятой из правого кармана брюк Зыкова С.В.; на смывах с правой и левой стоп Зыкова С.В.; на спортивных брюках, шапке, брюках черного цвета, хлопчатобумажной куртке, ремне, паре носков, зимней куртке, паре ботинок, принадлежащих Зыкову С.В., обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшей А.. Примесь крови обвиняемого возможна. На трех листах-бланках, на листах желтой и белой бумаги, на двух денежных купюрах 10 рублей и на двух денежных купюрах 50 рублей, изъятых из левого кармана брюк черного цвета, установлена кровь человека, которая могла принадлежать Зыкову С.В.. В слюне на трех окурках, изъятых из квартиры по ул. ..., ***-***, выявлен антиген Н, что свидетельствует, что данные сигареты мог курить обвиняемый Зыков С.В.. Присутствие слюны потерпевшей исключается. (л.д.176-184 т.1).

Представитель потерпевшей Н. суду пояснила, что с августа 2009 года до конца октября 2009 года ее дочь А. сожительствовала с подсудимым, знакома была с ним около двух лет. Дочь говорила ей, что больше не хочет проживать с подсудимым, с которым у них стали конфликтные взаимоотношения. В начале декабря 2009 года ее дочь с сыном, 19 августа 2007 года рождения, стали проживать вдвоем по ул. ..., ***-***. Впоследствии от подруг дочери она узнала, что 10 декабря 2009 года ее дочь встречалась с подсудимым, чтобы он возместил ей 5000 рублей за приобретенные дочерью ему вещи.

Свидетель К. суду пояснила, что проживает в квартире *** дома *** по ул. ... в г.Н.Тагиле. В начале декабря 2009 года ночью она проснулась от громких женских криков о помощи из квартиры №. Она знала, что недели две назад в эту квартиру заехала жить девушка и проживала там с ребенком. Мать стала стучать по батареям, а она, К., из квартиры № вызвала милицию. Перед этим они с соседкой из указанной квартиры стучали в дверь квартиры №, но никто не открыл. Дома она услышала плачь ребенка из квартиры №, что шум стих и что щеколда двери открылась. В дверной глазок она увидела мужчину в темной одежде без головного убора, который спускался с 5 этажа. На спине куртки была желтая надпись. Она увидела, что дверь квартиры № приоткрыта, света не было. Она зашла в квартиру, включила свет в ванной, увидела, что на полу по всей квартире кровь, в зале на полу лежала обнаженная женщина без движения, которая была в крови. Потом она зашла в спальню, где в кровати плакал ребенок. Она забрала из соседней комнаты квартиры ребенка. Когда приехали сотрудники милиции, сказали, что женщина мертва. От соседки она знает, что с потерпевшей общался Зыков С., который работал в ***.

Свидетель Р. также суду пояснила, что ночью она проснулась от шума похожего на шум падающей или передвигаемой мебели. Когда выглянула в подъезд, услышала женские крики. Когда она с К. вызвали милицию, шум стих. Минут через пять К. сказала, что из квартиры № хрипы раздаются. Она услышала, что наверху открывается замок двери. В приоткрытую дверь она увидела, что спускается мужчина в черной одежде с надписью на куртке. Через некоторое время К. спустилась из квартиры № с ребенком, сказала, что в квартире все в крови и труп лежит.

Свидетель Д. суду пояснила, что в конце ноября 2009 года в соседнюю квартиру № въехала девушка по имени ***. При переезде молодой человек в черной форме, представившийся бывшим мужем ***, помогал ей заносить вещи в квартиру. Больше этого молодого человека она не видела. 11 декабря 2009 года она ночью проснулась от удара в стену и услышала крики «помогите, он меня убьет».

Свидетель Ш. суду пояснила, что она участвовала в качестве понятой при осмотре комнаты № дома № по ул. ..., где в это же время сотрудники милиции производили задержание проживающего там подсудимого, который работал охранником в ***. На находившейся в комнате одежде подсудимого - черной куртке с надписью «***», на брюках, на шапке, она видела темные пятна, похожие на кровь, на зимних ботинках она также видела кровь, при этом более у ботинок была опачкана кровью их внутренняя меховая сторона. После того, как с подсудимого сняли носки, она увидела, что стопы его ног обильно опачканы кровью. На вопрос следователя о том, где находится нож, подсудимый ответил, что нож остался в квартире под диваном. От соседки по секции она знает, что подсудимый в 4 часа утра звонил в ее звонок, чтобы она впустила его в квартиру, и соседка видела, что подсудимый был в крови.

