Судебная практика

Определение от 13 июля 2011 года . Определение от 13 июля 2011 года № . Белгородская область.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда в составе

председательствующего Сапельника С.Н.,

судей Сидорова С.С., Киреева А.Б.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Х. и кассационной жалобе осужденного Кремер Ф.Д. на Приговор Губкинского городского суда Белгородской области от 08 июня 2011 года, которым

Кремер Ф.Д.,

несудимый,

осужден по ст.264 ч.1 УК РФ с применением ст.64 ч.2 УК РФ к ограничению свободы на 2 года 6 месяцев, с лишением права управлять транспортным средством на 2 года 6 месяцев.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Сидорова С.С., выступления прокурора Головченко О.Д. просившей Приговор отменить, осужденного Кремер Ф.Д. и его адвоката Распопова Е.А., поддержавших кассационную жалобу, судебная коллегия

Установила:

Приговором суда, постановленным с соблюдением ст.ст.314 – 316 УПК РФ в особом порядке Кремер признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, совершенном 21 сентября 2010 года в Белгородской области, при таких обстоятельствах.

В 20 часу, Кремер на проезжей части, управляя личным автомобилем ВАЗ-2106, двигаясь со скоростью около 40 км/час, нарушив требования п.10.1 Правил дорожного движения РФ, выбрал недопустимую скорость, не обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за безопасным движением управляемого им автомобиля, пренебрег особенностями и состоянием своего транспортного средства, дорожными и метеорологическими условиями, в частности видимостью в направлении движения, не учел интенсивность движения других транспортных средств и пешеходов на пути следования, что создавало угрозу безопасному движению при такой скорости. Вследствие этого, а также нарушения им п.14.1 ПДД согласно которому, Кремер должен был предоставить преимущество движения по пешеходному переходу К., переходившей проезжую часть улицы слева на право, относительно движения автомобиля под управлением Кремера по нерегулируемому пешеходному переходу, совершил на нее наезд автомобилем.

В результате дорожно-транспортного происшествия К. были причинены телесные повреждения, которые причинили ей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на 1/3.

На предварительном следствии и в судебном заседании Кремер свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления признал полностью, соглашаясь с квалификацией преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Х. просит Приговор отменить, вследствие неправильного применения уголовного закона при назначении наказания.

В кассационной жалобе осужденный Кремер просит Приговор изменить, уменьшить размер компенсации морального вреда.

В возражениях потерпевшая К. просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов уголовного дела, Кремер согласился с обоснованно предъявленным ему обвинением в совершении преступления, изъявил желание о рассмотрении дела в особом порядке, которое подтвердил и в судебном заседании, пояснив, что вину в инкриминируемом деянии признает и просит постановить Приговор без проведения судебного разбирательства. С учетом этого суд первой инстанции, правильно удовлетворил ходатайство Кремер о рассмотрении дела в особом порядке.

Каких – либо существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, связанных с особым порядком судебного разбирательства, влекущих отмену судебного решения, органами предварительного следствия и судом по делу не допущено.

Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию с осужденного компенсации за моральный вред в пользу потерпевшего, суд исходил из степени нравственных и физических страданий причиненных К., а также из имущественного положения Кремер, поэтому оснований для снижения размера этой компенсации, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

Вопреки доводам жалобы судом принято во внимание добровольное возмещение осужденным морального вреда в размере 100000 рублей.

Судебная коллегия соглашается с видом и размером как основного, так и дополнительного наказания, назначенного Кремер, поскольку оно соответствует требованиям ст.ст.6, 60 УК РФ, является соразмерным содеянному, в связи с чем, считать его несправедливым вследствие как суровости, так и мягкости оснований не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия считает выводы суда о назначении Кремер с применением ч.2 ст.64 УК РФ более мягкого вида наказания, чем предусмотрен санкцией ч.1 ст.264 УК РФ, необоснованными, поскольку санкция данной статьи УК РФ предусматривает ограничение свободы в качестве основного вида наказания, поэтому применение положений ч.2 ст.64 УК РФ при назначении Кремер наказания является излишним.

Руководствуясь ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Губкинского городского суда Белгородской области от 08 июня 2011 года в отношении Кремера Ф.Д. изменить.

Исключить из Приговора указание о назначении Кремер Ф.Д. наказания с применением ч.2 ст.64 УК РФ.

В остальной части Приговор оставить без изменения.

Кассационное преставление удовлетворить частично, а кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи