Судебная практика

Определение от 13 июля 2011 года . Определение от 13 июля 2011 года № . Белгородская область.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего: Кондрашова П.П.

судей: Смирновой А.В., Юсупова М.Ю.

при секретаре Архипцеве И.Н.

рассмотрела в судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе осуждённого Зайцева С.Н. на Приговор Октябрьского районного суда города Белгорода от 20 апреля 2011 года, которым

Зайцев С.Н., судимый:

6.10.2009 года по ст. 228.1 ч.1 УК РФ к лишению свободы на 1 год 6 месяцев условно, с испытательным срок на 2 года,

осуждён к лишению свободы:

по ст.228.1 ч.1 УК РФ на 4 года;

по ст. 232 ч.1 УК РФ на 2 года.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения, назначено Зайцеву наказание в виде лишения свободы на 4 года 3 месяца.

В соответствии со ст.74 УК РФ отменено Зайцеву условное осуждение по Приговору от 6 октября 2009 года в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание назначено путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по Приговору от 6.10.2009 года и определено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев в ИК общего режима.

Заслушав доклад судьи Смирновой А.В. изложившего материалы уголовного дела, выступление осужденного Зайцева С.Н., его защитника Гудова А.В., поддержавших доводы, изложенные в кассационной жалобе, мнение прокурора Александровой Т.В., полагавшей Приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

Установила:

Приговором суда Зайцев признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства и содержании притона для потребления наркотических средств, при таких обстоятельствах:



20 октября 2010 года в г. Белгороде примерно в 15 часов 40 минут, где проживает, Зайцев умышленно, незаконно сбыл З., путем передачи последнему в счет компенсации денежного долга, находящееся в медицинском шприце наркотическое средство массой не менее 0,1558 грамма, которое Зайцев изготовил ранее в этот же день в своей квартире.

Зайцев, постоянно проживая в квартире в г. Белгороде, и являясь потребителем наркотических средств опийной группы, в октябре, ноябре, декабре 2010 года систематически предоставлял свою квартиру иным лицам для внутривенного потребления наркотических средств, а именно:

- 06 октября 2010 года около 14 часов, 18 октября примерно в 17 часов, 19 октября примерно в 12 часов, для употребления наркотических средств опийной группы, содержащих морфин, которые Зайцев изготовил в этой же квартире;

(данные о личности которого сохранены в тайне) - 08 ноября около 14 часов 20 минут, 10 ноября примерно в 13 часов, 14 ноября примерно в 16 часов 30 минут, 16 ноября примерно в 16 часов, для употребления наркотических средств опийной группы, которые Зайцев изготовил по месту своего жительства;

- 10 ноября примерно в 10 часов, 16 ноября примерно в 11 часов, для употребления наркотических средств опийной группы, которые Зайцев изготовил по месту своего жительства;

- 21 ноября около 19 часов для употребления наркотического средства опийной группы, которое Зайцев изготовил по месту своего жительства;

- 01 декабря примерно в 13 часов для употребления наркотического средства опийной группы, которое Зайцев совместно со Ш. изготовил по месту своего жительства.

В судебном заседании Зайцев вину в незаконном сбыте наркотического средства не признал, вину в содержании притона признал полностью.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Зайцев не согласен с Приговором суда, считает его суровым, свою вину в совершении преступления по ч.1 ст. 228.1 УК РФ недоказанной, просит оправдать, а по факту содержания притона по ст. 232 ч.1 УК РФ снизить наказание, с учетом признания вины и раскаяния. Просит учесть, что мать- пенсионерка находится на его иждивении, его отец умер от неизлечимого заболевания.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы осуждённого не имеется.

Из материалов уголовного дела следует, что выводы суда о доказанности вины осужденного Зайцева в совершении преступлений, предусмотренных ст.228.1 ч.1, ст. 232 ч.1 УК РФ, основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон.

Вина Зайцева по факту незаконного сбыта наркотического средства подтверждается: показаниями З., данных им на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в связи с имеющимися существенными противоречиями с его показаниями в суде, 20 октября 2010 года днем он неоднократно созванивался с Зайцевым, так как хотел употребить наркотическое средство. Примерно в 14 часов этого дня он пришел к Зайцеву в квартиру, напомнил последнему по поводу опия, на что Зайцев сказал, что у него имеются смывы с тампонов и посуда с остатками наркотического средства, после чего Зайцев набрал в шприц около 18 мл раствора и передал З. Деньги за опий он не платил, так как Зайцев угостил его наркотиком в качестве компенсации долга в сумме 500 рублей. Взяв шприц с наркотиком, он вышел из квартиры Зайцева и употребил часть наркотика в подъезде (том 1 л.д. 53-54, 215, 216).

Показаниями свидетелей Ч. и М. в суде и на следствии, которые пояснили, что являясь оперативными сотрудниками 20 октября 2010 года осуществляли наблюдение за подъездом, где проживает Зайцев, и видели как в 14 часов в подъезд зашел З. и вышел обратно в 15 часов 50 минут, после чего З. задержан и досмотрен (том 1 л.д. 8).

Протоколом личного досмотра З. от 20 октября 2010 года, согласно которого З. добровольно выдал шприц с раствором опия, пояснив, что это шприц ему передал С. по кличке Заяц в счет долга (том 1 л.д. 19,20).

Показаниями К. и С., которые являлись понятыми при личном досмотре З., у которого во внутреннем кармане куртки был обнаружен шприц с темной жидкостью, подтвердили достоверность указанных в протоколе досмотра сведений; а также результатами ОРД и ОРМ, проведенных в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», протоколами следственных действий, вещественными доказательствами, выводами произведенных по делу экспертиз, и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в Приговоре.



В судебном заседании свидетели подтвердили свои показания, данные на предварительном следствии, суд обоснованно признал их показания правдивыми, не противоречащими друг другу и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Доказательства по делу судом оценены в соответствии с требованиями ст.ст.17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности, поэтому правильность оценки доказательств по уголовному делу сомнений у судебной коллегии не вызывает.

В показаниях свидетелей не содержится существенных противоречий, ставящих под сомнение их правдивость относительно обстоятельств совершения осужденным преступлений, которые могли повлиять на законность и обоснованность Приговора.

Показания свидетелей обоснованно признаны допустимыми и достоверными, а в совокупности с другими доказательствами достаточными для вывода суда о виновности Зайцева в инкриминируемых ему преступлениях.

Из Приговора следует, что оснований для оговора подсудимого свидетелями в суде не установлено, в неприязненных отношениях с осужденным они не находились и у суда нет оснований не доверять их показаниям.

Не согласиться с выводами суда судебная коллегия оснований не находит.

Правовая оценка преступным действиям осужденного дана правильно, квалификация содеянного им в Приговоре мотивирована.

Установив обстоятельства совершения преступлений, суд правильно квалифицировал действия Зайцева по ст. 228.1 ч.1 УК РФ, ст. 232 ч.1 УК РФ и сомнений у судебной коллегии не вызывает.

При назначении Зайцеву наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершённых им преступлений, все обстоятельства дела, данные о личности виновного, обстоятельства, смягчающие наказание – наличие у осужденного заболевания – язвенной болезни, признание вины в содержании притона, раскаяние в содеянном, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Доводы Зайцева о том, что на его иждивении находится мать- пенсионерка являются не убедительными.

При допросе в судебном заседании Зайцев пояснил, что он официально не работал, а жил на средства матери- пенсионерки, которая подрабатывает на рынке.

Смерть отца Зайцева нельзя признать обстоятельством, смягчающим его наказание, поскольку ст. 61 УК РФ не предусматривает смерть родственников в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Считать назначенное Зайцеву наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, судебная коллегия оснований не находит.

Наказание Зайцеву назначено в соответствии с требованиями ст.ст.6, 60 УК РФ, с учётом всех обстоятельств дела, его личности, оснований для изменения Приговора и смягчения наказания Зайцеву судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Октябрьского районного суда горда Белгорода от 20 апреля 2011 года в отношении Зайцева С.Н. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: