Судебная практика

Постановление от 02 февраля 2011 года № А40-94681/2008. По делу А40-94681/2008. Московская область.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ул. Селезнёвская, д. 9, г. Москва, ГСП-4, 127994,

официальный сайт: http://www.fasmo.arbitr.ru e-mail: info@fasmo.arbitr.ru

Постановление

№ КГ-А40/16799-10-П

Город Москва

Дело № А40-94681/08-88-249

Резолютивная часть постановления объявлена 26.01.2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 02.02.2011 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа



в составе: председательствующего судьи *.*. Тутубалиной

судей: *.*. Нечаева, *.*. Чалбышевой

при участии в заседании

от истца – Басманов *.*. , дов. от 24.12.2010, Егоров *.*. , дов. от 24.12.2010

от ответчиков: 1. Джабиев *.*. извещен, неявка; 2. Чуканов *.*. , паспорт, от Чуканова *.*. - Тюрина *.*. , дов. от 22.01.2009,

рассмотрев 26.01.2011 года в судебном заседании кассационную жалобу истца конкурсного управляющего МКБ «Бадр-Форте Банк» (ЗАО) – Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»

на Решение от 05.07.2010 года

Арбитражного суда города Москвы,

принятое судьей Марковым *.*. ,

на Постановление от 30.09.2011 года



Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями: Дегтяревой *.*. , Порывкиным *.*. , Титовой *.*.

по иску конкурсного управляющего МКБ «Бадр-Форте Банк» (ЗАО) – Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»

о привлечении к субсидиарной ответственности

к Джабиеву *.*. , Чуканову *.*.

Установил:

Приказом Банка России от 04.12.006 № ОД-658 у Международного Коммерческого Банка «Бадр-Форте Банк» (закрытое акционерное общество) (далее по тексту – МКБ «Бадр-Форте Банк» или Банк, или должник) отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.09.2007 года Банк признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Функции конкурсного управляющего МКБ «Бадр-Форте Банк» возложены на Государственную корпорацию «Агентство по страхованию вкладов» (далее – ГК «АСВ»).

ГК «АСВ» обратилась в Арбитражный суд города Москвы с иском к бывшему председателю Банка Джабиеву Адалет Нураддин-оглы (далее – Джабиев *.*. ) и его замес Ф.И.О. (далее – Чуканов *.*. ) о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам Банка в виде взыскания в пользу конкурсного управляющего должника с Джабиева *.*. 2 288 175 руб. 81 коп., с Чуканова *.*. – 44 890 706 руб. 79 коп.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13.07.2009 года, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.11.2009 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

При этом суды исходили из того, что ГК «АСВ» не представила в материалы дела надлежащие доказательства, свидетельствующие о совершении ответчиками виновных действий, приведших к банкротству банка.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 01.02.2010 года судебные акты по делу отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебной коллегией суда кассационной инстанции указано, что выводы судов о выдаче кредитов указанным в иске юридическим лицам на основании обязательных для Чуканова АО в силу его должностных обязанностей решений кредитного комитета Банка, о том, что Банком России при исследовании кредитных договоров и пакетов документов заемщиков при проверке должника существенные нарушения не выявлены, сделаны без учета того, что кредитный комитет не является исполнительным органом Банка и не вправе от его имени осуществлять руководство текущей деятельностью банка, без проверки довода истца, что ответчики Джабиев *.*. и Чуканов *.*. составляли 50 % процентов состава кредитного комитета. Судебная коллегия указала, что судами не дана какая-либо оценка отраженным в акте проверки Банка России от 01.11.2006 сведениям о запрете банку предписанием Московского ГТУ Банка России от 24.01.2006 № 01-12-3-10/4045 привлечения во вклады денежных средств физических лиц и открытия банковских счетов физических лиц, начиная с 25.01.2006, о росте чистой ссудной задолженности, существенном снижении валюты баланса банка на фоне значительного снижения величин остатков средств на счетах в Банке России и кредитных организациях, о снижении объема остатков средств на счетах клиентов, об отсутствии значительного количества анкет (досье) клиентов банка.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции также указала, что вывод судов о том, что выдаче кредитов предшествовал сбор необходимых документов о потенциальном заемщике, необоснован, сделан без проверки заявленного основания иска о том, что находящиеся в кредитных досье копии документов бухгалтерской отчетности заемщиков не соответствуют документам, представленным заемщиками в налоговые органы.

Суду было предложено проверить все основания иска, дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам в их совокупности и взаимной связи, в том числе содержащимся в кредитных досье Банка документам бухгалтерской отчетности заемщиков и иным документам, акту проверки Банка России, составленному по результатам проведения проверки должника Банком России 01.11.2006, учесть доводы лиц, участвующих в деле, включая довод истца о том, что кредитный комитет Банка не является исполнительным органом общества, и при правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права принять законное и обоснованное Решение по делу.

При новом рассмотрении дела, Решением суда от 05.07.2010 года, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.11.2009 года, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд сделал вывод, что материалами дела, в том числе и актом проверки Центрального банка от 01.11.2006, подтверждено, что кредитование заемщиков осуществлялось на основании профессионального суждения о степени риска на дату выдачи кредита, составленного уполномоченным лицом, и на основании решения кредитного комитета, по всем кредитным договорам сформированы кредитные досье с балансами организаций, на которых имеются отметки о сдаче их в налоговые органы.

Суд отклонил довод истца о том, что на дату выдачи кредитов ответчики могли и должны были знать о признаках номинальности заемщиков, поскольку в обоснование этого истец ссылается на письмо налогового органа от 03.10.2008, которое не содержит подтверждения о наличии признаков на дату выдачи кредитов.

Суд также сделал вывод о недоказанности довода истца о выдаче кредитов по указанию и в результате виновных действий ответчиков, об отсутствии причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) ответчиков и банкротством банка.

Суд указал, что доводы истца об отсутствии комплексного и объективного анализа заемщиков не могу Ф.И.О. виновности ответчиков в том, что при заключении кредитных договоров они действовали неразумно и недобросовестно вопреки интересам банка.

Не согласившись с Решением арбитражного суда первой инстанции и Постановлением апелляционного суда, истец обратился в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанные судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель жалобы указывает, что выводы судов не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. Профессиональные суждения основаны на недостоверной информации, проверка которой показала ее полное несоответствие действительности, информация заемщиков банком не проверялась. Доказательства, подтверждающие невозможность взыскания задолженности по спорным кредитным договорам, представлены в материалы дела по всем заемщикам, в силу чего вывод суда об отсутствии таких доказательств противоречит материалам дела. Заявитель также указывает, что в решении о банкротстве банка установлено, что ссудная задолженность неплатежеспособных организаций составила 82% всех активов банка, спорные кредитные договоры заключены ответчиками, которые в силу своих полномочий должны и могли предвидеть, что формирование основного актива банка (ссудной задолженности) кредитами, выданными неплатежеспособным лицам, приведет к банкротству банка, в связи с чем вывод судов об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчиков и наступившими последствиями не основан на материалах дела.

Выводы судов, по мнению заявителя, также не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Принятия Правил внутреннего контроля недостаточно для надлежащей проверки кредитоспособности заемщиков, их необходимо исполнять. Доказательств совершения сотрудниками действий по проверке информации, предоставленной заемщиками, в материалах дела нет.

Как следует из жалобы, судами допущены нарушения норм процессуального права, проверка Банка России (акт от 22.06.2006) не касалась кредитного портфеля банка, данное доказательство не могло быть положено в основу судебных актов в силу неотносимости (статья 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Заявитель обращает внимание судебной коллегии, что суды проигнорировали указания суда кассационной инстанции, в результате не дана оценка доказательствам, подтверждающим номинальный характер деятельности заемщиков и отсутствие у них на даты выдачи кредитов имущества и нормальной хозяйственной деятельности.

Чуканов *.*. в отзыве на кассационную жалобу указывает на то, что обжалуемые Решение и Постановление являются законными и обоснованными, в связи, с чем просит суд кассационной инстанции оставить названные акты без изменения, а кассационную жалобу ГК «АСВ» – без удовлетворения.

Джабиев *.*. отзыв на кассационную жалобу не представил.

Изучив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей сторон, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции и апелляционным судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемых решения и постановления, выполнение судами указаний кассационной инстанции, судебная коллегия считает, что названные судебные акты подлежат отмене в связи с неисполнением указаний суда кассационной инстанции, а также как принятые нарушением применения норм права, а дело подлежит направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указания арбитражного суда кассационной инстанции, в том числе на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене решения, постановления суда первой, апелляционной инстанций, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело.

Исследовав судебные акты, материалы дела, кассационная инстанция пришла к выводу, что судом не выполнены указания суда кассационной инстанции о необходимости проверки всех заявленных оснований иска.

Решение суда первой инстанции и Постановление апелляционного суда не являются законными и обоснованными, как того требует часть 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Выводы суда носят формальный характер о наличии имеющихся в кредитных досье документов, что не оспаривается истцом, вместо анализа этих документов на предмет подтверждения платежеспособности заемщика и соответствия документов действительным обстоятельствам.

Отказывая в иске, суды сослались на то, что кредитование заемщиков осуществлялось Банком на основании профессионального суждения о степени риска на дату выдачи кредита, составленного уполномоченным лицом, и на основании решения кредитного комитета, в соответствии с п. п. 3.1 - 3.1.2 «Положения о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ним задолженности», что проверялись правоустанавливающие документы и технико-экономические обоснования, договоры залога с установлением предмета залога в натуре, о чем составлялись акты проверки залога, договоры складского хранения товара, осуществлялось страхование имущества, находящегося в залоге.

Между тем, данные выводы суда противоречат имеющимся в деле доказательствам.

Суд уклонился от исполнения указания суда кассационной инстанции о проверке всех оснований иска.

Истец не оспаривает, что кредитование заемщиков осуществлялось на основании находящихся в кредитных досье профессиональных суждений о степени риска на дату выдачи кредита, составленных уполномоченным лицом, и решений кредитного комитета, что по всем спорным кредитным договорам сформированы кредитные досье с документами о хозяйственной деятельности, бухгалтерскими балансами организаций, представленными в копиях.

Напротив, истец указывает, что «профессиональные суждения» имеются, но носят формальный характер, что должная проверка платежеспособности заемщиков в банке не проводилась, что содержащиеся в «профессиональных суждениях» выводы о платежеспособности заемщика произвольны, не только не соответствуют действительности, но и финансовый анализ имеющихся документов кредитных досье не подтверждает эти выводы.

Истец указывает в иске, что кредитные досье этих организаций состоят из копий бухгалтерской отчетности и копий договоров, иных документов о положительной динамике их деятельности, заверенных неизвестными лицами либо вообще не заверенных надлежащим образом, а штампы налоговых органов на таких копиях документов также являются копиями. Также истец заявляет в иске, что копии документов кредитных досье не соответствуют действительности, в частности, бухгалтерская отчетность заемщиков не соответствует представленной этими лицами в налоговые органы. Истец приводит доказательства, что организациями в налоговые органы сдавалась нулевая бухгалтерская отчетность о доходах и имуществе, либо не сдавалась вообще, либо копии бухгалтерских балансов в кредитных досье не соответствуют представленным налоговыми органами копиям таких документам, (например, в кредитном досье ООО «Кармен» имеются положительные бухгалтерские балансы за 2005 год 1 квартал 2006 1 полугодие 2006 (т 14 л.д. 139, т. 14 л.д.119, т. 13 л.д. 37), однако, согласно сведениям из налогового органа бухгалтерские балансы годовой за 2005 год, 1 квартал 2006 – не сдавались, за 1 полугодие 2006 и 9 месяцев 2006 –нулевые; в кредитном досье ООО «Синхро-про» имеются положительные бухгалтерские балансы за 1 квартал 2006, 1 полугодие 2006, 9 месяцев 2006 (том 6 л.д.4, т.5 л.д. 84, т. 6 л.д. 136, однако, согласно сведениям из налогового органа бухгалтерские балансы за 1 полугодие 2006 и годовой за 2006 год –нулевые, 1 квартал 2006 и 9 месяцев 2006 – не сдавались;). В отношении других организаций: ООО «Городская залоговая компания», ООО «Синхро-про», ООО «Торговый дом «Балтикс», ООО «Гранит», ООО «Венчур-Медиа-Инвест» в иске указаны аналогичные сведения, которые также имеются в материалах дела.

Не может согласиться судебная коллегия с выводом суда, что актом проверки Центрального Банка России от 01.11.2006 подтверждается проведение надлежащих проверок платежеспособности заемщиков, что предметом двух проверок в 2006 году являлись и кредитные операции банка.

Суд не приводит выводы проверок по кредитным операциям банка в отношении заявленных в иске кредитных договоров.

Между тем, из актов проверок следует, что кредитные операции банка с указанными организациями в мае-июне и в октябре-ноябре 2006 года не были предметом проверок.

Однако, в ходе проверки в октябре 2006 года сотрудниками Банка России, в связи с выявленными сомнительными операциями по переводу денежных средств в иностранной валюте, в отношении одного заемщика Общество с ограниченной ответственностью «Городская залоговая компания» также был проведен и анализ документации кредитного досье. В результате отмечено, что рассчитанный банком резерв на возможные потери по ссудам данного заемщика составляет 0%, однако выявленные обстоятельства не позволяют признать адекватной оценку кредитного риска, что в договорах залога указано имущество иное, чем в приложениях к договорам страхования, в досье отсутствуют необходимые документы, что оценка банком кредитного риска по ссуде проведена с нарушением требований Положения № 254-П. В ходе проверки также установлено, что показатели бухгалтерской отчетности данного заемщика, содержащиеся в кредитном досье, не соответствуют представленной налоговой инспекцией, согласно которой остатки по счетам бухгалтерского учета являются нулевыми. Данный факт указан в акте проверки как неоспоримое основание для оценки финансового положения заемщика как «плохое» и создания резерва в размере 59%.

Эти обстоятельства и связанные с этим выводы проверки Центрального Банка судом не учитываются, им не дается оценка, несмотря на то, что такие же основания виновности ответчиков в банкротстве банка указаны в иске.

Акт проверки Центрального Банка от 01.11.2006 содержит сведения о том, что те же заемщики являлись клиентами банка, которые в проверяемый период получили 83% всех наличных средств, выданных по символу 53 «выдача на другие цели» без подтверждения реальности совершения расчетов указанными организациями с физическими лицами наличными денежными средствами, те же заемщики перечислили значительные суммы трем иностранным компаниям за поставку разного оборудования по сделкам, оцененным Банком России как сомнительные, при этом не представили какой-либо отчетности о поступлении товара, а в ряде случаев в акте отражены сведения о непоступлении в срок товара. Общий объем сомнительных операций за период с 02.05.2006 по 01.10.2006 составил 34, 1 млрд.руб.

Таким образом, указанные сведения из акта от 01.11.2006 не только не подтверждают вывод суда о проведении банком под руководством ответчиков надлежащих проверок платежеспособности заемщиков, но и опровергают данный вывод суда.

Несмотря на указание суда кассационной инстанции указанное в качестве основания иска несоответствие документов кредитных досье действительности и документам, полученным истцом при проверке заемщиков судом фактически не рассмотрено, указанные обстоятельства остались без оценки суда в совокупности с другими доказательствами.

Между тем, данные доказательства могут свидетельствовать о том, что указанные организации не вели никакой реальной хозяйственной деятельности, а представленные в кредитные досье документы о таковой (договоры, технико-экономические обоснования, договоры залога исключительно имущества в обороте и др.) не соответствовали реальным обстоятельствам дела, что при должной степени осмотрительности, разумности и добросовестности действий ответчиков по организации работы банка кредиты данным организациям не подлежали выдаче, либо могли быть выданы с формированием значительного резерва - более 50%, а выдача таковых привела к неплатежеспособности банка.

Истец также указывает, что элементарные действия по проверке заемщиков (выезд по адресам, запросы в налоговые органы, проверка сведений об учредителях и руководителях заемщиков и др.), проведенные сотрудниками истца, свидетельствуют о том, что заемщиками не велась и не ведется какая-либо хозяйственная деятельность, организации отсутствуют по указанным в кредитных досье адресам, часть из них зарегистрирована по местам массовых регистраций, а руководители – числятся учредителями или руководителями в десятках фирм. В подтверждение этого истец представляет доказательства отсутствия у заемщиков налоговых платежей и выплат заработной платы (выписки по счетам заемщиков) при отсутствии счетов в иных банках, доказательства отсутствия у заемщиков имущества и доходов по данным исполнительных производств, а также данным налоговых органов на даты выдачи кредитов, акты о выездах по адресам, отчеты об определении рыночной стоимости имущества банка, в том числе прав требований по должникам банка, а также письма налоговых органов о непредставлении данных о доходах и имуществе либо предоставлении данных об их отсутствии (нулевой бухгалтерской отчетности) и другие доказательства.

Судами данным доказательствам не дана оценка в совокупности с иными материалами дела.

Истец утверждает, что такие элементарные действия по проверке представляемых заемщиками сведений обязаны и могли производить сотрудники банка в силу обязательности проверки клиентов-заемщиков, а при проведении таких проверок получили бы аналогичные сведения, в том числе ссылаясь на письмо МРИ ФНС России № 46 по г. Москве от 03.10.2008.

При этом, истец ссылается на Положение о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденное Центральным Банком Российской Федерации 26.03.2004 N 254-П.

В силу пункта 3.5 указанного Положения на всех этапах оценки финансового положения заемщика кредитная организация учитывает вероятность наличия неполной и (или) необъективной информации о заемщике.

Судебная коллегия не может согласиться с ошибочным выводом суда о том, что письмо МРИ ФНС России № 46 по г. Москве от 03.10.2008 подтверждает сведения о номинальности заемщиков по состоянию на 03.10.2008, что на дату выдачи кредитов такие признаки не были известны ответчикам. Эти сведения (о том, что большинство этих организаций созданы незадолго до получения кредитов, зарегистрированы по адресам массовой регистрации, что учредители и руководители в организациях являются таковыми в десятках организаций, что у некоторых из них имеются признаки фирм-«однодневок») имели место быть с момента регистрации организаций-заемщиков, а не по состоянию на 03.10.2008. Письма налоговых органов могут свидетельствовать о том, что при должной проверке заемщиков (даже элементарными способами проверки адресов и руководителей) эти сведения могли и были бы получены банком, и поставили бы под объективное сомнение платежеспособность заемщиков, а также могут опровергнуть выводы «профессиональных суждений» о высокой и средней платежеспособности заемщиков и отнесении ссуд к категориям качества, не требующим создания при выдаче кредита резерва на возможные потери по ссудам, либо требующим резерва в размере 10-20% ссудной суммы. То, что эти сведения не были известны ответчикам на дату выдачи кредитов, может свидетельствовать только о том, что проверки платежеспособности заемщиков не проводились, ответчики ограничивались представлением заемщиками ненадлежащих копий документов.

Данное письмо налогового органа должно оцениваться не отдельно, как единичное доказательство конкретного довода, а должно быть исследовано судом в совокупности и взаимосвязи с иными доказательствами, что судом сделано не было в нарушение статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Так называемые профессиональные суждения уполномоченного лица банка о степени риска, составленные по таким документам кредитного досье, без элементарной проверки заемщика (когда создан, где зарегистрирован, находится ли по месту регистрации, представляет ли налоговую и иную отчетность и т.п.), более того при имеющихся в анкетах клиентов сведениях о времени создания, не свидетельствуют о разумности и добросовестности ответчиков, обязанных организовать работу банка надлежащим образом. В силу чего вывод судов об отказе в иске со ссылкой на такие профессиональные суждения не может быть поддержан судом кассационной инстанции.

Согласно Положению о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденному Центральным Банком Российской Федерации 26.03.2004 N 254-П профессиональное суждение – это оценка кредитного риска по каждой выданной ссуде, которая должна проводиться кредитной организацией на постоянной основе. Профессиональное суждение выносится по результатам комплексного и объективного анализа деятельности заемщика с учетом его финансового положения, качества обслуживания заемщиком долга по ссуде, а также всей имеющейся в распоряжении кредитной организации информации о заемщике, в том числе о любых рисках заемщика, включая сведения о внешних обязательствах заемщика, о функционировании рынка (рынков), на котором (которых) работает заемщик. (п. 3.1, 3.1.1)

Данные объективные сомнения качества профессиональных суждений, на которые указывал истец, подлежали всесторонней проверке судом.

Также истец заявляет, что решения кредитных комитетов принимались при 50% голосовании самих ответчиков-членов кредитного комитета, что ответчики, как руководители кредитной организации, обязанные осуществлять руководство банком с такой степенью осмотрительности, которая не приведет к неплатежеспособности самого банка, не принимали мер к проверке действительной платежеспособности банка сотрудниками, что свидетельствует о выполнении ими своих обязанностей ненадлежащим образом, подписывая кредитные договоры с указанными лицами, ответчики действовали без должной степени разумности и осмотрительности.

Судом действительно установлено, что ответчики состояли членами кредитного комитета в составе Джабиева *.*. , Чуканова *.*. , Тиховой *.*. , Короткова *.*. , подписывали решения о выдаче кредитов наряду с двумя другими членами комитета.

Таким образом, утверждение истца о 50% составе кредитного комитета в лице ответчиков подтвердилось в ходе рассмотрения иска, а потому ссылка суда, что ответчики подписывали кредитные договоры, выполняя решения кредитного комитета, не свидетельствует об отсутствии вины ответчиков при выдаче кредитов указанным заемщикам, напротив подтверждает, что ответчики обязаны были как члены кредитного комитета проверять кредитные досье, их надлежащее содержание, анализировать имеющиеся в них документы и не могли не видеть, что документы оформлены в нарушение требований закона о заверении копий, что заемщики не проверяются с выездом по адресам заемщиков и др.

Этим обстоятельствам судом оценка не дана. Суд лишь констатирует факт, что кредиты выдавались при наличии решений кредитного комитета о их выдаче.

При этом судом установлено, что ответчиками, как руководителями Банка, на протяжении короткого срока, в основном с марта 2006 по 02.11.2006 года, выданы неоднократно кредиты на значительные суммы ООО «Кармен», ООО «Городская залоговая компания», ООО «Синхро-про», ООО «Торговый дом «Балтикс», ООО «Гранит», ООО «Венчур-Медиа-Инвест».

Истец указывает, что ссудная задолженность неплатежеспособных организаций на дату отзыва лицензии -05.12.2006 составила 82% всех активов банка, что также следует из решения суда о признании должника банкротом. При этом, истец указывает, что кредиты указанным заемщикам составляют подавляющую часть активов Банка.

В материалах дела имеются документы, содержащие сведения о запрете банку предписанием Московского ГТУ Банка России от 24.01.2006 № 01-12-3-10/4045 привлекать во вклады денежные средства физических лиц, о росте чистой ссудной задолженности и существенном снижении валюты баланса банка на фоне значительного снижения величин остатков средств на счетах в Банке России и кредитных организациях, о снижении объема остатков средств на счетах клиентов, об осуществлении указанными истцом заемщиками сомнительных сделок по переводам денежных средств в крупных размерах на счета нерезидентов, которым судом в целях установления наличия либо отсутствия в действиях ответчиков вины в банкротстве банка не дана оценка в совокупности с доказательствами отсутствия комплексной проверки платежеспособности заемщиков при выдаче кредитов. Судом не дан анализ действиям ответчиков по выдаче одним и тем же организациям без надлежащей проверки их платежеспособности кредитов в крупных размерах при указанных признаках нарастания дефицита валюты баланса банка на фоне значительного снижения остатков средств на счетах клиентов, при выдаче этим же организациям наличных денежных средств в значительных размерах, и при наличии сомнительных операций с переводом этими же клиентами банка денежных средств в иностранной валюте на счета нерезидентов.

Довод суда о наличии в материалах дела доказательств перечисления заемщиками денежных средств в погашение долга и процентов по кредитам не может быть положен в основу отказа в иске. При выдаче указанным организациям за период с марта по ноябрь 2006 года кредитов на сотни миллионов рублей имеются 3 платежа погашения кредитов на общую сумму около 10 000 000 руб. (т. 4 л.д. 133, т 18, л.д. 12).

Вместо анализа имеющейся в материалах дела совокупности доказательств о деятельности указанных заемщиков и сведений акта проверки от 01.11.2006, послужившим основанием для отзыва у банка лицензии, суд в обоснование отказа в иске ссылается на сведения из акта проверки от 22.06.2006, охватывающего период до выдачи большинства кредитов, проведенной по вопросам идентификации клиентов банка и работы службы внутреннего контроля по проверке идентификации клиентов банка, и указывает, что в банке порядок идентификации и изучения клиентов, установления и идентификации выгодоприобретателей был регламентирован Правилами внутреннего контроля, в которых в целом были учтены требования нормативных актов Банка России, в том числе требования Положения Банка России N 262-П от 19.08.2004.

Однако, наличие в банке Положения автоматически не означает его надлежащее исполнение при проверке клиентов. В силу чего, вывод суда, что утверждение указанных внутренних документов свидетельствует о принятии ответчиками в рамках компетенции соответствующих действий для организации проверки кредитоспособности заемщиков, проверки ведения реальной хозяйственной деятельности заемщиками на момент выдачи кредитов, является ничем не обоснованным. Ответчики как руководитель и заместитель руководителя банка обязаны принимать меры к надлежащей деятельности подразделений, а не только к регламентации такой деятельности внутренними документами, а, подписывая кредитные договоры, как члены комитета кредиторов, принимающие решения о выдаче кредитов, могли и должны были проверять и надлежащее оформление документов заемщиками, и анализировать содержащиеся в них сведения.

Между тем, акт от 22.06.2006, на который в обоснование надлежащей деятельности ответчиков ссылается суд, содержит противоположный вывод о недостаточно эффективной деятельности службы внутреннего контроля Банка в проверяемом периоде, организовать,конкретизировать деятельность которой (службы) и призвано утверждение Правил внутреннего контроля, выполнение которых должно контролироваться руководителем при осуществлении должным образом общего руководства банком.

В соответствии со статьей 14 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 25.02.1999 № 40-ФЗ в случае банкротства кредитной организации по вине ее учредителей (участников), членов совета директоров (наблюдательного совета), руководителей кредитной организации, которые имеют право давать обязательные для данной кредитной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, на указанных лиц судом, арбитражным судом может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам кредитной организации.

Банкротство кредитной организации считается наступившим по вине ее руководителей, которые имеют право давать обязательные для данной кредитной организации указания или имеют возможность иным образом определять ее действия, если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства, либо если судом, арбитражным судом установлено, что указанные лица не совершили тех действий, которые они в соответствии с настоящим Федеральным законом были обязаны совершить для предотвращения банкротства кредитной организации.

Судебная коллегия считает ошибочным утверждение суда, что доводы истца об отсутствии комплексного и объективного анализа заемщиков не могу Ф.И.О. виновности ответчиков в том, что при заключении кредитных договоров они действовали неразумно и недобросовестно, вопреки интересам Банка.

Данное утверждение суда не основано на нормах права.

Согласно положениям статьи 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией). Исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров.

К компетенции исполнительного органа общества относятся все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Ответчики в силу своих должностных полномочий имели возможность определять действия Банка, их указания обязательны для всех сотрудников банка, они обязаны организовать деятельность Банка так, чтобы результатом таковой были положительные показатели, не причинялся вред вкладчикам и иным клиентам.

Разумность и добросовестность ответчиков должны заключаться в том, что при подписании кредитных договоров они, как руководитель и заместитель руководителя банка, отвечая за положительную динамику деятельности банка, были обязаны организовать и осуществлять контроль за надлежащей реальной проверкой платежеспособности заемщиков, как члены кредитного комитета анализировать документы, на основании которых принимают решения о выдаче кредитов, не допускать кредитования заемщиков с плохим финансовым состоянием, формировать активы банка таким образом, чтобы это не привело к его неплатежеспособности, и другое в зависимости от установленных судом обстоятельств и обязанностей ответчиков.

Чуканов *.*. , будучи заместителем председателя правления банка, имел также предоставленные ему полномочия на основании доверенности на заключение кредитных договоров.

Деятельность ответчиков може Ф.И.О. виновности в выдаче кредитов без надлежащей проверки платежеспособности заемщиков, так и о виновности в связи с ненадлежащими организацией такой работы и контролем за этим, с отсутствием анализа состояния активов банка, формированием активов банка за счет ссудной задолженности неплатежеспособных лиц, с созданием ситуации роста чистой ссудной задолженности и существенном снижении валюты баланса банка на фоне значительного снижения величин остатков средств на счетах в Банке России и кредитных организациях и снижении объема остатков средств на счетах клиентов.

Отсутствие в Банке надлежащей деятельности по комплексному и объективному анализу платежеспособности заемщиков в силу должностного положения ответчиков может свидетельствовать именно о том, что ответчики действовали неразумно и недобросовестно, вопреки интересам Банка.

Данным обстоятельствам надлежащая оценка, с анализом всей совокупности доказательств в их взаимной связи, судом не дана.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции обращает внимание суда, что выводы о виновности либо невиновности ответчиков должны основываться не на предположениях и рассуждениях суда, а на анализе и оценке доказательств, не на перечислении наличия документов в кредитных досье, а на анализе и оценке содержащихся в документах сведений, поскольку только такой анализ и оценка позволят проверить заявленные основания иска.

Если суду необходимы для такого анализа специальные познания, суд может обсудить со сторонами возможность проведения судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция считает, что как Решение суда первой инстанции, так и Постановление апелляционного суда приняты с нарушением норм права, в том числе части 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что могло привести к принятию неправильных судебных актов об отказе в удовлетворении исковых требований, в связи с чем, в соответствии с частями 1-3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые Решение и Постановление подлежат отмене.

Так как для принятия обоснованного и законного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, установленные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 названного Кодекса подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

При новом рассмотрении дела арбитражному суду первой инстанции следует учесть изложенное, проверить все заявленные основания иска, установить обстоятельства дела, имеющие значение для правильного разрешения настоящего спора, с соблюдением требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам в их совокупности и взаимной связи, и при правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права принять законное и обоснованное Решение по делу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

Постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 05 июля 2010 года и Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 сентября 2010 года по делу № А40-94681/08-88-249 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья *.*. Тутубалина

Судьи: *.*. Нечаев

*.*. Чалбышева