Свидетель Г. суду пояснила, что комнату № в общежитии по ул. ..., *** с середины ноября 2009 года она сдала подсудимому, который сказал, что работает в охране. 10 декабря 2009 года подсудимый заплатил ей за аренду комнаты. 11 декабря 2009 года по просьбе сотрудников милиции она пыталась ключами отрыть двери комнаты, но не смогла. Тогда двери комнаты выбили. Она видела, что в комнате был подсудимый. На предъявленной ей одежде видела бурые пятна. Когда с подсудимого сняли носки, видела, что у него ноги были в засохшей крови. На вопрос, куда он дел нож, подсудимый ответил, что спрятал.

Допрошенный в качестве свидетеля отец подсудимого З. суду пояснил, что ее сын около полугода сожительствовал с потерпевшей ***. Отношения между сыном и *** были нормальные, ссор и конфликтов между ними он не видел. Со слов сына знает, что сын не хотел жить с ***, т.к. ей не хватало денег, которые он зарабатывал. Сын работал в ***. За месяц или два до случившегося сын переехал от потерпевшей. От потерпевшей он, З., знает, что потерпевшая требовала от сына отдать ей около 5000 рублей за приобретенные для сына на ее деньги телефон и одежду. Также З. указал, что у сына имеются проблемы с психикой, в связи с чем сын обучался во «вспомогательной» школе, был демобилизован из армии. Дома сын вел себя спокойно, критику в свой адрес воспринимал молча.

Оценив доказательства в их совокупности, суд находит вину подсудимого установленной, действия Зыкова С.В. суд считает необходимым квалифицировать по части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

За основу Приговора суд берет показания свидетелей К., Д., Ш., Г., которые объективно подтверждаются протоколами осмотра мест происшествия, выемкой ножа, одежды и обуви Зыкова С.В., заключениями судебно-медицинской и биологических экспертиз. Также свою вину в совершении убийства А. признал и сам подсудимый.

Об умысле Зыкова С.В. на убийство А. свидетельствует множество нанесенных с силой, в том числе проникающих во внутренние органы, ножевых ранений в жизненно важные органы.

По заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы Зыков С.В. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, или иным болезненным состоянием психики в период, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, не страдал и не страдает в настоящее время. Зыков С.В. обнаруживает в настоящее время и обнаруживал в период, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, признаки легкой умственной отсталости с эмоционально-волевой неустойчивостью, обусловленной неутонченными причинами. Для Зыкова С.В. характерны следующие индивидуально-психологические особенности: эгоцентризм, неразвитая эмпатия, склонность к эмоциональным формам реагирования на фрустрацию, однако, они не оказывали какого-либо дизрегулирующего влияния на его поведение в исследуемой ситуации. Конфликтный, эмоциональный способ поведения является для него субъективно приемлемым и практикуемым. Его действия не входили в противоречие с присущими ему ценностно-смысловыми ориентациями и установками. В период, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, у Зыкова С.В. отсутствовали признаки какого-либо временного психического расстройства психотического уровня, он находился в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения. Ссылки Зыкова С.В. на запамятование отдельных событий периода, относящегося к совершению инкриминируемого ему деяния, следует расценивать либо как проявление амнестической формы простого (не патологического) алкогольного опьянения либо как защитную линию поведения. В настоящее время по психическому состоянию Зыков С.В. в применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. Зыков С.В. может в настоящее время и мог в период, относящийся к совершению инкриминируемого ему деяния, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. (л.д. 61-66 том 2). Заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении Зыкова С.В. полно, обоснованно, мотивированно и у суда сомнения не вызывает.

Суд приходит к выводу, что мотивом совершения З. преступления явились личные неприязненные отношения с потерпевшей А., о которых пояснили представитель потерпевшей Н. и допрошенный в качестве свидетеля *** З..



При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, конкретные обстоятельства дела: подсудимым З. совершено особо тяжкое преступление против личности в отношении своей бывшей сожительницы, *** года рождения, в квартире, где находился трехлетний ребенок потерпевшей.

Также учитывает личность З.: он Ф.И.О. ответственности, по месту прохождения стажировки в *** характеризуется положительно, состоял на учете у *** с марта 1992 года по 1995 год с диагнозом: ***. По месту регистрации и по месту прежней работы в *** характеризуется положительно.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд в силу части 2 статьи 61 Уголовного кодекса Российской Федерации учитывает признание вины подсудимым и раскаяние в содеянном, а также наличие отклонения в психическом состоянии подсудимого, который имеет признаки легкой умственной отсталости с эмоционально-волевой неустойчивостью. Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

С учетом изложенного и влияния назначенного наказания на исправление подсудимого и условия жизни его семьи, суд считает невозможным исправление Зыкова С.В. без изоляции от общества и считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы.

Представителем потерпевшей Н. заявлен гражданский иск о взыскании с подсудимого Зыкова С.В. в счет материального ущерба – расходов на погребение потерпевшей 19 587 рублей и денежной компенсации морального вреда в пользу малолетнего сына потерпевшей П., **.**.**** года рождения, одного миллиона рублей (л.д.98 т.2). В подтверждение причиненного материального ущерба Н. представлены соответствующие квитанции на л.д.99-101 т.2. В подтверждение морального вреда Н. суду указала, что в результате совершенного подсудимым преступления двухлетний ребенок потерял единственного родителя – мать, воспитывавшую и материально содержавшую его.

Подсудимый Зыков С.В. иск о возмещении материального ущерба признал в полном объеме, по иску о денежной компенсации морального вреда высказался на усмотрение суда.

Суд считает иск о возмещении материального ущерба подлежащим удовлетворению в полном объеме на основании статьи 1094 Гражданского кодекса российской Федерации. Суд считает размер заявленных требований о взыскании затрат на похороны разумным и обоснованным.

Иск о денежной компенсации морального вреда суд считает обоснованным и подлежащим удовлетворению частично на основании статей 151, 1064 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации в размере 500000 рублей. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины Зыкова С.В., который умышленно причинил смерть А., и те обстоятельства, что трехлетний ребенок остался без матери, которая одна воспитывала его и что убийство было совершено в квартире, где находился этот ребенок.

Суд считает необходимым понесенные по настоящему делу процессуальные издержки - затраты на оплату труда адвокатов в ходе предварительного расследования в размере 1 372 рубля 52 копейки возместить за счет подсудимого в соответствии с положениями статей 131 и 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым суд вправе взыскать с осужденного процессуальные издержки.

Руководствуясь статьями 307-309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Приговорил:

Зыкова С.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок семь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислять со 02 ноября 2010 года. Зачесть в отбытое наказание срок содержания Зыкова С.В. под стражей с 11 декабря 2009 года по 01 ноября 2010 года.

Меру пресечения Зыкову С.В. в виде содержания под стражей до вступления Приговора в законную силу оставить без изменения, а по вступлению Приговора в законную силу – отменить.

Взыскать с Зыкова С.В. в пользу Н. в счет возмещения материального ущерба 19 587 рублей (девятнадцать тысяч пятьсот восемьдесят семь рублей), и в счет денежной компенсации морального вреда 500000 рублей (пятьсот тысяч рублей). В остальной части иска Н. отказать.

Взыскать с Зыкова С.В. доход федерального бюджета в возмещение процессуальных издержек – затрат на оплату труда адвоката в ходе предварительного расследования 1 372 рубля 52 копейки (одну тысячу триста семьдесят два рубля 52 копейки).

Вещественные доказательства:

кухонный нож, вырезы: с простыни дивана, с коврового паласа, с линолеума и с обоев, смыв, куски состриженного ворса меха, 9 отрезков липкой ленты со следами пальцев рук, бутылку 0,5 литра, три окурка сигарет, две клавиши выключателя, зимнюю куртку и куртку с нашивками охранное предприятие Гром-НТ, двое штанов, ботинки, носки, шапку вязаную, хранящиеся в камере вещественных доказательств Дзержинского районного суда города Нижний Тагил – уничтожить;

сотовый телефон «Nokia», хранящийся в камере вещественных доказательств Дзержинского районного суда города Нижний Тагил - передать Н.;

три денежные купюры достоинством по 10 рублей, три денежные купюры достоинством по 50 рублей, лист белой бумаги 6,8х7см. с надписью, квитанцию ООО «***» от 02.12.2009, корешок заявки № и зажигалку, хранящиеся в камере вещественных доказательств Дзержинского районного суда города Нижний Тагил - возвратить Зыкову С.В..

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Свердловского областного суда в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей - в тот же срок со дня получения копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы, а также в случае принесения кассационного представления прокурором либо подачи кассационной жалобы кем-либо из участников процесса, осужденный вправе участвовать в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а также поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника, о чем должно быть указано в его кассационной жалобе или подано соответствующее заявление.

Судья: п/п Копия верна. Судья: Ю.С. Петрова