Судебная практика

Постановление кассации от 27.12.2010 №А27-3195/2010. По делу А27-3195/2010. Российская Федерация.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ул. Ленина д. 74, г. Тюмень, 625010, тел. (3452) 799-444, http://faszso.arbitr.ru, e-mail info@faszso.ru

Постановление

г. Тюмень Дело № А27-3195/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 22 декабря 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 27 декабря 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Кокшарова *.*.

судей Антипиной *.*.

Чапаевой *.*.

при участии представителей сторон:



от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Кемеровской области – Гребенюк *.*. , по доверенности от 07.07.2010;

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Кемеровской области на Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 18.05.2010 (судья Потапов *.*. ) и Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2010 (судьи Журавлева *.*. , Колупаева *.*. , Кривошеина *.*. ) по делу № А27-3195/2010 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Власковское карьероуправление» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Кемеровской области о признании недействительным решения в части.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Власковское карьероуправление» (далее – Общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Кемеровской области (далее - налоговый орган, Инспекция) от 11.12.2009 № 48 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части предложения уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС) в сумме 2 199 762 рублей, по налогу на прибыль в сумме 2 867 340 рублей, по налогу на добычу полезных ископаемых в сумме 618 689 рублей, а также соответствующих сумм пени и штрафов по указанным налогам.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 18.05.2010, оставленным без изменения Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2010, требования Общества удовлетворены в полном объеме.

В кассационной жалобе Инспекция, полагая, что судами неправильно применены нормы материального и процессуального права, выводы, изложенные в судебных актах, не соответствуют имеющимся в деле доказательствам, просит отменить Решение и Постановление судебных инстанций и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя жалобы, судебными инстанциями не дана полная и надлежащая оценка всем представленным в материалы дела доказательствам.

В отзыве на кассационную жалобу Общество просит оставить Решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения. С доводами кассационной жалобы не согласно в полном объеме.

Арбитражный суд кассационной инстанции, в соответствии с положениями статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверив законность судебных актов арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее, не находит оснований для ее удовлетворения.

Из материалов дела следует, Инспекцией была проведена выездная налоговая проверка Общества, по результатам которой составлен акт от 02.10.2009 № 1771 ДСП.



На основании акта Инспекцией принято Решение от 11.12.2009 № 48 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 12.02.2010 № 75, принятым по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, Решение Инспекции оставлено без изменения.

Частичное несогласие с вышеназванным Решением Инспекции послужило основанием для обращения Общества в арбитражный суд с заявленными требованиями.

Суды обеих инстанций, исследовав имеющиеся в деле доказательства и дав им в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, надлежащую правовую оценку, удовлетворяя требования Общества, приняли законные и обоснованные судебные акты. Кассационная инстанция поддерживает выводы судов, в связи с чем, отклоняет доводы кассационной жалобы, при этом исходит из следующего.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 336 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на добычу полезных ископаемых признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории РФ на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно статьям 338, 340 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база определяется налогоплательщиком самостоятельно в отношении каждого добытого полезного ископаемого как произведение количества добытого полезного ископаемого, определяемого в соответствии со статьей 339 Налогового кодекса Российской Федерации, и стоимости единицы добытого полезного ископаемого.

В силу пункта 1 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации оценка стоимости добытых полезных ископаемых определяется налогоплательщиком самостоятельно одним из следующих способов: исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации без учета субсидий; исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации добытого полезного ископаемого; исходя из расчетной стоимости добытых полезных ископаемых.

Материалами дела установлено, что в спорный период Общество применяло второй способ оценки – исходя из сложившихся у налогоплательщика за соответствующий налоговый период цен реализации добытого полезного ископаемого.

В соответствии с пунктом 3 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации в случае отсутствия субсидий к ценам реализации добываемых полезных ископаемых налогоплательщик применяет способ оценки, указанный в подпункте 2 пункта 1 данной статьи. При этом оценка стоимости единицы добытого полезного ископаемого производится исходя из выручки от реализации добытых полезных ископаемых, определяемой на основании цен реализации с учетом положений статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, без НДС (при реализации на территории Российской Федерации и в государства - участники Содружества Независимых Государств) и акциза, уменьшенных на сумму расходов налогоплательщика по доставке в зависимости от условий поставки.

При избрании способов оценки стоимости добытых полезных ископаемых, предусмотренных подпунктами 1, 2 пункта 1 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации, налогоплательщик учитывает расходы по доставке (перевозке) добытого полезного ископаемого до получателя, в частности, расходы по доставке (транспортировке) магистральными трубопроводами, железнодорожным, водным и другим транспортом, расходы на слив, налив, погрузку, разгрузку и перегрузку, на оплату услуг в портах и транспортно-экспедиционных услуг (пункты 2, 3 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. При этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, а документально подтвержденными расходами признаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно положениям статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, которые служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбома Ф.И.О. учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты.

Из разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пунктах 1, 6, 10 постановления от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» следует, что представленные налогоплательщиком в налоговый орган все надлежащим образом заверенные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды являются основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. При отсутствии доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентами согласованных умышленных действий, направленных на неправомерное создание оснований для возмещения налога из бюджета, эти обстоятельства не могут свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика. Факт нарушения контрагентами своих налоговых обязательств не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Согласно пункту 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные указанной статьей налоговые вычеты.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм НДС к вычету или возмещению. При этом пункты 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливают обязательные для оформления счетов-фактур требования, несоблюдение которых является основанием для отказа в предоставлении вычета по налогу на добавленную стоимость.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 18.10.2005 № 4047/05, для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость налогоплательщик обязан доказать правомерность своих требований. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.

По смыслу определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О и пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Обязанность доказывания не добросовестности возложена на налоговые органы. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В соответствии с пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, разъяснил в постановлении от 12.10.2006 № 53, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны.

Из материалов дела следует, Обществом с ООО «ТрансСнаб» был заключен договор на оказание услуг по выполнению погрузочных работ, с ООО «Регал» - договор на выполнение погрузочных работ и договор поставки, с ООО «Орион» - договор оказания услуг по обеспечению подвижным составом.

Основание для принятия оспариваемого решения налогового органа послужили выводы Инспекции о том, что первичные документы Общества содержат недостоверные сведения, не подтверждают реальность хозяйственных операций с его контрагентами.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав имеющиеся в деле договоры, счета-фактуры, товарные накладные, акты выполненных работ, Установили, что спорные операции имели место в рамках заключенных договоров, представленные налогоплательщиком первичные документы, представленные налогоплательщиком для подтверждения включения в состав расходов при исчислении налога на прибыль, налога на добычу полезных ископаемых и налоговых вычетов по НДС, отвечают требованиям, установленным нормами налогового законодательства, сведения, указанные в данных документах, являются достоверными.

Судебные инстанции указали, что Инспекцией не представлено доказательств того, что указанные выше контрагенты Общества на момент совершения сделок с ним не обладали правоспособностью, поскольку материалы дела свидетельствуют о том, что в спорном периоде они состояли в Едином государственном реестре юридических лиц, находились на налоговом учете.

При этом суды отметили, что недобросовестность контрагентов Общества, не является основанием признания недобросовестности самого Общества и возложения на него ответственности за действия других лиц, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Материалы дела не содержат доказательств того, что действия контрагентов налогоплательщика привели Общество к искусственному завышению расходов по налогам и неправомерному применению налогового вычета по НДС, либо между Обществом и его контрагентами были совершены согласованные действия, направленные на получение Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Факт реальности проведения хозяйственных операций между Обществом и его контрагентами подтвержден имеющимися в материалах дела первичными документами.

Довод Инспекции о подписании первичных документов от имени руководителей указанных выше предприятий неустановленными лицами судебные инстанции отклонили, со ссылкой на Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 согласно которому, отказывая лицу в праве на вычет НДС и принятии расходов по налогу на прибыль по мотиву его недобросовестности как налогоплательщика, налоговый орган обязан доказать именно недобросовестность в его действиях.

При этом ссылка налогового органа на заключения экспертов, установивших факт подписания спорных счетов-фактур неустановленными лицами, обоснованно отклонена судами первой и апелляционной инстанций, поскольку результаты экспертизы однозначно не свидетельствуют о том, что счета-фактуры подписаны неуполномоченными на то лицами.

В материалах дела отсутствуют достаточные доказательства, в совокупности свидетельствующие, о недобросовестности Общества, также как и отсутствуют доказательства проявленной налогоплательщиком неосмотрительности и неосторожности при выборе контрагентов до заключения договора.

В свою очередь Обществом в дело представлены доказательства того, что перед заключением договоров налогоплательщиком были запрошены у контрагентов сведения об их регистрации в качестве юридических лиц и постановке на налоговый учет, копии учредительных документов.

Кроме того, как указано судебными инстанциями, по взаимоотношениям с ООО «Регал» и ООО «ТрансСнаб» Обществом в подтверждение факта реальности оказания услуг были представлены путевые листы контрагентов, которые в соответствии с Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 28.11.1997 № 78 являются первичными документами учета работы автотранспортного средства и основанием для начисления заработной платы водителю. Контрагенты подтвердили выполнение работ по заключенным договорам.

По взаимоотношениям с ООО «Орион» судебными инстанциями указано на то, что налоговым органом установлены номера подвижного железнодорожного транспорта (железнодорожные вагоны), которые фактически поставлялись Обществу под загрузку.

Доводы кассационной жалобы повторяют позицию Инспекции по делу, не опровергают выводов судов первой и апелляционной инстанций, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судами обстоятельств и материалов дела.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа считает, что выводы Арбитражного суда Кемеровской области и Седьмого арбитражного апелляционного суда подтверждены материалами дела и основаны на установленных по делу фактических обстоятельствах, получивших надлежащую юридическую оценку судов в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебными инстанциями применены нормы материального права, подлежащие применению, нарушений процессуального закона не установлено, в связи с чем у суда кассационной инстанции в силу статьи 286, статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правовые основания для переоценки установленных судами обстоятельств и отмены вынесенных по делу судебных актов отсутствуют.

При данных обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

Постановил:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 18.05.2010 и Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2010 по делу № А27-3195/2010 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий *.*. Кокшаров

Судьи *.*. Антипина

*.*. Чапаева