Судебная практика

Постановление апелляции от 02.03.2009 №А32-15223/2008. По делу А32-15223/2008. Российская Федерация.

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Газетный пер., 34/70/75 лит А, г. Ростов-на-Дону, 344002, тел.: (863) 218-60-26, факс: (863) 218-60-27

E-mail: 15aas@mail.ru, Сайт: http://15aas.arbitr.ru/

Постановление

арбитражного суда апелляционной инстанции

по проверке законности и обоснованности решений (определений)

арбитражных судов, не вступивших в законную силу

город Ростов-на-Дону дело № А32-15223/2008

02 марта 2009 г. 15АП-679/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 26 февраля 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 02 марта 2009 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Ванина В.В.

судей М.Г. Величко, Ю.И. Барановой

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Абраменко Р.А.

при участии:



от акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» (открытое акционерное общество): Мишенин Дмитрий Юрьевич, паспорт, по доверенности № 7 от 24 февраля 2009 года,

от общества с ограниченной ответственностью «Финасовая компания «НИК-ТРАСТ»: представитель не явился, извещено надлежащим образом

от открытого акционерного общества «Новороссийский судоремонтный завод»: Мурзин Владимир Юрьевич, паспорт, по доверенности № 02/2-69 от 11 января 2009 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» (открытое акционерное общество)

на Решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 24 декабря 2008 г. по делу № А32-15223/2008-17/205

по иску акционерного коммерческого банка «РОСБАНК» (открытое акционерное общество), Кубанский филиал,

к ответчикам обществу с ограниченной ответственностью «Финасовая компания «НИК-ТРАСТ», открытому акционерному обществу «Новороссийский судоремонтный завод»

о взыскании 1 069 087 руб. 82 коп.

принятое в составе судьи Крыловой М.В.

Установил:

акционерный коммерческий банк «РОСБАНК» (открытое акционерное общество) (далее – АКБ «РОСБАНК», банк, истец) обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Финансовая компания «НИК-ТРАСТ» (далее – ООО «НИК-ТРАСТ», финансовая компания, заемщик), открытому акционерному обществу «Новороссийский судоремонтный завод» (далее – ОАО «НРСЗ», общество, завод) о взыскании 1 069 087 руб. 82 коп. – повышенных процентов за пользование кредитом, начисленных за период с 16 мая 2007 года по 13 декабря 2007 года по кредитному договору № KRD/RK/48/04 от 6 августа 2004 года (далее – кредитный договор) и договору поручительства № KRD/RK/67/04 от 6 августа 2004 года (далее – договор поручительства).

В ходе рассмотрения дела ОАО «НРСЗ» заявлен встречный иск о признании недействительным договора поручительства № KRD/RK/67/04 от 6 августа 2004 года. Встречный иск мотивирован тем, что договор поручительства является сделкой с заинтересованностью, при совершении которой не была соблюдена процедура ее одобрения со стороны совета директоров и общего собрания акционеров ОАО «НРСЗ».

Решением суда от 24 декабря 2008 года требования банка к заемщику удовлетворены. Суд также удовлетворил встречный иск, признав договор поручительства между банком и заводом недействительным, что явилось основанием отказа в удовлетворении требований банка к заводу как поручителю по кредитному договору между банком и финансовой компаний. Решение по встречному иску мотивировано тем, что договор поручительства № KRD/RK/67/04 от 6 августа 2004 года является сделкой с заинтересованностью. Нарушение при совершении указанного договора пункта 1 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах», в силу статьи 84 указанного закона является основанием признания его недействительным. Суд первой инстанции отклонил заявление банка о пропуске срока исковой давности, указав, что в деле отсутствуют доказательства того, что уполномоченные органы ОАО «Новороссийский судоремонтный завод» узнали или могли узнать о совершении оспариваемой сделки до обращения банком в суд с иском по настоящему делу.

АКБ «РОСБАНК» подал апелляционную жалобу, в которой просил Решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении первоначального иска; в удовлетворении встречного иска о признании недействительным договора поручительства просил отказать.



В отзыве на апелляционную жалобу ОАО «НРСЗ» полагает Решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а жалобу не подлежащей удовлетворению. Завод просит Решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Финансовая компания отзыв на апелляционную жалобу не представила.

В судебном заседании представитель АКБ «РОСБАНК» поддержал доводы апелляционной жалобы. Представитель ОАО «НРСЗ» поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу.

ООО «НИК-ТРАСТ», будучи надлежаще извещено о времени и месте судебного разбирательства, явку представителя не обеспечило. В соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание арбитражного суда истца и (или) ответчика, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд вправе рассмотреть дело в их отсутствие.

Поскольку сторонами не заявлены возражения, в соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения проверяется судом апелляционной инстанции в обжалуемой части.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 6 августа 2004 года между банком и финансовой компанией был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк предоставил финансовой компании кредит на сумму 11 600 000 рублей на срок до 7 августа 2006 года.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21 мая 2007 года по делу № А32-5364/2007-55/59 с заемщика в пользу банка была взыскана задолженность по кредитному договору по состоянию на 15 мая 2007 года, включая долг по возврату кредита и повышенные проценты за пользование кредитом до указанной даты.

Пунктом 4.1 кредитного договора (в редакции дополнительного соглашения от 14 августа 2006 года № 2) предусмотрена обязанность заемщика с 16 декабря 2006 года уплачивать банку повышенные проценты за пользование кредитом в размере удвоенной ставки рефинансирования Банка России.

Поскольку долг по возврату кредита, присужденный с заемщика в пользу банка Решением суда по делу № А32-5364/2007-55/59, был погашен 13 декабря 2007 года, суд первой инстанции взыскал с заемщика в пользу банка повышенные проценты за пользование кредитом за период с 16 мая 2007 года по 13 декабря 2007 года в сумме 1 069 087 рублей 82 коп. Решение суда в этой части сторонами не обжалуется.

Основанием предъявления банком иска по настоящему делу к обществу является договор поручительства, в соответствии с которым общество приняло на себя обязанность отвечать перед банком за неисполнение финансовой компанией обязанностей по возврату кредита в сумме 11 600 000 рублей и уплате процентов за пользование кредитом. Пунктом 1.3 договора поручительства предусмотрена солидарная ответственность поручителя и заемщика, что в соответствии с пунктом 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации дает кредитору право требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

В удовлетворении требований банка к обществу как поручителю суд первой инстанции отказал на основании того, что по встречному иску общества договор поручительства признан недействительным.

Решение суда первой инстанции в этой части является правильным в силу следующего.

Суд первой инстанции правильно оценил спорный договор поручительства в качестве сделки с заинтересованностью.

Согласно статье 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями главы XI Федерального закона «Об акционерных обществах».

Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица: являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица; в иных случаях, определенных уставом общества

По состоянию на 6 августа 2004 года генеральным директором ООО «НИК-ТРАСТ», являющегося должником по обеспечиваемому поручительством общества кредитному договору, выступал А.В.Ячков, который является сыном Л.Н.Ячковой, занимавшей в указанный период должность члена правления ОАО «НРСЗ» как коллегиального исполнительного органа общества. Факт указанной степени родства между А.В.Ячковым и Л.Н.Ячковой установлен судом первой инстанции и сторонами не оспаривается.

Довод заявителя жалобы о том, что Л.Н.Ячкова не являлась членом правления во время заключения спорного договора поручительства, поскольку с ней не был заключен договор, предусмотренный пунктом 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», а также по причине отсутствия в период с 1 августа 2004 года по 14 сентября 2004 года в ОАО «НРСЗ» правления ввиду истечения срока его полномочий, судом апелляционной инстанции отклоняется в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» уставом ОАО «НРСЗ» предусмотрено образование коллегиального исполнительного органа общества – правления, члены которого избираются Советом директоров общества сроком на один год. В соответствии с пунктом 2.1 актуальной на дату совершения спорного договора поручительства редакции Положения о Правлении ОАО «НРСЗ», утвержденного Общим собранием акционеров 29 марта 2002 года (далее – Положение о Правлении, т.2, л.д.74-80), Правление общества состоит из должностных лиц: генерального директора, заместителя генерального директора и главного бухгалтера; конкретный состав Правления формируется после избрания генерального директора общества и утверждается Советом директоров по представлению генерального директора. Решением Совета директоров от 1 августа 2003 года, отраженном в протоколе заседания членов Совета директоров ОАО «НРСЗ» № 2 от 1 августа 2003 года (т. 2, л.д.104-108), Л.Н.Ячкова как главный бухгалтер общества избрана в состав членов Правления.

Довод заявителя жалобы о том, что отсутствие доказательств заключения с Л.Н.Ячковой предусмотренного пунктом 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» договора исключает исполнение ею обязанностей члена правления, основан на неверном толковании норм действующего законодательства.

Пунктом 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что на отношения между обществом и членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям указанного закона. Закрепление в Федеральном законе «Об акционерных обществах» норм, определяющих специфику труда членов коллегиального исполнительного органа общества, и применяемых в качестве lex specialis по отношению к нормам трудового права, не означает, что правоотношения между обществом и членом коллегиального исполнительного органа, возникающие в связи с исполнением последним своих обязанностей, утрачивают отраслевую природу трудовых правоотношений. Выраженный в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 года № 3-П подход к отношениям между акционерным обществом и его руководителем как трудовым справедлив и для отношений между акционерным обществом и членами коллегиального исполнительного органа, поскольку Федеральный закон «Об акционерных обществах» устанавливает единый правовой режим указанных отношений.

Как следует из части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации, применимого к отношениям между членом коллегиального исполнительного органа и обществом в силу пункта 3 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», отсутствие письменного договора между работником и работодателем не влияет на заключенность такого договора, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.

Выражающее сущность договора совпадающее волеизъявление сторон в данном случае было выражено со стороны общества в решении Совета директоров ОАО «НРСЗ» как органа, обладающего полномочием по избранию членов правления, а со стороны Л.Н.Ячковой – в участии в деятельности коллегиального исполнительного органа, что подтверждается имеющимися в деле протоколами заседаний Правления ОАО «НРСЗ» в 2004 году (т. 3, л.д. 346-357). Суд апелляционной инстанции считает, что материалами дела подтверждается факт возникновения между ОАО «НРСЗ» и Л.Н.Ячковой правоотношений, в рамках которых последняя была наделена статусом члена Правления ОАО «НРСЗ».

Заявитель жалобы также полагает, что во время заключения спорного договора поручительства (6 августа 2004 года) Л.Н.Ячкова не была членом Правления ОАО «НРСЗ» поскольку годичный срок полномочий членов Правления, избранных Советом директоров общества 1 августа 2003 года, включая Л.Н.Ячкову, истек 1 августа 2004 года, а новое Решение об избрании членов Правления было принято только 15 сентября 2004 года. Данный довод отклоняется в силу следующего.

Правовой статус члена коллегиального исполнительного органа как совокупность его полномочий, прав и обязанностей существует в рамках соответствующих правоотношений между обществом и членом Правления, в силу чего прекращение указанного статуса обусловлено прекращением указанных правоотношений. Из материалов дела не следует, что правоотношения между ОАО «НРСЗ» и Л.Н.Ячковой, опосредующие членство последней в Правлении ОАО «НРСЗ», были прекращены 1 августа 2004 года.

В соответствии с пунктом 2.2 Положения о Правлении срок полномочий членов правления исчисляется с момента утверждения их в должности Советом директоров на срок, предусмотренный трудовым договором (контрактом) согласно норм действующего трудового законодательства Российской Федерации. Материалами дела не подтверждается факт заключения соответствующего договора между ОАО «НРСЗ» и Л.Н.Ячковой на определенный срок; поскольку, как указано выше, такой договор не может быть признан незаключенным, отсутствие соглашения сторон о сроке означает заключение договора на неопределенный срок. Кроме того, как следует из протокола заседания членов Правления ОАО «НРСЗ» от 19 августа 2004 года (т.3, л.д.357), Л.Н.Ячкова принимала участие в деятельности Правления после 1 августа 2004 года, из чего следует, что с учетом части четвертой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации, применимость которой к отношениям между обществом и руководителем общества подтверждена пунктом 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 года № 3-П, отношения между ОАО «НРСЗ» и Л.Н.Ячковой как членом Правления со 2 августа 2004 года существовали как отношения на неопределенной срок.

В соответствии с пунктом 1 статьи 70 Федерального закона «Об акционерных обществах» коллегиальный исполнительный орган общества (правление, дирекция) действует на основании устава общества, а также утверждаемого общим собранием акционеров внутреннего документа общества (положения, регламента или иного документа), в котором устанавливаются сроки и порядок созыва и проведения его заседаний, а также порядок принятия решений. Создание в ОАО «НРСЗ» коллегиального исполнительного органа в форме правления предусмотрено уставом общества; кроме того, Общим собранием акционеров ОАО «НРСЗ» утверждено Положение о Правлении ОАО «НРСЗ» (протокол № 13 от 29 марта 2002 года – т.2, л.д.74-80), в соответствии с пунктом 2.1 которого в состав Правления входит главный бухгалтер. Предусмотренное Положением о Правлении полномочие Совета директоров по определению персонального состава Правления не может рассматриваться как умаляющее выраженное волей акционеров Решение о включении указанных в пункте 2.1 Положения о Правлении лиц в состав Правления общества. Таким образом, соответствующее полномочие Совета директоров в отношении указанных лиц, включая главного бухгалтера, сводится к формальной фиксации их членства в коллегиальном исполнительном органе, не влияя на возникновение и прекращение статуса члена Правления.

Сказанное свидетельствует о том, что на момент совершения спорного договора поручительства – 6 августа 2004 года – Л.Н.Ячкова обладала статусом члена Правления ОАО «НРСЗ».

В соответствии с пунктом 1 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена до ее совершения советом директоров (наблюдательным советом) общества или общим собранием акционеров; согласно пункту 4 указанной статьи Решение общего собрания акционеров об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность требуется, в частности, в случае, если предметом сделки или нескольких взаимосвязанных сделок является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества составляет 2 и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату. Судом первой инстанции установлено, что спорный договор поручительства на сумму 11 600 000 рублей влечет возникновение денежного обязательства поручителя перед кредитором, порождая возможность отчуждения имущества, балансовая стоимость которого превышает два процента балансовой стоимости активов общества. Данный факт не отрицается АКБ «РОСБАНК». Следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» Решение об одобрении спорного договора поручительства должно было приниматься общим собранием акционеров.

Материалами дела подтверждается, что спорный договор поручительства не одобрялся ни общим собранием акционеров ОАО «НРСЗ», ни советом директоров общества.

Из пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» следует, что сделка с заинтересованностью может быть признана недействительной только при условии, что другая сторона знала или должна была знать о наличии признаков заинтересованности в сделке и несоблюдении установленного порядка ее совершения; при этом Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации устанавливает презумпцию такого знания другой стороной в сделке, возлагая на нее бремя доказывания того, что она не знала и не должна была знать о наличии признаков заинтересованности в спорной сделке и несоблюдении установленного порядка ее совершения. Суд апелляционной инстанции считает, что доказательств, опровергающих установленную выше презумпцию, банком не представлено.

Довод заявителя о том, что банк, заключая договор поручительства, не знал и не мог знать о наличии признаков заинтересованности, ввиду того, что на момент заключения спорного договора поручительства судебная практика не рассматривала должника по обеспечиваемому поручительством обязательству в качестве выгодоприобретателя, фактически сводится к утверждению незнания права, а не факта, ибо неверная правовая оценка статуса ООО «НИК-ТРАСТ» в рамках спорных правоотношений не исключает знания о том, что лицо, осуществляющее функции его единоличного исполнительного органа, находится в той степени родства с членом коллегиального исполнительного органа ОАО «НРСЗ», которая в силу пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» обусловливает наличие заинтересованности в сделке. При этом апелляционный суд полагает, что заявитель апелляционной жалобы, демонстрируя знание судебно-арбитражной практики, знал и должен был знать не только о судебных актах, которыми должник в основном обязательстве не признавался выгодоприобретателем, но и судебных актах, основанных на ином подходе – признании основного должника выгодоприобретателем по отношению к поручительству (Решение Арбитражного суда Пензенской области от 6 августа 2004 года по делу № А49-2640/04-150, оставленное без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 февраля 2005 г. № А49-2640/04-150, Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 апреля 2004 по делу № А63-1821/2003-С2, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 мая 2005 г. № А82-3069/2004-45, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 сентября 2004 г. № Ф08-4125/04) – который в итоге был закреплен в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью».

