Судебная практика

Решение от 25 июля 2011 года № 12-191-11. Решение от 25 июля 2011 года № 12-191-11. Белгородская область.

Судья Октябрьского районного суда города Белгорода Тонков В.Е. (г. Белгород ул. Сумская дом 76-А каб. 203),

с участием привлекаемого Григорьева В.В., его защитника Исайчева А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Григорьева В.В. на Постановление мирового судьи судебного участка №8 Западного округа г. Белгорода от 23 июня 2011 года, вынесенное в отношен Ф.И.О.

по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 ч.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

Установил:

Постановлением мирового судьи Григорьев признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Октябрьский районный суд г. Белгорода, заявитель просит об отмене указанного постановления, ссылаясь на то, что не является субъектом правонарушения, находился в стоящем автомобиле.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, выслушав доводы Григорьева и его защитника Исайчева, поддержавших жалобу, оснований для ее удовлетворения не нахожу.

Установлено, что 10 мая 2011 года Григорьев в 5-м часу в районе дома по ул. г. Белгорода управлял транспортным средством – автомобилем г/н, находясь в состоянии опьянения.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года №1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, 10 мая 2011 года инспектором полка ДПС З. в отношении Григорьева составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ, согласно которому в этот же день Григорьев управлял транспортным средством – автомобилем государственный регистрационный знак, находясь в состоянии опьянения.

Личность Григорьева установлена согласно водительскому удостоверению серия.

Основанием полагать, что водитель Григорьев 10 мая 2011 года находился в состоянии опьянения явились наличие у него запаха алкоголя изо рта, покраснение кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке, что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года №475 (далее – Правила).

В соответствии с требованиями раздела 2 Правил должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии 2 понятых, Григорьеву предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения, по результатам которого у него установлено наличие этилового спирта в концентрации 0,703 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. С результатами освидетельствования Григорьев согласился, о чем сделал собственноручную запись в протоколе освидетельствования (л.д. 6-7).

Факт управления Григорьевым автомобилем в состоянии опьянения подтверждается следующими доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 3); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 7); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 5), протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 8), показаниями мировому судье инспектора ДПС П., иными доказательствами, оцененными в совокупности с другими материалами дела по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.



Инспектор ДПС П. мировому судье пояснил, что во время несения службы в ночь с 9 на 10 мая 2011 года совместно с инспектором Г. ими остановлен автомобиль под управлением Григорьева, у которого обнаружены признаки опьянения. Впоследствии водитель передан для оформления материала прибывшему в составе другого экипажа инспектору З.

В ходе служебной проверки по заявлению Григорьева в отношении инспекторов ДПС Г. и З. их действия признаны правомерными (л.д. 41-42).

Непосредственно в протоколе об административном правонарушении Григорьев собственноручно сделал запись, что находился в стоящем автомобиле, им не управлял. Однако инспектор Г. в составленном им рапорте (л.д. 9) доложил, что автомобиль под управлением Григорьева, совершавший разворот, замечен ими в районе перекрестка улиц и и был остановлен при помощи проблесковых маячков и, поскольку на жест жезлом водитель не отреагировал.

Григорьев при рассмотрении жалобы пояснил, что автомобилем не управлял, ехать никуда не собирался, состояние опьянения не оспаривает.

К показаниям Григорьева о том, что он не управлял автомобилем, судья относится критически, поскольку они полностью опровергаются исследованными материалами административного дела, в т.ч. показаниями инспектора ДПС, протоколами процессуальных действий.

По ходатайству заявителя в суде допрошен свидетель Л., пояснивший, что вместе с Григорьевым, П., К., Н. в ночь с 9 на 10 мая 2011 года праздновали день Победы в районе. Он около 2-3 часов ночи уехал.

Свидетели П. и К. при допросе мировым судьей, как и Л. при рассмотрении жалобы, не опровергли факта управления транспортным средством Григорьевым, поскольку не были непосредственными очевидцами его контакта с сотрудниками ДПС.

Показания всех допрошенных по делу лиц, в т.ч. свидетеля Н., пояснившей, что находилась вместе с Григорьевым в стоящем автомобиле « », когда подъехали сотрудники ГИБДД, проверены мировым судьей и им дана надлежащая правовая оценка, оснований не соглашаться с которой не нахожу.

Имеющиеся в деле об административном правонарушении фотоснимки (л.д. 36), на которых запечатлен автомобиль Григорьева и окружающая обстановка, не свидетельствуют о невозможности движения указанного автомобиля при управлении привлекаемым, не опровергают выводов мирового судьи о его виновности в совершении административного правонарушения.

В связи с изложенным, утверждения заявителя и его представителя о том, что первый не управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения жалобы.

При таких обстоятельствах действия Григорьева правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Постановление о привлечении Григорьева к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.8 ч.1 КоАП РФ, вынесено в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел, административное наказание назначено в соответствии с санкцией ст. 12.8 ч.1 КоАП РФ в минимальных пределах.

Нарушений процессуальных требований КоАП РФ, не позволивших мировому судье полно, объективно и всесторонне рассмотреть дело, не нахожу.

Руководствуясь ст. 30.7 КоАП РФ,

Решил:



Постановление мирового судьи судебного участка №8 Западного округа г. Белгорода от 23 июня 2011 года, вынесенное в отношен Ф.И.О. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 ч.1 КоАП РФ, оставить без изменения, а его жалобу – без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано или опротестовано прокурором в порядке надзора.

Судья В.Е. Тонков