Судебная практика

Приговор от 08 апреля 2010 года № 1-44/2010. Приговор от 08 апреля 2010 года № 1-44/2010. Краснодарский край.

Лабинский городской суд Краснодарского края в составе:

председательствующего судьи Фонарёва Г.Е.,

при секретаре Бабаян А.М.,

с участием государственного обвинителя - заместителя Лабинского межрайонного прокурора Деменкова А.А.,

подсудимой Топчян С.В.,

защитника Семенихина В.Е., представившего удостоверение № 2526 и ордер № 805367,

рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Топчян Светланы ... г. рождения, уроженки ..., лица без ..., образование ..., замужней, несовершеннолетних детей нет, не работающей, лица ..., ранее судимой 3 сентября 2002 г. Адлерским районным судом г. Сочи Краснодарского края по ст. 161 ч. 2 п. п. «а,в,г» УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобождена 16 мая 2005 г. по отбытии срока наказания,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ,

Установил:

Топчян С.В. предъявлено обвинение в совершении умышленного убийства гр. О.

По версии органов предварительного следствия, изложенной в обвинительном заключении, преступление было совершено Топчян С.В. при следующих обстоятельствах: 9 декабря 2005 г., в период времени с 17 часов до 21 часа, в квартире ... в г. Лабинске между находившимися в состоянии алкогольного опьянения Топчян С.В. и хозяйкой квартиры О. внезапно возникла ссора, в ходе которой Топчян С.В. умышленно, с целью убийства последней, предвидя наступление общественно-опасных последствий и желая их наступления, обхватила рукой органы шеи О. и сдавила их, причинив ей телесные повреждения в виде ссадины на правой (3) и на левой (2) переднебоковых поверхностях шеи с кровоизлияниями в подлежащие ткани, двухсторонних переломов рожков подъязычной кости с кровоизлияниями в мягкие ткани в окружности переломов, являющиеся опасными для жизни и по этому признаку квалифицируемые как тяжкий вред здоровью, имеющие прямую причинно-следственную связь со смертью О., которая наступила на месте происшествия в результате механической асфиксии от сдавливания шеи руками.

Подсудимая Топчян в совершении этого преступления себя не признала и пояснила, что умышленное убийство О. совершила не она, а другое лицо - У., с которым Топчян С.В. с мая 2005 г. состояла в фактических брачных отношениях и проживала совместно в квартире ... в г. Лабинске по соседству с О.

Топчян С.В. также пояснила суду, что вечером 9 декабря 2005 г. она по приглашению О. пошла к ней в гости в её квартиру ... в г. Лабинске, где они вдвоем стали распивать самогон, поминая умершего мужа О. Затем туда же пришла другая соседка О. - Н., которая также выпила с ними одну рюмку самогона и сразу ушла, сославшись на домашние дела. Через некоторое время после ухода Н., когда наступили сумерки, в квартиру О. пришел находившийся в состоянии алкогольного опьянения У., который принес с собой полутора-литровую пластиковую бутылку самогона, и они втроем стали её распивать. Когда стемнело, Топчян С.В. пошла к себе домой, чтобы принести свечу, поскольку в квартире О. не было электричества и газа, так как их отключили за неуплату коммунальных платежей. Вернувшись через несколько минут в квартиру О. со свечей, Топчян С.В. увидела, что там в зале стоит У. и душит двумя руками за шею стоящую к нему спиной О. Топчян С.В. стала разжимать пальцы рук У., пытаясь помешать ему душить О., при этом просила его прекратить свои действия и не убивать О., но он не реагировал, оттолкнул Топчян С.В. и подтащил О. к креслу, повалил в кресло и, встав лицом к лицу О., продолжал душить её руками за шею. Топчян С.В. вновь попыталась разжать руки У., но не смогла это сделать, испугалась и ушла домой, так как У. был сильно возбужден и агрессивен, и она боялась, что он убьёт и её. Ночью У. вернулся домой, но в течение ночи несколько раз выходил из их дома, при этом Топчян С.В. видела, как У. заходил в квартиру О. Затем через несколько минут У. вернулся и лег спать. Утром 10 декабря 2005 г. Н. сообщила им, что О. умерла. Топчян С.В. и У. пошли в квартиру О., где Топчян С.В. увидела лежащий на кровати в спальне труп О. Затем приехала “Скорая помощь“ и сотрудники милиции, которые задержали У. и дочь погибшей - О. Вечером этого же дня У. вернулся домой и сказал Топчян С.В., что её хотят допросить сотрудники милиции. Она хотела выйти к ним, но У. сказал, что её заподозрят в убийстве О., так как она недавно освободилась из мест лишения свободы и у неё нет документов, предложил ей спрятаться. Топчян С.В. спряталась под деревянным настилом в яме с газовым котлом, где просидела до ухода сотрудников милиции. На следующий день - 11 декабря 2005 г. - Топчян С.В. по предложению У. пряталась до вечера в соседнем пустующем доме, пока он не сказал ей, что можно выходить. Вечером 11 декабря 2005 г. она вернулась домой к У., который сказал ей, чтобы она постригла и перекрасила волосы и предложил ей уехать вместе с ним в г. Сочи, где проживают её родители. Топчян С.В. отказалась, но мать У. - У. - подошла к ней сзади и ножницами остригла ей волосы. Топчян С.В. стала плакать, говорила, что не хочет перекрашивать волосы, но У., пока его мать выходила за водой, схватил Топчян С.В. руками за горло и пригрозил задушиь её. После этого мать У. перекрасила Топчян С.В. волосы, дала У. деньги на дорогу и вечером этого же дня проводила Топчян С.В. и У. до моста через р. Лаба, откуда они на попутных машинах уехали в г. Сочи, где проживали на пустующей даче. 31 декабря 2005 г. У. был задержан сотрудниками милиции на железнодорожном вокзале в Сочи, после чего Топчян С.В. его не видела до января 2007 г., когда была проведена очная ставка между ними по данному уголовному делу.

Аналогичные показания о том, что убийство О. совершил У., Топчян С.В. дала также в судебном заседании Лабинского городского суда 30 октября 2007 г. л.д. 266, оборот).

На допросе в качестве подозреваемой 13 января 2007 г. л.д. 88-91) и на очной ставке с У. 14 января 2007 г. л.д. 92-98) в ходе предварительного следствия, а также первоначально в судебном заседании Лабинского городского суда 30 октября 2007 г. л.д. 265) она также категорически отрицала свою причастность к инкриминированному ей преступлению, но поясняла, что У. вечером 9 декабря 2005 г. распивал спиртное с ней и О. в квартире последней, остался там наедине с О. после ухода оттуда Топчян С.В., вернулся домой ночью, был сильно взволнован и возбужден, выпил лекарство корвалол. На её вопрос о том, что случилось, У. ответил: “Не твоё дело“, затем ночью несколько раз выходил из дома, при этом она видела, как он ходил в дом О. Эти показания Топчян С.В. были оглашены в настоящем судебном заседании, и она пояснила суду, что давала их потому, что любила У. и не хотела сообщать о том, что она была очевидцем совершения им убийства О.

Заслушав показания подсудимой Топчян С.В., огласив и исследовав доказательства, имеющиеся в материалах дела, суд приходит к выводу о необходимости оправдания Топчян С.В. по предъявленному обвинению по следующим основаниям:



В соответствии с частью 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный Приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 “О судебном Приговоре“ (в редакции Постановления Пленума Верховного суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7) обвинительный Приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу иследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. При этом следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.

В судебном заседании были оглашены и исследованы изложенные в обвинительном заключении доказательства, относящиеся к событию преступления - времени, месту, способу совершения и последствиям преступления:

протокол осмотра места происшествия, проведенного участковым уполномоченным Лабинского ОВД Ш. 10 декабря 2005 г. л.д. 5-6), в котором отражен факт обнаружения лежавшего на кровати трупа О., на носу которой обнаружена гемтома, а на шее - несколько “давних царапин“;

заключение судебно-медицинской экспертизы № 343 от 12 декабря 2005 г. - 18 января 2006 г., согласно которого О. незадолго до смерти были причинены следующие повреждения: ссадины на правой (3) и на левой (2) передне-боковых поверхностях шеи с кровоизлияниями в подлежащие ткани; двухсторонние переломы рожков подъязычной кости с кровоизлияниями в мягкие ткани в окружности переломов, которые могли образоваться от сдавливания пальцами посторонней руки в момент, когда О. могла находиться в горизонтальном или вертикальном положении, а причинявший повреждения перед ней. Эти повреждения являются опасными для жизни в момент причинения, по этому признаку квалифицируются как тяжкий вред здоровью и имеют прямую причинно-следственную связь со смертью, которая наступила в результате механической асфиксии от сдавливания органов шеи руками, что подтверждается ссадинами на правой (3) и левой (2) передне-боковых поверхностях шеи с кровоизлияниями в подлежащие ткани, двухсторонними переломами рожков подъязычной кости с кровоизлияниями в окружности переломов; очаговая эмфизема и отек легких, точечными кровоизлияниями в соединительные оболочки глаз, под плевру легких и эпикард, жидким состоянием крови, полнокровием внутренних органов. Учитывая степень развития поздних трупных изменений смерть О. наступила в срок не ранее 3-4 дней до исследования трупа в морге (то есть до 12 декабря 2005 г.). Указанные повреждения О. причинить сама себе не могла, какими-либо хроническими заболеваниями с резко выраженными морфологическими изменениями во внутренних органах она не страдала; в её крови обнаружен этиловый алкоголь в количестве 2,7 промилле, что у живых лиц соответствует сильному алкогольному опьянению л.д. 31-34);

протокол повторого осмотра места происшествия, проведенного старшим следователем Лабинской межрайонной прокуратуры Горловым С.А. 12 декабря 2005 г. с применением фотографирования и видеозаписи, в котором описана обстановка в квартире О., отражен факт отсутствия там следов борьбы, крови, а также предметов и следов, указывающих на совершение преступления л.д. 11-20);

приложения к этому протоколу - схема места происшествия и фотографии л.д. 21-28);

протокол осмотра предметов, проведенного следователем Горловым С.А. 17 декабря 2005 г., в котором описаны предметы белья О., изъятые в Лабинском отделении Бюро СМЭ - трусы и колготки, на которых обнаружены следы выделения фекальных масс л.д. 38-39);

приложения к этому протоколу - фотографии указанных предметов л.д. 40-41).

Эти доказательства достоверно подтверждают лишь факт умышленного убийства О., совершенного 9 декабря 2005 г., но не указывают на лицо, совершившее это преступление.

Вместе с тем, анализируя исследованные в судебном заседании доказательства, положенные органами предварительного следствия в основу обвинения подсудимой Топчян С.В. в умышленном убийстве О. - показания потерпевшей О., свидетелей Н., У., У., У., К., - суд приходит к выводу, что часть этих показаний содержит неустранимые противоречия, а их совокупность не подтверждает с достоверностью причастность Топчян С.В. к совершению этого преступления.

Так, в судебном заседании были оглашены протоколы допросов потерпевшей О. (дочери погибшей О.) и свидетеля К., с которым О. состояла в фактических брачных отношениях, которые в ходе предварительного следствия пояснили, что до ноября 2005 г. они проживали в квартире О. по ..., ..., совместно с последней, но в ноябре 2005 г. приехал проживающий в г. Геленджике сын О. и выгнал оттуда К., который вместе с О. ушел жить на ул. Первомайскую в г. Лабинске. Поэтому с ноября 2005 г. О. проживала в своей квартире одна, злоупотребляла спиртным. К ней домой часто приходили соседи - Н. и У., при этом Н. приносила пищу, так как в квартире О. были отключены за неуплату электричество и газ. Топчян С.В. также приходила к О. и распивала с ней спиртное. Утром 10 декабря 2005 г. У. сообщил им, что О. умерла. Прийдя в квартиру О., они увидели, что она мертва, лежит на кровати, укрыта шубой и одеялом, в руках сжимает деньги в сумме 300 руб. тремя 100-рублевыми купюрами, и Решили, что она умерла естественной смертью, так как никаких видимых телесных повреждений на ней не было. Затем они вызвали “Скорую помощь“ и милицию. На улице О. встретила Топчян С.В., которая рассказала ей, что вечером 9 декабря 2005 г. она была в квартире О., с которой распивала спиртное. Узнав об убийстве О., они подозревают в нем Топчян С.В., так как она была в квартире О. последней л.д. 63-65, 78-80, 67-69).

Из этих показаний потерпевшей О. и свидетеля К. следует, что они лишь предполагают о совершении Топчян С.В. убийства О. на том основании, что Топчян С.В. сообщила О. о совместном распитии спиртного с О. в квартире последней вечером 9 декабря 2005 г.

В судебном заседании были оглашены протоколы допросов свидетеля Н., которая пояснила, что она ежедневно навещала О., которая проживала одна в квартире ... в г. Лабинске, где за неуплату давно было отключено электричество, газ и вода, не было запоров на входной двери и накаких вещей, представляющих какую-либо ценность. Н. хранила у себя пенсию О., приносила ей еду. Около 16 часов 9 декабря 2005 г. она в очередной раз пришла проведать О. в её квартиру и увидела, что та сидит в коридоре за столом с Топчян С.В. Обе они были трезвые, Н. спросила О., заплатила ли она за квартиру, и та ответила утвердительно. Накануне Н. дала О. деньги в сумме 850 руб. из её пенсии, так как та собиралась заплатить за квартиру 500 руб. и проведать внучку, находившуюся в детском центре “Радуга“. После этого Н. ушла к себе домой. Утром 10 декабря 2005 г. она принесла еду в квартиру О. и обнаружила её мертвой, лежащей на кровати в спальне и укрытой шубой. В комнатах квартиры обычный порядок расположения вещей и мебели нарушен не был, следов борьбы также не было. О смерти О. Н. сразу сообщила соседям - братьям У. Роману и Якову, которые пошли в квартиру О. Топчян С.В. также вышла из дома У., но осталась с Н. на улице, и рассказала, что около 16-17 часов 9 декабря 2005 г. О. давала ей деньги и посылала за водкой. При этом Топчян С.В. была спокойна, ничего подозрительного в её поведении Н. не заметила. Братья У. вышли из квартиры О., и Роман сообщил, что она уже “застыла“, вел себя очень спокойно и по просьбе Н. пошел сообщить о смерти О. её дочери Татьяне л.д. 58-62, 140-142).

Эти показания свидетеля Н. не опровергают изложенные выше показания подсудимой Топчян С.В. о том, У. вечером 9 декабря 2005 г. пришел в квартиру О. после ухода оттуда Н.



Свидетель У. пояснил суду, что подсудимая Топчян С.В. после её освобождения из мест лишения свободы в 2005 г. стала сожительствовать с его сыном - У., и проживала в их доме по ... .... Оба они - Топчян С.В. и У. - не работали, постоянно пьянствовали. Проживавшая по соседству с ними О. также пьянствовала, в её квартире часто собирались ранее судимые лица. В связи с тем, что со дня гибели О. прошло несколько лет, он не помнит подробстей событий, происшедших накануне обнаружения её трупа и в последующие дни, помнит только, что возвращаясь из Сбербанка, он его супруга У. узнали о смерти О. от соседей, находившихся возле её дома, рядом с которым были машины “Скорой помощи“ и милиции. Также он помнит, что Топчян С.В. пряталась в их доме под дощатым настилом ямы для газового котла до отъезда сотрудников милиции, а затем на следующий день или через день ночью ушла из дома вместе с его сыном У., при этом они сказали ему, что идут в г. Сухуми.

В связи с этим в судебном заседании был оглашен протокол допроса свидетеля У. от 23 марта 2007 г., в котором отражены его показания о том, что около 18 часов 9 декабря 2005 г. его жена - У. пришла домой с работы, они сели ужинать. На его вопрос о том, где их сын У. Роман и его сожительница Топчян Светлана, жена ответила, что Роман смотрит телевизор в своей комнате, а Светланы дома нет. Около 21 часа У. услышал, как хлопнула калитка, и жена сказала ему, что пришла Светлана. В окно У. увидел, что она пьяна, шаталась. Проходя к себе в комнату, он услышал, как в своей комнате ругаются Роман и Светлана. Утром 10 декабря 2005 г. У. с женой пошли в Сбербанк, и, возвращаясь оттуда, от соседки узнали, что О. умерла. После этого приехали сотрудники милиции, от которых Топчян С.В. пряталась до утра 11 декабря 2005 г. в яме для газового котла. В этот же день - 11 декабря 2005 г. - Роман и Светлана стали собираться уезжать, и Светлана сказала, что они уедут в г. Сухуми, инициатива уехать исходила от неё. Из дома они ушли ночью пешком. В совершении преступления У. подозревает Топчян Светлану, так как “только она могла это сделать, тем более, что она пряталась от сотрудников милиции и сама Решила уехать“ л.д. 143-145).

Однако, эти показания свидетеля У. противоречат оглашенным судом показаниям, данным им в судебном заседании Лабинского городского суда 2 октября 2007 г., о том, что он не может утверждать, был ли дома У. Роман вечером 9 декабря 2005 г. и о том, что именно У. Роман 11 декабря 2005 г. попросил у него денег на дорогу, сказав, что они едут в г. Сухуми, а Топчян С.В. сказала, что у неё там квартира, после чего У. дал Роману 300 руб., и Роман со Светланой ночью ушли пешком, а через два дня Роман вернулся, сказав, что “Светка его бросила на вокзале в Джубге“ л.д. 261, оборот).

В настоящем судебном заседании свидетель У. не смог объяснить суду причину этих противоречий в своих показаниях, ссылаясь на то, что не помнит таких подробностей из-за давности.

Свидетель У. пояснила суду, что подсудимая Топчян С.В. сожительствовала с её сыном - У. Романом - и проживала в их доме, расположенном по адресу: ... в г. Лабинске, напротив которого в доме ... проживала О., злоупотреблявшая спиртным. После обнаружения трупа О. 10 декабря 2005 г. Романа задержали сотрудники милиции, но вечером этого же дня он вернулся домой. На следующий день Роман и Топчян С.В. стали собираться уезжать в Абхазию, где, по словам Топчян С.В., проживает её брат, который поможет Роману устроиться на работу. Перед их отъездом У. предложила постричь и покрасить краской волосы Топчян С.В., так как у той была неопрятная прическа. Топчян С.В. сначала отказывалась стричься и краситься, но затем согласилась, и У. постригла её и покрасила ей волосы светлой краской, после чего Роман и Топчян С.В. уехали в Абхазию. Свидетель У. также заявила суду, что не помнит подробностей этих событий, так как прошло много времени.

В судебном заседании были оглашены протоколы допросов свидетеля У., показания которой в ходе предварительного следствия содержат существенные противоречия:

так, на допросе 17 декабря 2005 г. она пояснила, что вечером 9 декабря 2005 г., когда она вернулась домой с работы, ей сын Роман спал, Топчян С.В. была в состоянии алкогольного опьянения и сказала, что немного выпила с О. Через некоторое время к ним домой пришла О., которая попросила кипятка. У. налила ей кипятка, после чего та ушла. Весь вечер Роман и Топчян С.В. были дома. Утром 10 декабря 2005 г. У., возвращаясь с мужем из Сбербанка, от соседей узнала, что О. умерла. Около 16 часов 12 декабря 2005 г. У. пришла с работы домой, и Роман сообщил ей, что Топчян С.В. собрала свои вещи и уехала л.д. 54-56);

на допросе 16 января 2006 г. У. пояснила, что не помнит, где находились её сын Роман и Топчян С.В. вечером 9 декабря 2005 г., но помнит, что её муж - У. - сказал ей, что Роман спит пьяный в своей комнате. Сама она в комнату Романа и Топчян С.В. не заходила. 10 декабря 2005 г., около 14-15 часов, когда У. с мужем возвращались из банка, то от соседей узнали, что умерла О. Через день или два после этого Роман и Топчян С.В. собрались уезжать, У. предложила постричь и покрасить волосы Топчян С.В., укоряя её, что она ходит неряшливой, та не хотела, но затем согласилась. В этот же вечер Роман и Топчян С.В. куда-то уехали. Из дома они ушли пешком, и У. проводила их до моста через реку Лаба. Роман вернулся домой через 2-3 недели без Топчян С.В. и пояснил, что она забрала его вещи и убежала, где она находится - он не знал л.д. 115-117);

на очной ставке с Топчян С.В. 17 января 2007 г. У. пояснила, что после того, как она узнала о смерти О., то по просьбе своего сына У. Романа постригла и покрасила волосы Топчян С.В.; в этот же день он и Топчян С.В. собрались куда-то уехать и к вечеру ушли. У. проводила их до моста в с. Вольное. Роман вернулся домой через месяц после нового года л.д. 99-105);

на допросе 4 апреля 2007 г. она пояснила, что после смерти О. Топчян С.В. сама хотела постричь и покрасить волосы, так как У. укоряла её, что она ходит неряшливой. В этот же вечер Топчян куда-то уехала, а У. Роман уехал на заработки в г. Краснодар или на побережье через неделю после отъезда Топчян С.В. л.д. 146-148).

В настоящем судебном заседании свидетель У. не смогла объяснить суду причину этих противоречий в своих показаниях, а также их противоречий с показаниями своего мужа - свидетеля У., ссылаясь на то, что не помнит подробностей из-за давности.

Свидетель У. пояснил суду, что с мая 2005 г. он состоял в фактических брачных отношениях с подсудимой Топчян С.В., с которой познакомился в СИЗО-2 г. Армавира. После её освобождения из мест лишения свободы она приехала к нему в г. Лабинск и стала проживать с ним в доме его родителей по ... .... 9 декабря 2005 г., после обеда, время он точно не помнит, к ним домой пришла соседка О., злоупотреблявшая спиртным, принесла чайник с водой и попросила вскипятить его, затем ушла. Топчян С.В. отнесла к ней домой кипяток, вернулась примерно через 30 минут, после чего находилась дома. Около 18 часов У. уснул. Где после этого была Топчян С.В. - он не знает. Сам он в этот вечер домой к О. не ходил, спиртное там не распивал. Ходила ли к О. подсудимая Топчян С.В. после того, как он уснул - не знает, но проснулись он и Топчян С.В. вместе в своей кровати утром 10 декабря 2005 г. от стука в окно соседки Н., которая сообщила им, что О. умерла. В этот же день или на следующий день,точно он не помнит, Топчян С.В. собрала свои вещи и уехала, перед этим сама постриглась и покрасила волосы. О том, что она задушила О., Топчян С.В. ему никогда не говорила. Сам У. узнал о причине смерти О. от удушения только от сотрудников милиции, когда был задержан ими после обнаружения трупа О. После 20 декабря 2005 г., дату он не помнит, У. уехал на заработки в г. Сочи, где встретил Топчян С.В., жил с ней несколько дней на даче и рассказал ей, что О. задушена. Находясь в г. Сочи, он был задержан сотрудниками милиции и подвергнут административному аресту на 10 суток, поэтому вернулся в г. Лабинск только после Нового (2006) года. 4 апреля 2007 г. У. был осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, после чего находился в ИВС Лабинского ОВД, где к нему в камеру подсадили двух ранее не знакомых лиц, принудивших его написать явку с повинной, в которой он под их диктовку написал, что Топчян С.В., якобы, призналась ему в том, что задушила О., хотя в действительности Топчян С.В. ему этого не говорила. У. также пояснил суду, что сам он убийства О. не совершал и не может объяснить, почему Топчян С.В. утверждает, что именно он в её присутствии душил О.

В судебном заседании были оглашены показания свидетеля У., данные им на допросах в ходе предварительного следствия и в судебных заведаниях Лабинского городского суда в 2007 г., содержащие существенные противоречия:

так, на допросе 24 декабря 2005 г. У. пояснил: “9 декабря 2005 г. в обед я и Топчян С.В. выпили водки и я уснул. Проснулся я вечером, Светлана убирала на кухне. Меня отец спросил: “Что О. звала Светку?“ Я ему ответил, что не знаю, затем у Светланы спросил, зачем тебя звала Ла Светлана пояснила, что Ла звала её выпить самогона. Она согласилась и они выпили самогона. Пока пили, приходила соседка Нина, которая практически сразу ушла, так как у неё что-то было на плите. Больше Светлана ничего не говорила. 10 декабря 2005 г. утром пришла соседка Н., которая сообщила, что умерла О. Мы с братом пошли, О. лежала одетая на кровати, мы померяли пульс, пульс отсутствовал. Мы пошли домой, Н. пошла также домой и вызвала милицию. Светлана была дома. К Ла она не ходила. Светлана 10 декабря 2005 г., примерно в 11 часов, собрала вещи и сказала, что она поедет в Абхазию. Я спросил, зачем ? Она пояснила, что сейчас приедет милиция, а у неё нет документов, и поэтому все подозрения падут на неё. Больше ничего не поясняя, она уехала“ л.д. 71-73);

на очной ставке с Топчян С.В. 14 января 2007 г. свидетель У. пояснил: “12-13 декабря 2005 г. Топчян С.В. уехала, сказав, что едет в Абхазию. Более её я не видел… Я видел Ла за день её обнаружения, около 2 часов дня, она принесла чайник и позвала меня выпить. Я пошел, выпил с ней, еще соседка Н. меня видела, она с нами еще выпила. Я от них ушел сразу же. выпил 0,5 ПЭТ самогона, у себя дома выпил с отцом и лег спать. Только когда я ложился спать, Светланы не было. Утром мы уже вместе проснулись от стука Н., которая сообщила о смерти Ла Я вызвал милицию и “Скорую помощь“, сотрудники милиции меня забрали. Когда я вернулся, то 12-13 декабря 2005 г. Светлана самостоятельно уехала, т.к. боялась, что её заберут, т.к. у неё нет документов. Она сама покрасилась, подстриглась и уехала. Никто её не заставлял. 23 декабря 2005 г. я поехал в Сочи на заработки и встретился там со Светланой, там мы с ней прожили на даче до 31 декабря 2005 г., когда меня забрали сотрудники милиции. После суток я уехал домой“ л.д. 92-98);

в судебном заседании Лабинского городского суда 24 октября 2007 г. свидетель У. пояснил: “В день, когда убили О., она приходила ко мне поставить чайник. Я сказал Свете, чтобы она отнесла чайник О.. Это было примерно в 15 часов. Светы не было примерно час. Потом она побыла дома и опять ушла к О.. Я взял бутылку водки, выпил и уснул. Кода я проснулся, было уже темно, примерно 7 часов вечера. Света была дома. Я выпил воды и опять лег спать. Утром пришла соседка Н. и сказала, Ла умерла. Мы зашли к ней в дом, она была мертва. Пришли домой. Света нервничала, сказала, что приедет милиция, будет пытать. После похорон (через 2 дня), Света взяла пакет. сказала, что поедет к матери на работу. Больше я её не видел“. Далее, в этом же судебном заседании У. пояснил: “24 декабря 2005 г. я поехал в Сочи на заработки и встретил Топчян, она находилась на даче у знакомых. Я сказал, что Ла задушили и её разыскивает милиция. Топчян сказала, что она задушила Ла Потом сазала, что пошутила, чтобы я не воспринимал всерьез её слова“ л.д. 263);

при повторном допросе в судебном заседании Лабинского городского суда 30 октября 2007 г. У. пояснил, что 9 декабря 2005 г. он в доме у О. не был, был у неё только 8 декабря 2005 г.

при третьем допросе в судебном засдании Лабинского городского суда 7 ноября 2007 г. У. пояснил: “Я приехал 24 или 25 декабря 2005 г. в г. Сочи и там встретил Светлану, она сказала, что задушила Ла Она сказала слово “задушила“. Оперативники не говорили, каким способом была убита О.. Тогда я понял, что О. убила Топчян“; но далее в этом же судебном заседании он пояснил иначе: “Я спросил, с чего она взяла, что Ла задушили, она сказала, что могут подумать, что это она сделала. Конкретно, что задушила она, Топчян не говорила“. Объяснить, почему его отец У. говорит о том, что он уехал вместе с Топчян С.В., свидетель У. не смог л.д. 268).

В настоящем судебном заседании свидетель У. также не смог объяснить суду причину этих противоречий в его показаниях.

Однако, относительно своей так называемой “явки с повинной“ от 13 апреля 2007 г. свидетель У. во всех этих судебных засданиях давал последовательные показания о том, что его принудили написать её двое сокамерников, которых подсадили к нему в камеру в ИВС, и писал он её под их диктовку л.д. 263, 266, 268).

Приобщенный к материалам уголовного дела после окончания предварительного следствия так называемый “протокол явки с повинной“ свидетеля У. от 13 апреля 2007 г. л.д. 194), исследованный в судебном заседании, не может быть признан судом в качестве доказательства виновности подсудимой Топчян С.В., поскольку этот документ не является явкой с повинной по смыслу статьи 142 УПК РФ, в соответствии с которой заявлением о явке с повинной признается добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Кроме того, этот документ получен с нарушениями требований уголовно-процессуального закона по окончании предварительного следствия по данному уголовному делу, и свидетель У. в судебных заседаниях 24 октября 2007 г., 30 октября 2007 г. и 7 ноября 2007 г., а также в настоящем судебном заседании давал последовательные показания о том, что эту “явку с повинной“ он написал в ИВС Лабинского ОВД под давлением подсаженных к нему в камеру лиц, ему её продиктовали л.д. 263, 266, 268).

Таким образом, ни одно из приведенных выше доказательств, положенных органами предварительного следствия в основу обвинения Топчян С.В. в совершении умышленного убийства О., не подтверждает её виновность в совершении этого преступлния.

Вместе с тем, никаких объективных доказательств, подтверждающих изложенную в обвинительном заключении версию о совершении убийства О. подсудимой Топчян С.В., а не иным лицом, не было получено в ходе предварительного следствия и не представлено стороной обвинения в судебном заседании.

В судебном заседании по ходатайству стороны обвинения были допрошены свидетели Ш. (бывший участковый уполномоченных Лабинского ОВД, проводивший первый осмотр места происшествия 10 декабря 2005 г.), Горлов С.А. (бывший следователь Лабинской межрайонной прокуратуры, проводивший предварительное следствие по данному уголовному делу), и Б. (бывший оперуполномоченный ОУР Лабинского ОВД, проводивший оперативные мероприятия по розыску Топчян С.В.) которые дали показания об обстоятельствах совершения ими следственных действий и розыскных мероприятий по розыску Топчян С.В., не имеющие отношения к предмету доказывания по данному уголовному делу и не подтверждающие причастность подсудимой Топчян С.В к инкриминированному ей преступлению.

Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинской эксперт Федоринов В.Н., проводивший в ходе предварительного следствия судебно-медицинскую экспертизу трупа О., пояснил суду, что описанные им в своем заключении л.д. 31-34) телесные повреждения могли быть причинены О. как при удушении её левой рукой нападавшего в момент, когда она была лицом к лицу с нападавшим, так и при захвате её передней стороны шеи левой рукой, а задней поверхности шеи - правой рукой нападавшего, находившегося сзади от неё. В любом случае, эти повреждения причинены левой рукой нападавшего.

В результате проведенного в судебном заседании следственного эксперимента судом было установлено, что подсудимая Топчян С.В. не является левшой и не обладает навыками письма левой рукой.

Таким образом, суд приходит к выводу, что подсудимая Топчян С.В. должна быть оправдана по предъявленному ей обвинению на основании пункта 2 части 2 ст. 302 УПК РФ - поскольку в судебном заседании не установлена его причастность к совершению инкриминированного ей преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 302, 305 и 306 УПК РФ, суд

Приговорил:

Оправдать Топчян Светлану по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, на основании ст. 302 части 2 пункта 2 УПК РФ – в связи с её непричастностью к совершению этого преступления.

Меру пресечения Топчян С.В. - заключение под стражу - отменить.

Разъяснить оправданной Топчян С.В. предусмотренное ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию и установленный ст.ст. 135-136 УПК РФ порядок возмещения вреда.

Гражданский иск не заявлен.

Вещественные доказательства - женские колготки и трусы, изъятые с трупа О. и хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Лабинской прокуратуры - уничтожить.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг защитника Семенихина В.Е. - возместить за счет средств федерального бюджета.

Направить руководителю Лабинского межрайонного следственного отдела следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю уголовное дело для производства предварительного следствия и установления лица, подлежащего привлению в качестве обвиняемого.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Краснодарского краевого суда через Лабинский городской суд в течение десяти суток со дня провозглашения. В случае кассационного обжалования оправданный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

Судья______________Г.Е.Фонарёв

Приговор вступил в законную силу