Довод заявителя о том, что он не знал о наличии признаков заинтересованности в спорном договоре поручительства, поскольку учредительные документы ОАО «НРСЗ» были получены банком от указанного лица при заключении договора банковского счета, который в настоящее время расторгнут, судом апелляционной инстанции отклоняются в силу следующего. Из пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» следует, что при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона в сделке знать о наличии признаков заинтересованности в сделке и несоблюдении установленного порядка ее совершения, во внимание принимается то, насколько данное лицо могло, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие указанных признаков и несоблюдение порядка совершения сделки.

Банк подтвердил, что у него имелся Устав ОАО «НРСЗ»; то обстоятельство, что данный устав получен банком в связи с заключением договора банковского счет, не влияет на возможность использования содержащихся в нем сведений о системе органов управления общества при заключении договора поручительства. Как следует из материалов дела, в связи с заключением указанного договора, обществом была представлена в банк анкета клиента, в которой имеются подлежащие заполнению клиентом информационные разделы о видах и персональном составе органов управления общества (т.4, л.д.11-13); указанные разделы, за исключением раздела о единоличном исполнительном органе, не заполнены. Апелляционный суд считает, что в условиях осведомленности банка о системе органов управления ОАО «НРСЗ» принятие анкеты с соответствующими пробелами не позволяет квалифицировать действия банка как разумные и осмотрительные, ибо, потребовав от общества предоставления предусмотренных анкетой сведений о персональном составе правления, банк мог установить наличие признаков заинтересованности в спорном договоре поручительства, дав надлежащую оценку факту тождества фамилии являющейся членом Правления общества главного бухгалтера ОАО «НРСЗ» Л.Н.Ячковой, чья подпись имеется на договоре поручительства и фамилии генерального директора ООО «НИК-ТРАСТ» А.В.Ячкова, подписавшего кредитный договор. В силу сказанного довод заявителя жалобы о том, что он не знал и не мог знать о наличии статуса члена Правления у главного бухгалтера ОАО «НРСЗ» апелляционным судом отклоняется.

По смыслу пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» совпадение фамилий лиц, подписавших договор поручительства и обеспечиваемого им договора, может свидетельствовать о неосмотрительности контрагента.

Банком не представлены доказательства соблюдения применяемых в период заключения спорного договора поручительства указаний оперативного характера Банка России № 137-Т от 28 ноября 2001 года «О рекомендациях по разработке кредитными организациями правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», выданных во исполнение Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 7 которого кредитные организации обязаны предпринимать обоснованные и доступные в сложившихся обстоятельствах меры по установлению и идентификации выгодоприобретателей.

Довод апелляционной жалобы о том, что АКБ «РОСБАНК» был уверен в отсутствии заинтересованности в силу указания на это в пункте 5.11 спорного договора отклоняется, поскольку не свидетельствует о том, что банком с должной степенью осмотрительности предпринимались разумные меры, направленные на установление признаков заинтересованности в спорном договоре поручительства.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что обществом пропущен срок на предъявление иска о признании недействительным спорного договора поручительства, отклоняется в силу следующего.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Определяя временные границы для судебной защиты нарушенного права лица по иску в целях обеспечения стабильных и определенных отношений между участниками имущественного оборота, гражданско-правовой институт исковой данности не может рассматриваться как умаляющий и ограничивающий установленное статьей 46 Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту, в содержание которого входит не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года № 9-П по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 ноября 2006 № 446-О). Как указал Конституционный суд Российской Федерации в названном определении, ограничение права на судебную защиту не допускается, так как не может служить достижению перечисленных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целей.

