Судебная практика

О взыскании авторского вознаграждения за 2008 год. Решение от 28 апреля 2011 года. Красноярский край.

Норильский городской суд Красноярского края в составе

председательствующего Соловьевой Т.Г.,

при секретаре Киселевой О.Н.,

с участием представителя истцов Вольфгайна П.М., действующего на основании нотариально удостоверенных доверенностей и представителя ответчика Кореньковой И.В., действующей на основании постоянной доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Коновальчика В.В. к Открытому акционерному обществу «ГМК «Норильский никель» о выплате авторского вознаграждения по патенту РФ № на изобретение за 2008 год и пени за несвоевременную выплату вознаграждения в порядке наследования и Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. к Открытому акционерному обществу «ГМК «Норильский никель» о выплате авторского вознаграждения по патенту РФ № на изобретение за 2008 год и пени за несвоевременную выплату вознаграждения,

Установил:

Истцы Погребенко Д.М. и Гладков А.С. обратились в суд с иском о взыскании с ответчика авторского вознаграждения за 2008 год за использование служебного изобретения по патенту № и пени за несвоевременную выплату вознаграждения.

Истец Коновальчик В.В. также обратился в суд с иском к ответчику о взыскании авторского вознаграждения по патенту РФ № на изобретение за 2008 год и пени за несвоевременную выплату вознаграждения в порядке наследования.

Определением от 17 февраля 2010 года гражданские дела по иску Погребенко Д.М., Гладкова А.С. и Коновальчика В.В. соединены в одно производство.

Истцы Погребенко Д.М. и Гладков А.С. мотивируют свои требования тем, что они являются соавторами указанного служебного изобретения <данные изъяты> в авторском коллективе, состоящем из 15 человек. Указанное изобретение внедрено ответчиком в производство с ДД.ММ.ГГГГ, и используется до настоящего времени.

На указанное изобретение ДД.ММ.ГГГГ ответчиком был получен патент № по заявке № приоритет, которого исчисляется с ДД.ММ.ГГГГ, со сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ.

Используя изобретение с ДД.ММ.ГГГГ, ответчик был обязан не позднее 1 апреля 2009 года выплатить истцам вознаграждение за 2008 год в размере не менее 15% от прибыли, ежегодно получаемой от использования изобретения, однако своего обязательства не исполнил до настоящего времени, что дало истцам основания для обращения в суд.

Истец Коновальчик В.В., указывая на те же обстоятельства использования ответчиком указанного изобретения, мотивирует свои требования тем, что соавтором изобретения являлась его жена, К., состоявшая в трудовых отношениях с ОАО «Норильский никель» и являвшаяся соавтором служебного изобретения <данные изъяты> (изобретение №) в составе авторского коллектива, состоящего из 15 человек. Он является ее наследником по закону, поскольку К. умерла ДД.ММ.ГГГГ. После смерти К. наследники по закону обратились к нотариусу по вопросу наследования имущества, указав в составе наследственного имущества в том числе и авторские права.

ДД.ММ.ГГГГ было удостоверено заявление истца о вступлении его в наследство имуществом и всеми правами, оставшимися после смерти его жены, зарегистрированное в реестре за №; остальные наследники по закону: сын - К.1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, и сын - К.2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, отказались от причитающейся им доли наследства в пользу истца.

В рамках наследственного дела нотариусом, к которому обратился истец, в адрес ответчика был направлен запрос о предоставлении сведений о размере вознаграждения, причитающегося К., как соавтору изобретения по патенту №, в ответе на который ОАО «ГМК «Норильский никель» сообщил о наличии на имя К. за указанное изобретение поощрительного вознаграждения в размере <данные изъяты>, и об отсутствии иной задолженности ответчика перед нею, в том числе и по выплате авторского вознаграждения за другие периоды. Используя изобретение и зная о наличии у К. наследников по закону, ответчик был обязан не позднее 1 апреля 2009 года выплатить им вознаграждение за 2008 год в размере не менее 15% от прибыли ежегодно получаемой от использования изобретения, однако своего обязательства до настоящего времени не исполнил.

Согласно произведенному истцами расчету экономический эффект за 2008 год от внедрения изобретения № в <данные изъяты> составил <данные изъяты>.

В соответствии с соглашением о распределении вознаграждения между авторами изобретения доля истцов Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. определена в 9% от общей суммы вознаграждения, в связи с чем размер авторского вознаграждения истцов составляет <данные изъяты>.

За несвоевременную выплату авторского вознаграждения действующим законодательством предусмотрена пеня в размере 0,04% от причитающейся к выплате суммы за каждый день просрочки. Срок заключения с авторами соглашения о выплате авторского вознаграждения за 2008 года истек 1 апреля 2009 года, а меры, принимаемые к заключению соглашения авторским коллективом, оказались безрезультатными.

Согласно исковым заявлениям истцы просили взыскать с ответчика авторское вознаграждение по патенту РФ № за 2008 год в размере <данные изъяты> каждому и пени за просрочку выплаты вознаграждения в 240 дней на 1 декабря 2009 года в размере <данные изъяты>.

Одновременно истцы просили взыскать с ответчика возврат госпошлины в размере <данные изъяты> каждому.

В соответствии с тем же указанным соглашением о распределении вознаграждения между авторами изобретения доля К. определена в 10% от общей суммы вознаграждения, в связи с чем размер авторского вознаграждения К. составляет <данные изъяты>.

По состоянию на 1 декабря 2009 года просрочка выплаты вознаграждения за 2008 год составила 240 дней, в связи с чем, размер пени из расчета 0,04% от авторского вознаграждения за каждый день просрочки составляет <данные изъяты>.

Истец Коновальчик В.В. просит взыскать с ответчика в свою пользу авторское вознаграждение в размере <данные изъяты>, пени за просрочку выплаты авторского вознаграждения в размере <данные изъяты> и расходы по оплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>.

Истцы в судебное заседание не явились в связи с отдаленностью проживания, направив в суд телеграммы о рассмотрении дела в их отсутствие с участием их представителя, адвоката Вольфгайна П.М. Измененные исковые требования поддерживают в полном объеме.

Представитель истцов Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. и Коновальчика В.В., Вольфгайн П.М., чьи полномочия подтверждены нотариально удостоверенными доверенностями, в порядке ст.39 ГПК РФ в рамках предоставленных ему доверенностями полномочий изменил исковые требования в сторону их уменьшения, мотивируя наличием заключения комплексной технологической-экономической экспертизы, согласно которому специалистами общий размер экономического эффекта от использования комплекса мероприятий составил <данные изъяты>; доля изобретения в общей сумме экономического эффекта составляет <данные изъяты> экономический эффект от использования изобретения № в 2008 году составил <данные изъяты>. С учетом установленного размера авторского вознаграждения не менее 15% от суммы экономического эффекта размер авторского вознаграждения всему коллективу составляет <данные изъяты>.

С учетом указанных долей каждого из авторов, определенных соглашением и располагая точными сведениями о размере экономического эффекта от использования изобретения, представитель истцов в рамках предоставленных ему полномочий просит взыскать с ответчика авторское вознаграждение в пользу истцов: Гладкова и Погребенко в размере по <данные изъяты> каждому, Коновальчика - <данные изъяты>; Помимо указанного размера вознаграждения истцы просят взыскать с ответчика в свою пользу пеню за несвоевременное исполнение обязательства за весь период просрочки, начиная с 2 апреля 2009 года, государственную пошлину пропорционально удовлетворенным исковым требованиям и расходы, связанные с оплатой стоимости экспертизы – Коновальчику В.В. и Гладкову А.С. в размере <данные изъяты>, Погребенко Д.М. в размере <данные изъяты>.

Представитель ответчика ОАО «ГМК «Норильский никель» Коренькова И.В., действующая на основании постоянной доверенности № ГМК-ЗФ-88/175 от ДД.ММ.ГГГГ, исковые требования не признала, мотивируя тем, что Гладков А. С., Погребенко Д.М. и К. (супруга истца Коновальчика В. В.), действительно являлись работниками ОАО «ГМК «Норильский никель» и при выполнении своих трудовых обязанностей в соавторстве с другими работниками Компании приняли участие в создании служебного изобретения № «Способ флотационного разделения медно-никелевых файнштейнов». ДД.ММ.ГГГГ Компанией на изобретение <данные изъяты> получен патент №. Учитывая, что соглашений о выплате авторского вознаграждения за использование изобретения, защищенного патентом №, за 2008 год между истцами и ответчиком не заключено, размер вознаграждения не определен, обязательства по выплате авторского вознаграждения на настоящий момент не возникли, с предложением определить размер, порядок и условия выплаты вознаграждения истцы не обращались, соответственно и спор между работодателем и работником относительно размера вознаграждения, условия и порядка его выплаты места не имел и обращения истцов в суд, по мнению представителя ответчика, носят преждевременный характер. Не оспаривая обязанность по выплате авторского соглашения Погребенко Д.М., представитель ответчика полагает, что вопрос о размере вознаграждения стороны должны решить путем переговоров; доводы истца об обязанности по выплате авторского вознаграждения за использование изобретения в 2007 году не позднее 1 апреля 2008 года, не основаны на нормах права, поскольку ч.3 ст.33 Закона об изобретениях, устанавливающая данный срок противоречит ст.1370 ГК РФ и не подлежит применению; требования истца о выплате пени также не подлежат удовлетворению, поскольку на момент рассмотрения дела в суде размер авторского вознаграждения, подлежащего выплате истцу не определен, в связи с чем обязанности по выплате такового вознаграждения не возникло. До заключения между сторонами соглашения о размере вознаграждения не могла возникнуть и просрочка исполнения обязательства. Одновременно представитель ответчика просит уменьшить размер взыскиваемой пени, указывая на ее несоразмерность последствиям нарушения обязательства.

Кроме того, представитель ответчика указывает на отсутствие у Коновальчик Г.И. права на получение авторского вознаграждения, которое должно было возникнуть при жизни наследодателя. В соответствии со ст.1112 ГК РФ в состав наследства входят только те вещи и иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, которые принадлежали на день открытия наследства. Право автора служебного изобретения на вознаграждение связано с наступлением определенных условий. В случае получения работодателем патента на служебное изобретение, работник, которому не принадлежит право на получение патента на такое изобретение, имеет право на вознаграждение, размер которого и порядок его выплаты определяется договором между работником и работодателем. Автор изобретения, патент на которое выдан работодателю или его правопреемнику, имеет право на вознаграждение в размере и на условиях, определяемых соглашением с патентообладателем, следовательно, обязательным основанием для заключения с автором соглашения о выплате авторского вознаграждения за служебное изобретение является получение работодателем патента. Патент на изобретение «Способ флотационного разделения медно-никелевых файнштейнов» Компанией получен после смерти К., потому у ответчика не возникла обязанность по заключению соглашения и выплате авторского вознаграждения К. за использование указанного изобретения; соглашений с автором не заключалось, равно, как и с ее наследниками в виду неразрывной связи с личностью наследодателя, и, как следствие – невозможностью наследования данных прав. Поскольку право требования вознаграждения за использование изобретения не существовало на момент смерти К., не существует оно и в настоящее время, в связи с чем это право не входило в состав наследства, и потому к истцу по наследству перейти не может.

По мнению представителя ответчика, закон не предусматривает переход имущественного права на выплату вознаграждения по наследству, а право на вознаграждение за использование служебного изобретения следует рассматривать как неразрывно связанное с личностью наследодателя – работника, и это право не может быть передано по наследству, поскольку право автора на получение вознаграждения за служебное изобретение основывается на его личном правовом статусе наемного работника, состоящего в трудовых отношениях с работодателем, и указанное право не может быть реализовано автором за пределами трудовых отношений и вне его статуса как работника. Потому никто кроме работника не может реализовать право на получение вознаграждения.

Поскольку право автора неотчуждаемо и непередаваемо, то в случае отсутствия заключенного договора между автором и работодателем оснований для заключения такого договора между работодателем и третьими лицами (в частности, наследниками) отсутствуют. Истцом не представлено доказательств принятия наследства в виде права на авторское вознаграждение. В заявлении на принятие наследства указаны авторские права, однако это понятие не является понятием идентичным авторскому вознаграждению. Надлежащим подтверждением прав наследника на получение денежных сумм или иного имущества от третьих лиц является свидетельство о праве на наследство, удостоверенное в установленном порядке и содержащее информацию о наследовании прав автора изобретения на вознаграждение. В заявлении истца о принятии наследства К. указано авторское право без ссылки на конкретный объект интеллектуальной собственности. На момент смерти К. патент на изобретение не был получен, соглашение на выплату авторского вознаграждения не заключалось.

Выслушав представителя истцов, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему:

Исковые требования Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. и Коновальчика В.В. подлежат частичному удовлетворению в следующем объеме и по следующим основаниям:

В соответствии с ч.ч.1,3,4 ст.1370 ГК РФ изобретение, созданное работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, признается соответственно служебным изобретением. Право авторства на служебное изобретение принадлежит работнику (автору). Исключительное право на служебное изобретение и право на получение патента принадлежат работодателю, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное. …Если работодатель получит патент на служебное изобретение… работник имеет право на вознаграждение. Размер вознаграждения, условия и порядок его выплаты работодателем определяются договором между ним и работником, а в случае спора судом.

Аналогичные положения содержались и в статье 8 «Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 года № 3517-1, действовавшего на момент возникновения спорных отношений и утратившего силу с 01 января 2008 года в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса.

В судебном заседании установлено, что Погребенко Д.М. и Гладков А.С. являлись работниками ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» и в период нахождения в трудовых отношениях с ответчиком, при выполнении своих трудовых обязанностей, принимали участие в качестве соавтора в создании служебного изобретения № <данные изъяты> (патент №).

Указанные обстоятельства представителем ответчика не оспариваются.

ДД.ММ.ГГГГ коллективом авторов, в том числе Гладковым А.С. и Погребенко Д.М. было подано работодателю заявление о созданном служебном изобретении, по результатам рассмотрения которого данное техническое предложение квалифицировано как служебное изобретение с Решением его использования в производстве с предложением о выплате поощрительного вознаграждения и авторского вознаграждения в размере 15% от фактического экономического эффекта в течение пяти лет использования изобретения за каждый год, что подтверждено дополнением к протоколу заседания экспертной комиссии по изобретениям от ДД.ММ.ГГГГ №.

Данное изобретение внедрено в производство и используется с ДД.ММ.ГГГГ.

Указанные обстоятельства не оспаривались представителем ответчика в судебном заседании и подтверждаются экспертным заключением по предварительной оценке долевого участия научно-технических и организационных решений, входящих в состав «Комплекса мероприятий по оптимизации процессов флотационного разделения файнштейна и обжига никелевого концентрата» в общем, ожидаемом экономическом эффекте от реализации данного комплекса мероприятий в 2008 году и актом об использовании предложения (изобретения).

ДД.ММ.ГГГГ ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» был получен патент № на изобретение <данные изъяты> по заявке №, приоритет изобретения ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия патента до ДД.ММ.ГГГГ, в числе авторов указаны Погребенко Д.М., Гладков А.С. и К.

Согласно произведенному истцами расчету экономический эффект за 2008 год от внедрения изобретения № в <данные изъяты> составил <данные изъяты>. Доля изобретения в комплексе мероприятий в размере экономического эффекта составляет 75%, что в денежном выражении соответствует <данные изъяты>.

На основании расчета экономического эффекта за 2008 год, утвержденного заместителем директора ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» Е. ДД.ММ.ГГГГ, фактический экономический эффект, полученный ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» в 2008 году от внедрения <данные изъяты> составил <данные изъяты>.

В связи с несогласием истцов с указанным расчетом ответчика по ходатайству истцов была назначена комплексная технологическая экономическая экспертиза, по заключению которой размер экономического эффекта от использования <данные изъяты> составил <данные изъяты>; экономический эффект от использования изобретения № в 2008 году составил <данные изъяты>.

Указанное экспертное заключение расценивается судом как допустимое и достоверное доказательство; компетенция комиссии экспертов у суда сомнений не вызывает, поскольку ее члены имеют соответствующее профильное образование, длительный стаж работы по специальности, ученые степени и звания; выводы экспертов подробно мотивированы и обоснованы, расчеты отражают фактические данные; какие-либо сведения о прямой или косвенной заинтересованности экспертов в исходе дела в пользу одной из сторон у суда отсутствуют.

Размер экономического эффекта от использования <данные изъяты> установленного экспертами, сторонами не оспаривается.

Таким образом, факт использования ответчиком служебного изобретения № в 2008 году и факт получения экономического эффекта от использования этого изобретения достоверно установлен, следовательно, авторское вознаграждение за 2008 год должно было быть выплачено истцам не позднее 1 апреля 2009 года.

В силу положений абз.4 ч.4 ст.1370 ГК РФ Правительство Российской Федерации вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы (аналогичные положения содержались и в абз.4 ч.2 ст.8 «Патентного закона Российской Федерации» от 23 сентября 1992 года № 3517-1, действовавшего на момент возникновения спорных отношений).

Согласно п.3 Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 14 августа 1993 года №822 «О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений бывшего законодательства СССР об изобретениях и промышленных образцах» автор изобретения,…патент на которое выдан работодателю или его правопреемнику, имеет право на вознаграждение в размере и на условиях, определяемых соглашением с патентообладателем. При недостижении соглашения применяются положения пунктов 1,3 и 5 статьи 32 Закона СССР «Об изобретениях в СССР»…

Согласно ч.1 ст.32 Закона СССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 года № 2213-1 вознаграждение за использование изобретения в течение срока действия патента выплачивается автору на основе договора работодателем, получившим патент … или его правопреемником в размере не менее 15% прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от его использования. Вознаграждение за использование изобретения, полезный эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, выплачивается автору в размере не менее 2 процентов от доли себестоимости продукции (работ и услуг), приходящейся на данное изобретение.

Приказом директора № от ДД.ММ.ГГГГ в пункт 7.6 «Положения о порядке оформления в Заполярном филиале ОАО «ГМК» Норильский никель» служебных объектов интеллектуальной собственности и отношений, возникающих в связи с их правовой охраной и использованием» от ДД.ММ.ГГГГ, предусматривающий размер вознаграждения, внесены изменения, согласно которым вознаграждение за использование служебных объектов интеллектуальной деятельности определяется в соответствии с действующим законодательством.

При указанных выше обстоятельствах, учитывая, что между сторонами не было достигнуто иное соглашение, суд считает необходимым применить минимальный размер вознаграждения 15% от прибыли (соответствующей части дохода), в связи с чем размер вознаграждения авторскому коллективу составляет <данные изъяты>

В соответствии с условиями соглашения о распределении вознаграждения между соавторами изобретения доля соавторов Погребенко Д.М. и Гладкова А.С. составляет по 9% от общей суммы вознаграждения.

Таким образом, суд считает требования истцов Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. о взыскании с ответчика авторского вознаграждения в сумме по <данные изъяты> каждому обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме.

Кроме того, согласно ст.33 Закона ССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 года за несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.

В силу положений указанной статьи и ст.330 ГК РФ суд находит подлежащими удовлетворению и требования истца о взыскании с ответчика пени в размере 0,04% за каждый день просрочки за несвоевременную выплату вознаграждения.

Истцами Гладковым А.С. и Погребенко Д.М. заявлено требование о взыскании неустойки в размере <данные изъяты> каждому за период с 1 апреля 2009 года по 1 апреля 2011 года – 730 дней, исходя из расчета: <данные изъяты>

Вместе с тем, учитывая конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, суд полагает необходимым при определении размера неустойки, подлежащей взысканию в пользу каждого из истцов Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. применить положения ст.333 ГК РФ согласно которым, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку и снизить размер неустойки, подлежащей взысканию в пользу истцов до <данные изъяты>.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, потому в пользу истцов Погребенко Д.М. и Гладкова А.С. с ответчика подлежит: возврат государственной пошлины в размере <данные изъяты> каждому; расходы, связанные с оплатой стоимости экспертизы - в пользу Погребенко Д.М. <данные изъяты> стоимость экспертизы и <данные изъяты> – затраты по переводу указанной суммы экспертному учреждению посредством Банка, в пользу Гладкова А.С. – <данные изъяты>.

Относительно исковых требований Коновальчик В.В. суд приходит к следующим выводам:

являлась работником ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ, и в период нахождения в трудовых отношениях с ответчиком при выполнении своих трудовых обязанностей принимала участие в качестве соавтора в создании служебного изобретения № <данные изъяты> (патент №).

ДД.ММ.ГГГГ К. умерла в городе Москве.

По общему правилу имущественные права входят в состав наследства (абз. 1 ст. 1112 ГК РФ). Исключения предусмотрены в абз.2 ст.1112 ГК РФ, это имущественные права, неразрывно связанные с личностью наследодателя, а также права, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами.

Положения Гражданского кодекса РФ и иных законов, действовавшие как на день открытия наследства в связи со смертью К., так и действующие в настоящее время, не запрещали и не запрещают переход в порядке наследования имущественного права автора служебного изобретения на получение вознаграждения.

Действовавший на день открытия наследства Патентный закон РФ (ФЗ от 18.12.2006 года № 231-ФЗ признан утратившим силу с 01.01.2008 года) в предусматривал, что автором изобретения признается физическое лицо, творческим трудом которого оно создано (пункт 1 ст.7), а если в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца участвовало несколько физических лиц, все они считаются его авторами, и порядок пользования правами, принадлежащими авторам, определяется соглашением между ними (пункт 2 ст.7), право авторства является неотчуждаемым личным правом и охраняется бессрочно (пункт 3 ст.7).

Согласно ст.8 Патентного закона РФ патент выдается: автору изобретения; работодателю в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи; правопреемникам указанных лиц (пункт 1).

Право на получение патента на изобретение, созданное работником (автором) в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя (служебное изобретение), принадлежит работодателю, если договором между ним и работником (автором) не предусмотрено иное.

В случае, если работодатель в течение четырех месяцев с даты уведомления его работником (автором) о полученном им результате, способном к правовой охране в качестве изобретения, не подаст заявку на выдачу патента на это изобретение в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, не передаст право на получение патента на служебное изобретение другому лицу и не сообщит работнику (автору) о сохранении информации о соответствующем результате в тайне, право на получение патента на такое изобретение принадлежит работнику (автору). В этом случае работодатель в течение срока действия патента имеет право на использование служебного изобретения в собственном производстве с выплатой патентообладателю компенсации, определяемой на основе договора.

В случае, если работодатель получит патент на служебное изобретение, либо примет Решение о сохранении информации о таком изобретении в тайне, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной им заявке по зависящим от него причинам, работник (автор), которому не принадлежит право на получение патента на такое изобретение, имеет право на вознаграждение. Размер вознаграждения и порядок его выплаты определяются договором между работником (автором) и работодателем. В случае недостижения между сторонами соглашения об условиях договора в течение трех месяцев после того, как одна из сторон сделает другой стороне предложение в письменной форме об этих условиях, спор о вознаграждении может быть разрешен в судебном порядке.

Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные изобретения (пункт 2).

Таким образом, подача заявки на получение патента на служебное изобретение является действием работодателя, направленным на исключение у работника (автора) права на получение патента на изобретение.

Из данных норм Патентного закона РФ следует, что наличие трудовых отношений между работодателем и автором, создавшим изобретение при выполнении своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя, влечет признание служебным творческого результата, о котором автор уведомил работодателя, но возникающие впоследствии отношения в связи с определением лица, которому будет принадлежать право на получение патента, исключительное право на изобретение, право на использование изобретения, выплатой работодателем автору вознаграждения (компенсации) являются предметом гражданско-правового регулирования (п.п.5 п.1 ст.8 ГК РФ).

Кроме того, действовавшая на день открытия наследства ст.525 ГК РСФСР (ФЗ от 18.12.2006 года № 231-ФЗ признан утратившим силу с 01.01.2008 года) предусматривала, что право получить авторское свидетельство или патент на изобретение, удостоверение на рационализаторское предложение, свидетельство или патент на промышленный образец и вознаграждение за изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец, а также основанное на патенте исключительное право на изобретение и промышленный образец переходят по наследству в установленном законом порядке.

Данная норма ГК РСФСР не противоречила как Гражданскому кодексу РФ, так и Патентному закону РФ.

Неотчуждаемым и непередаваемым личным неимущественным правом является принадлежащее автору (соавторам) служебного изобретения право авторства, но возникающие на его основе имущественные права, в том числе право автора на вознаграждение, не связаны неразрывно с личностью наследодателя, могут быть реализованы автором и после прекращения трудовых отношений, следовательно, абз.2 ст.1112 ГК РФ не запрещает переход таких прав в порядке универсального правопреемства.

На момент смерти К. отсутствовало ее завещание, в связи с чем во все права должны были вступить ее наследники по закону, каковыми является истец Коновальчик В.В., с которым К. состояла в браке <данные изъяты> и двое их сыновей Коновальчик: К.1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, и К.2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, отказавшиеся в пользу истца Коновальчик В.В. от причитающихся им долей на наследование по всем основаниям.

ДД.ММ.ГГГГ ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» был получен патент № на изобретение <данные изъяты> по заявке №, приоритет изобретения ДД.ММ.ГГГГ со сроком действия патента до ДД.ММ.ГГГГ, в числе авторов по указанному патенту состоит К.

Представитель ответчика не оспаривается создание К. в коллективе соавторов изобретения №.

Довод представителя ответчика о том, что до получения патента не могло возникнуть право автора на авторское вознаграждение, суд находит несостоятельным.

Так, статья 8 Патентного закона РФ не устанавливала момент возникновения права автора на получение от работодателя вознаграждения за служебное изобретение исключительно после даты получения работодателем патента.

В силу данной нормы такое право работника возникало также и в тех случаях, если работодатель примет Решение о сохранении информации об изобретении в тайне, либо передаст право на получение патента другому лицу, либо не получит патент по поданной им заявке по зависящим от него причинам.

Пункты 2 и 3 ст.3 Патентного закона РФ предусматривали, что патент удостоверяет приоритет, авторство изобретения и исключительное право на изобретение, действует до истечения двадцати лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Аналогичные правила установлены в п. 1 ст. 1363 ГК РФ, согласно которому срок действия исключительного права на изобретение и удостоверяющего это право патента исчисляется со дня подачи первоначальной заявки на выдачу патента в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и при условии соблюдения требований, установленных настоящим Кодексом, составляет двадцать лет - для изобретений.

При таком положении срок действия исключительного права ОАО «ГМК «Норильский никель» на изобретение исчисляется с даты подачи заявки то есть с ДД.ММ.ГГГГ и до ДД.ММ.ГГГГ, а наследство в связи со смертью К. открылось ДД.ММ.ГГГГ, то есть в пределах этого срока.

Таким образом, суд считает, что при жизни К. имела бы право на получение авторского вознаграждения за ДД.ММ.ГГГГ.

При жизни К. соглашение о выплате авторского вознаграждения с ответчиком не заключала.

Правоотношения, возникающие в условиях, когда между автором служебного изобретения (работником, бывшим работником) и патентообладателем (работодателем) не достигнуто соглашение о размере вознаграждения и порядке его выплаты были урегулированы п.6 Постановления Верховного Совета РФ от 23.09.1992 года № 3518-1 «О введении в действие Патентного закона РФ» (ФЗ от 18.12.2006 года № 231-ФЗ признано утратившим силу с 01.01.2008 года), и п.3. Постановления Правительства РФ от 14.08.1993 года № 822, в соответствии с которыми при недостижении соглашения применяются положения пунктов 1, 3 и 5 статьи 32 Закона СССР «Об изобретениях в СССР», подлежащие применению на территории РФ до принятия законодательных актов РФ о развитии изобретательства и художественно-конструкторского творчества и в период с 01.01.2008 года согласно ст. 12 ФЗ от 18.12.2006 года № 231-Ф3 «О введение в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Согласно ч.1 ст.32 Закона СССР «Об изобретениях в СССР» от 31 мая 1991 года № 2213-1 вознаграждение за использование изобретения в течение срока действия патента выплачивается автору на основе договора работодателем, получившим патент … или его правопреемником в размере не менее 15% прибыли (соответствующей части дохода), ежегодно получаемой патентообладателем от его использования.

При указанных выше обстоятельствах, учитывая, что между сторонами не было достигнуто иное соглашение, суд считает необходимым применить минимальный размер вознаграждения 15% от прибыли (соответствующей части дохода).

С учетом экспертного заключения, определившего размер экономического эффекта от использования <данные изъяты> в размере <данные изъяты>; экономического эффекта от использования изобретения № в 2008 году в размере <данные изъяты>, размера вознаграждения авторскому коллективу в 6 111 699,55 рублей (40 744 663,66 рубля : 100% х 15%)и доли К. в соответствии с условиями соглашения о распределении вознаграждения между соавторами изобретения в размере 10% от общей суммы вознаграждения, размер авторского вознаграждения К. за использования изобретения № в 2008 году, составляет <данные изъяты> Указанное авторское вознаграждение К. могла бы получить за 2008 год в связи с использованием изобретения.

При указанных обстоятельствах еще при жизни К. принадлежало право на получение вознаграждения автору служебного изобретения, в связи с чем, на день открытия наследства указанное право у К. было, оно и вошло в состав наследства.

При возникновении спора принадлежавшее наследодателю право может быть реализовано наследниками путем обращения в суд с иском о защите нарушенного права, предъявленного к патентообладателю (работодателю автора). При этом не имеет юридического значения, состоял ли наследодатель (автор служебного изобретения) в трудовых отношениях с патентообладателем (работодателем автора) в период после того, как автор уведомил работодателя о создании служебного творческого результата.

На основании изложенного, суд расценивает требования истца Коновальчик В.В., как наследника умершей К., о взыскании с ответчика авторского вознаграждения обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Довод ответчика о непредставлении истцом доказательств, подтверждающих принятие наследства в виде права на выплату авторского вознаграждения, суд находит не состоятельным, поскольку в силу п. 2 ст.1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

Как пояснил в судебном заседании представитель истца, Коновальчиком В.В. принято наследство после смерти его жены, К., и получено свидетельство о праве на наследство по закону.

Довод представителя ответчика об отсутствии в свидетельстве о праве на наследство сведений о принятии в порядке наследования права на авторское вознаграждение, что лишает истца требовать выплаты вознаграждения в порядке наследования, суд находит не состоятельным.

Как указано выше, истец принял наследство после смерти соавтора изобретения, и ввиду того, что ответчик не подтвердил право автора на получение авторского вознаграждения в порядке принятия наследства и не заключил с наследником соглашения о его выплате, истец обратился в суд с требованием о взыскании сумм авторского вознаграждения в связи со смертью автора и невозможностью реализовать свое право на его получение.

Согласно ст.33 Закона ССР «Об изобретениях в СССР» от ДД.ММ.ГГГГ за несвоевременную выплату вознаграждения патентообладатель, виновный в этом, уплачивает автору за каждый день просрочки пеню в размере 0,04 процента суммы, причитающейся к выплате.

В силу положений указанной статьи и ст.330 ГК РФ суд находит подлежащими удовлетворению и требования истца о взыскании с ответчика пени в размере 0,04% за каждый день просрочки за несвоевременную выплату вознаграждения.

Как было указано выше, в соответствии с требованиями действующего законодательства патентообладатель выплачивает автору изобретения вознаграждение не позднее трех месяцев после истечения каждого года, в котором изобретение использовалось.

Истцом Коновальчиком В.В. заявлено требование о взыскании неустойки в размере <данные изъяты> за период с 1 апреля 2009 года по 1 апреля 2011 года – 730 дней, исходя из расчета: <данные изъяты>

Вместе с тем, учитывая конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, суд полагает необходимым при определении размера неустойки, подлежащей взысканию в пользу истца Коновальчика В.В. применить положения ст.333 ГК РФ согласно которым, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку и снизить размер неустойки, подлежащей взысканию в пользу истца до <данные изъяты>.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось Решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, потому в пользу истца Коновальчика В.В. с ответчика подлежит: возврат государственной пошлины в размере <данные изъяты>; расходы, связанные с оплатой стоимости экспертизы в размере <данные изъяты>.

Выводы суда кроме пояснений участвующих в деле лиц подтверждаются указанными выше материалами дела.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд-

Решил:

Исковые требования Коновальчика В.В. к Открытому акционерному обществу «ГМК «Норильский никель» о выплате авторского вознаграждения по патенту РФ № на изобретение за 2008 год и пени за несвоевременную выплату вознаграждения в порядке наследования, Гладкова А.С. и Погребенко Д.М. к Открытому акционерному обществу «ГМК «Норильский никель» о выплате авторского вознаграждения по патент РФ № на изобретение за 2008 год и пени за несвоевременную выплату вознаграждения удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО «ГМК «Норильский никель» за использование изобретения по патенту № за 2008 год:

в пользу Коновальчика В.В. авторское вознаграждение в порядке наследования за К. в размере <данные изъяты>, пеню за несвоевременную выплату авторского вознаграждения в размере <данные изъяты>, расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты>, возврат государственной пошлины в размере <данные изъяты>, а всего взыскать с ответчика в пользу истца <данные изъяты>

в пользу Погребенко Д.М. авторское вознаграждение в размере <данные изъяты>, пеню в размере <данные изъяты>, расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты>, возврат государственной пошлины в размере <данные изъяты>, а всего взыскать с ответчика в пользу истца <данные изъяты>

в пользу Гладкова А.С. авторское вознаграждение в размере <данные изъяты>, пеню в размере <данные изъяты>, расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты>, возврат государственной пошлины в размере <данные изъяты>, а всего взыскать с ответчика в пользу истца <данные изъяты>

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме в судебную коллегию по гражданским делам Красноярского краевого суда через Норильский городской суд.

Председательствующий: Т.Г. Соловьева

Решение в окончательной форме принято 06 мая 2011 года.