Судебная практика

Решение от 20 ноября 2007 года № А19-11895/2007. По делу А19-11895/2007. Иркутская область.

Решение

г.Иркутск Дело № А19-11895/07-14

20 ноября 2007 года

Резолютивная часть решения объявлена 13.11.2007 Полный текст решения изготовлен 20.11.2007

Арбитражный суд Иркутской области в составе

судьи Ушаковой *.*. ,

при ведении протокола судебного заседания судьей Ушаковой *.*. ,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску Ф.И.О. к Администрации г. Иркутска

о признании права собственности

при участии в заседании:

от истца – Мартынова *.*. – дов. р№5508 от 02.08.07, br>
от ответчика – Кислякова *.*. – дов. №059-72-168/7 от 14.03.07, сл. уд. № 224;



Установил:

иск заявлен о признании права собственности на 1-2 этажное кирпичное нежилое здание общей полезной площадью 212,4 кв.м., расположенное по адресу: г. Иркутск ул. Р. Штаба, д. 28, кадастровый номер 38:36:000013:0229:25:401:001:020289250 за ИП Шабрат *.*.

Ответчик возражает против удовлетворения заявленного иска, ссылаясь на нарушение истцом предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации и Земельным кодексом Российской Федерации требований о целевом назначении земельного участка, на отсутствие у истца утвержденной проектной документации на спорный объект и непредставление им доказательств безопасности самовольно возведенного жилого дома, на нарушение норм Градостроительного кодекса Российской Федерации, Федерального закона “Об охране окружающей среды“.

Исследовав представленные доказательства, суд приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что 04.08.03 Иванова *.*. (Продавец) и Шабрат *.*. (Покупатель) заключили договор купли-продажи жилого дома (л.д. 6), согласно которому Продавец продает а Покупатель покупает бревенчатый жилой дом, состоящий из четырех комнат, находящийся по адресу: г. Иркутск, ул. Рабочего Штаба, д. 28, общей площадью 83,4 кв.м.

11.08.03 Шабрат *.*. зарегистрировал право собственности на бревенчатый жилой дом, состоящий из четырех комнат, общей площадью 83,4 кв.м., расположенного по адресу: г. Иркутск ул. Р. Штаба, д. 28 (л.д. 7).

12.05.06 Администрация г. Иркутска (Продавец) и Шабрат *.*. (Покупатель) заключили договор купли-продажи земельного участка (л.д. 8-10), по условиям которого Продавец обязуется передать в собственность, а Покупатель принять и платить по цене и на условиях Договора земельный участок из земель поселений с кадастровым номером 38:36:000013:0229, расположенного в Куйбышевском районе г. Иркутска по адресу: ул. Рабочего Штаба, д. 28., площадью 474 кв.м. под эксплуатацию существующего индивидуального жилого дома со служебно-хозяйственными строениями в границах, указанных в кадастровом плане земельного участка.

12.05.06 Шабрат *.*. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности (л.д. 12) на земельный участок, площадью. 474 кв.м., расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Рабочего штаба, уч. № 28, кадастровый номер 38:36:000013:0229.

Шабрат *.*. на земельном участке расположенном по адресу: г. Иркутск, ул. Рабочего штаба, уч. № 28, кадастровый номер 38:36:000013:0229, принадлежащем ему на праве собственности, снес бревенчатый жилой дом и самовольно без разрешения на то Администрации города Иркутска построил 1-2 этажное кирпичное нежилое здание общей полезной площадью – 212,4 кв.м.

В соответствии с пунктом 1 статьи 263 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при соблюдении градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка (пункт 2 статьи 260).



В силу пункта 1 статьи 218 указанного Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на вновь созданную вещь, изготовленную или созданную лицом для себя, возникает при условии соблюдения таким лицом закона и иных правовых норм.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи. Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях - в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Истец обратился с иском о признании права собственности на самовольную постройку, в качестве доказательств, что вышеуказанное нежилое здание соответствует требованиям Градостроительного кодекса РФ, ФЗ “Об архитектурной деятельности в Российской Федерации“ и иным законам регулирующим строительство представлены следующие документы:

заключение о противопожарном состоянии Управления государственного пожарного надзора Иркутской области (л.д. 25), из которого следует, что Отдел государственного пожарного надзора г. Иркутска провел проверку противопожарного состояния нежилого Дания, расположенного по адресу: г. Иркутск, ул. Рабочего Штаба, д. 28 не возражает против признания права собственности в судебном порядке.

заключение ТУФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области (л.д. 26), согласно которого, что самовольно возведенное нежилое здание соответствует СанПиН 2.2.1./2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» от 31.08.06 №02.02.16/5964;

справку комитета по жилищно-коммунальному хозяйству Управления по охране окружающей среды и экологической безопасности от 16.10.07 № 430-74-471/7, согласно которой Управление не возражает в признании права собственности Шабрата *.*. на самовольно возведенное строение;

заключение ГОУ Иркутского государственного технического университета, согласно которого, значительных отступлений от действующих норм на проектирование и строительство не установлено.

Рассмотрев материалы дела, выслушав истца, суд Установил, что в указанных документах отсутствует информация о соблюдении при строительстве спорного объекта противопожарных норм и правил и о возможности его эксплуатации. Что касается представленного истцом в материалы дела акта на узаконение строения Территориального управления федерального государственного учреждения здравоохранения “Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области“ N 02.02.16/8197 от 01.11.2006, то из него только усматривается, что спорная самовольная постройка соответствует СанПиН 2.2.1./2.1.1.1200-03 “Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов“; вывод о возможности эксплуатации данной постройки, в указанном документа не содержится.

В соответствии со ст.ст. 1, 2, 8, 9, 30, 36, 44, 47, 48, 51, 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации при строительстве или реконструкции объекта недвижимости требуются, помимо наличия права на земельный участок, доказательства осуществления строительства на основе документов территориального планирования и правил землепользования и застройки, осуществления градостроительной деятельности с соблюдением требований безопасности территорий, инженерно-технических требований, требований гражданской обороны, обеспечением предупреждения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, осуществления градостроительной деятельности с соблюдением требований охраны окружающей среды и экологической безопасности, при наличии в установленном порядке составленной проектной документации, с получением разрешения на строительство, разрешения на ввод объекта недвижимости в эксплуатацию, подтверждающих осуществление застройки с соблюдением градостроительных и строительных норм и правил, норм и правил о безопасности.

При этом истцом не представлено допустимых и достаточных доказательств безопасности самовольно возведенного строения и его соответствия градостроительным нормам и правилам.

Указанные обстоятельства обязан доказать истец как заявитель требования о признании права собственности на самовольно возведенный жилой дом на земельном участке, который имеет производственное назначение.

В соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом “Об архитектурной деятельности в Российской Федерации“, Земельным кодексом Российской Федерации самовольное строительство запрещено.

Гражданское законодательство, допуская в части 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность судебного признания права собственности на самовольно возведенный объект недвижимости, предполагает исключительность такой возможности, поскольку по общему правилу данной нормы Кодекса самовольное строение подлежит сносу.

Сам по себе факт самовольного возведения строения и наличие в гражданском законодательстве права судебной легализации такого объекта по правилам статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не могут быть приняты судом в качестве достаточного основания для удовлетворения иска.

Анализ содержания статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации в совокупности с указанными выше нормами других Федеральных законов позволяет сделать вывод о том, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, который может применяться в случае, если лицо, обратившееся в суд, по какой-либо не зависящей от него причине было лишено возможности получить правоустанавливающие документы на вновь созданный объект недвижимости в порядке, установленном нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, связанные с градостроительной деятельностью, и отношения по использованию земель.

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства осуществления истцом действий, направленных на получение необходимых разрешений и согласований для строительства спорного объекта, или получения им необоснованного отказа от органов, уполномоченных на выдачу подобных документов.

Кроме того, из совокупного толкования статей 1, 2, 6, 7, 8, 32, 34 Федерального закона “О техническом регулировании“ следует, что обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования, в том числе к зданиям, строениям и сооружениям, устанавливаются техническими регламентами, принятыми федеральными законами и подзаконными нормативными актами. Технические регламенты принимаются в целях защиты жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества, охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений, предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей. Технические регламенты с учетом степени риска причинения вреда устанавливают минимально необходимые требования, обеспечивающие, в том числе, взрывобезопасность, механическую безопасность, пожарную безопасность, промышленную безопасность, термическую безопасность, электрическую безопасность. Технические регламенты применяются одинаковым образом и в равной мере независимо от страны и (или) места происхождения продукции, осуществления процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, видов или особенностей сделок и (или) физических и (или) юридических лиц, являющихся изготовителями, исполнителями, продавцами, приобретателями. Правила и методы исследований (испытаний) и измерений, а также правила отбора образцов для проведения исследований (испытаний) и измерений, необходимые для применения технических регламентов, разрабатываются федеральными органами исполнительной власти в пределах их компетенции. В Российской Федерации действуют общие технические регламенты и специальные технические регламенты. Обязательные требования к отдельным видам продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации определяются совокупностью требований общих технических регламентов и специальных технических регламентов. Требования общего технического регламента обязательны для применения и соблюдения в отношении любых видов продукции, процессов производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. Общие технические регламенты принимаются по вопросам безопасной эксплуатации зданий, строений, сооружений и безопасного использования прилегающих к ним территорий, пожарной безопасности, экологической безопасности. Проверка соблюдения требований технических регламентов, предъявляемых к объекту, а также оценка рисков вероятности причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью окружающих осуществляется уполномоченными на проведение государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов органами исполнительной власти Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, подведомственными им государственными учреждениями.

Иркутский государственный технический университет, выдавший заключение по результатам обследования спорного объекта, не является уполномоченным государственным органом на проведение государственного контроля; представленная в материалы дела копия выданной данной организации лицензии свидетельствует лишь о том, что университет вправе осуществлять проектирование зданий и сооружений в соответствии с государственными стандартами.

Заключение уполномоченного на то органа архитектурно-строительного надзора о соответствии самовольной постройки градостроительным, строительным нормам и правилам, а также техническим условиям и градостроительным регламентам, в том числе на предмет безопасности с точки зрения надежности конструкций объекта, исключающих возможность его обрушения, возгорания, иного негативного техногенного проявления при обычной эксплуатации и в возможных аварийных и стихийных ситуациях, истец суду не представил.

Суд, исследовав представленные истцом документы и выслушав представителей сторон полагает, что принципу равенства всех перед законом противоречила бы ситуация, когда в сравнении с добросовестным застройщиком, получающим в установленном порядке все необходимые для строительства документы и проходящим все установленные для строительства согласования, для самовольного застройщика был бы допущен иной, упрощенный либо произвольно устанавливаемый и принимаемый по усмотрению сторон спора либо судебных органов порядок легализации самовольного строения.

С учетом изложенного, заявленные требования о признании права собственности на 1-2 этажное кирпичное нежилое здание общей полезной площадью 212,4 кв.м., расположенное по адресу: г. Иркутск ул. Р. Штаба, д. 28, кадастровый номер 38:36:000013:0229:25:401:001:020289250 за ИП Шабрат *.*. , не основаны на законе и удовлетворению не подлежат.

Понесенные истцом расходы по уплате государственной пошлины в размере 2000 руб., согласно ст. 102, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относятся на истца.

Руководствуясь статьями 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

В удовлетворении иска отказать.

Решение может быть обжаловано в четвертый Арбитражный апелляционный суд, через Арбитражный суд Иркутской области в течении одного месяца со дня его принятия.

Судья *.*. Ушакова