Судебная практика

Постановление апелляции от 2010-07-02 №А23-786/2009. По делу А23-786/2009. Российская Федерация.

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

300041, г. Тула, ул. Староникитская, д.1

Постановление

г. Тула

02 июля 2010 года

Дело №А23-786/09Г-16-70

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 02 июля 2010 года.

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Капустиной *.*. ,

судей Каструба *.*. , Можеевой *.*. ,



при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Голубевой *.*. , рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 20АП-2026/2010) общества с ограниченной ответственностью «Башкирская строительная компания», г.Уфа, на Решение Арбитражного суда Калужской области от 23 марта 2010 года по делу №А23-786/09Г-16-70 (судья Осипенко *.*. ), принятое по иску общества с ограниченной ответственностью «Башкирская строительная компания», г.Уфа, к закрытому акционерному обществу «Вольво Восток», г.Калуга, третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора: общество с ограниченной ответственностью «ВФС Восток», г.Химки Московской области, торговое акционерное общество с ограниченной ответственностью Transconstruct, Вена, Австрия, о расторжении договора купли-продажи, взыскании 16 424 481 руб.,

при участии в судебном заседании:

от истца: Гаймалеева *.*. , представителя, доверенность от 01.04.2010;

от ответчика: Челембеевой *.*. , представителя, доверенность №1005-1 от 05.05.2010;

от третьих лиц: от ООО «ВФС Восток» - Челембеевой *.*. , представителя, доверенность №V15 от 02.02.2010; от Transconstruct – не явился, извещен судом надлежащим образом (расписка представителя в приложении к протоколу судебного заседания от 18.06.2010),

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «Башкирская строительная компания» (далее – ООО «Башкирская строительная компания»), г.Уфа, обратилось в Арбитражный суд Калужской области с иском к закрытому акционерному обществу «Вольво Восток» (далее – ЗАО «Вольво Восток»), г.Калуга, о расторжении договора купли-продажи транспортных средств №070608ВSК от 08.06.2007, заключенного между ЗАО «Вольво Восток» и ООО «ВФС Восток»; взыскании убытков в сумме 16 654 481 руб. 44 коп., в том числе авансовых и лизинговых платежей по договору лизинга №070608ВSК от 08.06.2007 в размере 7 353 444 руб. 74 коп., расходов на проведение экспертизы промышленной безопасности в сумме 230 000 руб. и выкупной стоимости оборудования по договору лизинга №070608ВSК от 08.06.2007 в сумме 9 071 036 руб. 70 коп. (т.1, л.д.4-10).

Определениями суда первой инстанции от 16.03.2009 и от 22.05.2009, принятыми в порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «ВФС Восток» (далее – ООО «ВФС Восток»), г.Химки Московской области, и торговое акционерное общество с ограниченной ответственностью Transconstruct (далее – Transconstruct), Вена, Австрия.

До рассмотрения спора по существу истец, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, неоднократно уточнял заявленные исковые требования, которые в окончательном виде были сформулированы как требования взыскания убытков в виде задолженности по лизинговым платежам в сумме 114 524, 95 евро; пени в размере 8 442 евро; уплаченных авансовых и лизинговых платежей в сумме 6 867 979 руб. 39 коп., расходов на проведение экспертизы промышленной безопасности в сумме 230 000 руб. (т.16, л.д.46-47, 50). Судом уточнением принято.

Определением суда первой инстанции от 24.08.2009 производство по делу приостанавливалось в связи с назначением экспертизы (т.10, л.д.116-121).



Определением суда первой инстанции от 10.12.2009 производство по делу было возобновлено в связи с направленным в адрес суда заявлением экспертной организации о невозможности проведения экспертизы (т.13, л.д.159-160).

Решением Арбитражного суда Калужской области от 23 марта 2010 года (судья Осипенко *.*. ) в удовлетворении исковых требований отказано полностью (т.16, л.д. 129-139).

Не согласившись с такой позицией арбитражного суда области, ООО «Башкирская строительная компания» обратилось в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой, ссылаясь на незаконность и необоснованность решения, просит его отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований (т.17, л.д.2-7).

Оспаривая Решение, заявитель утверждает, что суд изменил выводы, содержащиеся в экспертном заключении ООО «Энергонефтегазсервис». Ссылается на то, что экспертами сделан вывод о наличии у транспортных средств дефектов, которые допущены при их изготовлении. Выводов о неблагоприятном воздействии на оборудование атмосферы, либо перегрузки, в экспертном заключении не содержится. Обращает внимание на то, что, в связи с невозможностью проведения судебной экспертизы, суд не вправе был переоценивать выводы, изложенные в заключении ООО «Энергонефтегазсервис», поскольку не обладает специальными познаниями для этого. Утверждает, что эксплуатация транспортных средств осуществлялась истцом в соответствии с инструкцией по обслуживанию, а недостатки были выявлены в период гарантийного срока. Ссылается на отсутствие конкретных предложений ответчика по устранению дефектов, сроках начала и окончания ремонтных работ. Считает неправомерной ссылку суда на то, что истец, получив заключение ЗАО «Нефтемонтаждиагностика» от 31.03.2008 продолжал эксплуатацию и использование оборудования, отмечая, что данным заключением констатировалось лишь наличие трещин сварных швов и не содержалось запрета на дальнейшую эксплуатацию и использование оборудования. Указывает, что распечатки пробега и эксплуатации транспортных средств не подтверждают перегрузку оборудования при его использовании, а какие-либо другие распечатки пробега (на начало использования оборудования, на момент передачи его в лизинг и т.п.), с которыми можно было бы сравнить оцененные судом документы, отсутствуют.

Ответчик представил письменные возражения на доводы апелляционной жалобы, изложенные в отзыве. Утверждает, что истец эксплуатировал спорное оборудование с нарушением соответствующих правил. Обращает внимание на готовность ответчика осуществить ремонт транспортных средств и отказ истца от его проведения. Отмечает, что сам истец, несмотря на то, что проведенным совместно сторонами осмотром цистерн были установлены дефекты, продолжал пользование транспортными средствами вплоть до получения экспертного заключения. Считает, что данное обстоятельство способствовало тому, что ранее обнаруженные несущественные недостатки товара стали существенными, приведшими к невозможности эксплуатации транспортных средств. Заявляет о ненадлежащем пользовании оборудованием. Считает распечатки пробега цистерн надлежащим доказательством по делу, отмечая, что в пользование передавалось новое оборудование, не имевшее пробега. Представляет контррасчет размера убытков, исключая из него авансовые платежи, уплаченные за период эксплуатации цистерн, неустойку и НДС. Ссылается на наличие взаимной вины сторон в сложившемся конфликте. Полагая законным и обоснованным принятый судебный акт, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В судебном заседании второй инстанции представители сторон поддержали свои позиции, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее.

Третье лицо - Transconstruct, извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства (расписка представителя в приложении к протоколу судебного заседания от 18.06.2010), в суд апелляционной инстанции представителя не направило.

С учетом мнения представителей истца и ответчика дело рассмотрено в отсутствие неявившегося участника арбитражного процесса в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность судебного акта проверены в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, выслушав представителей истца, ответчика и третьего лица – ООО «ВФС Восток», суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения Арбитражного суда Калужской области от 23 марта 2010 года.

Из материалов дела следует, что 08.06.2007 между ЗАО «Вольво Восток» (продавец) и ООО «ВФС Восток» (покупатель) был заключен договор купли-продажи транспортных средств №070608ВSК, по условиям которого продавец продал, а покупатель приобрел в собственность четыре новых седельных тягача VOLVO FH 440 л.с. 64Т в соответствии со спецификацией и четыре новых тентовых полуприцепа материаловоза Stokota ZVVZ 36m3 в соответствии со спецификацией, с целью передачи в лизинг ООО «Башкирская строительная компания» по договору лизинга №070608ВSК от 08.06.2007 (т.2, л.д.63).