Противоречие между объективной необходимостью установления временных границ реализации права на иск в материальном смысле и установленной Конституцией Российской Федерации недопустимостью ограничения права на судебную защиту снимается гражданско-правовым институтом исковой давности, нормы которого, определяя правовой механизм течения исковой давности, определяют такие временные рамки, в пределах которых у лица, чье право нарушено имеется реальная возможность осуществить право на судебную защиту. Поскольку реальная возможность по совершению действий, направленных на защиту нарушенного права у лица появляется с момента, когда оно узнает о факте нарушения, постольку пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве общего правила закрепляет субъективный критерий начала течения срока исковой давности; данное правило применяется к сделкам с заинтересованностью как оспоримым сделкам в силу пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 5 Постановления Конституционный Суд Российской Федерации от 10 апреля 2003 года № 5-П течение срока исковой давности должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении.

Институт сделок с заинтересованностью, нормы которого предусматривают особый порядок волеизъявления общества на их совершение, включающий одобрение указанных сделок советом директоров или общим собранием, предназначен для защиты прав и законных интересов общества и акционеров от злоупотреблений со стороны исполнительных органов общества. Вследствие этого срок исковой давности по искам о признании сделок с заинтересованностью недействительными не может исчисляться с момента, когда об основаниях недействительности сделки стало известно лицу, которое, действуя вопреки пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, совершило сделку в нарушение установленного законом порядка, поскольку в этот момент ни у общества как самостоятельного субъекта права, ни у акционеров не возникло реальной возможности защиты своих нарушенных прав, выражающей сущность права на судебную защиту, реализация которого возможна в пределах срока исковой давности.

В силу этого понятие правомочного лица в контексте абзаца второго пункта 5 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2003 года № 5-П не может быть сведено к исполнител Ф.И.О. волю на совершение сделки с заинтересованностью, ибо в отношении таких сделок соблюдение установленного законом порядка волеформирования юридического лица, предусматривающего одобрение сделки советом директоров или общим собранием, определено в качестве условия их действительности; несоблюдение указанного порядка, выразившееся в отсутствии одобрения уполномоченным органом – советом директоров или общим собранием акционеров – означает порок воли юридического лица, из чего следует, что каждый из указанных органов в пределах отведенной ему компетенции выражает волю организации как правомочного лица. Данный вывод подтверждается выводами, изложенными в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 декабря 2005 г. № Ф08-6035/05, указавшем по вопросу о моменте начала течения срока исковой давности, что именно общее собрание как орган, уполномоченный принимать Решение о заключении спорной сделки, должно было иметь реальную возможность узнать информацию о спорном договоре и заинтересованности лица, совершившего его от имени общества.

Как правильно Установилсуд первой инстанции, в деле отсутствуют доказательства того, что уполномоченные органы общества узнали или могли узнать о совершении оспариваемой сделки до обращения банком в суд с иском по настоящему делу. Из представленных в дело протоколов общих собраний акционеров (годовых и внеочередных) за 2004-2008 годы (т.3, л.д. 316-345), а также заседаний Совета Директоров общества за период с 4 февраля 2004 года по 14 ноября 2008 года (т.3, л.д. 1-315) следует, что вопрос о спорном договоре поручительства указанными органами не обсуждался. Сведения об обязательстве из спорного договора поручительства не отражены в имеющейся в деле бухгалтерской отчетности общества.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Суд апелляционной инстанции считает, что банком, заявившем о пропуске обществом исковой давности, не представлено доказательств, подтверждающих пропуск срока исковой давности по встречному иску о признании договора поручительства недействительной сделкой.

Судом первой инстанции дана правильная оценка неблагоприятным последствиям, которые может повлечь отчуждение имущества общества в результате исполнения спорного договора поручительства, наличие которых предусмотрено пунктом 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 20 июня 2007 года № 40 в качестве условия признания сделки с заинтересованностью недействительной.

В силу вышеизложенного вывод суда первой инстанции о недействительности договора поручительства № KRD/RK/67/04 от 6 августа 2004 года, заключенного между банком и обществом, является правильным.

Решение суда является законным и обоснованным, нарушений норм материального либо процессуального права, являющихся основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы относятся на АКБ «РОСБАНК».

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 – 271, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 24 декабря 2008 года по делу № А32-15223/2008-17/205 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий В.В. Ванин

Судьи М.Г. Величко

Ю.И. Баранова