Судебная практика

Решение от 16 сентября 2010 года № 2-404/2010. Решение от 16 сентября 2010 года № 2-404/2010. Карачаево-Черкесская Республика.

Урупский районный суд Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего - судьи Чомаева Р.Б.,

при секретаре Поух О.Г.,

с участием

помощника прокурора Урупского района Докшокова А.З.,

представителя истца - адвоката Кубановой Л.И.,

представителя ответчика Сергеевой Л.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Киселева И.М. к ЗАО «Урупский ГОК» о взыскании морального вреда,

Установил:

Киселев И.М. обратился в суд с исковым заявлением в котором просит взыскать с ответчика ЗАО «Урупский ГОК» 500000 рублей в счет возмещения морального вреда, причиненного повреждением здоровья ссылаясь на то, что он является инвалидом ... с потерей трудоспособности ... (с 2009 года) и общий стаж его работы составляет 25 лет 10 месяцев, стаж работы с вредными условиями труда составляет 17 лет 5 месяцев. В ЗАО «Урупский ГОК» проработал с 1998 года по 2009 год. С 26 февраля 2006 года по 1 марта 2006 года он находился в профцентре г. Ставрополя, на профкойках, при выписке ему был установлен заключительный диагноз: ... данное заболевание возникло у него в результате воздействия вредных веществ и неблагоприятного микроклимата. В выписке из истории болезни указано, в условиях запыленности, т.е. на прежнем месте, не работать, однако истец с данным диагнозом продолжал работать подземным горнорабочим очистного забоя до 2009 года, и уволили его по собственному желанию.

Истец так же указывает, что он стал ... заработав себе профессиональное заболевание которое возникло в результате длительного пребывания в рабочей зоне с концентрацией кварцевой пыли, при низкой температуре воздуха. Его вины как у работника (в процентах) и ее обоснования выявлено не было при проведения расследования случая профессионального заболевания. Допустили нарушение государственной санитарно - эпидемиологических правил и иных нормативных актов администрация ЗАО «Урупский ГОК», данные обстоятельства подтверждаются Актом о случае профессионального заболевания. В настоящее время он чувствует постоянный дискомфорт, болезнь прогрессирует, отчего испытывает беспомощность. Когда он устраивался на работу был совершенно здоров, привык свободно перемешаться, ходить на работу, содержать себя в нормальных условиях, а теперь из-за своего постоянного плохого самочувствия, при такой потери трудоспособности, и потери здоровья он не может в полной мере содержать себя, с данным диагнозом он также не может нигде устроиться на работу. Страховые выплаты которые он получает ему не хватают для того, чтобы содержать себя в нормальных условиях.

Надлежаще извещенный истец в судебное заседание не явился, однако представил суду заявление в котром поддержал заявленные исковые требования и просит рассмотреть данное гражданское дело в его отсутствие с участием его представителя Кубановой Л.И.

Представитель истца так же поддержала заявленные требования и просит их удовлетворить.

Представитель ответчика Сергеева Л.В. пояснила, что с исковыми требованиями Киселева И.М. ЗАО «Урупский ГОК» не согласно. Статьей 21 Трудового кодекса РФ определено право работник на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами. В данном случае иным федеральным законом является ФЗ от 24.07.1998г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», согласно которому (п. 3 ст.8) возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем

вреда. Представитель ответчика указывает, что в обоснование своих исковых требований Киселев И.М. представил Акт о случае профессионального заболевания от Дата обезличена выданного ЗАО «Урупский ГОК», однако в указанном Акте, согласно пункту 21, «лица, допустившие нарушения государственных санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов: не установлены», то есть вина ЗАО «Урупский ГОК» в причинении вреда здоровью Киселеву И.М. не установлена и не доказана.

Так же представитель ответчика указывает, что работа в данной отрасли для каждого работника - это профессиональный риск. В связи с этим государство гарантирует и компенсирует тяжелую работу, работу с вредными и опасными условиями труда. Основная компенсация состоит в том, что государство предусмотрело льготную пенсию при стаже 10 лет. Кроме этого, в соответствии с трудовым кодексом РФ для работников с тяжелыми, вредными и опасными условиями труда, установлены следующие дополнительные льготы, которые включают в себя дополнительный отпуск 38 календарных дне + 38= 66 дней), ежедневное бесплатное спецпитание (рацион № 4), сокращенный рабочий день - 6 часов в смену, досрочная выслуга лет независимо от возраста, повышенная оплата труда, и в частности - увеличенная тарифная ставка на 30%, оплата ночных часов 60%, премия в размере 75%, обязательный социальный пакет (санаторно-курортное лечение, бесплатный проезд на работу и обратно, материальная помощь к отпуску, материальная помощь на хирургические операции, негосударственное пенсионное обеспечение, материальная помощь по семейным обстоятельствам).

Помощник прокурора Урупского района Докшоков А.З., считает заявленные исковые требования подлежащими удовлетворению частично в размере 30 тысяч рублей.

Выслушав представителя истца, представителя ответчика, заключение прокурора, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами.

Соответственно ст. 22 ТК РФ установлено, что работодатель обязан возмещать ему такой вред.

В соответствии с ч. 3 ст.8 ФЗ № 125-ФЗ от 24 июля 1998 года (в редакции от 28.11.2009 года) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, те есть непосредственно работодателем.

На основании ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как указано в п. 32 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1“О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина“, потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

В силу п. 2 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 10 от 20.12.1994 г. (ред. от 6 февраля 2007 г.) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья.

Согласно п. 8 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда РФ при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости; степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Согласно ст.237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора; в случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Как разъяснено в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004г. № 2 в редакции постановления Пленума от 28 декабря 2006 года № 63 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» суд вправе удовлетворить требования работника о компенсации морального вреда, причиненного любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав; размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В судебном заседании установлено, что профессиональное заболевание было получено Киселевым И.М. в период работы в ЗАО «Урупский ГОК», непосредственной причиной которого послужило воздействие на организм человека вредных факторов - медно-рудной пыли с содержанием диоксида кремния. При этом, как следует из п. 22 акта о случае профессионального заболевания от Дата обезличена, работодателю рекомендовано проводить оздоровительные мероприятия в санаторно-курортных условиях, ужесточить контроль за соблюдением техники безопасности. То есть указанным актом о случае профессионального заболевания установлена вина ЗАО «Урупский ГОК», который допустил нарушения правил безопасности при разработке рудных, нерудных, россыпных месторождений. Согласно ст. 212 Трудового кодекса РФ работодатель обязан обеспечить безопасность работников при осуществлении технологических процессов, а также соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте.

Суд, исследовав представленные документы и оценивая в совокупности доказательства, представленные сторонами, а именно: выписку из истории болезни Номер обезличен с медицинским заключением по установлению связи заболевания с профессией, где установлен диагноз ... Не рекомендовано продолжать труд в условиях воздействия на организм веществ фиброгенного и токсического, раздражающего действия. л.д.8-9,11), справки МСЭ где указано, что Киселеву И.М. установлена ... группа инвалидности по профессиональному заболеванию с утратой трудоспособности ... л.д. 22-23), акт о случае профессионального заболевания от Дата обезличена где установлено, что причиной профессионального заболевания послужило длительное, кратковременное (в течение рабочей смены), однократное воздействие на организм человека, вредных производственных факторов или веществ - меднорудная пыль с содержанием диоксида кремния до 17%, ПДК - 2,0 мг/м куб., 1998 г.- 2,5мг/м куб., 2000 г.,-2,0 мг/м куб., 2005 г. - 2,1 мг./м куб., 3 класс 3 ст. л.д. 4-6 ), а так же выписку из истории болезни Номер обезличен л.д.7,13) трудовую книжку л.д.15-20), приходит к выводу, что неправомерное поведение работодателя, нарушающее права работника, причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника, вина работодателя нашли свое подтверждение в судебном заседании.

При таких обстоятельствах суд считает, что истцу Киселеву И.М. причинен моральный вред, поскольку любое заболевание причиняет человеку физические страдания.

Однако размер заявленных требований явно завышен. При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает доводы представителя ответчика Сергеевой Л.В. о том, что для работников с тяжелыми, вредными и опасными условиями труда установлены дополнительные льготы, которые предоставляются им во время работы. Суд также исходит из требований разумности и справедливости, и считает возможным взыскать с ответчика в возмещение морального вреда 30 (тридцать) тысяч рублей.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах, при этом к письменному ходатайству о возмещении расходов должны быть приложены документы, подтверждающие факт понесенных расходов и их размер. Истцом Киселевым И.М. в судебном заседании не заявлялось письменное ходатайство об оплате услуг представителя и документы, подтверждающие понесенные расходы, им не представлены, поэтому указанные судебные расходы не могут быть взысканы в пользу истца.

В соответствии со ст. 333.36 НК РФ Киселев И.М. освобожден от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Киселева И.М. удовлетворить частично и взыскать с ответчика ЗАО «Урупский ГОК» в пользу Киселева И.М. в возмещение морального вреда, причиненного повреждением здоровья, денежную сумму в размере 30 000 (тридцати тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части иска - отказать.

Взыскать с ответчика ЗАО «Урупский ГОК» в доход государства государственную пошлину в размере 4000 (четырех тысяч) рублей.

На Решение может быть подана кассационная жалоба в Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики в течение 10 дней через Урупский районный суд.

СУДЬЯ

УРУПСКОГО РАЙОННОГО СУДА ЧОМАЕВ Р.Б.

Решение вступило в законную силу.