Судебная практика

Постановление апелляции от 2011-02-01 №А33-12919/2010. По делу А33-12919/2010. Российская Федерация.

ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Постановление

01 февраля 2011 года

Дело №

А33-12919/2010

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 февраля 2011 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего – судьи Демидовой *.*. ,

судей: Бычковой *.*. , Дунаевой *.*. ,



при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Ахметшиной *.*. ,

при участии представителей:

общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» (заявителя) – Вагнера *.*. , на основании доверенности от 24.08.2010, паспорта;

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 24 по Красноярскому краю (ответчика) – Дмитриевой *.*. , на основании доверенности от 15.02.2010, служебного удостоверения,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника»

на Решение Арбитражного суда Красноярского края

от 10 ноября 2010 года по делу № А33-12919/ Ф.И.О. *.*. ,

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» (ОГРН 1072468000406, ИНН 2461200189) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 24 по Красноярскому краю (ИНН 2461123551) от 06.07.2010 № 2.11-18/20 «О привлечении налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части:

привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость, в виде штрафа в размере 46 436 рублей 27 копеек; доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в сумме 464 362 рублей 47 копеек и начисления пени за несвоевременную уплату налога в сумме 108 122 рублей 79 копеек;



привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль, в виде штрафа в размере 60 540 рублей 09 копеек; доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 605 400 рублей 78 копеек и начисления пени за несвоевременную уплату налога в сумме 88 156 рублей 67 копеек.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 10 ноября 2010 года в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с данным Решением, общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое Решение суда первой инстанции отменить и принять новое Решение, обязать налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя. Полагает, что у суда первой инстанции отсутствовали законные основания для отказа в удовлетворении заявленных требований. Настаивает на том, что налогоплательщик подтвердил право на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и расходы при расчете налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Считает, что налоговый орган не доказал получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В апелляционной жалобе заявитель ссылается на то, что судом первой инстанции:

не принято во внимание обстоятельство того, что сделки общества со спорными контрагентами реальны и обусловлены разумными экономическими причинами;

не учтено, что первичные учетные документы, несмотря на имеющиеся недостатки при их оформлении, тем не менее, являются документами, отражающими реальные хозяйственные операции (товары реально поставлены и оплачены, т.е. расходы понесены);

проигнорировано отсутствие доказательств того, что налогоплательщик знал о нарушениях, в том числе при оформлении первичных учетных документов;

ограничился оценкой исключительно документов, имеющих недостатки и нарушения, допущенные контрагентами, т.е. теми обстоятельствами, которые не имеют отношения к оценке правомерности действий самого налогоплательщика, решению вопроса о его виновности;

в нарушение принципа добросовестности участников гражданских правоотношений, налогоплательщика, применил неопределенную норму права, созданную не законодателем, а Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации – «налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности».

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 24 по Красноярскому краю считает обжалуемое Решение суда первой инстанции законным и обоснованным по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал требования апелляционной жалобы, сослался на изложенные в ней доводы.

Представитель ответчика в судебном заседании доводы апелляционной жалобы не признал, сослался на доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просил суд апелляционной инстанции обжалуемое Решение суда первой инстанции оставить без изменения, в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Апелляционная жалоба рассматривалась в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» зарегистрировано в качестве юридического лица 03.07.2007 Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 23 по Красноярскому краю за основным государственным регистрационным номером 1072468000406.

На основании решения от 02.02.2010 № 2.11-20/05 Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 24 по Красноярскому краю проведена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты, в том числе налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций за период с 03.07.2007 по 31.12.2008.

В ходе проведения выездной налоговой проверки налоговым органом установлены и в акте от 01.06.2010 № 2.11-18/20 зафиксированы, в том числе, следующие нарушения:

занижение и неполное исчисление налога на прибыль за 2007-2008 годы в сумме 2 579 791 рубля 39 копеек в связи с неправомерным уменьшением доходов на суммы расходов по оплате товаров (работ, услуг) обществу с ограниченной ответственностью «СибМетЛес», обществу с ограниченной ответственностью «Снабторг», обществу с ограниченной ответственностью «Красноярск», по причине «проблемности» данных организаций;

неправомерное применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость за 2007-2008 годы в общей сумме 464 362 рублей 47 копеек по счетам-фактурам, выставленным обществом с ограниченной ответственностью «СибМетЛес», обществом с ограниченной ответственностью «Снабторг», обществом с ограниченной ответственностью «Красноярск», поскольку, по мнению налогового органа, у налогоплательщика отсутствовали реальные хозяйственные операции с указанными организациями.

Уведомлением от 07.06.2010 исх. № 2.11-33/13417 (получено директором общества 07.06.2010) налогоплательщик приглашен на рассмотрение материалов налоговой проверки назначенное на 30.06.2010.

Обществом с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» в налоговый орган были представлены возражения от 25.06.2010 на акт выездной налоговой проверки.

Согласно протоколу рассмотрения возражений налогоплательщика и материалов проверки от 30.06.2010 № 105, налоговым органом приняты доводы налогоплательщика в отношении наличия обстоятельств, смягчающих ответственность, вынесено Решение о продлении срока рассмотрения материалов поверки до 06.07.2010.

Уведомлением от 30.06.2010 № 2.11-33/14978 (полученным директором общества 30.06.2010) налогоплательщик извещен о том, что 06.07.2010 состоится рассмотрение материалов выездной налоговой проверки.

02.07.2010 общество представило в налоговый орган дополнительные документы.

По результатам рассмотрения акта налоговой проверки, материалов проверки и возражений налогоплательщика (протокол от 06.07.2010 № 107), налоговым органом принято Решение от 06.07.2010 № 2.11-18/20 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату налога на добавленную стоимость, в виде штрафа в размере 46 436 рублей 27 копеек, за неуплату налога на прибыль, в виде штрафа в размере 60 540 рублей 09 копеек (размер штрафов указан с учетом применения смягчающих ответственность обстоятельств). Кроме того, указанным Решением обществу предложено уплатить доначисленные налог на прибыль в сумме 605 400 рублей 78 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 464 362 рублей 47 копеек и начисленные пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в сумме 88 156 рублей 67 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 108 122 рублей 79 копеек.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю от 18.08.2010 № 12-0818 Решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 24 по Красноярскому краю от 06.07.2010 № 2.11-18/20 оставлено без изменения, жалоба налогоплательщика - без удовлетворения.

Считая Решение от 06.07.2010 № 2.11-18/20 в части признания необоснованным применения налоговых вычетов и отнесения на расходы затрат на приобретение товаров по сделкам с обществами «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» незаконным, нарушающим права и законные интересы налогоплательщика, общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с вышеуказанным заявлением.

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не Установилоснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены обжалуемого судебного акта, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений, представить доказательства.

По смыслу статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривает дело по общим правилам рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции с особенностями, предусмотренными главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом, согласно части 6 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вне зависимости от доводов, содержащихся в апелляционной жалобе, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет, не нарушены ли судом первой инстанции нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 270 настоящего Кодекса основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

В силу части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действия (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, Решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, Решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение или совершили действия (бездействие).

Из положений части 2 статьи 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что заинтересованное лицо вправе обжаловать ненормативный правовой акт государственных органов путем подачи в суд заявления о признании его недействительным.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации организации вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным ненормативного правового акта государственных органов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со статьей 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Решение о признании ненормативного правового акта недействительным принимается арбитражным судом в том случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт государственного органа не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным необходимо наличие одновременно двух оснований – несоответствие его закону или иным нормативным правовым актам и нарушение им прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Суд первой инстанции, в нарушение части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не проверил процедуру вынесения налоговым органом оспариваемого решения, однако, данное процессуальное нарушение не привело к вынесению неверного решения и не является основанием для отмены решения суда первой инстанции (часть 3 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Суд апелляционной инстанции проверил процедуру рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, установленную статьями 100-101 Налогового кодекса Российской Федерации. Нарушений не установлено, налогоплательщику была обеспечена возможность участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки и представить объяснения и возражения.

Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации, пункту 1 статьи 3, подпункту 1 пункта 1 статьи 23 и статье 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Согласно статье 52 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот. В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налогов, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» в спорный период являлось плательщиком налога на добавленную стоимость.

Пункт 1 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 настоящего Кодекса (за исключением налоговых вычетов, предусмотренных пунктом 3 статьи 172 настоящего Кодекса), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса.

Пунктом 1 статьи 166 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрен порядок исчисления налога на добавленную стоимость, исходя из которого сумма налога при определении налоговой базы на основании статей 154 - 159 и 162 Кодекса исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты. Вычетам подлежат, в частности, суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи (пункт 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено этой статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, документами, дающими право на налоговые вычеты, являются в совокупности счета-фактуры, выставленные продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) в соответствии с порядком, установленным пунктами 5, 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, и первичные документы, подтверждающие принятие товара на учет.

В соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 названной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. На основании пункта 6 счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Требования к оформлению счетов-фактур относятся не только к наличию соответствующих реквизитов, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

В соответствии со статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность подтверждать правомерность и обоснованн Ф.И.О. документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), так как именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком.

В соответствии со статьей 246 Налогового кодекса Российской Федерации общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» в спорном периоде являлось плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях настоящей главы признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Статья 252 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из буквального толкования положений пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что обязанность по доказыванию экономической обоснованности произведенных расходов и их взаимосвязи с деятельностью, направленной на получение дохода, законодателем возложена на налогоплательщика.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции, в том числе о лицах, осуществивших операции по отправке, перевозке и приему груза, должны соответствовать фактическим обстоятельствам.

По смыслу положения пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Следовательно, обязанности по доказыванию факта недобросовестности и представлению соответствующих доказательств возлагаются на налоговый орган.

Данная позиция подтверждена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-О, согласно которому налоговые органы контролируют исполнение налоговых обязательств в установленном порядке, проводят проверки добросовестности налогоплательщиков, а в случаях выявления их недобросовестности обеспечивают охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты. Поскольку обязанности по доказыванию факта недобросовестности и представлению соответствующих доказательств возлагаются на налоговый орган, именно он должен доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Следовательно, налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и отнесения сумм, уплаченных за товар поставщику, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции. Указанная правовая позиция изложена в Постановлении от 11.11.2008 № 9299/08 Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что в проверяемом периоде налогоплательщиком заявлены налоговые вычеты при исчислении налога на добавленную стоимость в общей сумме 464 362 рублей 47 копеек за июнь, сентябрь, октябрь 2008 года на основании счетов-фактур, выставленных обществом с ограниченной ответственностью «СибМетЛес», за июнь, август, сентябрь 2008 года, на основании счетов-фактур, выставленных обществом с ограниченной ответственностью «Снабторг», за июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь 2007 года, январь, февраль, март, апрель 2008 года на основании счетов-фактур, выставленных обществом с ограниченной ответственностью «Красноярск». Кроме того, в связи с приобретением у обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» товаров, налогоплательщиком заявлены расходы на сумму 2 579 791 рубль 39 копеек при исчислении налога на прибыль за 2007, 2008 годы.

При проведении мероприятий налогового контроля в отношении обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» налоговым органом установлены следующие обстоятельства:

первичные документы, оформленные от имени контрагентов обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», содержат недостоверные сведения о продавце, грузоотправителе и лицах, их подписавших. При допросах руководители названных организаций Чупина *.*. , Тычкина *.*. , Ботурова *.*. (протоколы допроса от 04.02.2010 № 129, от 14.09.2009, от 04.03.2010) отрицали свою причастность к хозяйственной деятельности указанных организаций, подписание каких-либо документов и доверенностей на осуществление деятельности от их имени;

у обществ «СибМетЛес», «Снабторг» отсутствуют производственные, складские и торговые площади, управленческий и технический персонал;

-у общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес» отсутствуют основные средства, запасы сырья и материалов, готовой продукции и товара для перепродажи;

на общества «Снабторг», «Красноярск» не зарегистрировано имущество, земельные участки, транспортные средства, сведения о контрольно-кассовой техники отсутствуют;

общества «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» по адресу государственной регистрации не находятся либо зарегистрированы по адресу массовой регистрации;

налоговая отчетность представлялась с недостоверными показателями, при значительных оборотах по расчетным счетам уплата налогов производится в минимальных размерах либо не производилась вообще, численность работников общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес» составляет 1 человек, численность работников обществ «Снабторг», «Красноярск» - 0 человек;

анализ банковских выписок по операциям по расчетным счетам обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» показал, что денежные средства поступали от различных организаций с указанием в графе «назначение платежа» разнообразных товаров, работ, услуг. При этом отсутствуют операции по расходованию денежных средств, присущих хозяйствующим субъектам и подтверждающих реальную финансово-хозяйственную деятельность организаций, а именно: не осуществляются расходы по оплате коммунальных услуг, канцелярских товаров, по выплате заработной платы, аренды транспортных средств, услуг привлеченного персонала, выплаты по трудовым договорам, снятие денежных средств в кассу организаций;

анализ банковских выписок по операциям по расчетным счетам обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» показал, что поступающие на счета названных юридических лиц денежные средства в день поступления или на следующий день перечислялись на расчетные счета других организаций, являющихся «проблемными».

Из материалов дела следует, что счета-фактуры и товарные накладные, выставленные в адрес налогоплательщика от имени общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес» содержат расшифровку подписи руководителя и главного бухгалтера Чупина *.*. , счета-фактуры и товарные накладные, от имени общества с ограниченной ответственностью «Снабторг» - расшифровку подписи руководителя и главного бухгалтера Тычкина *.*. , от имени общества с ограниченной ответственностью «Красноярск» - расшифровку подписи руководителя и главного бухгалтера Ботурова *.*.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом вынесены постановления от 25.03.2010 № 2.11/14-Э, от 31.03.2010 № 2.11-17-Э о назначении почерковедческой экспертизы подписей Тычкина *.*. и Чупина *.*. на документах, представленных налогоплательщиком в обоснование заявленных вычетов по налогу на добавленную стоимость и расходов при исчислении налога на прибыль.

Согласно заключениям Экспертно-криминалистического центра при ГУВД по Красноярскому краю от 01.01.2010 № 589, от 01.04.2010 № 606, подписи от имени Тычкина *.*. и Чупина *.*. выполнены иными лицами.

Довод заявителя о том, что экспертные заключения не могут быть признаны допустимыми доказательствами по делу, поскольку эксперты в нарушение пункта 2 статьи 129 Налогового кодекса Российской Федерац Ф.И.О. ответственности за дачу заведомо ложных заключений, правомерно отклонен судом первой инстанции.

Пункт 2 статьи 129 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит положений о порядке проведения экспертизы, в том числе, о необходимости предупреждения эксперта за за дачу заведомого ложного заключения. Указанная норма Налогового кодекса Российской Федерации содержит положение об ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения или осуществление переводчиком заведомо ложного перевода.

Изучив представленные ответчиком в материалы дела постановления от 25.03.2010 № 2.11-42/11, от 31.03.2010 № 2.11-17-Э о назначении почерковедческой экспертизы, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что налоговым органом соблюдены требования, предъявляемые статьей 95 Налогового кодекса Российской Федерации к процедуре назначения экспертизы.

На основании изложенного, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что счета-фактуры, товарные накладные, оформленные от имени указанных организаций, подписаны неустановленными лицами. Требования к порядку составления счетов-фактур относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений. Сведения, отраженные в счетах-фактурах, товарных накладных, представленных заявителем в обоснование права на применение налогового вычета и в подтверждение правомерности расходов, являются недостоверными, следовательно, предъявленные заявителем документы не могут являться основанием для применения вычета по налогу на добавленную стоимость и уменьшать налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

В ходе мероприятий налогового контроля налоговым органом установлено, что контрагенты налогоплательщика общества «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» представляли налоговую отчетность с недостоверными показателями, при значительных оборотах по расчетным счетам уплата налогов производится в минимальных размерах либо не производилась вообще; численность работников общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес» составляет 1 человек, численность работников обществ «Снабторг» и «Красноярск» составляет 0 человек; у общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес» отсутствуют основные средства, запасы сырья и материалов, готовой продукции и товара для перепродажи; на общества «Снабторг», «Красноярск» не зарегистрировано имущество, земельные участки, транспортные средства, сведения о контрольно-кассовой техники отсутствуют; общества «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» по адресу государственной регистрации не находятся либо зарегистрированы по адресу массовой регистрации.

На основании изложенного, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что перечисленные выше контрагенты заявителя не имели реальных возможностей для осуществления финансово-хозяйственной деятельности по поставке товаров в адрес заявителя.

В соответствии с пунктами 2, 6 Инструкции Минфина СССР № 156, Госбанка СССР № 30, Центрального статистического управления при Совете Министров СССР № 354/7, Министерства автомобильного транспорта РСФСР № 10/998 от 30.11.1983 «О порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом» перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при наличии оформленной товарно-транспортной накладной утвержденной формы № 1-Т. Предприятия, организации и учреждения, осуществляющие перевозки грузов для нужд своего производства на собственных и арендуемых автомобилях, также обязаны оформлять товарно-транспортные накладные. Товарно-транспортная накладная является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителя и оприходования их у грузополучателей, а также для складского, оперативного и бухгалтерского учета.

Параграфом 4 раздела 6 Общих правил перевозок грузов автомобильным транспортом, утвержденных Минавтотрансом РСФСР 30.07.1971, предусмотрено, что перевозка грузов товарного характера должна оформляться товарно-транспортными накладными. Указанная товарно-транспортная накладная на перевозку грузов автомобильным транспортом составляется грузоотправителем на имя каждого грузополучателя в четырех экземплярах с обязательным заполнением следующих реквизитов: наименование получателя, наименование груза, количество, вес перевозимого груза, способ определения веса (взвешивание, по трафарету, стандарту, обмеру), род упаковки, способ погрузки и разгрузки, время подачи автомобиля под погрузку и время окончания погрузки.

Согласно Указаниям по применению и заполнению форм по учету работ в автомобильном транспорте, утвержденным Постановлением Госкомстата Российской Федерации от 28.11.1997 № 78 товарно-транспортная накладная (форма № 1-Т) предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом. Товарно-транспортная накладная состоит из двух разделов: товарного, определяющего взаимоотношения грузоотправителей и грузополучателей и служащего для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей; транспортного, определяющего взаимоотношения грузоотправителей - заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнившими перевозку грузов, и служащего для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные услуги по перевозке грузов.

Следовательно, товарно-транспортная накладная является Ф.И.О. учетной документации, установленной для юридических лиц всех форм собственности, осуществляющих деятельность по эксплуатации автотранспортных средств и являющихся отправителями и получателями грузов.

Из материалов дела следует, что в ходе выездной налоговой проверки налогоплательщику направлялось требование от 02.02.2010 № 269 о предоставлении, в том числе, товарно-транспортных накладных по доставке товара от поставщиков – обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск». Названные документы заявителем не представлены.

Представленные налогоплательщиком в материалы дела путевые листы от 20.06.2008 № 92, от 23.06.2008 № 93, от 12.08.2008 № 125, от 15.09.2008 № 138, от 25.06.2008 № 95, от 26.08.2008 № 130, от 24.09.2008 № 144, от 25.09.2008 № 145, от 26.09.2008 № 146, от 31.10.2008 № 167, не подтверждают факт реальности перевозки и доставки товара.

В соответствии с разделом «Указания по применению и заполнению форм» постановления Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 28.11.1997 № 7 Ф.И.О. учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте» путевые листы грузового автомобиля являются основным документом первичного учета, определяющим совместно с товарно-транспортной накладной при перевозке товарных грузов показатели для учета работы подвижного состава и водителя, а также для начисления заработной платы водителю и осуществления расчетов за перевозки грузов. Путевой лист остается в организации - владельце автотранспорта, в нем повторяются идентичные записи о времени работы автомобиля у заказчика и служат основанием для учета работы автомобиля в течение рабочего дня. Путевые листы должны храниться в организации совместно с товарно-транспортными документами, дающими возможность их одновременной проверки.

В спорных путевых листах четко не разграничено, где осуществлялась погрузка и разгрузка товара, товарно-транспортные накладные не представлены.

Несмотря на то, что в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2010 № 8835/10 сделан вывод о том, что непредставление товарно-транспортных накладных не является безусловным доказательством отсутствия правовых оснований для применения налогового вычета, данное обстоятельство в совокупности с остальными доказательствами по настоящему делу, дает основания для выводов о недоказанности факта доставки грузов покупателю контрагентами «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск».

Пояснения стропальщика общества с ограниченной ответственностью «КМЗ-Сибтехмонтаж» Ахметова *.*. от 01.09.2010, из содержания которых следует, что ему приходилось разгружать товар, приобретенный заявителем в обществах «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», и пояснения заведующего складом общества с ограниченной ответственностью «КМЗ-Сибтехмонтаж» Руковицыной *.*. от 01.09.2010, из содержания которых следует, что товары от обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» на склад заявителя поступали, правомерно не приняты судом первой инстанции в качестве доказательств, поскольку не отвечают принципу допустимости доказательств.

Материалами дела подтверждается, что Ахметов *.*. и Руковицына *.*. не были допрошены в качестве свидетелей в ходе выездной налоговой в соответствии со статьей 90 Налогового кодекса Российской Федерации и в ходе рассмотрения настоящего спора в арбитражном суде в соответствии со статьей 86 Арбитражного процессуального кодекса Ро Ф.И.О. ответственности за дачу заведомо ложных показаний не предупреждались, следовательно, пояснения Ахметова *.*. от 01.09.2010 и пояснения Руковицыной *.*. от 01.09.2010 не могут быть признаны допустимыми доказательствами.

Журнал регистрации товара, поступившего на предприятие, проверяемого на въезде охраной и принятого на склад, за период с 25.07.2007 по 25.12.2009, представленный заявителем в материалы дела в доказательство факта доставки от спорных контрагентов товара, является внутренним документом общества и его содержание, при отсутствии иных доказательств, не может служить достаточным доказательством поставки в адрес заявителя от обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», товаров, отраженных в спорных счетах-фактурах и товарных накладных. Названный журнал регистрации товара оформлен в таком виде, что не содержит достаточных данных (марки и номера автомобиля, на котором доставлен товара, информации о лице, доставившем товар и т.д.), подтверждающих доводы заявителя о доставке товаров от спорных контрагентов в адрес заявителя.

Изложенные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что налогоплательщик не доказал факт реальности поставки товаров обществами «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск».

Нормы действующего законодательства о налогах и сборах Российской Федерации прямо не возлагают на налогоплательщика обязанности по проверке правоспособности контрагентов по договорам и не связывают ответственность налогоплательщика с фактами непредставления его контрагентами бухгалтерской и налоговой отчетности в налоговые органы по месту постановки на учет, неуплаты ими налогов.

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судам необходимо иметь в виду, что указанные в данном пункте обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 08.04.2004 № 169-0, 168-0, от 04.11.2004 № 324, при обнаружении признаков фиктивности сделок, направленности их на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих налог к вычету, необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестности. Во всех подобных ситуациях налоговые органы и арбитражные суды вправе удостоверится в наличии или отсутствии злоупотребления предпринимателями субъективными правами. В целях соблюдения баланса частных и публичных интересов в сфере налогообложения и обеспечения экономической обоснованности отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме.

В соответствии с пунктами 3, 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 № 3-П, праву налогоплательщика на применение вычета по налогу на добавленную стоимость корреспондируется обязанность уплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме. РазРешение же споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнения обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

Обстоятельствами, свидетельствующими о необоснованности получения заявителем налоговой выгоды являются неподтверждение соответствующими документами реальности хозяйственных операций, совершенных между обществом и контрагентами; отсутствие у контрагентов необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств; совершение налогоплательщиком без должной осмотрительности и осторожности хозяйственных операций с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности (пункты 5, 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53).

При этом, в силу статей 49, 51, 52, 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 32, 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица; личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также наличия у него соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, Решением общего собрания или доверенностью.

Лица, действующие исходя из соблюдения принципа разумного предпринимательского риска, с надлежащей степенью осмотрительности и в соответствии с обычаями делового оборота, не осуществившие проверку правоспособности юридических лиц и полномочий представителей данных юридических лиц, не удостоверившиеся в достоверности представленных ими или составленных с их участием первичных бухгалтерских документов, служащих основанием для уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, в силу абзаца 3 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации несут риск наступления неблагоприятных последствий, вызванных ненадлежащим исполнением данных действий.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Определение понятия «должная осмотрительность и осторожность» не раскрыто ни в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53, ни в нормах действующего законодательства. Однако, под должной осмотрительностью и осторожностью следует понимать такое поведение налогоплательщика, при котором он использовал все установленные законодательством возможности для получения информации о контрагенте с целью избежать заключения сделки с правонарушителем. При этом в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2004 № 85 указано на то, что непроявление необходимой осмотрительности при выборе контрагента относится именно к моменту заключения с ним сделки и не может толковаться расширительно.

Довод заявителя о том, что налоговым органом не исследовался вопрос о том, какую степень осмотрительности проявил заявитель при выборе поставщиков, подлежит отклонению, поскольку из содержания оспариваемого решения следует, что инспекция исследовала названный вопрос и пришла к выводу, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, при подписании документов, связанных с приобретением материалов, не удостоверился в личности лиц, действующих от имени контрагентов, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

Из материалов дела следует, что в ходе допроса руководитель общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» Маслов *.*. (протокол допроса от 03.03.2010 № 107), пояснил, что лично с руководителями обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» не знаком, местонахождение вышеуказанных организаций не знает, документы, подтверждающие полномочия представителей обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск» налогоплательщиком не запрашивались.

Представленные заявителем в материалы дела уставы обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», Решение учредителя о создании общества с ограниченной ответственностью «СибМетЛес», выписка из Единого государственной реестра юридических лиц в отношении общества с ограниченной ответственностью «Снабторг», свидетельства о постановке на налоговой учет и свидетельства о государственной регистрации обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», не могут являться достаточными доказательствами в подтверждении довода о том, что заявитель проявил должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов.

По смыслу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности самого юридического лица, но и полномочий лица, действующего от имени этого юридического лица, подтвержденных удостоверением личности, Решением общего собрания или доверенностью.

Следовательно, при заключении сделок налогоплательщику следовало не только запросить у контрагентов копии уставов, свидетельств о государственной регистрации и ознакомиться со сведениями, внесенными в Единый государственный реестр юридических лиц, но и удостовериться в личности лиц, подписывающих первичные документы от лица контрагента, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

Поскольку материалами дела подтверждается, что налогоплательщиком не проверялись паспортные данные и правоспособность лиц, оформляющих первичные документы от имени обществ «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что заявитель, вступая в договорные отношения со спорными контрагентами, не проявил должной осторожности и осмотрительности.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 № 138-0 разъяснено, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Недобросовестные налогоплательщики, стремящиеся уклонится от выполнения налоговых обязанностей, возложенных на них законом, не могут пользоваться теми же правовыми режимами, что и законопослушные налогоплательщики. Нарушение этими лицами требований закона предполагает возложение на них неблагоприятных правовых последствий такого неправомерного поведения.

Исследовав перечисленные факты в совокупности с доказательствами, представленными сторонами в обоснование своих доводов, суд первой инстанции правомерно Установил, что представленные документы в совокупности содержат противоречивые сведений и не подтверждают реальность осуществления хозяйственных операций общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» с обществами «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск». Отсутствие у указанных контрагентов необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в совокупности с подписанием счетов-фактур и товарных накладных неустановленными лицами свидетельствует об обоснованности выводов налогового органа.

С учетом изложенного, в связи с отсутствием подтверждения реальных хозяйственных операций между заявителем и обществами «СибМетЛес», «Снабторг», «Красноярск», недостоверностью и противоречивостью сведений, содержащихся в документах налогоплательщика, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что действия заявителя направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Учитывая вышеперечисленные обстоятельства, налоговый орган правомерно отказал в принятии налоговых вычетов, расходов при исчислении налога на прибыль организаций и обоснованно доначислил обществу с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» налог на добавленную стоимость в сумме 464 362 рублей 47 копеек, налог на прибыль организаций в сумме 605 400 рублей 78 копеек, начислил соответствующие указанным суммам налога пени, привлек общество к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 46 436 рублей 27 копеек по налогу на добавленную стоимость, в размере 60 540 рублей 09 копеек по налогу на прибыль.

При изложенных обстоятельствах судом апелляционной инстанции не установлено безусловных процессуальных оснований для отмены решения суда первой инстанции от 10 ноября 2010 года и для удовлетворения апелляционной жалобы. Таким образом, согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Решение Арбитражного суда Красноярского края от 10 ноября 2010 года подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба общества с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника» – без удовлетворения.

В силу части 3 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение между сторонами судебных расходов, в том числе судебных расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

Поскольку Решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы отказано, следовательно, судебные расходы, в том числе

связанные с подачей апелляционной жалобы, подлежат отнесению на заявителя апелляционной жалобы (общество с ограниченной ответственностью «Компания Промэнерготехника»).

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 10 ноября 2010 года по делу № А33-12919/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Настоящее Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший Решение.

Председательствующий: судья

*.*. Демидова

Судьи:

*.*. Бычкова

*.*. Дунаева