Судебная практика

Приговор от 26 июля 2010 года . Приговор от 26 июля 2010 года № . Москва.

Судья Тверского районного суда г. Москвы Ухналева С.В., с участием государственных обвинителей – старших помощников Тверского межрайонного прокурора г. Москвы Сергуняевой Л.А., Ненашевой С.А., уличаемой в совершении запрещенных уголовным законом деяний Мамаевой С.А., ее защитников – адвокатов Косымова М.И., представившего удостоверение и ордер, выданный Специализированной коллегией адвокатов «Юстиция» Адвокатской палаты г.Москвы, Дикова Б.Ф., представившего удостоверение и ордер, выданный АК № 5 МГКА, при секретарях Виноградовой Е.Б., Дроновой А.В., а также с участием законного представителя Годуновой В.С., потерпевшего Кулакова В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела о применении принудительной меры медицинского характера в отношении
, не судимой,

уличаемой в совершении запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ст.ст. 318 ч.1, 319 УК РФ,

Установил:

Мамаева С.А. совершила применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.

Данные запрещенные уголовным законом деяния совершены Мамаевой С.А. при следующих обстоятельствах.

Так, ДД.ММ.ГГГГ, в период времени с 13 часов 20 минут до 14 часов 00 минут, участковый уполномоченный милиции ОВД по <адрес> ФИО10, назначенный на должность приказом по ОВД от ДД.ММ.ГГГГ, имеющий специальное звание – старший лейтенант милиции, наделенный в соответствии с Федеральным законом РФ «О милиции» полномочиями представителя власти, одетый в форменное обмундирование сотрудника милиции, имеющий при себе табельное оружие, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, получил сообщение от сотрудника охраны поликлиники №, расположенной по адресу: <адрес>, о том, что в кабинете главного врача Мамаева С.А. нарушает общественный порядок. Прибыв на место, он (ФИО35) представился Мамаевой С.А., предъявив свое служебное удостоверение, после чего главный врач поликлиники ФИО11 попросила ФИО9 присутствовать при передаче служебной документации. На это Мамаева С.А. в присутствии посторонних лиц, то есть публично, с целью унижения чести и достоинства сотрудника милиции ФИО9, высказала в его адрес оскорбительные слова и выражения в форме нецензурной брани. На законное требование ФИО9 прекратить нарушать общественный порядок она (ФИО36) схватила ФИО9 за погон и сорвала его, а после этого поцарапала ФИО10 правую руку, причинила своими действиями повреждения в виде ушиба, подкожной гематомы, ссадин обеих кистей и предплечий.

Факт совершения Мамаевой С.А. указанных деяний, запрещенных уголовным законом, подтверждается следующими доказательствами:

показаниями допрошенного в судебном заседании потерпевшего ФИО9 – участкового уполномоченного милиции ОВД по <адрес>, в том числе, подтвердившего свои показания, данные на стадии предварительного расследования, оглашенные в судебном заседании в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ, о том, что ДД.ММ.ГГГГ, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, он получил телефонный звонок от охранника детской поликлиники №, находящейся на <адрес>, входящей в его (ФИО34) административный участок обслуживания. Охранник передал ему (ФИО22) просьбу главного врача прибыть в поликлинику, поскольку в ее кабинете бывшая сотрудница поликлиники устроила скандал. Примерно в обеденное время он (ФИО33), находясь в форменном обмундировании, прибыл на место и поднялся в кабинет главного врача ФИО11, где помимо последней также находилась еще одна сотрудница поликлиники (ФИО12) и ранее ему (ФИО23) незнакомая Мамаева С.А., которая сидела за столом, держала в руках какие-то бланки и что-то писала. ФИО11 сообщила ему (ФИО24), что Мамаева С.А. уволена из поликлиники и должна возвратить бланки строгой отчетности – листки нетрудоспособности и бесплатные рецепты, но не делает этого. Он (ФИО24) предъявил Мамаевой С.А. свое служебное удостоверение, представился и попросил возвратить бланки, однако Мамаева С.А. отреагировала неадекватно – стала агрессивной, начала кричать, спрашивать, кто он такой, заявляла, что он мешает работать сотрудникам поликлиники, оскорбляла его, в том числе, нецензурными словами, грозила ему (ФИО26) увольнением. Он (ФИО27) объяснял Мамаевой С.А., что находится при исполнении должностных обязанностей, пытался ее успокоить, однако Мамаева С.А. не реагировала. Он (ФИО39) более настойчиво попросил Мамаеву С.А. представиться, предъявить документы и передать главному врачу бланки, однако Мамаева С.А. стала замахиваться на него (ФИО30) сумкой, из которой выпали бланки и паспорт. После того, как он (ФИО29) поднял с пола паспорт Мамаевой С.А., та вцепилась ему в левое плечо, размахивала руками, пытаясь поцарапать ему (ФИО28) ногтями лицо, в результате сорвала погон с форменного обмундирования, причинила ушибы, подкожную гематому, ссадины обеих кистей и предплечий, поцарапала правую руку. При этом он (ФИО32) вел себя по отношению к Мамаевой С.А. корректно. На помощь позвали охранника, поскольку он (ФИО31) никак не мог освободиться от Мамаевой С.А. и успокоить ее, и вызвали группу немедленного реагирования, после чего Мамаева С.А. была доставлена в отдел милиции;

показаниями допрошенной в судебном заседании свидетеля ФИО11 – главного врача детской поликлиники № <адрес>, о том, что работавшая с января 2009 года в поликлинике ЛОР-врачом Мамаева С.А. часто конфликтовала с сотрудниками и родителями пациентов, не соблюдала режим рабочего времени, высказывала необоснованные жалобы по поводу технического оснащения ее кабинета. В конце июня 2009 года Мамаева С.А. уволилась по собственному желанию, сразу получила трудовую книжку, однако при этом не сдала бланки строгой отчетности – листки нетрудоспособности и бесплатные рецепты, пообещав принести их на следующий день. ДД.ММ.ГГГГ Мамаева С.А. пришла к ней (Ивановой) в кабинет, сказала, что будет сдавать бланки, но когда у них возникли разногласия по поводу документального оформления передачи, Мамаева С.А. отказалась сдавать бланки, села, начала писать какое-то заявление, бланки, несмотря на ее (Ивановой) просьбы, не отдавала, но при этом не уходила, вела себя непонятно. В этой связи она (ФИО40) попросила охранника вызвать участкового уполномоченного милиции, и когда тот прибыл и попросил Мамаеву С.А. сдать бланки, та в ее (ФИО40) и старшей медсестры ФИО12, которая пришла забирать бланки, присутствии начала вести себя неадекватно, кричать, оскорблять ФИО9, вцепилась в него, сорвала погон с форменного обмундирования, поцарапала;

аналогичными показаниями допрошенной в судебном заседании свидетеля ФИО12;

аналогичными показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля ФИО13 – сотрудника охраны детской поликлиники № <адрес>, который подтвердил, что по просьбе главного врача ФИО11 он ДД.ММ.ГГГГ, через некоторое время после прихода Мамаевой С.А., вызывал участкового уполномоченного милиции ФИО9, а затем, поднявшись в кабинет ФИО11 уже после появления ФИО9, стал очевидцем того, как Мамаева С.А. оскорбляла участкового, повредила его форменное обмундирование, поцарапала его;

а также материалами настоящего уголовного дела, исследованными в судебном заседании:

рапортом об обнаружении признаков преступления в действиях Мамаевой С.А. по материалу проверки по факту получения УУМ ОВД по <адрес> ФИО9 телесных повреждений (л.д.4);

телефонограммой из травмопункта поликлиники № <адрес> о том, что обратившемуся за медицинской помощью ДД.ММ.ГГГГ ФИО10, сообщившему об избиении неизвестной женщиной, выставлен диагноз: ушиб, подкожная гематома, ссадины кистей и предплечий (л.д.6);

заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводов которой у ФИО9 выявлены телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков на предплечьях и кистях, причиненные ударно-скользящими воздействиями тупого твердого предмета (предметов) с относительно ограниченной травмирующей поверхностью; наличие у ФИО9 этих повреждений, не вызвавших расстройства здоровья и не причинивших вреда здоровью ФИО9, не противоречит указанным в постановлении о назначении экспертизы времени и обстоятельствам происшествия (л.д.117-119);

протоколом личного досмотра, согласно которого ФИО10 добровольно выдал свою форменную куртку с повреждениями в области крепления левого погона, который оторван, пояснив, что указанная куртка была повреждена ДД.ММ.ГГГГ по адресу: <адрес> (л.д.14-16);

данные куртка и погон осмотрены (л.д.94-97);

признаны вещественными доказательствами и сданы в комнату хранения вещественных доказательств СО по <адрес> СУ СК при прокуратуре РФ по <адрес> (л.д.98-99);

постовой ведомостью расстановки патрульно-постовых нарядов на ДД.ММ.ГГГГ по ОВД <адрес>, согласно которой ФИО10 находился в этот день при исполнении своих должностных обязанностей (л.д.34);

приказом о закреплении участковых уполномоченных милиции ОВД по <адрес> за административными участками, согласно которого за старшим лейтенантом милиции ФИО9 закреплен административный участок №, к которому относятся, в том числе, <адрес> (л.д.35-44);

выписками из приказов о назначении ФИО9 на должность и присвоении ему специального звания – старший лейтенант милиции (л.д.46-47);

должностной инструкцией УУМ Отделения участковых уполномоченных милиции по ОВД по <адрес> с ведомостью ознакомления участковых, в том числе, ФИО9, с этой инструкцией (л.д.207-220).

Совокупность исследованных судом согласующихся между собой доказательств, которые суд признает достоверными, а также допустимыми, поскольку добыты они без нарушения требований УПК РФ, дает суду основание прийти к выводу о том, что Мамаева С.А. совершила запрещенные уголовным законом деяния, предусмотренные ст. 318 ч.1 УК РФ, то есть применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также ст. 319 УК РФ, то есть публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.

При этом суд не усматривает в действиях ФИО9 какого-либо неправомерного поведения по отношению к Мамаевой С.А., поскольку доказательств этому в ходе судебного разбирательства получено не было, а кроме того, по результатам проверки данного обстоятельства Постановлением следователя СО по <адрес> СУ СК при прокуратуре РФ по <адрес> ФИО14 от ДД.ММ.ГГГГ в возбуждении уголовного дела по ст. 286 УК РФ в отношении ФИО9 было отказано за отсутствием в его действиях состава преступления (л.д.120-122).

Суд принимает во внимание показания потерпевшего ФИО9 о том, что получив со слов охранника поликлиники информацию о необходимости прибыть на место для наведения общественного порядка он, явившись в поликлинику, фактически никаких противоправных действий со стороны Мамаевой С.А. поначалу не наблюдал, однако это обстоятельство не исключает того, что ФИО10 находился в кабинете главного врача поликлиники при исполнении своих должностных обязанностей, поскольку согласно должностной инструкции участковый уполномоченный милиции обязан обеспечивать охрану общественного порядка на территории административного участка, и ФИО10, прибыв по вызову в рассматриваемом случае, анализировал на месте полученную информацию и пытался урегулировать конфликт между Мамаевой С.А. и администрацией поликлиники именно в целях недопущения его возможного перерастания в нарушение общественного порядка, до начала активных действий со стороны Мамаевой С.А.

В составленном по делу обвинительном заключении указано, что оскорбление представителя власти совершено Мамаевой С.А. ДД.ММ.ГГГГ по адресу: <адрес>.

В ходе судебного разбирательства однозначно было установлено, что данное деяние Мамаевой С.А. было совершено в кабинете главного врача поликлиники № <адрес>, расположенной по адресу: <адрес>, тогда как указанный в обвинительном заключении адрес является адресом места жительства Мамаевой С.А., в связи с чем суд вносит соответствующую корректировку в описание установленных им деяний, которые совершила Мамаева С.А., считая возможным сделать это без возвращения дела прокурору, поскольку данное обстоятельство ввиду явной технической ошибки при составлении обвинительного заключения не нарушает право Мамаевой С.А. на защиту.

На стадии судебного разбирательства Мамаевой С.А. проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой она страдает хроническим психическим расстройством в виде шизофрении параноидной формы с эпизодическим типом течения, нарастающим дефектом и, как страдающая хроническим психическим расстройством, не могла во время совершения инкриминируемых ей деяний и не может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также не могла во время совершения инкриминируемых ей деяний и не может в настоящее время правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать показания, участвовать в судебном разбирательстве. Учитывая указанные расстройства мышления, параноидную настроенность (но без выраженного аффективного заряда), личностные, эмоционально-волевые нарушения, недостаточность критических и прогностических способностей, комиссия экспертов пришла к выводу о том, что Мамаева С.А. представляет опасность для себя и других лиц, в связи с чем нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра, противопоказаний для указанного лечения у нее не имеется.

Оценивая данное заключение, суд считает доводы экспертной комиссии убедительными, выводы – обоснованными, поскольку экспертиза проведена с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, компетентность членов комиссии не вызывает сомнений, а потому суд, соглашаясь с выводами экспертов, полагает, что Мамаеву С.А. следует признать невменяемой в отношении инкриминируемых ей деяний, предусмотренных ст.ст. 318 ч.1, 319 УК РФ, и в этой связи, как лицо, совершившее деяния, запрещенные уголовным законом, в состоянии невменяемости, в соответствии с ч. 1 ст. Ф.И.О. ответственности.

Учитывая данные о личности Мамаевой С.А., обстоятельствах совершения ею запрещенных уголовным законом деяний, а также выводы экспертов, суд приходит к выводу, что психическое расстройство Мамаевой С.А. представляет опасность для нее и других лиц, либо возможно причинение ею иного существенного вреда, а потому суд считает необходимым применить к Мамаевой С.А. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 443 УПК РФ, суд

Постановил:
< Ф.И.О. признать невменяемой в совершении запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ст.ст. 31 Ф.И.О. ответственности ее освободить.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 97, п. «а» ч. 1 ст. 99, ч. 3 ст. 100 УК РФ применить к Мамаевой С.А. принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Меру пресечения Мамаевой С.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления постановления в законную силу оставить без изменения, после вступления в силу - отменить.

Вещественные доказательства по делу – форменную куртку и погон, находящиеся в комнате хранения вещественных доказательств СО по <адрес> СУ СК при прокуратуре РФ по <адрес> (л.д.98-99) – возвратить по принадлежности потерпевшему ФИО10

Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня вынесения.

Судья: