Судебная практика

Решение от 18 мая 2010 года № А15-236/2010. По делу А15-236/2010. Республика Дагестан.

18 мая 2010 года Дело №А15-236/2010 г. Махачкала

Резолютивная часть решения объявлена 18 мая 2010 года.

Решение в полном объеме изготовлено 18 мая 2010 года.

Арбитражный суд Республики Дагестан в составе судьи Магомедова Т. А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Абдуллаевым Э. Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску

по иску общества с ограниченной ответственностью «МИМ»

к открытому акционерному обществу «Дагестанская энергосбытовая компания» и открытому акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа»

о взыскании 946 800 рублей,

при участии представителей:

от истца – Меликова М. И. (руководитель), Исаева Ш. А. (доверенность от 10.11.2009 №85),



от ответчика – ОАО «ДЭСК» - Халикова А. А. (доверенность от 11.01.2010 №03-352-1),

от ответчика – ОАО «МРСК СК» - Гаджимагомедова М. М. (доверенность от 12.04.2010),

от третьего лица – УФАС РД – Кусиева М. Б. (доверенность от 23.12.2009 №20-05/18),

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «МИМ» (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Дагестан с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «Дагестанская энергосбытовая компания» (далее – энергосбытовая компания) и открытому акционерному обществу «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа» (далее – сетевая компания) о взыскании 946 800 рублей убытков в связи с прекращением подачи (введением ограничения режима потребления) электроэнергии.

Убытки по мнению истца образованы в связи с невозможностью выполнения договорных отношений, невозможностью производства работы по добыче и продаже щебня и песчано-гравийной смеси.

В судебном заседании представитель истца поддержал исковые требования по вышеизложенным доводам.

Ответчиками исковые требования не признаны, представлены отзывы на иск. В судебном заседании представители ответчиков поддержали отзывы на иск и просили отказать в иске в связи с тем, что не имело место незаконное прекращение подачи электроэнергии. Отключение электроэнергии было вызвано наличием задолженности истца. Кроме того, истец просит взыскать упущенную выгоду, что не соответствует принципу ограниченной ответственности, предусмотренному статьей 547 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Третьим лицом представлен отзыв на иск, поддержаны исковые требования по мотиву признания действий ответчиков по отключению истцу электроэнергии незаконными.

Дело рассмотрено по представленным сторонами материалам на основании статей 9 и 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.



Выслушав объяснения представителей сторон и третьего лица, исследовав материалы дела и оценив, руководствуясь статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, обществом и энергосбытовой компанией заключен договор от 01.07.2005 №39300070, в соответствии с которым энергосбытовая компания обязуется закупать на оптовом рынке и отпускать обществу электроэнергию в договорном объеме, заключить в интересах покупателя договор с сетевой компанией на оказание услуг по передаче электроэнергии до электроустановок общества, а общество обязуется оплачивать принятую электроэнергию в установленном договором порядке.

Между энергосбытовой компанией (заказчик) и сетевой компанией (исполнитель) в интересах общества заключен договор от 01.03.2008, согласно которому исполнитель обязуется оказывать заказчику услуги по передаче электрической энергии, услуги по введению полного или частичного ограничения режима потребления электроэнергии.

В соответствии со статьей 539 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

К отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным настоящим Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

К отношениям по договору снабжения электрической энергией правила настоящего параграфа применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Таким образом, отношения между сторонами урегулированы нормами гражданского законодательства об энергоснабжении.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно статьям 307, 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются за исключением случаев, предусмотренных законом или договором.

Вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 547 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный ею реальный ущерб. Упущенная выгода возмещению не подлежит.

Лицо, заявляющее иск о взыскании убытков, должно доказать: противоправность поведения и вину причинителя вреда, наличие вреда, его размер и причинную связь между допущенным нарушением и возникшими убытками. При этом доказыванию подлежит каждый элемент убытков. Недоказанность хотя бы одного из элементов влечет отказ в удовлетворении исковых требований.

Как видно из расчета исковых требований, искового заявления и дополнительных пояснений, данных в письменном виде и высказанных в судебных заседаниях представителями истца, истец просит взыскать с ответчиков стоимость продукции, которую общество могло бы реализовать в случае, если бы со стороны ответчиков не имело места введение режима прекращения подачи электроэнергии.

Между тем в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации неполученные доходы, которые лицо получило бы обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены, поименованы как упущенная выгода.

Статьей 400 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по отдельным видам обязательств по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность).

В случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб, упущенная выгода возмещению не подлежит (пункт 1 статьи 547 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Довод истца о том, что данные убытки являются реальным ущербом, а не упущенной выгодой, арбитражным судом отклоняется как основанный на ошибочном толковании закона. Статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации раскрывает понятие реального ущерба – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Истец не представил какие-либо доказательства, свидетельствующие, что обществом были понесены расходы по восстановлению производства, прерванного в результате прекращения подачи электроэнергии, а также доказательства утраты (порчи, гибели) или повреждения его имущества в результате прекращения подачи электроэнергии.

Судом также отклоняется довод истца о необходимости прямого применения норм Конституции Российской Федерации о полном возмещении причиненного вреда в связи с неконституционностью положений части 1 статьи 47 ГК РФ, как не соответствующий действующему законодательству.

Согласно статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом. Данный конституционный принцип носит универсальный характер и оказывает регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений, в том числе на отношения с участием лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (абзац третий пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Раскрывая содержание конституционного принципа равенства применительно к отношениям с участием лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, Конституционный Суд Российской Федерации указал в Определении от 02.02.2006 №17-О, что, поскольку субъекты предпринимательской деятельности равны перед законом, государство не вправе вводить неоправданные льготы или преференции либо неравный правовой режим функционирования в одинаковых отношениях и ситуациях. Как указано в Определении от 6 декабря 2001 года №255-О по жалобе граждан В.Н. Ежова и Ю.А. Варзугиной на нарушение их конституционных прав статьей 80 Федерального закона “Об акционерных обществах“, положение статьи 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации “все равны перед законом и судом“ означает, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении; если же условия не являются равными, федеральный законодатель вправе установить для них различный правовой статус.

Конституционный принцип равенства следует рассматривать как конституционный критерий оценки законодательного регулирования любых прав и свобод, причем применимость данного принципа ко всем основным правам и свободам не исключает возможность его различного проявления: в отношении личных прав он означает преимущественно формальное равенство, в отношении же экономических и социальных прав формальное равенство может обернуться материальным неравенством. Так, исходя из конституционной свободы договора законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года №4-П по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона “О банках и банковской деятельности“).

Аналогичный подход к интерпретации принципа равенства использует Европейский Суд по правам человека в своих решениях, основанных на статье 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предоставляющей защиту от дискриминации в связи с пользованием правами и свободами, гарантированными Конвенцией: различие в обращении не влечет автоматически нарушение этой статьи, - нужно установить, что лица, находящиеся в аналогичных или сопоставимых ситуациях с другими лицами, пользуются преимущественным обращением и что эта дискриминация не имеет никакого объективного или разумного обоснования; впрочем, Договаривающиеся Государства пользуются определенной свободой усмотрения в определении того, оправдывают ли и в какой мере различия в ситуациях в других аналогичных отношениях различия в юридическом обращении (Постановление от 23 октября 1997 года по делу “National & Provincial Building Society, Leeds Permanent Building Society and Yorkshire Building Society v. United Kingdom“). Вместе с тем, исходя из запрета дискриминации, государство обязано различно обращаться с лицами, находящимися в заметно различных ситуациях: право пользоваться правами, гарантированными Конвенцией, без дискриминации нарушается, когда Договаривающиеся Государства подвергают без объективного и разумного обоснования различному обращению лиц, находящихся в аналогичных ситуациях, и когда также без объективного и разумного обоснования они не применяют различное обращение к лицам, находящимся в заметно различных ситуациях (Постановление от 6 апреля 2000 года по делу “Флимменос (Thlimmenos) против Греции“).

Определяя общие условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе виды и основания такой ответственности, глава 25 (статьи 393 - 406) Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности называет возможность установления законом ограничения на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность) по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности.

Следует отметить, что ответственность за нарушение обязательств в сфере энергоснабжения имеет специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Принцип ограниченной ответственности получил закрепление не только в Гражданском кодексе Российской Федерации, но и в ряде международных договоров Российской Федерации, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, - Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 года и Соглашении о международном железнодорожном грузовом сообщении от 1 ноября 1951 года.

По мнению Европейского Суда по правам человека, та “разумная цель“ (разумное основание), преследуя которую законодатель вводит “различия в обращении“, обычно представляет собой доводы, отражающие так называемый общественный интерес (Постановление от 29 апреля 1999 года по делу “Шасаню (Chassagnou) и другие против Франции“).

Оснований для вывода о несоответствии части 1 статьи 547 Гражданского кодекса Российской Федерации Конституции Российской Федерации арбитражный суд не усматривает.

Кроме того, принцип ограниченной ответственности распространяется в отношениях по энергоснабжению в равной мере на всех участников правоотношений, а не только на потребителей электроэнергии.

При таких обстоятельствах не является юридически значимым в настоящем деле проверка правомерности произведенного ответчиками отключения электроэнергии.

На основании изложенного в удовлетворении исковых требований общества следует отказать.

В соответствии со статьями 112 и 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, разрешаются вопросы распределения между сторонами судебных расходов.

В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В связи с отказом в удовлетворении иска судебные расходы относятся на истца. Истцу при предъявлении иска предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины до окончания рассмотрения спора по существу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 112, 167-170, 176 и 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

в удовлетворении исковых требований отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «МИМ» (ОГРН 1020501587028) в доход федерального бюджета 23 936 рублей государственной пошлины.

Решение суда вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Решение суда может быть обжаловано в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Ессентуки Ставропольского края) в месячный срок со дня его принятия в порядке, определенном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, через Арбитражный суд Республики Дагестан.

Судья Т. А. Магомедов