Судебная практика

По иску о признании прекратившей право пользования. Решение от 28 января 2003 года № . Белгородская область.

Свердловский районный суд г. Белгорода в составе:

председательствующего судьи: Аняновой О.П.

при секретаре: Красновой И.Е.

с участием истца Лыкова О.В., законного представителя несовершеннолетней «…».- Лыковой Т.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лыкова О.В. о признании несовершеннолетней «…»., интересы которой представляет законный представитель Лыкова Т.М., прекратившей право пользования жилым помещением по адресу: «…»,

Установил:

Лыкову О.В. на праве собственности, на основании договора дарения от 28 января 2003 года принадлежит квартира, расположенная по адресу :«…».

Расходы по содержанию жилого помещения квартиры, расположенная по адресу :«…» несет собственник Лыков О.В..

С 28 апреля 2007 года Лыков О.В. состоял в зарегистрированном браке с Лыковой Т.М..

От брака Лыков О.В. и Лыкова Т.М. имеют дочь У., которая с рождения была зарегистрирована и проживала в вышеназванной квартире до мая 2009 года.

Апелляционным Решением Шебекинского районного суда Белгородской области 08 февраля 2010 года брак между Лыковым О.В. и Лыковой Т.М. расторгнут.

Дело инициировано иском Лыкова О.В.. Заявитель, мотивируя тем, что с 2009 года его дочь У. проживает с матерью, которая имеет в собственности жилье, соглашения о сохранении права пользования спорной квартирой за дочерью между ними не было, в связи, с чем по основаниям ст. 31 ч. 4 ЖК РФ ее право пользования спорным жилым помещением прекращено, и она должна быть зарегистрирована по месту жительства Лыковой Т.М.. С учетом уточнения заявленных требований просил признать «…», «…» года рождения, прекратившей право пользования жилым помещением квартирой, расположенной по адресу: «…».

В судебном заседании истец заявленные требования поддержал.

Законный представитель несовершеннолетней «…»., «…» года рождения Лыкова Т.М., исковые требования не признала, пояснив, что ребенок из спорной квартиры выехал вместе с ней вынужденно, в связи с ее разводом с отцом ребенка. Ребенок проживает в настоящее время с ней в городе «…», однако полагает, что в связи с разводом родителей дочь, не перестает быть членом семьи одного из них, поскольку родители несут равные обязанности в воспитании и содержании детей, следовательно, дочь имеет право проживания в квартире своего отца. Она, как мать, не имеет права распоряжаться правами ребенка вопреки ее интересам. В целях урегулирования спора мирным путем предложила истцу снять ребенка с регистрационного учета, что бы истец смог продать квартиру, при условии, что он сохранит ее право проживания в новом жилье.

Мирного урегулирования спора стороны не достигли, Лыков О.В. настаивает на удовлетворении заявленных исковых требований.

В судебное заседание не явился представитель органов опеки и попечительства охраны прав и законных интересов несовершеннолетних - УСЗН администрации Шебекинского района Белгородского района, просили о рассмотрении дела в их отсутствие в представленном суду заключении в письменном виде, просили в иске Лыкову О.В. отказать.



Исследовав в судебном заседании обстоятельства по представленным доказательствам, заслушав объяснения сторон, суд признает исковые требования не обоснованными и подлежащими отклонению.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что квартира, расположенная по адресу: «…», является собственностью Лыкова О.В. Дочь заявителя «…»., «…» года рождения с момента рождения зарегистрирована и проживала по вышеуказанному адресу. С мая 2009 года, того момента когда брачные отношения Лыкова О.В. и Лыковой Т.М. были прекращены, проживает с матерью по адресу: «…». Несовершеннолетняя «…» жилым помещением на праве собственности или на основании договора социального найма не обеспечена. Место жительства ребенка определено фактическим соглашением родителей с матерью, на что указывает факт уплаты Лыковым О.В. алиментов на содержание ребенка в ее пользу.

Заявляя требование о признании прекратившей своей несовершеннолетней дочерью права пользования спорным жилым помещением, заявитель ссылается на то, что дочь с 2009 года проживает в жилом помещении, принадлежащем на праве собственности ее матери, в связи с чем, ее право пользования спорным жилым помещением прекращено.

В Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ). Это конституционное положение относится ко всем гражданам независимо от их возраста и получило закрепление в текущим законодательстве. Согласно ст. ст. 1, 8, 56, СК РФ защита семейных прав и инт Ф.И.О. юрисдикционной формой защиты.

Под судебной защитой гражданских и семейных прав и интересов ребенка следует понимать осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства и основанную на конституционных принципах, принципах гражданского, семейного, гражданского процессуального права, а также моральных принципов деятельность судов, направленную на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) гражданских и семейных прав и интересов ребенка, посредством применения, предусмотренных гражданским и семейным законодательством способов защиты.

Согласно ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 27 Конвенции о правах ребенка признаётся право каждого ребёнка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка. Родители или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка.

Согласно п. 1 ст. 18 Конвенции о правах ребенка ответственность за воспитание и развитие детей должна быть общей и обязательной для родителей, где бы они ни находились. Право ребенка на заботу со стороны родителей гарантировано законом (ст. 54 Семейного кодекса РФ).

Согласно ст. 38 (ч. 2) Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание является не только правом, но и обязанностью родителей. Каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно (ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации).

Согласно ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации обеспечение интересов дете Ф.И.О. заботы их родителей.

В связи с изложенным, обеспечение интересов ребенка, под которым понимается различного рода жизненно важные потребности ребенка, в том числе и жилищные, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью в том числе и истца.

В этой связи не заслуживают внимания доводы заявителя о том, что он несет бремя содержания принадлежащего ему жилого помещения, в том числе и оплачивает суммы коммунальных платежей, начисляемых на дочь.

В соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п. 1 ст. 56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п. 1 ст. 63 Кодекса).

Приведенные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.

Исходя из этого, лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей - собственника этого помещения, может повлечь нарушение прав ребенка.



Поэтому в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей, право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.

Освобождение судом одного из родителей от исполнения его обязанностей по обеспечению несовершеннолетнего ребенка жилым помещением противоречит вышеуказанным нормам Семейного кодекса Российской Федерации.

Выезд несовершеннолетней из спорной квартиры носил вынужденный характер и каких-либо доказательств, свидетельствующих том, что между сторонами достигнуто соглашение об определении места жительства ребенка непосредственно в жилом доме по адресу: «…», в материалах дела не имеется.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также то, что прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживавшего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, намерение заявителя распорядиться спорным жилым помещением по своему усмотрению не является самостоятельным основанием для лишения несовершеннолетнего ребенка прав на жилище, в удовлетворении требований заявителя подлежит отказать.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Лыкова О.В. о признании несовершеннолетней «…»., интересы которой представляет законный представитель Лыкова Т.М. прекратившей право пользования жилым помещением по адресу: «…» - отказать.

Решение может быть обжаловано в Белгородский областной суд через Свердловский районный суд города Белгорода в течение 10 дней с момента изготовления решения суда в окончательной форме.

Судья: