Судебная практика

Решение от 19 декабря 2006 года № А60-31239/2006. По делу А60-31239/2006. Свердловская область.

Решение

19 декабря 2006 года Дело № А60-31239/06-С5

Резолютивная часть решения объявлена 14 декабря 2006 года

Полный текст решения изготовлен 19 декабря 2006 года

Арбитражный суд Свердловской области в составе председательствующего судьи Филипповой Н.Г. при ведении протокола судебного заседания судьей Филипповой Н.Г. рассмотрел в судебном заседании 11.12.06 г – 14.12.06 г дело по заявлению

Учреждения «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината»

к инспекции ФНС России по Чкаловскому району города Екатеринбурга

о признании недействительным ненормативного акта,

при участии представителя заявителя Илларионовой Н.Ю., доверенность от 28.09.06 г;

представителей заинтересованного лица Пушкаревой Н.А., госналогинспектора, доверенность № 04-09/35977 от 03.11.06 г; Сатаровой Т.В., заместителя начальника юридического отдела, доверенность № 04-09/9851 от 28.04.06 г; Ряхтевой Н.Г., госналогиснпектора, доверенность № 04-09/4325 от 08.12.06 г.

Объявлен состав суда, отводов суду не заявлено. Сторонам разъяснены их процессуальные права. Заявлений и ходатайств от лиц, участвующих в деле, не поступило.

В судебном заседании 11.12.2006 г объявлен перерыв до 10 ч 30 мин 14.12.2006 г.

По окончании перерыва судебное заседание продолжено.

Учреждение «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» (далее – Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции ФНС России по Чкаловскому району города Екатеринбурга № 13/773 от 03.07.2006 года о привлечении к налоговой ответственности в части взыскания налога на добавленную стоимость в сумме 2 577 510 рублей, пеней в сумме 184 550 рублей, а также в части наложения штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату данного налога в размере 515 502 рублей.

Оспаривая Решение налогового органа, заявитель ссылается на то, что является учреждением, созданным общественной организацией инвалидов, и в соответствии с п. п. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ освобождено от уплаты налога на добавленную стоимость, а вывод налогового органа о неправомерности применения этой льготы считает необоснованным.

Представители налогового органа против доводов заявителя возразили, указав, что Учреждение фактически осуществляло коммерческую деятельность, не связанную с Решением социально значимых задач в интересах инвалидов, в связи с чем, право на льготу не имеет.



Заслушав доводы и объяснения сторон, исследовав материалы дела,

суд

Установил:

Учреждение «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» зарегистрировано 20.10.2003г. как учреждение, единственным собственником имущества которого является общественная организация инвалидов – Общероссийская общественная благотворительная организация инвалидов «ИНАВТО».

В декабре 2005 года Учреждение оказывало услуги по подбору и предоставлению персонала на договорной основе ООО «Екатеринбургский мясокомбинат», ООО «Автотранспортное предприятие ЕМК», ОАО «Богатовский маслоэкстракционный завод», применяя льготу в виде освобождения данных услуг от налогообложения налогом на добавленную стоимость, предусмотренную п. п. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ для учреждений общественных организаций инвалидов.

Инспекцией ФНС России по Чкаловскому району города Екатеринбурга была проведена камеральная налоговая проверка уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за декабрь 2005 года, представленной Учреждением 01.03.2006 г.

В ходе проверки налоговым органом сделан вывод о неправомерном применении Учреждением данной льготы, что и послужило основанием для принятия оспариваемого решения. При этом налоговый орган исходил из того, что деятельность Учреждения по подбору и предоставлению персонала для других организаций является посреднической (коммерческой) деятельностью, не связанной с Решением социально значимых задач в интересах инвалидов, и оснований для применения льгот у данного налогоплательщика не было.

По результатам проверки Учреждению были доначислены налог на добавленную стоимость в сумме 2 577 510 рублей и пени в сумме 184 550 рублей, а также наложен штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 515 502 рублей за неуплату налога на добавленную стоимость.

Считая Решение № 13/773 от 03.07.2006 года незаконным и нарушающим права и законные интересы, Учреждение обратилось в арбитражный суд.

Суд считает, что заявленные требования удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

В соответствии с п.п. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) реализация (в том числе передача, выполнение, оказание для собственных нужд) товаров (за исключением подакцизных, минерального сырья и полезных ископаемых, а также других товаров по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации по представлению общероссийских общественных организаций инвалидов), работ, услуг (за исключением брокерских и иных посреднических услуг), производимых и реализуемых учреждениями, единственными собственниками имущества которых являются общественные организации инвалидов, созданными для достижения образовательных, культурных, лечебно-оздоровительных, физкультурно-спортивных, научных, информационных и иных социальных целей, а также для оказания правовой и иной помощи инвалидам, детям-инвалидам и их родителям.

Указанная льгота установлена законодателем в качестве мер государственной поддержки инвалидов, защиты их прав и законных интересов, обеспечения им равных с другими гражданами возможностей, решения задач общественной интеграции инвалидов, что следует из положений ст. 33 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Как отмечалось выше, Учреждение «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» создано Общероссийской общественной благотворительной организацией инвалидов «ИНАВТО», которая является единственным собственником имущества Учреждения, что следует из п. 1.5 Устава Учреждения, утвержденного Решением правления данной общественной организации инвалидов от 26.10.2005 года.

