Судебная практика

Постановление апелляции от 2010-04-27 №А40-47354/2009. По делу А40-47354/2009. Российская Федерация.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП-4, проезд Соломенной Сторожки, 12

адрес веб-сайта: http://9aas.arbitr.ru

Постановление

№ 09АП-5728/2010-АК

№ 09АП-6617/2010-АК

г. Москва Дело № А40-47354/09-140-296

«27» апреля 2010 года

Резолютивная часть постановления объявлена «20» апреля 2010 года

Постановление изготовлено в полном объеме «27» апреля 2010 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Голобородько В.Я.,

судей Крекотнева С.Н., Нагаева Р.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Красиковой А.Н.

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Общества с ограниченной ответственностью «Арт и Дизайн» и Инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по г. Москве

на Решение Арбитражного суда города Москвы от 29.01.2010



по делу № А40-47354/09-140-296, принятое судьей Паршуковой О.Ю.,

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Арт и Дизайн»

к Инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по г. Москве

третьи лица Общество с ограниченной ответственностью «АНТАРИУС», Общество с ограниченной ответственностью «РусФинИнвест», Общество с ограниченной ответственностью «Викор»

о признании недействительным решения от 10.02.2009 № 14-10/286,

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Поддубной С.А. по дов. № 1 от 23.01.2009;

от заинтересованного лица – Порохня С.В. по дов. № 71 от 18.01.2010;

от третьих лиц – не явились, извещены,

Установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Арт и Дизайн» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы № 6 по г. Москве от 10.02.2009 № 14-10/286 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Общество с ограниченной ответственностью «АНТАРИУС», Общество с ограниченной ответственностью «РусФинИнвест», Общество с ограниченной ответственностью «Викор».

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29.01.2010 требования общества удовлетворены частично: признано недействительным Решение инспекции от 10.02.2009 № 14-10/286 в части привлечения общества к налоговой ответственности, начисления пени, предложения обществу уплатить недоимку по НДС, штраф, пени, а также уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах НДС и внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета за 2007 год по хозяйственно-финансовым взаимоотношениям с ООО «Викор»; в части отказа в подтверждении в составе внереализационных расходов дебиторской задолженности; в части занижения внереализационных доходов; в части доначисления ЕСН в части Фонда социального страхования. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым Решением, заявитель и заинтересованное лицо обратились с апелляционными жалобами.

Заявитель в жалобе просит отменить Решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме, указывая на то, что при вынесении решения в обжалуемой части судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, судом неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела.



Инспекция в жалобе просит отменить Решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований заявителя, отказать в удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме, указывая на то, что при вынесении решения в обжалуемой части судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, нарушены нормы процессуального права.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу инспекции, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит Решение суда первой инстанции в части удовлетворения заявленных требований оставить без изменения, апелляционную жалобу инспекции – без удовлетворения.

Заинтересованное лицо представило отзыв на апелляционную жалобу заявителя, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит Решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований общества оставить без изменения, апелляционную жалобу заявителя – без удовлетворения.

Третьи лица отзывы на апелляционные жалобы не представили, в заседание суда не явились, извещены надлежащим образом в соответствии со ст. 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем суд рассматривает дело на основании ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации без участия представителей третьих лиц.

Законность и обоснованность принятого решения проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст.ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества за период с 01.01.2006 по 31.12.2007 по вопросам соблюдения налогового законодательства.

По результатам проверки составлен акт от 31.12.2008 № 14-10/3513 и, с учетом представленных обществом возражений на него, вынесено Решение от 10.02.2009 № 14-10/286 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», в соответствии с которым общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации: за неуплату налога НДС (в федеральный бюджет) в виде штрафа в размере 30 881 руб.; за неуплату ЕСН в части ФСС за 2006-2007 годы в размере 11 523 руб.; заявителю начислены пени по состоянию на 10.02.2009: по НДС в размере 2 525 руб.; по ЕСН в части ФСС за 2006-2007 года в размере 7 765 руб.; обществу предложено уплатить недоимку: по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в бюджеты субъектов Российской Федерации, за 2006 год в размера 452 818 руб.; по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в федеральный бюджет, за 2006 год в размере 168 189 руб.; по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в бюджеты субъектов Российской Федерации, за 2007 год в размере 203 014 руб.; по налогу на прибыль организаций, зачисляемый в федеральный бюджет, за 2007 год в размере 75 405 руб.; по НДС в размере 154 407 руб.; по ЕСН в части ФСС за 2006-2007 годы в размере 57 614 руб.; предложено уплатить штрафы и пени, уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах НДС за 2006-2007 годы в сумме 249 979 руб., внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по г. Москве от 07.04.2009 поданная обществом апелляционная жалоба на Решение инспекции оставлена без удовлетворения, Решение инспекции утверждено и признано вступившим в законную силу.

В обоснование принятия оспариваемого решения налоговый орган ссылается на необоснованное завышение налогоплательщиком расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, неправомерное заявление налогового вычета по НДС, представление счетов-фактур, выставленных с нарушениями ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, инспекция заявляет довод о недобросовестности налогоплательщика и направленности его действий на получение необоснованной налоговой выгоды.

Также указывает на неправомерность списания дебиторской задолженности, заявителем не исчислен и не уплачен ЕСН в части ФСС.

Изучив материалы дела, оценив в совокупности все представленные по делу доказательства, выслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционных жалоб, отзывов на них, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд первой инстанции принял судебный акт на основании всесторонне исследованных обстоятельств, которые с достаточной полнотой изложены в решении и им дана надлежащая оценка.

При рассмотрении дела Арбитражным судом г. Москвы не допущено нарушения норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение состоявшегося решения.

Апелляционная жалоба налогового органа не подлежит удовлетворению судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что обществом неправомерно завышены налоговые вычеты по НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО «Викор» в размере 136 541 руб., поскольку заявитель не проявил осмотрительность при выборе контрагента.

Данный довод был предметом исследования суда первой инстанции и обоснованно отклонен по следующим основаниям.

Судом установлено, что договор между ООО «Викор» (ИНН 7722609468) и заявителем заключен 15.04.2007. До подписания договора со стороны общества, последним у генерального директора ООО «Викор» запрошены и получены учредительные документы ООО «Викор», а также документы, подтверждающие полномочия Шамбор Е.С. – генерального директора ООО «Викор» (т. 8 л.д. 107-122).

Только после получения учредительных и правоустанавливающих документов ООО «Викор» заявитель заключил с ООО «Викор» договор от 15.04.2007 № 18/2007.

Таким образом, что общество проявило осмотрительность при выборе контрагента – ООО «Викор», проверило наличие у контрагента законного представителя.

Инспекция указывает, что не установлен факт уплаты НДС ООО «Викор» за третий квартал 2007 года, в связи с чем заявитель является недобросовестным налогоплательщиком.

Однако данный довод инспекции не может влиять на реализацию права налогоплательщика-покупателя на получение налоговой выгоды и не является доказательством получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 N 329-О разъяснил, что истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Действующим законодательством не установлена обязанность проверки одним хозяйствующим субъектом правильности и достоверности представления налоговой отчетности и уплаты налогов другим хозяйствующим субъектом.

Заявитель и ООО «Викор» не являются взаимозависимыми или аффилированными лицами, поэтому общество не знало и не могло знать о неисполнении либо частичном исполнении ООО «Викор» налоговых обязательств.

Инспекция не приводит ни одного доказательства информированности заявителя о неисполнении ООО «Викор» налоговых обязанностей, согласованности действий по уменьшению платежей в бюджет.

Кроме того, неисполнение контрагентом заявителя обязанности по уплате налога в бюджет не находится в причинно-следственной связи с реализацией права налогоплательщика-покупателя на налоговые вычеты по НДС, так как такой зависимости налоговое законодательство не устанавливает.

В п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Судом установлено, что ООО «Викор» оказывало услуги заявителю в период с 15.04.2007 по настоящее время, инспекция не сделала выводы о неправомерном завышении налоговых вычетов и не усомнилась в разумной деловой цели, не указала на участие заявителя и ООО «Викор» в схеме, созданной в целях сокрытия полученных доходов, уклонения от уплаты налогов и сборов и обналичивания денежных средств за период с апреля по июнь 2007 года и за период с октября по декабрь 2007 года, что подтверждает осуществление заявителем реальной предпринимательской деятельности, и что услугами ООО «Викор» по обработке, экспедированию и доставке продукции ООО «Арт и Дизайн», заявитель воспользовался для осуществления реальной хозяйственной деятельности.

Таким образом, заявитель является добросовестным налогоплательщиком, и правомерно применил вычеты по НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО «Викор».

Инспекция в жалобе указывает, что в действиях заявителя и ООО «Викор» отсутствовала разумная деловая цель.

Указанный довод не соответствует фактическим обстоятельствам и противоречит доказательствам, представленным заявителем в материалы дела.

В соответствии с договором от 15.04.2007 № 18/2007, заключенным между заявителем и ООО «Викор» (т. 8 л.д. 123-127), последнее оказывало обществу услуги по обработке, экспедированию и доставке продукции заявителю грузополучателям до газетных узлов, находящихся на маршрутах почтовых вагонов и являющихся пунктами обмена. Грузополучателями продукции являлись филиалы ФГУП «Почта России» (УФПС), расположенные на территории Российской Федерации и других республик.

Услуги по организации и доставке (транспортировки) продукции у ООО «Викор» заказывались заявителем для исполнения своих обязательств перед контрагентами по договорам комиссии от 01.09.2003 № 18юр/104/ПР (т. 7 л.д. 25-46), от 01.07.2004 № ПР/3.3/916-04 (т. 7 л.д. 47-56), от 28.04.2006 № ПР/13/534-06 (т. 7 л.д. 57-65), от 28.04.2006 № ПР/13/533-06 (т. 7 л.д. 66-72), заключенным между заявителем и ФГУП «Почта России».

В соответствии с обязательствами, принятыми на основании договоров комиссии комитент (заявитель) обязан доставлять товар – полиграфическую продукцию (открытки, календари, конверты, бумажные сумки, телеграфные бланки) до ближайшего регионального ПЖДП, ОПП или АОПП (регионального объекта почтовой связи) грузополучателя.

Услугами ООО «Викор» заявитель воспользовался для осуществления деятельности, направленной на получение доходов от реализации товара филиалами ФГУП «Почта России» (УФПС) третьим лицам – потребителям.

Реальность финансово-хозяйственных операций и факт оплаты приобретенных у ООО «Викор» услуг подтверждается: договором от 15.04.2007 № 18/2007 (т. 8 л.д. 123-127); актами сдачи приемки выполненных работ (оказанных услуг), подписанными со стороны ООО «Викор» и заявителя за июль, август и сентябрь 2007 года (т. 13 л.д. 3, т. 14 л.д. 14, т. 15 л.д. 102); расчетами стоимости доставки грузов ООО «Викор» за июль, август и сентябрь 2007 года (т. 13 л.д. 4, т. 14 л.д. 15, т. 15 л.д. 103); платежными поручениями на оплату услуг ООО «Викор» с отметками банка об исполнении (т. 14 л.д. 11, т. 15 л.д. 99, т. 16 л.д. 67); расшифровками по услугам, предоставленным заявителю ООО «Викор» (по обработке, экспедированию и доставке продукции 000 «Арт и Дизайн») по каждому грузополучателю продукции 000 «Арт и Дизайн» в период с июля по сентябрь (т. 13 л.д. 5-11, т. 14 л.д. 16-31, т. 15 л.д. 104-118); актами приемки-передачи товара, подтверждающими получение грузополучателями груза (продукции), обработка, экспедирование и доставка которого организовывалась ООО «Викор» в период с июля по сентябрь (т. 13 л.д. 12-150, т. 14 л.д. 1-10, т. 14 л.д. 32-150, т. 15 л.д. 1-98, т. 15 л.д. 119-150, т. 16 л.д. 1-66, т. 17л.д. 1-151); договорами, заключенными между заявителем и контрагентами, которым доставлялся товар с использованием услуг ООО «Викор» (т. 7 л.д. 25-46, т. 7 л.д. 47-56, т. 7 л.д. 57-65, т. 7 л.д. 66-72); книгами покупок за период с мая по октябрь 2007 года (т. 10 л.д. 41-70); отчетами комиссионера о реализованном товаре за период с января по декабрь 2007 года (т. 9 л.д. 108-150, т. 10 л.д. 1-40).

Данные документы подтверждают наличие разумной деловой цели во взаимоотношениях заявителя и ООО «Викор», а также что заявитель и ООО «Викор» осуществляли реальные финансово-хозяйственные операции.

В п. 5 постановления Пленума №53 содержится перечень обстоятельств, наличие которых может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды.

Инспекция не представила ни одного доказательства, бесспорно подтверждающего, что заявитель не вступал в реальные хозяйственные отношения с ООО «Викор», что действия заявителя не имели экономического основания.

В соответствии с п. 4 постановления Пленума № 53 налоговая выгода не может быть признана не обоснованной, если получена налогоплательщиком в связи с реальной предпринимательской или иной экономической деятельностью, поэтому у инспекции не было законных оснований для принятия решения о доначислении обществу налогов.

Таким образом, заявителем правомерно применены налоговые вычеты по НДС в размере 136 541 руб., поскольку услугами ООО «Викор» заявитель воспользовался для осуществления реальной предпринимательской деятельностью, направленной на получение дохода от реализации открыточной продукции.

Инспекция в жалобе указывает, что заявитель и ООО «Викор» участвуют в схеме, созданной в целях сокрытия полученных доходов, уклонения от уплаты налогов и обналичивания денежных средств.

Данный довод судом апелляционной инстанции отклоняется, поскольку инспекция в нарушение положений ст.ст. 65 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представила ни одного доказательства, которые свидетельствовали бы об участии заявителя и ООО «Викор» в схеме, созданной в целях сокрытия полученных доходов, уклонения от уплаты налогов и сборов и обналичивания денежных средств.

Таким образом, общество правомерно применило налоговые вычеты по НДС по финансово-хозяйственным операциям с ООО «Викор».

Инспекция в жалобе указывает, что заявитель неправомерно занизил внереализационные расходы в 2006 и 2007 годах.

Указанный довод инспекции является необоснованным.

Согласно ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации внереализационным доходом признаются доходы, не указанные в ст. 249 Налогового кодекса Российской Федерации. В частности, согласно п. 10 ст. 250 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным доходам относятся доходы прошлых лет, выявленные в отчетном периоде.

В соответствии со подп. 1 п. 2 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде.

Инспекция ни в акте налоговой проверки, ни в оспариваемом решении не указала первичные документы и операции заявителя, по которым инспекцией проводилась проверка правильности формирования внереализационных доходов. Суммы, указанные инспекцией как занижение доходов в размере 495 421 руб. за 2006 год и в размере 941 554 руб. за 2007 год, не расшифрованы, ссылки на первичные документы, доходы по которым увеличиваются, отсутствуют.

В соответствии с п. 1.8.2 приложения 6 требования к составлению акта налоговой проверки, утвержденного Приказом ФНС России от 25.12.2006 № САЭ-3-06/892@, содержание описательной части акта выездной (повторной выездной) налоговой проверки должно соответствовать следующим требованиям: ссылки на первичные бухгалтерские документы (с указанием в случае необходимости бухгалтерских проводок по счетам и порядка отражения соответствующих операций в регистрах бухгалтерского, налогового учета) и иные доказательства, подтверждающие наличие факта нарушения.

Ни в решении (т. 1 л.д. 90), ни в акте (т. 1 л.д. 54-56) инспекция не приводит расшифровку внереализационных доходов в сумме 495 421 руб. за 2006 год и в сумме 941 554 руб. за 2007 год, не указывает ни наименования, ни реквизитов первичных документов, на основании которых выявлено занижение внереализационных доходов на указанную сумму, не указывает, каким образом получена сумма внереализационных доходов, указанная как заниженная.

Таким образом, налоговым органом не исследованы ни первичные документы, ни регистры бухгалтерского, налогового учета на указанную сумму.

По смыслу ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения должно быть составлено таким образом, чтобы налогоплательщик и суд имели возможность оценить правомерность выводов налогового органа, в том числе в части начисления сумм для уплаты (перечисления) налогов в бюджет.

В соответствии с п. 8 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, Решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности.

В нарушение п. 8 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации в решении (в т.ч. акте) инспекцией не указаны ни документы, ни иные сведения и данные, которые достоверно подтверждают обстоятельства и выводы, изложенные налоговым органом в принятом решении (т. 1 л.д. 90).

Кроме того, доначисляя налог, инспекция должна учитывать не только имеющуюся у нее информацию о доходах, полученных налогоплательщиком, но и о расходах, произведенных налогоплательщиком по этим операциям.

Таким образом, доначисление сумм налога по внереализационным расходам является незаконным и необоснованным.

Инспекция в жалобе указывает, что заявитель неправомерно включил дебиторскую задолженность в состав внереализационных расходов в 2006 году и 2007 году по истечении срока исковой давности, поскольку заявитель не обращался в судебные и иные органы для принудительного взыскания дебиторской задолженности.

Доводы инспекции основаны на ошибочном толковании норм права.

В соответствии со ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью в силу гл. 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст.252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Пунктом 2 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации для целей налогообложения полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде убытки в виде суммы безнадежных долгов, а в случае если налогоплательщик принял Решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва, приравниваются к внереализационным расходам.

Согласно п. 2 ст. 266 Налогового кодекса Российской Федерации безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Из приведенных норм следует, что списание дебиторской задолженности после истечения срока исковой давности во внереализационные расходы законодательством не ставится в зависимость от наличия каких-либо действий по взысканию долга со стороны организации-кредитора. Условием такого списания является безнадежность долга, нереальность его взыскания. Факт истечения срока исковой давности является достаточным основанием для признания задолженности безнадежной и списания ее в убыток, приравненный для целей налогообложения прибыли к внереализационным расходам.

Исходя из этого, налогоплательщик вправе по истечении срока исковой давности, который установлен ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации и равен трем годам (с учетом ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации), отнести просроченную дебиторскую задолженность на внереализационные расходы как долги, не реальные ко взысканию, в случае, если организацией не создан резерв по сомнительным долгам.

Общество правомерно списало дебиторскую задолженность, поскольку срок исковой давности по дебиторской задолженности контрагентов, указанных в оспариваемом решении истек и указанные долги безнадежны и не реальны ко взысканию.

Документы, подтверждающие возникновение обязательств и истечение срока исковой давности по каждому контрагенту, представлены заявителем в материалы дела.

Вывод инспекции о том, что при списании дебиторской задолженности необходимо подтвердить нереальность взыскания долга и принять ряд исчерпывающих мер, направленных на его взыскание, не соответствует законодательству Российской Федерации, поскольку ни гражданское, ни налоговое законодательство, ни законодательство о бухгалтерском учете не ставят списание дебиторской задолженности в зависимость от наличия каких-либо действий по взысканию долга со стороны организации-кредитора, а определяющим в данном случае является именно безнадежность такого долга и истечение срока исковой давности.

Обществом соблюдены условия, с которыми законодательство о налогах и сборах связывает право налогоплательщика на отнесение просроченной дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долги, не реальные ко взысканию.

Таким образом, начисление налога на прибыль на сумму дебиторской задолженности, списанной заявителем и включенной во внереализационные расходы, незаконно и необоснованно.

Инспекция в жалобе указывает, что заявитель неправомерно не уплатил ЕСН в ФСС в связи с тем, что инспекция рассмотрела договоры подряда между физическими лицами и заявителем как трудовые.

Довод инспекции основан на ошибочном толковании норма права.

Согласно подп. 1 п. 1 ст. 235 Налогового кодекса Российской Федерации плательщиками единого социального налога признаются лица, производящие выплаты физическим лицам, в том числе организации.

В соответствии со ст.ст. 236 и 237 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения для организаций признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. Налоговая база определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц. При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в ст. 238 Налогового кодекса Российской Федерации), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты.

В соответствии с п. 3 ст. 238 Налогового кодекса Российской Федерации в налоговую базу (в части суммы налога, подлежащей уплате в Фонд социального страхования Российской Федерации), помимо выплат, указанных в п.п. 1 и 2 этой статьи, не включаются также любые вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера, авторским договорам.

Судом установлено, что общество в 2006-2007 годах заключало договоры подряда с физическими лицами на выполнение работ (оказание услуг). По условиям этих договоров физические лица принимали на себя обязанности по проверке выкладке открыточной продукции, предоставлении сведений о выкладке продукции, формированию сбалансированных заявок, анализу продаж и оказанию других услуг.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что спорные договоры подряда необоснованно расценены инспекцией как трудовые договоры, исходя из следующих обстоятельств.

В соответствии с п. 1 ст. 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

В силу ст. 783 Гражданского кодекса Российской Федерации общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст.ст. 779-782 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

В ст. 20 Трудового кодекса Российской Федерации указано, что сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работником является физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем, а работодателем – физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора (ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии со ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации под трудовым договором понимается соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные Кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правовых договоров, являются: прием на работу по трудовому договору производится по личному заявлению работника путем издания приказа (распоряжения) работодателя, по трудовому договору осуществляется зачисление работника на работу по определенной должности или профессии в соответствии со штатным расписанием, вносится запись в трудовую книжку работника о приеме его на работу; выполнение работы определенного рода производится работником личным трудом, он включается в производственную деятельность предприятия, в отличие от гражданско-правового договора, в котором указывается индивидуальное конкретное задание (поручение, заказ и т.д.); работник подчиняется внутреннему трудовому распорядку; его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность; в трудовых отношениях обычно применяются тарифные ставки и оклады, в соответствии со ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца. По гражданско-правовым договорам об оказании услуг заказчик обязуется оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре, оплата производится обычно после окончания работы и составления акта выполненных работ (оказанных услуг); в трудовых отношениях работнику предоставляются гарантии социальной защищенности.

Условиями договоров, заключенных между обществом (заказчик) и физическими лицами (исполнители, подрядчики), установлено, что исполнители обязуются выполнить на свой страх и риск по заданию заказчика определенные виды работ в объемах, определенных договорами; установлен срок исполнения работ, при этом подрядчикам предоставлено право досрочного выполнения работ.

Подрядчик самостоятельно устанавливает время и порядок работы; работы выполняются с использованием средств подрядчика (исполнителя). Работы считаются выполненными после подписания заказчиком акта приемки-сдачи. Оплата выполненных работ производится только после приемки работ на основании акта сдачи-приемки в оговоренной в договорах сумме.

Содержание договоров, которые расценены инспекцией как трудовые, в частности, о характере и специфике выполняемых работ (оказываемых услуг), не подтверждает наличие трудовых взаимоотношений между обществом и физическими лицами.

Так, в спорных договорах: нет условия о соблюдении определенного режима работы и отдыха; не предусмотрена выплата сумм по временной нетрудоспособности и травматизму, предоставление физическим лицам иных гарантий социальной защищенности; работы, выполняемые по данным договорам, не предполагают подчинение физических лиц правилам внутреннего распорядка в организации, поскольку для общества важен не сам процесс работы, а результат.

Привлечение по договорам подряда физических лиц, не состоящих в штате заявителя, к оказанию услуг по проверке выкладки открыточной продукции, предоставлении сведений о выкладке продукции, формированию сбалансированных заявок, анализу продаж и другим работам (услугам) обусловлено периодическим характером выполняемых работ и исключали возможность и экономическую целесообразность увеличения штата постоянных сотрудников общества.

Инспекцией не принято во внимание, что заявителем не велись табели учета рабочего времени физических лиц, выполнявших работы (оказывающих услуги) по договорам подряда, не осуществлялся прием на работу физических лиц по их личным заявлениям, не издавались приказы о приеме на работу и зачислении физических лиц по определенной должности, профессии в соответствии со штатным расписанием, не вносились записи в трудовую книжку.

Таким образом, заключенные обществом с физическими лицами в период 2006-2007 годов договоры подряда не относятся к трудовым договорам.

Данный вывод суда соответствует судебной арбитражной практике (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 05.05.2009 № КА-А40/3428-09).

Следовательно, предложение обществу уплатить недоимку по ЕСН в части ФСС за 2006-2007 год, уплатить штраф за неуплату ЕСН в части ФСС за 2006-2007 годы, начисление пени, а также внесение необходимых исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета за 2006-2007 годы является незаконным и необоснованным.

Также суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении жалобы налогоплательщика исходя из следующих обстоятельств.

Заявитель не согласен с Решением суда первой инстанции в части признания доначислений по налогу на прибыль и НДС в 2006 году, произведенных налоговым органом, применительно к взаимоотношениям заявителя с контрагентами – ООО «РусФинИнвест» и ООО «АНТАРИУС», обоснованными.

Общество указывает, что обязанность по доказыванию факта получения необоснованной налоговой выгоды и представлению соответствующих доказательств возлагается на налоговый орган, именно он должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обосновании своих требований и возражений.

Судом установлено, что при проведении выездной налоговой проверки заявителя налоговым органом проведены встречные проверки контрагентов для подтверждения достоверности и правильности предоставленных первичных бухгалтерских документов.

Так, по встречной проверке ООО «АНТАРИУС» (ИНН 7710590942) установлено, что организация состоит на налоговом учете в ИФНС России № 10 по г. Москве с 13.07.2005, относится к категории фирм-«однодневок» по четырем признакам: «массовый» руководитель, «массовый» учредитель, «массовый» заявитель, адрес «массовой» регистрации. Последняя отчетность представлена за третий квартал 2006 года.

По данным инспекции генеральным директором и главным бухгалтером ООО «АНТАРИУС» является Кириченко Валентин Валентинович.

В ходе проведения допрос Ф.И.О. которая является матерью Кириченко В.В., установлено, что Кириченко В.В. руководителем данной организации никогда не был. Никаких других первичных документов (договоры, счета-фактуры, акты выполненных работ) для организаций в качестве руководителя или главного бухгалтера не подписывал, банковских счетов не открывал. К финансово-хозяйственной деятельности ООО «АНТАРИУС» отношения не имеет, бухгалтерскую и налоговую отчетность не подписывал, местонахождение организации ему неизвестно. Свои документы и паспорт никому не давал, доверенности на представление интересов от своего имени не подписывал, а также каких-либо учредительных документов по ООО «АНТАРИУС» и других организаций не подписывал.

По данным фактам Кириченко В.В. неоднократно давались пояснения в государственных структурах. Также Кириченко В.В. направлено письмо в ИФНС России № 46 по г. Москве о том, что он не регистрировал никогда никакие коммерческие и иные организации.

Кроме того, судом первой инстанции опрошен в качестве свидетеля Кириченко В.В., который показал, что генеральным директором и главным бухгалтером ООО «АНТАРИУС» не являлся, никаких учредительных и финансовых документов не подписывал; о компании ООО «АНТАРИУС» стало известно из писем налоговых органов. Свидетелю Кириченко В.В. на обозрение представлены договор от 15.03.2006, акт сверки взаимных расчетов (т. 2 л.д. 7), счет № 8 от 31.03.2006 (т. 2 л.д. 8), акт сдачи-приемки № 8 (т. 2 л.д. 9), который пояснил, что не подписывал данные документы (протокол судебного заседания – т. 21 л.д. 135).

По встречной проверки ООО «РусФинИнвест» (ИНН 7730502359) установлено, что организация состоит на налоговом учете в ИФНС России № 30 по г. Москве с 12.01.2004. Последняя отчетность организацией представлена за 9 месяцев 2005 года.

По данным инспекции генеральным директором и главным бухгалтером ООО «РусФинИнвест» является Мирненко Василий Васильевич.

Инспекцией проведен допрос Мирненко В.В., на основании которого установлено, что Мирненко В.В. руководителем данной организации никогда не был. Никаких других первичных документов (договоры, счета-фактуры, товарные накладные) для организаций в качестве руководителя не подписывал, банковских счетов не открывал. К финансово-хозяйственной деятельности ООО «РусФинИнвест» отношения не имеет, бухгалтерскую и налоговую отчетность не подписывал, местонахождение организации ему неизвестно. На должность руководителя никого не назначал, доверенность на представление интересов от имени ООО «РусФинИнвест» никому не выдавал. Счета-фактуры не подписывал.

Кроме того, судом первой инстанции опрошен в качестве свидетеля Мироненко В.В., который показал, что генеральным директором ООО «РусФинИнвест» не являлся, никаких учредительных и финансовых документов не подписывал; о компании ООО «РусФинИнвест» стало известно из писем налоговых органов. Свидетелю Мирненко В.В. на обозрение представлены: протокол № 1 от 26.12.2003, учредительный договор ООО «РусФинИнвест», Мирненко В.В. пояснил, что не подписывал данные документы, «подпись абсолютно не моя». Мирненко В.В. на обозрение представлены счета-фактуры, счета, товарные накладные, где он так же подтвердил, что не подписывал данные документы (протокол судебного заседания – т. 21 л.д. 133).

В соответствии с позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Согласно п. 1 ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

При этом, как следует из положений ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению, и должен отвечать требованиям, предъявляемым к нему п.п. 5 и 6 данной статьи.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением установленного порядка, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Представление полноценного счета-фактуры относится к числу обязанностей налогоплательщика, претендующего на налоговый вычет.

В соответствии с п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

На основании изложенных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что представленные к проверке документы не соответствуют требованиям ст.ст. 169, 171, 172 и 252 Налогового кодекса Российской Федерации и не могут служить основанием для внесения соответствующих записей в бухгалтерский учет и, соответственно, не могут учитываться организацией в целях обложения налогом на прибыль, а также не могут служить основанием для применения налоговых вычетов по НДС, поскольку подписи на договорах, товарных накладных, актах, счетах-фактурах и иных документах, представленных по взаимоотношениям заявителя с вышеуказанными контрагентами, проставлены неустановленными лицами.

Иного заявителем не доказано, соответствующих документов не представлено. Оснований полагать, что допрошенные судом первой инстанции свидетели дали заведомо ложные показания, не имеется.

В соответствии с ч.ч. 1 и 2 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оценив представленные заявителем доказательства в их совокупности и взаимосвязи, принимая во внимание факт представления ненадлежащих счетов-фактур, а также сведения о вышеуказанных результатах мероприятий налогового контроля, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявитель неправомерно завысил налоговые вычеты в результате отнесения сумм НДС по оплате за перевозку продукции, заключенным с ООО «АНТАРИУС» и ООО «РусФинИнвест», по спорным счетам-фактурам.

Доводы заявителя о том, что товар (работы, услуги) фактически оплачен, не могут быть приняты во внимание, поскольку заявителем представлены недостоверные счета-фактуры, оформленные с нарушением требований ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, которые не могут служить основанием для принятия сумм налога к вычету.

Таким образом, доначисления сумм налога на прибыль организаций, НДС, пеней и привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности является правомерным.

Как правильно указал суд первой инстанции, предпринимательская деятельность предполагает риск, связанный с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязанностей контрагентом.

Предпринимательская деятельность предполагает осуществление налогоплательщиком своих прав разумно и добросовестно, и, осуществляя расчеты с организациями, налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность при выборе контрагентов.

Судом установлено, что заявитель не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов и не удостоверился в наличии надлежащих полномочий у лиц, действовавших от имени указанных организаций, не идентифицировал лиц, подписывавших документы от имени руководителей и главных бухгалтеров поставщиков.

Наличие записи о юридическом лице в Едином государственном реестре юридических лиц само по себе не опровергает недостоверность всех документов и самих сделок, заключенных с этим лицом.

Кроме того, государственная регистрация юридических лиц в Российской Федерации носит уведомительный характер, факт государственной регистрации юридического лица не означает, что государство принимает на себя ответственность за соблюдение зарегистрированным юридическим лицом законов и иных правовых норм при осуществлении предпринимательской деятельности.

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки и, во всяком случае, не могут быть перенесены на соответствующий бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно отказал заявителю в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

Таким образом, Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, выводы суда соответствуют материалам дела и действующему законодательству, нормы права не нарушены и применены правильно, в связи с чем, отмене не подлежит.

Судом апелляционной инстанции рассмотрены все доводы апелляционных жалоб, однако, они не опровергают установленные обстоятельства и выводы суда, и не могут служить основанием для отмены или изменения решения и удовлетворения апелляционных жалоб.

Расходы по государственной пошлине распределяются в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 266-269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.01.2010 по делу № А40-47354/09-140-296 оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий: В.Я. Голобородько

Судьи: С.Н. Крекотнев

Р.Г. Нагаев