Во исполнение условий указанной сделки, в тот же день, 08.06.2007, между ООО «ВФС Восток» (лизингодатель) и ООО «Башкирская строительная компания» (лизингополучатель) был заключен договор лизинга №070608ВSК от 08.06.2007 (т.1, л.д.17-20).

По условиям указанного договора лизингодатель обязался приобрести в соответствии с заявкой лизингополучателя (п.2.1 Общих условий) для последующей передачи в лизинг лизингополучателю четыре новых седельных тягача VOLVO FH 440 л.с. 6х4 в соответствии со спецификацией (приложение №1.1), по цене 96 525,42 евро каждый, и четыре новых полуприцепа-цистерны Stokota ZVVZ 36m3 в соответствии со спецификацией (приложение №1.2), по цене 65 877,97 евро каждый (т.1, л.д.21-26).

Общая стоимость договора была определена в разделе 2 договора как сумма лизинговых платежей и вознаграждения за оформление документов без НДС и без выкупной стоимости оборудования.

В качестве приложения №3 к договору сторонами были согласованы Общие условия (т.1, л.д.27).

Статей 15 последних было предусмотрено право выкупа имущества по окончании срока действия договора и выплаты лизинговых платежей.

Размер и сроки уплаты лизинговых платежей устанавливались в графиках уплаты лизинговых платежей и подлежали перечислению в рублях путем умножения суммы соответствующего обязательства в валюте договора на курс Центрального банка Российской Федерации на дату исполнения банком платежного поручения лизингополучателя, увеличенной на 1%.

По актам приема-передачи от 20.07.2007 и от 28.09.2007 предметы лизинга, с соответствующим документами (ПТС, инструкции по эксплуатации) были переданы истцу (т.1, л.д.48-53).

Ссылаясь на то, что в процессе эксплуатации транспортных средств выявились существенные недостатки их качества, ООО «Башкирская строительная компания» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, первая инстанции пришла к выводу о недоказанности состава правонарушения как основания для применения ответственности в виде убытков.

Проверив в порядке апелляционного производства оспариваемый судебный акта, правильность применения норм материального и норм процессуального права, а также соответствие выводов Арбитражного суда Калужской области фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, судебная коллегия пришла к следующему.

В настоящем споре правоотношения сторон возникли из договора лизинга, правовое регулирование которого определено статьями 665 – 670 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральным законом «О финансовой аренде (лизинге)».

В соответствии со статьей 665 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца. Договором финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.

Согласно пункту 1 статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя.

В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы (статья 326 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 326 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарности требования любой из солидарных кредиторов вправе предъявить к должнику требование в полном объеме.

В соответствии со статьей 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в момент передачи покупателю, если иной момент определения соответствия товара этим требованиям не предусмотрен договором купли-продажи, и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товары такого рода обычно используются (статья 470 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).

Гарантия качества товара распространяется и на все составляющие его части (комплектующие изделия), если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

В силу статей 476, 477 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки товара обнаружены покупателем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет со дня передачи товара покупателю, продавец несет ответственность, если покупатель докажет, что недостатки товара возникли до передачи товара покупателю или по причинам, возникшим до этого момента.

В отношении товара, на который покупателем предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

По смыслу указанных материальных норм, ответственность за недостатки переданного товара может быть возложена на продавца и последний должен будет доказать отсутствие своей вины, в случае если на этот товар распространяется гарантия качества и срок ее действия не истек. В противном случае бремя доказывания обстоятельств возникновения недостатков товара, до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента, ложится на покупателя.

Согласно положениям пункта 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо появляются вновь после их устранения и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору:

отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы;

потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.

В силу пункта 3 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Таким образом, в случае некачественности товара покупателю предоставлено право альтернативного требования к продавцу.

При этом, принимая во внимание, что истец в настоящем споре является лизингополучателем, он, в силу специальной нормы статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации, не вправе расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя.

В связи с этим, учитывая, что истец является лизингополучаетелем спорного оборудования, а согласие лизингодателя – ООО «ВФС Восток» - на расторжение договора купли-продажи отсутствует, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о неправомерности требования о расторжении договора купли-продажи №070608ВSК от 08.06.2007.

Что касается требования истца о взыскании убытков (в виде лизинговых платежей и стоимости экспертизы промышленной безопасности), судебная коллегия отмечает следующее.

Как указано выше, в силу статьи 670 Гражданского кодекса Российской Федерации, арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статье 15 настоящего Кодекса.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, применение гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков возможно при наличии условий, предусмотренных законом.

Для возмещения убытков, по общему правилу, необходимы следующие условия: 1) совершение причинителем вреда незаконных действий (бездействие); 2) наличие у субъектов гражданского оборота убытков; 3) наличие причинной связи между неправомерным поведением и возникшими убытками; 4) наличие вины лица, допустившего правонарушение.

Поэтому лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие вышеперечисленного состава правонарушения, а также размер подлежащих возмещению убытков.

Отсутствие хотя бы одного из вышеназванных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в совместном постановлении № 6/8 от 01.07.1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указали, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

В статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено правило, в силу которого каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно имеющемуся в материалах дела экспертному заключению ООО «Энергонефтегазсервис», по результатам комплексного технического диагностирования полуприцепов-цистерн типа ОРL38-3/BUL, эксплуатирующихся в ООО «Башкирская строительная компания», обнаружены множественные дефекты сварных соединений, в том числе Ф.И.О. металл, что не соответствует требованиям нормативных документов по контролю качества сварных соединений, нормам и требованиям промышленной безопасности и основным положениям ПБ 03-576-03 «Правила устройства и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением». Множественные дефекты сварных соединений допущены при изготовлении полуприцепов-цистерн типа ОРL38-3/BUL. По результатам комплексного технического диагностирования полуприцепы-цистерны типа ОРL38-3/BUL дальнейшей эксплуатации не подлежат. По результатам комплексного технического диагностирования полуприцепы-цистерны типа ОРL38-3/BUL ремонту не подлежат. Причиной возникновения дефектов на полуприцепах-цистернах типа ОРL38-3/BUL явилось нарушение технологии сварки (т.1, л.д.112-113).

Согласно письму Ростехнадзора по Республике Башкортостан от 25.07.2007, выданное ООО «Энергонефтегазсервис» заключение соответствует требованиям, предъявляемым к проведению экспертизы промышленной безопасности (т.1, л.д.161).

Вывод суда о том, что из названного заключения усматривается, что наблюдаемые разрешения сварных швов вызваны как дефектами сварных швов, так и последующим неблагоприятным воздействий промышленно-загрязненной атмосферы в совокупности с циклическими механическими перегрузками, не основан на тексте документа.

Так, из него следует, что к разрушениям алюминиевых конструкций привела совокупность факторов, в числе которых указано и наличие множественных дефектов сварных швов (т.1, л.д.111).

Доказательств того, что одно лишь наличие производственных дефектов без остальных указанных экспертом факторов не могло явиться причиной разрушения сварных соединений и основного металла полуприцепа, ответчиком, вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено.

Кроме этого, в материалах дела имеются заключения ЗАО «Нефтемонтаждиагностика» от 31.03.2008, из которых следует, что по результатам технического обследования обнаружены недопустимые дефекты (трещины) в сварных швах алюминиевых по Ф.И.О. металл (регистрационные номера ВМ 3023 50 и ВК 9138 50) (т.3, л.д.125, 135).

Следует отметить и наличие в материалах дела актов осмотра оборудования от 22.02.2008 (т.1, л.д.63-65), от 30.06.2009 (т.6, л.д.17-18), от 28.12.2009 (т.14, л.д.11-12), составленных с участием представителей производителей цистерн и продавца.

При этом в акте от 22.02.2008, составленном с участием представителей производителя - Transconstruct, указывалось на то, что нарушений технической эксплуатации и хранения цистерн не выявлено, эксплуатация цистерн возможна, цистерны ремонтопригодны (т.1, л.д.64).

С учетом этого довод ответчика о том, что истец, выявив недостатки в оборудовании, продолжил его дальнейшую эксплуатацию, что привело к существенным недостаткам, которые не могут быть устранены, не принимается судебной коллегией.

Как усматривается из материалов дела, истец прекратил эксплуатацию цистерн после получения заключения ООО «Энергонефтегазсервис», из которого следовало, что полуприцепы-цистерны типа ОРL38-3/BUL дальнейшей эксплуатации не подлежат.

В акте от 30.06.2009, составленном с участием представителей сторон и экспертов, и акте от 28.12.2009, составленном с участием представителей сторон, также констатированы множественные дефекты сварных соединений полуприцепов (т.6, л.д.17, т.14, л.д.11-12).

Указание суда первой инстанции на то, что в акте от 22.02.2008 (т.1, л.д.63-65) содержится вывод производителя о возможности ремонта цистерн с проведением последнего по гарантии, не может являться условием для отказа в удовлетворении требования о взыскании убытков.

По смыслу статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о проведении ремонта не исключает возможности применения к продавцу гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков, причиненных передачей некачественного товара.

Судебная коллегия не может согласиться и с мотивировкой суда об отказе в удовлетворении иска из-за того, что, проведя осмотр оборудования 22.02.2008 и установив наличие в нем дефектов, истец, вопреки условиям технического обслуживания, продолжил его эксплуатацию.

Как указано выше, в акте от 22.02.2008 представители сторон и производителя зафиксировали наличие микротрещин у цистерн (т.1, л.д.64) и указали на возможность дальнейшей их эксплуатации, не оговорив при этом каких-либо ограничений по такой эксплуатации. Между тем условиями технического обслуживания, на которые сослался суд, запрещалась эксплуатация полуприцепов с поврежденными сварными швами (т.3, л.д.87).

Учитывая изложенную совокупность обстоятельств, судебная коллегия приходит к выводу о том, что на момент передачи истцу оборудования, оно было некачественным, что повлекло возникновение у истца убытков в виде уплаченных за него лизинговых платежей в период, когда оборудование можно было эксплуатировать.

Определяя размер убытков, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

Как установлено в ходе рассмотрения спора, истец не мог пользоваться спорным оборудованием с июня 2008 (момента получения экспертного заключения ООО «Энергонефтегазсервис», в котором указывалось на невозможность дальнейшей эксплуатации).

В связи с этим в качестве убытков заявлены фактически уплаченные лизинговые платежи за июнь – ноябрь 2008 года, уплаченные авансовые лизинговые платежи, подлежащие уплате будущие лизинговые платежи, неустойка за ненадлежащее исполнение обязательств по уплате лизинговых платежей и расходы на проведение экспертизы.

Определяя размер убытков, судебная коллегия считает невозможным взыскание в качестве них авансовые платежи (уплачены ранее периода эксплуатации оборудования, однако зачтены в счет лизинговых платежей за период фактической эксплуатации оборудования), неустойки за нарушение сроков уплаты лизинговых платежей (причинно-следственной связи между несвоевременной уплатой истцом лизинговых платежей и передачей некачественного оборудования не имеется), будущие лизинговые платежи и задолженность по уплате лизинговых платежей (не приведут к восстановления нарушенного права).

Суд апелляционной инстанции не может признать обоснованным и требование о взыскании в качестве убытков денежных средств, списанных со счета истца в безакцептном порядке в уплату лизинговых платежей.

Как следует из материалов дела, по платежным ордерам №00001 от 29.01.2010 и №00002 от 03.02.2010 со счета истца были списаны денежные суммы в размере 2 500 руб. и 96 341 руб. соответственно (т.14, л.д. 177-178). В назначении платежа указанных ордеров значится «бесспорное списание лизинговых платежей со сроком уплаты 20.12.2008, 20.01.2009, 20.02.2009».

Предметом настоящее спора является требование о взыскании убытков в виде уплаченных лизинговых платежей за период июня – ноября 2008.

В то же время апелляционный суд считает обоснованными требование о взыскании убытков в виде уплаченных лизинговых платежей за период, когда истец не мог эксплуатировать цистерны (июнь – ноябрь 2008).

В доказательство уплаты лизинговых платежей в данный период времени суду представлены платежные поручения №436 от 22.07.2008 на сумм 143 176 руб. 89 коп., №573 от 19.09.2008 на сумму 141 102 руб. 41 коп., №495 от 22.08.2008 на сумму 139 516 руб. 82 коп., №367 от 20.06.2008 на сумму 142 365 руб. 29 коп., №580 от 27.09.2008 на сумму 141 831 руб. 51 коп., №506 от 29.08.2008 на сумму 140 644 руб. 23 коп., №466 от 07.08.2008 на сумму 141 295 руб. 43 коп., №378 от 25.06.2008 на сумму 142 292 руб. 76 коп. (т.2, л.д.7, 10, 11, 12, 20а, 21, 22, 23). Общая сумма уплаченных лизинговых платежей за указанный период времени составила 1 132 225 руб. 34 коп.

Кроме того, истец понес расходы на проведение экспертизы в сумме 230 000 руб., оплата которой подтверждается платежными поручениями №343 от 07.06.2008 и №522 от 03.09.2008 (т.17).

Таким образом, общая сумма убытков составила 1 362 225 руб. 34 коп.

Указанная сумма подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Ссылка ответчика на то, что истец фактически не пользовался спорным оборудованием, поскольку оно было передано в сублизинг ООО «Транстерминал» в отсутствие согласия лизингодателя, при доказанности факта реального исполнения ООО «Башкирская строительная компания» обязательств по уплате лизинговых платежей, не может являться основанием для отказа во взыскании убытков. Сам по себе факт передачи оборудования в субаренду при отсутствии согласия арендодателя влечет иные правовые последствия, которые не могут быть предметом рассмотрения настоящего спора.

В суде апелляционной инстанции ООО «Башкирская строительная компания» заявило о частичном отказе от исковых требований на сумму 1 639 122 руб. 81 коп., представляющую собой авансовые и ежемесячные лизинговые платежи, уплаченные в период эксплуатации оборудования.

В силу части 2 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично.

Заявленный ООО «Башкирская строительная компания» отказ от части исковых требований не нарушает права и законные интересы других лиц и не противоречит закону, в силу чего, в соответствии с частью 4 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимается судом апелляционной инстанции.

Отказ от иска и принятие его арбитражным судом является в соответствии с частью 4 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для прекращения производства по делу в части требований о взыскании убытков в сумме 1 639 122 руб. 81 коп.

В соответствии с пунктом 3 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

Согласно статье 101 Кодекса судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Состав судебных издержек определен статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которая относит к ним денежные средства, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Истец просил взыскать в его пользу судебные издержки в виде оплаты юридических услуг представителя (т.15, л.д.21).

В соответствии со статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам; расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте; расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В силу положений части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. При этом часть 2 статьи 110 указанного Кодекса определяет, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

По смыслу названной нормы разумные пределы расходов являются оценочным понятием, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел законом не предусматриваются. В каждом конкретном случае суд вправе определить такие пределы с учетом обстоятельств дела, сложности и продолжительности судебного разбирательства, сложившегося в данной местности уровня оплаты услуг адвокатов по представлению интересов доверителей в арбитражном процессе.

В соответствии с пунктом 20 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №82 от 13.08.2004 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут также приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист.

Пунктом 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №121 от 05.12.2007 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» разъяснено, что лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.

При этом процессуальное законодательство не ограничивает право суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 №454-О изложена правовая позиция, согласно которой, вынося мотивированное Решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Таким образом, требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению при условии реальности понесенных стороной затрат, с предоставлением документов, подтверждающих факты оказания и оплаты юридических услуг, а также доказательства того, что оплата произведена непосредственно лицу, оказавшему такие услуги.

Размер подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителя арбитражный суд определяет в каждом конкретном случае с учетом характера заявленного спора, объема удовлетворенной части, степени сложности дела, рыночной стоимости оказанных юридических услуг, затраченного представителем на ведение дела времени, квалификации представителя, соразмерности защищаемого права и суммы вознаграждения, а также иных факторов.

Исходя из степени сложности дела, соотношения размера заявленных требований и размера вознаграждения услуг представителя, учитывая время на подготовку материалов квалифицированным специалистом (в том числе – составление расчетов, представление документов в обоснование расчетов), продолжительность рассмотрения дела, количество судебных заседаний, в которых принимал участие представитель истца, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что расходы, связанные с оплатой юридических услуг, в размере 118 000 руб. являются разумными.

Приходя к такому выводу, судебная коллегия учитывает правовую позицию, изложенную в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 20.10.2005 №355-О и от 17.07.2007 №382-О.

Согласно названным определениям обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации.

Именно поэтому в части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплена обязанность суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле, то есть определить разумную сумму, подлежащую возмещению. Указанная обязанность не предполагает право суда с учетом конкретных обстоятельств дела и надлежащих доказательств отказать в возмещении расходов в случае, если они реально были понесены заявителем.

В качестве доказательств произведенных расходов истцом представлены договор на оказание консультационных (юридических) услуг от 01.03.2009, заключенный между ООО «Башкирская строительная компания» и ООО «Транстерминал» (т.15, л.д.27-28), трудовой договор между ООО «Транстерминал» и Садретдиновой *.*. , которая представляла интересы истца в суде первой инстанции (т.15, л.д.25-26), счет-фактура №000326 от 17.02.2010 (т.15, л.д.29), платежное поручение №102 от 17.02.2010 на сумму 118 000 руб. (т.15, л.д.24).

Однако, принимая во внимание частичное удовлетворение исковых требований, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы на оказание юридических услуг пропорционально удовлетворенным требованиям – в сумме 12 237 руб. 86 коп.

Согласно статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей на момент обращения в суд, размер государственной пошлины по исковому заявлению имущественного характера (с учетом уточнений), при цене иска свыше 1 000 000 руб. составлял 16 500 руб. плюс 0,5 % суммы, превышающей 1 000 000 руб., но не более 100 000 руб.

Сумма госпошлины была уплачена истцом по платежному поручению №105 от 02.03.2009 в размере 100 000 руб. (т.1, л.д.16).

За подачу апелляционной жалобы истец по платежному поручению №282 от 20.04.2010 уплатил 2 000 руб. (т.17, л.д.12).

С учетом удовлетворенных исковых требований, с ответчика в пользу истца в возмещение расходов по уплате госпошлины по иску подлежит взысканию 8 003 руб. 80 коп., по апелляционной жалобе – 207 руб. 42 коп., всего – 8 211 руб. 22 коп.

Излишне уплаченная госпошлина (с учетом частичного отказа от исковых требований) в сумме 22 825 руб. 71 коп. подлежит возврату из федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

принять частичный отказ ООО «Башкирская строительная компания», г.Уфа, от требования взыскания убытков в сумме 1 639 122 руб. 81 коп.

Производство по делу в указанной части прекратить.

Решение Арбитражного суда Калужской области от 23 марта 2010 года по делу №А23-786/09Г-16-70 отменить.

Исковые требования ООО «Башкирская строительная компания», г.Уфа, удовлетворить частично.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Вольво Восток», г.Калуга, в пользу общества с ограниченной ответственностью «Башкирская строительная компания», г.Уфа, убытки в сумме 1 362 225 руб. 34 коп., а также в возмещение расходов по уплате госпошлины по делу 8 211 руб. 22 коп., в возмещение расходов на оплату юридических услуг 12 237 руб. 86 коп.

В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Башкирская строительная компания», г.Уфа, из федерального бюджета госпошлину в сумме 22 825 руб. 71 коп.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий судья

*.*. Капустина

Судьи

*.*. Каструба

*.*. Можеева