В проверяемом периоде единственным видом деятельности Учреждения было оказание услуг по подбору и предоставлению персонала на договорной основе другим организациям – ООО «Екатеринбургский мясокомбинат», ООО «Автотранспортное предприятие ЕМК», ОАО «Богатовский маслоэкстракционный завод».

В соответствии с договорами с этими организациями (договор № 60 от 01.02.05 г с ООО «Екатеринбургский мясокомбинат», договор № 7 от 01.07.04 г с ООО «Автотранспортное предприятие ЕМК» и № 01/25 от 23.05.05 года с ОАО «Богатовский маслоэкстаркционный завод») Учреждение принимало на себя обязательство оказывать услуги по предоставлению работников для участия в хозяйственном процессе, управления производством либо для иных функций, связанных с предпринимательской деятельностью этих организаций. При этом Исполнитель должен самостоятельно осуществлять набор и трудоустройство в свой штат работников в соответствии с потребностями и по заявкам организаций - заказчиков и предоставлять этих работников заказчикам для выполнения производственных задач и на производственных площадях этих организаций.



Проверкой установлено, что Учреждение фактически не совершало каких-либо действий по подбору персонала, поскольку подавляющее большинство предоставленного им ООО «Екатеринбургский мясокомбинат» персонала составляют работники, ранее работавшие на этом предприятии-заказчике. При этом работники ООО «Комбинат мясной Екатеринбургский», оставаясь на своем рабочем месте, были переоформлены в порядке увольнения с этого предприятия переводом в Учреждение «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» и предоставлены комбинату в те же структурные подразделения.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что фактически трудовые отношения между работниками и предприятиями, выступающими впоследствии в качестве заказчиков, не прекращались, а расторжение трудовых договоров и перевод их на работу в Учреждение «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» носит формальный характер.

То, что Учреждение фактически не осуществляло деятельности по подбору и предоставлению персонала подтверждается также отсутствием в бухгалтерском учете каких-либо расходов, связанных с этой деятельностью (кроме расходов на публикацию объявлений в газете о приеме на работу, стоимость которых ничтожно мала по сравнению с оборотом денежных средств, полученных Учреждением в виде выручки от реализации своих услуг по предоставлению персонала (декабрь 2005 г – 16 104 рубля, что составило 0,1 % от выручки от реализации).

Так как организации (учреждения) инвалидов освобождены от уплаты налога на добавленную стоимость и единого социального налога (п. п. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ и п. п. 2 п. 1 ст. 239 НК РФ), реализация таких услуг налогами не облагается; бывший же работодатель в связи с отсутствием работников в штате и фонда заработной платы (или их существенным сокращением) не уплачивает единый социальный налог или уплачивает его в значительно меньшем размере, суд пришел к выводу, что учреждение и его контрагенты использовали противозаконную схему получения налоговой выгоды, при которой работники организации-работодателя переводятся в штат организации инвалидов, с которой заключается гражданско-правовой договор на выполнение работ (оказание услуг) для фактического (бывшего) работодателя.

При таких обстоятельствах суд не принимает доводы заявителя об оказании помощи и содействия инвалидам, поскольку такие действия совершались с целью формального поддержания статуса учреждения и создания видимой легальности в применении льгот.

Из системного анализа норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что обязанность доказывания обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, лежит на налоговом органе.

Судом установлено, что инспекцией данная обязанность выполнена, доказательства, опровергающие выводы налогового органа, в материалах дела отсутствуют.

О недобросовестности налогоплательщика может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы уклонения от уплаты налогов, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков. Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

При разрешении спора по существу судом установлено и материалами дела подтверждается, что примененный учреждением механизм гражданско-правовых отношений по предоставлению персонала создает лишь видимость деятельности по поддержке, защите прав и законных интересов инвалидов.

Изложенная выше схема, разработана недобросовестными налогоплательщикам с целью осуществления противозаконной, антиконституционной деятельности, направленной на уклонение от уплаты обязательных платежей. Данная деятельность подрывает авторитет общественных организаций инвалидов, действительно работающих для поддержки инвалидов в соответствии с уставными задачами.

С учетом изложенного, суд считает, что все лица, участвующие в схеме уклонения от уплаты налогов, должны нести всю полноту ответственности, установленной для недобросовестных налогоплательщиков.

Денежные средства были получены заявителем от своих контрагентов реально на расчетный счет, учтены учреждением в бухгалтерском учете, как обороты по реализации соответствующих услуг. Но поскольку, на основании вышеизложенного, заявитель не подтвердил своего права на применение заявленной им льготы по НДС, налоговый орган в применении льготы отказал правомерно; спорный вид деятельности учреждения определен инспекцией как коммерческая услуга обоснованно, налог, пени начислены, штрафные санкции применены правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 110, ст. ст. 167-170, ст. 201 АПК РФ, суд,

Решил:

В удовлетворении требования учреждения «Кадровый центр Екатеринбургского мясокомбината» о признании недействительным решения инспекции ФНС России по Чкаловскому району города Екатеринбурга № 13/773 от 03.07.2006 года о привлечении к налоговой ответственности отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Семнадцатый Арбитражный апелляционный суд в течение месяца с даты принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в кассационном порядке в Федеральный Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев с даты вступления решения по делу в законную силу.

В соответствии с частью 2 статьи 257 и частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная и кассационная жалобы подаются в арбитражный суд апелляционной и кассационной инстанций через арбитражный суд, принявший Решение.

Судья Н.Г.Филиппова