Судебная практика

Решение от 2010-06-30 №А57-22076/2008. По делу А57-22076/2008. Саратовская область.

Решение

г. Саратов Дело № А57-22076/2008

Резолютивная часть решения оглашена 29 июня 2010 года

Полный текст решения изготовлен 30 июня 2010 года

Арбитражного суда Саратовской области в составе судьи Альковой В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Тимаковой О.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «ПВС», г. Саратов

к обществу с ограниченной ответственностью «Поволжский Лизинговый Центр», г. Саратов

третьи лица: общество с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Собис», г. Саратов, общество с ограниченной ответственностью «Веха-Авто», г. Саратов, общество с ограниченной ответственностью «Моторком», п. Пробуждение Энгельсского района Саратовской области

о взыскании покупной стоимости проданного товара ненадлежащего качества, возмещении убытков, неустойки и упущенной выгоды

при участии в заседании:

от истца: Ильясов С.К., по доверенности от 11.03.2009 года,

от ответчика: Сыромятникова, по доверенности № 112 от 19.02.2010 года, Горячкин П.М. представитель по доверенности № 313 от 29.06.2010 г.

третьи лица не явились, извещены надлежащим образом.

Установил:

В арбитражный суд Саратовской области обратилось общество с ограниченной ответственностью «ПВС», г. Саратов с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Поволжский Лизинговый Центр», г. Саратов, третье лицо: общество с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Собис», г. Саратов о взыскании покупной стоимости проданного товара ненадлежащего качества в сумме 1920000 рублей, возмещении убытков (в том числе расходы на ремонт автомобиля в сумме 27725 рублей, разница между ценой договора купли-продажи и суммой договора лизинга в размере 184560 рублей, расходы за оплату автотранспортных услуг в сумме 607263,40 рублей, упущенной выгоды, в связи с простоем предмета лизинга в сумме 14400 рублей за каждый рабочий день, начиная с 24.04.2008 года.), неустойки за просрочку обязательства в сумме 46080 рублей.

Определением арбитражного суда Саратовской области от 11 ноября 2009 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Веха-Авто», г. Саратов, общество с ограниченной ответственностью «Моторком», п. Пробуждение Энгельсского района Саратовской области.



Истец в судебном заседании поддержал исковые требования.

Ответчик возражает против удовлетворения исковых требований, по основаниям, изложенным в отзыве на иск.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом о дне, времени и месте судебного заседания, в заседание суда не явились. Исковые требования не оспорили, письменного отзыва на иск суду не представили.

Неявка в судебное заседание третьих лиц, надлежащим образом извещенных о месте и времени слушания дела, не препятствует разрешению спора в их отсутствие.

При данных обстоятельствах, руководствуясь частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает возможным рассмотреть данное дело в отсутствие ответчика, так как представленных документов достаточно для рассмотрения спора.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании был объявлен перерыв с 22 июня 2010 года до 15 часов 00 минут 28 июня 2010 года и с 28 июня 2010 года до 17 ч. 29.06.2010 года.

Дело в арбитражном суде рассматривается в порядке статей 153-166 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд, исследовав материалы дела, заслушав представителей сторон, Установил, что между ООО «Лизинговая компания «Собис» (лизингодатель) и ООО «ПВС» (лизингополучатель) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) № С-21/08-02 от 29 февраля 2008 года, по условиям которого ООО «Лизинговая компания «Собис» обязалось приобрести в собственность у ООО «Поволжский лизинговый центр» транспортное средство МАЗ-5440А8-360-031 для его передачи лизингополучателю.

В тот же день между ООО «Поволжский лизинговый центр» (продавец), ООО «Лизинговая компания «Собис» (покупатель) и ООО «ПВС» (лизингополучатель) был заключен договор купли- продажи № С-К-18/08-02 (транспортного средства), на основании которого ООО «Лизинговая компания «Собис» приобрело у ответчика транспортное средство МАЗ-5440А8-360-031 по цене 1920000 рублей и по акту приема-передачи имущества от 07.04.2008 года передало ООО «ПВС».

Заводом-изготовителем указанного транспортного средства является Производственное республиканское унитарное предприятие «Минский автомобильный завод».

В силу пункта 2 статьи 469 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

В процессе эксплуатации транспортного средства истцом неоднократно выявлялись неисправности, для устранения которых истец обращался в ООО «Веха-Авто» и ООО «Моторком» (аттестованные сервисные центры РУП «МАЗ»).

Так, в период с 25.06.2008 года по 30.06.2008 года и с 16.07.2008 года по 05.08.2008 года производился ремонт форсунок с испытанием, что подтверждается заказ-нарядом № 944 от 25.06.2008 года, актом выполненных работ № 944 от 30.06.2008 года, заказ-нарядом № 1001 от 16.07.2008 года, актом выполненных работ № 1001 от 05.08.2008 года.

Согласно пункту 1 статьи 518 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель, которому поставлены товары ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 475 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дело судом была назначена судебная автотехническая экспертиза (для установления является ли брак производственным либо неисправность образовалась в результате неправильной эксплуатации), производство которой было поручено ООО «Научно-исследовательская лаборатория судебных экспертиз».



Согласно заключению эксперта № 1877 от 16.07.2009 года при испытании было установлено, что семь из восьми распылителей форсунок неисправны. Топливный насос высокого давления ТНВД (заводской номер 0002433) был демонтирован и установлен на регулировочно-испытательный стенд, при испытании на котором без подключения форсунок и регулировки был определен посторонний механический шум (стук) при вращении ТНВД. Шум имел хара Ф.И.О. форме определить механическую неисправность (дефект) плунжерного механизма ТНВД. Поскольку ТНВД находился на гарантийном периоде эксплуатации, а при указанных дефектах ТНВД не вскрывается для ремонта, а отправляется на предприятие-изготовитель для изучения и определения неисправности, то представители стороны, участвующие при проведении экспертного исследования, не сочли возможным проводить разборку и ремонт ТНВД на месте и продолжать исследование автомобиля.

Экспертом сделан вывод о том, что обнаруженная неисправность топливного насоса при отсутствии в нем механических повреждений и следов ремонта будет иметь признаки производственного дефекта.

Однако, после указанной экспертизы топливный насос не был направлен на завод-изготовитель для определения неисправности, а находился на хранении у ООО «Моторком».

Из статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что ненаправление некачественного двигателя ответчику или заводу-изготовителю не может служить основанием для освобождения продавца от ответственности за продажу товара ненадлежащего качества.

Поскольку вышеуказанной экспертизой не сделан категоричный вывод о причинах неисправностей, суд по ходатайству ответчика назначил дополнительную судебную автотехническую экспертизу, также поручив ее проведение ООО «Научно-исследовательская лаборатория судебных экспертиз».

Из заключения эксперта № 3362 от 12.05.2010 года усматривается, что при дополнительном исследовании установлено заклинивание части механизмов (указанный дефект отсутствовал при первичном исследование), из чего эксперт сделал вывод о возможности целенаправленного изменения технического состояния ТНВД в процессе хранения. Выявленные в ходе дополнительного исследования неисправности не соотносятся с признаками неисправностей ТНВД, определенными при предыдущем исследовании этого же ТНВД, то есть в ходе первоначального исследования топливный насос имел иные дефекты. Вследствие изложенного, вывод эксперта о причинах образования неисправностей выявленных при проведении дополнительной экспертизы не имеет значения для рассмотрения спора.

В судебное заседание 29.06.2010 года приглашался эксперт, проводивший обе экспертизы - Чванов Сергей Алексеевич, который ответил на вопросы суда, истца и ответчика по проведенным экспертным исследованиям.

Эксперт пояснил, что при первой экспертизе выяснилось, что в моторное масло двигателя попало большое количество топлива по причине плохого уплотнения трубок, из-за чего подкапывало масло, что привело к повышенному износу двигателя. Это является производственным дефектом. С качеством используемого топлива это не связано, т.к. качество топлива его класс (Е2, Е3. Е4,) не является причиной такого износа топливного насоса. Чем выше класс топлива, тем меньше отравляющих в нем веществ для окружающей среды.

Согласно пункту 6.1. договора купли-продажи № С-К-18/08-02 (транспортного средства) от 29.02.2008 года качество поставляемого транспортного средства должно соответствовать сертификату качества завода-изготовителя. Гарантийные обязательства продавца должны соответствовать гарантийным обязательствам завода-изготовителя.

В силу пункта 2 статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Поскольку на транспортное средство установлен гарантийный срок, к спорным правоотношениям подлежит применению указанная норма.

Из смысла названной правовой нормы следует, что при обнаружении недостатков товара в пределах срока гарантии продавец несет бремя доказывания того, что эти недостатки возникли после передачи товара покупателю по причинам, за которые продавец не отвечает.

Так как согласно заключению эксперта № 1877 от 16.07.2009 года (первичное исследование) обнаруженная неисправность топливного насоса при отсутствии в нем механических повреждений и следов ремонта будет иметь признаки производственного дефекта, а ответчик не представил доказательств наличия механических повреждений и следов ремонта топливного насоса на момент проведения первой экспертизы, то суд пришел к выводу о том, что ответчик (продавец грузового автомобиля) в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения последним правил пользования товаром.

В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Пункт 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору:

§ отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы;

§ потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.

Из материалов дела усматривается, что истец дважды обращался в сервисный центр для устранения одного и того же дефекта, следовательно, в спорном транспортном средстве имеются недостатки, которые выявляются неоднократно, что свидетельствует о наличии существенного нарушения требований к качеству товара.

Статьей 670 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена ответственность продавца в отношении имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды (лизинга).

Согласно пункту 1 данной статьи Кодекса арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя.

В отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы (статья 326 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» при осуществлении лизинга лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу предмета лизинга требования к качеству и комплектности, срокам исполнения обязанности передать товар и другие требования, установленные законодательством Российской Федерации и договором купли-продажи между продавцом и лизингодателем.

С учетом изложенного, истец 22.07.2008 года (л.д. 78 том 1) обратился к ответчику с требованием о замене транспортного средства ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору, либо если требование о замене будет отклонено, то с требованием о выплате полной стоимости товара.

Поскольку ответчик отказался заменить товар ненадлежащего качества ООО «ЛК «Собис» письмом № 297 от 07.09.2008 года (л.д. 86,87 том 1) уведомило ООО «Поволжский лизинговый центр» об одностороннем расторжении договора купли-продажи.

В силу пунктов 1, 4 статьи 523 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (абзац четвертый пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Отказ ответчика от выплаты стоимости товара послужил основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.

07.09.2008 года между истцом и ООО «ЛК «Собис» было заключено соглашение о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) № С-21/08-02 от 29.02.2008 год, которым ООО «ЛК «Собис» (покупатель по договору купли-продажи) передал истцу, являющемуся в соответствии со статьей 326 Гражданского кодекса Российской Федерации солидарным кредитором, право требования с продавца стоимости предмета лизинга.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу об обоснованности требования истца о возврате стоимости транспортного средства МАЗ-5440А8-360-031 ненадлежащего качества в сумме 1920000 рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Пунктом 10 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 от 1.07.1996 года установлено, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Истец просит взыскать с ответчика убытки, а именно

реальный ущерб в виде:

расходов на ремонт грузового автомобиля марки МАЗ-5440А8-360-031 в сумме 27725 рублей,

расходов по выплате вознаграждения лизингодателю (разницу между ценой договора купли-продажи и суммой договора лизинга) в сумме 184560 рублей,

расходов в сумме 607263,40 рублей по оплате автотранспортных услуг сторонних организаций, услугами которых он вынужден был пользоваться в виду отсутствия в его владении другого грузового автомобиля, кроме спорного, и упущенную выгоду в связи с простоем по причине неисправности, приобретенного у ответчика грузового автомобиля в размере 14400 рублей за каждый рабочий день, начиная с 24.04.2008 года (на день подачи иска размер упущенной выгоды определен истцом в размере 1699200 рублей.

Возмещение убытков является видом гражданско-правовой ответственности, и требование о возмещении убытков должно подтверждаться надлежащими доказательствами.

Ответственность за убытки, причиненные лицу и его имуществу вследствие неправомерных действий (бездействия), по общему правилу наступает при наличии следующих условий:

неправомерность действий (бездействия) стороны;

наличие вреда или убытков, причиненных лицу или его имуществу;

причинная связь между незаконными действиями (бездействием) и наступившим вредом (убытками);

виновность стороны.

Таким образом, необходимым основанием для взыскания убытков является доказанность размера убытков, факт их причинения, наличие причинной связи между действиями ответчика и причиненными убытками. Ответчик вправе доказывать отсутствие своей вины в причинении убытков.

Расходы истца на ремонт грузового автомобиля марки МАЗ-5440А8-360-031 ненадлежащего качества в сумме 27725 рублей подтверждены актом выполненных работ № 248 от 24.04.2008 года, платежным поручением № 151 от 28.04.2008 года, заказ-нарядом № 944 от 25.06.2008 года, актом выполненных работ № 944 от 30.06.2008 года, платежным поручением № 279 от 30.06.2008 года, заказ-нарядом № 1001 от 16.07.2008 года, актом выполненных работ № 1001 от 05.08.2008 года, платежным поручением № 356 от 06.08.2008 года.

Ранее судом установлено, что вина ответчика состоит в поставке спорного транспортного средства, имеющего неисправность в топливном насосе высокого давления ТНВД (заводской номер 0002433).

Согласно акту выполненных работ № 248 от 24.04.2008 года на сумму 716 рублей на спорном транспортном средстве произведена замена манжета заднего коленчатого вала. Вина ответчика в указанной поломке истцом не доказана.

Ремонт автомобиля на основании заказ-нарядов № 944 от 25.06.2008 года и № 1001 от 16.07.2008 года осуществлен в связи с наличием дефекта в топливном насосе высокого давления ТНВД (заводской номер 0002433) спорного автомобиля.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу о наличии причинной связи между действиями ответчика по поставке некачественного товара и причиненными убытками в виде расходов на ремонт некачественного товара по актам выполненных № 944 от 30.06.2008 года и № 1001 от 05.08.2008 года на сумму 27009 рублей.

Согласно договору финансовой аренды (лизинга) № С-21/08-02 от 29 февраля 2008 года, заключенному между ООО «Лизинговая компания «Собис» и ООО «ПВС» в редакции дополнительного соглашения № 1 от 02.06.2008 года общая сумма договора составляет 2104560 рублей. С учетом покупной стоимости предмета лизинга, указанной в договоре купли-продажи (1920000 рублей), вознаграждение лизингодателя (ООО «ЛК «Собис») по вышеуказанному договору финансовой аренды составило 184560 рублей (2104560 рублей - 1920000 рублей).

Факт осуществления расходов по выплате вознаграждения лизингодателю (разницу между ценой договора купли-продажи и суммой договора лизинга) в сумме 184560 рублей подтверждается представленными в материалы дела платежными документами по уплате лизинговых платежей на сумму 2104560 рублей (л.д. 47-52 том 1).

Истец в период оплаты лизинговых платежей был вынужден обращаться в сервисный центр для устранения неисправностей грузового автомобиля. Таким образом, грузовой автомобиль в период ремонта (24.04.2008 года, в период с 25.06.2008 года по 30.06.2008 года и в период с 16.07.2008 года по 05.08.2008 года) был в состоянии простоя, и не мог использоваться истцом для осуществления предпринимательской деятельности.

Суд приходит к выводу, что в период нахождения автомобиля в сервисных центрах и с момента передачи предмета лизинга ООО «ЛК «Собос» по акту приема-передачи от 07.09.2008 года истец лишился возможности получения прибыли от использования грузового автомобиля, в связи с чем убытками истца в виде уплаты лизинговых платежей являются лизинговые платежи, которые подлежали уплате в указанные периоды.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2009 года по делу № А46-142/2009, оставленному без изменения судом кассационной инстанции.

Между тем, вина ответчика в простое грузового автомобиля 24.04.2009 года не доказана, поскольку в сервисном центре устранялся дефект, возникший в период эксплуатации автомобиля, а именно замена задней манжеты коленчатого вала (л.д. 57 том 1).

Согласно графику лизинговых платежей истец вносит лизинговые платежи 5 и 15 марта 2008 года, 15 апреля 2008 года, 15 мая 2008 года и 30 июня 2008 года (выкупная цена).

За периоды простоя с 25.06.2008 года по 30.06.2008 года и в период с 16.07.2008 года по 05.08.2008 года убытки в виде вознаграждения лизингодателя не возникли, поскольку в июне 2008 года подлежала уплате выкупная стоимость, которая не включает в себя вознаграждение лизингодателя, а в июле 2008 года выплаты уже прекращены (последний лизинговый платеж был уплачен истцом 19.06.2008 года).

Таким образом, истцом не доказана вина ответчика и размер убытков в виде вознаграждения лизингодателя, в связи с чем исковые требования в указанной части не обоснованы.

Истцом заявлены требования о взыскании убытков в виде расходов в сумме 607263,40 рублей по оплате автотранспортных услуг сторонних организаций, услугами которых он вынужден был пользоваться в виду отсутствия в его владении другого грузового автомобиля, кроме спорного.

В материалы дела представлены акты выполненных работ по оказанию сторонними организациями истцу автотранспортных услуг в период с 30 апреля 2008 года по 08 сентября 2008 года.

Как установлено ранее, спорное транспортное средство находилось на ремонте по вине ответчика (ремонт форсунок из-за дефект ТНВД) в период с 25.06.2008 года по 30.06.2008 года и в период с 16.07.2008 года по 05.08.2008 года. Доказательств же того, что в другие дни в заявленном истцом периоде образования убытков (с 30 апреля 2008 года по 08 сентября 2008 года) спорный грузовой автомобиль не мог использоваться для автоперевозок, истцом в материалы дела не представлены. Следовательно, акты выполненных работ по оказанию автотранспортных услуг за периоды времени, в течение которых спорных автомобиль не находился в ремонте, а именно: с 30.04.2008 года по 25.06.2008 года, с 01.07.2008 года по 15.07.2008 года и с 06.08.2008 года по 07.09.2008 года, не могут быть приняты в качестве доказательства, возникновения убытков в связи с необходимостью привлечения сторонних организаций для перевозок, поскольку отсутствуют доказательства невозможности эксплуатации в спорный период находящегося во владении истца грузового автомобиля МАЗ-5440А8-360-031.

Истцом представлен лишь 1 акт о предоставлении ему транспортных услуг ООО «Квазар и К» в период нахождения спорного грузового автомобиля на ремонте, а именно акт № 385 от 30.06.2008 года на сумме 12306,35 рублей (л.д. 118 том 1). Однако, из указанного акта и счета-фактуры к нему не усматривается каким транспортным средством оказывались истцу автоуслуги, являются ли указанные услуги аналогичными тем, которые могут оказываться спорным транспортным средством, а именно пассажирские или грузовые перевозки, какова грузоподъемность нанимаемого транспортного средства.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства, согласно которым в указанный период времени в распоряжении истца отсутствовали иные автомобили и пользование услугами других организаций по автоперевозке находится в причинной связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по поставке автомобиля надлежащего качества.

В этой связи суд приходит к выводу, что истцом не доказаны необходимость пользования истцом автотранспортными услугами сторонних организаций и причинная связь между неисполнением ответчиком обязательств по договору купли-продажи автомобиля и понесенными истцом расходами по оплате транспортных услуг, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения иска в указанной части.

Истцом также заявлено требование о взыскании упущенной выгоды в связи с простоем спорного транспортного средства в размере 14400 рублей за каждый рабочий день, начиная с 24.04.2008 года.

Как отмечалось выше материалами дела подтвержден факт простоя транспортного средства в периоды нахождения в сервисных организация для производства ремонта, в иные промежутки времени истцом не представлено доказательств невозможности использования спорного транспортного средства. Кроме того, 07.09.2008 года договор купли-продажи был расторгнут покупателем ООО «ЛК «Собис» в одностороннем порядке. После расторжения договора купли-продажи обязательство ответчика по поставке грузового автомобиля надлежащего качества прекратилось, следовательно, начисление упущенной выгоды в связи с простоем после расторжения договора является неправомерным.

Согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской признается самостоятельная, направленная на систематическое получение прибыли деятельность, осуществляемая на свой риск. То есть получение прибыли является целью предпринимательской деятельности, но при ее осуществлении возможны негативные последствия, в том числе такие, как получение небольшого размера прибыли, так и неполучение прибыли вообще.

Неполучение прибыли от осуществления предпринимательской деятельности является риском, который не может быть отнесен на контрагента.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Материалами дела подтвержден простой грузового автомобиля по вине ответчика в период с 25.06.2008 года по 30.06.2008 года и в период с 16.07.2008 года по 05.08.2008 года (время нахождения на ремонте), то есть 23 рабочих дня.

При расчете упущенной выгоды (л.д. 141 том 1) истец исходит из среднерыночной стоимости (расценок) автотранспортных услуг по доставке грузов по территории Российской Федерации и Саратовской области, предоставленных организациями г. Саратова ( ООО «СВС-Холдинг», ООО «САРМАШ», ООО «Квазар и К») (30 рублей за 1 кв.м.), минимально возможного пробега автомашины МАЗ-5440А8-360-031 (480 км) и нормальной продолжительности рабочего времени 1 водителя (8 часов).

Между тем, истцом в расчете упущенной выгоды не учтены разумные затраты, которые он должен был понести, если бы обязательство по поставке качественного автомобиля было исполнено надлежащим образом (расходы на топливо, на оплату труда водителя, время на погрузку-выгрузку товара), о чем говорится в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 01.07.1996 года.

В связи с изложенным, представленный истцом расчет упущенной выгоды не принимается судом.

В пункте 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Иными словами, кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение обязательства явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду; все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны.

Истцом представлен в материалы дела договор на оказание автотранспортных услуг от 11 апреля 2008 года, заключенный между истцом и ООО «Современные и трубопроводные системы-Поволжье», согласно которому истец обязался оказать услуги по перевозке грузов на общую сумму 1800000 рублей.

Между тем, доказательств оказания ООО «Современные и трубопроводные системы-Поволжье» транспортных услуг в период эксплуатации истцом спорного транспортного средства (в частности с момента заключения договора (11.04.2008 года) до дня оформления заказа-наряда на ремонт грузового автомобиля (25.06.2008 года)) истцом не представлено. Изложенное, позволяет сделать вывод, что основанием неисполнения договора на оказание автотранспортных услуг от 11 апреля 2008 года послужили иные обстоятельства, а не наличие неисправностей в спорном грузовом автомобиле.

Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доказательств наличия и размера упущенной выгоды, которые истец получил бы, если бы не утратил возможность использования поврежденного транспортного средства при обычных условиях гражданского оборота, истцом не представлено.

Таким образом, требования о взыскании упущенной выгоды не подлежат удовлетворению в связи с недоказанностью размера неполученного дохода.

Заявленные истцом требования о взыскании договорной неустойки, предусмотренной пунктом 9.1. договора за период, начиная с 16.09.2008 года по день вынесения решения, несостоятельны, поскольку 07.07.2008 года покупатель (ООО «ЛК «Собис») направил продавцу уведомление об одностороннем расторжении договора в связи с существенным нарушением продавцом условий договора.

Применение условия о договорной неустойке в период, когда действие договора прекращено, не правомерно.

С учетом изложенного, с ответчика подлежит взысканию стоимость некачественного товара в сумме 1920000,00 рублей и убытки в сумме 27009 рублей (расходы на ремонт грузового автомобиля марки МАЗ-5440А8-360-031).

В соответствии с пунктом 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Статья 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относит расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей).

Согласно пункту 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в пункте 20 информационного письма от 13.08.2004 года № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», разъяснил, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов, имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг, продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Разумность расходов на оплату услуг представителя должна быть обоснована стороной, требующей возмещения указанных расходов (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Заявляя требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя, истец представил суду договор возмездного оказания юридических услуг № ЮЛ-05/08 от 10.09.2008 года, заключенный между ИП Тихомировой О.Н. и истцом, предметом которого является представительство в суде первой инстанции по рассмотрению дела к ООО «Поволжский лизинговый центр».

Согласно пункту 3.1. договора ООО «ПВС» оплачивает Тихомировой О.Н. аванс в размере 15000 рублей.

В судебных заседаниях участвовала представитель истца Тихомирова О.Н. Истец по платежному поручению № 480 от 26.09.2008 года перечислил Тихомировой О.Н. аванс по договору возмездного оказания юридических услуг № ЮЛ-05/08 от 10.09.2008 года в сумме 15000 рублей.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

С учетом характера и сложности дела, а также количества времени, которое должен был затратить квалифицированный специалист на подготовку позиции по делу и составление документов, принимая во внимание участие представителя истца в судебных заседаниях, представлении доказательств, расчета исковых требований, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца 15000 руб. расходов на оплату услуг представителя.

Истец при подаче искового заявления платежным поручением № 468 от 23.09.2008 года перечислил истцу 34906,54 рублей, тогда как за подачу искового заявления, содержащего материальное требование на сумму 4484828,40 рублей в соответствии с Налоговым кодексом РФ, в редакции действующей на момент подачи искового заявления, госпошлина подлежит уплате в сумме 33924,14 рублей, то есть истец уплатил на 982,40 рублей больше, чем это предусмотрено указанным кодексом.

В силу статьи 333.40. Налогового кодекса РФ уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично в случае ее уплаты государственной пошлины в большем размере, чем это предусмотрено указанным кодексом.

В соответствии с частью 3 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой в установленном порядке истец был освобожден, взыскивается с ответчика в доход федерального бюджета пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, если ответчик не освобожден от уплаты государственной пошлины.

Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Исковые требования частично удовлетворить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Поволжский Лизинговый Центр», г. Саратов в пользу общества с ограниченной ответственностью «ПВС», г. Саратов стоимость продукции ненадлежащего качества в сумме 1920000 рублей, убытки за ремонт автомобиля в сумме 27009 рублей, расходы на оплату услуг представителя в сумме 15000 рублей и расходы по оплате госпошлины за подачу искового заявления в сумме 21235,05 рублей, всего 1983244,05 рублей.

В остальной части иска отказать.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «ПВС», г. Саратов из федерального бюджета излишне уплаченную госпошлину в сумме 982,40 рублей. Выдать справку на возврат госпошлины.

Решение арбитражного суда вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Исполнительный лист выдать взыскателю после вступления решения в законную силу.

Решение арбитражного суда может быть обжаловано в апелляционную или кассационную инстанции в порядке, предусмотренном главами 34, 35 раздела VI Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Направить копии решения арбитражного суда лицам, участвующим в деле, в соответствии с требованиями статьи 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судья арбитражного суда

Саратовской области В.А. Алькова