Судебная практика

Решение от 2010-08-12 №А51-9725/2010. По делу А51-9725/2010. Приморский край.

Решение

г. Владивосток Дело № А51-9725/2010

12 августа 2010 года

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 11.08.2010, полный текст решения изготовлен 12.08.2010 в соответствии со статьей 176 АПК РФ

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Г.Н. Палагеша при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания С.В. Кочетовой рассмотрел 04.08.2010-11.08.2010 в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «КоРус Полимер»

к Владивостокской таможне

об оспаривании решения по таможенной стоимости товаров

при участии в заседании

от заявителя: Шестенкова А.О. - представитель (доверенность от 25.07.2010 действительна с 25.07.2010 по 25.07.2011)

от ответчика: не явился, извещен

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «КоРус Полимер» (далее – общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Владивостокской таможни от 20.03.2010 по таможенной стоимости товара, задекларированного по ГТД № 10702020/251209/0038318, оформленного путем проставления отметки «ТС принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2 по основаниям, указанным в дополнительном листе к ДТС-1, дополнительных листах к ДТС-2.

Ответчик, извещенный надлежащим образом, в судебное заседание не явился, заявлений, ходатайств суду не представил. Суд, руководствуясь частью 2 статьи 200 АПК РФ, рассматривает заявление в отсутствие указанного лица.

В судебном заседании 04.08.2010 в соответствии со статьей 163 АПК РФ объявлялся перерыв до 11.08.2010, после завершения которого, рассмотрение дела было продолжено.

Представитель ООО «КоРус Полимер» заявил ходатайство об уточнении заявленных требований, просит признать незаконным Решение Владивостокской таможни от 20.03.2010 по таможенной стоимости товара, задекларированного по ГТД № 10702030/251209/0038318, оформленное путем проставления отметки «ТС принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2 по основаниям, указанным в дополнительном листе к ДТС-1, дополнительных листах к ДТС-2.

Суд, в порядке статьи 49 АПК РФ, рассмотрев ходатайство удовлетворяет его.

В ходе рассмотрения дела, заявитель требования поддержал и пояснил, что пакет представленных таможенному органу документов подтверждал заявленную таможенную стоимость, по запросу таможни предоставлены также дополнительные документы, которыми располагал декларант, в связи с чем, оснований для отказа в применении 1-го метода определения таможенной стоимости товаров не имелось.

Заявитель указал, что увеличение таможенной стоимости со стороны ответчика необоснованно увеличивает размер подлежащих уплате таможенных платежей, что нарушает его права и законные интересы в сфере внешнеэкономической деятельности. В обоснование своих доводов заявитель сослался на нарушение ответчиком статей 12, 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» № 5003-1 от 21.05.93.

Ответчик в отзыве с доводами общества не согласился и указал, что уровень заявленной декларантом таможенной стоимости свидетельствовал о возможном ее занижении, а представленный пакет документов не содержал документального подтверждения.

Также указал на то, что в ходе контроля таможенной стоимости установлено, что в коносаментах отсутствуют отметки о том, кем оплачен фрахт; в нарушение статьи 65 ТК РФ коносамент, инвойс, упаковочный лист представлены к таможенному оформлению без перевода на русский язык; контракт, инвойс, упаковочный лист, дополнение к контракту подписаны продавцом с использованием клише; в инвойсе отсутствуют идентификационные признаки: номер, дата, реквизиты контракта; не представлены документы о перепоручении поставки товара; прайс-лист не может использоваться в качестве подтверждения таможенной стоимости, поскольку в нем не определен период времени, в течение которого действительны цены на товар.

Перечисленные обстоятельства не позволили подтвердить подлинность основных документов для подтверждения метода определения таможенной стоимости, что явилось основанием для принятия таможней оспариваемого решения по таможенной стоимости товаров.

При рассмотрении дела суд Установил, что 20.05.2009 ООО «КоРус Полимер» (покупатель) и компанией ARTONE PAPER MFG. CO. LTD, Корея (продавец) заключен контракт № VVО-090520, согласно которому общество на условиях FOB приобрело бумагу.

Во исполнение контракта, на таможенную территорию России в адрес заявителя в декабре 2009 года ввезена бумага мелованная, покрытая каолином с одной стороны, не содержащая волокон полученных механическим или химико-механическим путем для графической печати общей стоимостью 17423,41 долл США.

В целях таможенного оформления указанного товара общество подало во Владивостокскую таможню грузовую таможенную декларацию № 10702030/251209/0038318, таможенная стоимость задекларированного товара определена заявителем по методу № 1 (по цене сделки с ввозимыми товарами).

Полагая, что предоставленных декларантом документов в подтверждение правильности применения первого метода таможенной стоимости недостаточно, таможенный орган 25.12.2009 оформил запрос о предоставлении дополнительных документов в срок до 05.02.2010.

Общество представило пояснения по некоторым пунктам запроса, а также пакет документов, имеющийся в распоряжении декларанта.

20.03.2010 таможенный орган принял окончательное Решение по таможенной стоимости ввезенного товара, в соответствии с которым она была определена на основании шестого «резервного» метода. Указанное Решение оформлено проставлением записи «таможенная стоимость принята» в графе «для отметок таможенного органа» декларации таможенной стоимости (форма ДТС-2), основания принятия решения изложены в дополнении № 2 к ДТС № 10702030/251209/0038318.

В соответствии с произведенной таможней корректировкой, увеличились таможенные платежи, подлежащие уплате декларантом на 141506,7 руб.

Не согласившись с Решением по таможенной стоимости, ООО «КоРус Полимер» обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Исследовав материалы дела, проанализировав законность принятого решения, суд находит заявленные требования подлежащими удовлетворению в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее – Закон РФ) таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со статьей 19.1 настоящего Закона, в виде дополнительных начислений к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров.

Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации (пункт 3 статьи 12 названного Закона, пункт 2 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации). Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 12 Закона первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки.

Пунктом 7 статьи 323 Таможенного кодекса РФ определено, что в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

Таким образом, исходя из смысла метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами в сочетании с условием о ее документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности данный метод не может быть применен в случаях отсутствия документального подтверждения заключения сделки в любой, не противоречащей закону форме или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

Как следует из материалов дела, декларант в ГТД № 10702030/251209/0038318 Определилтаможенную стоимость ввезенного товара по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 2 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами таможенный орган не представил.

В соответствии с Инкотермс-2000, условия поставки FOB предусматривают, что в обязанности покупателя входит заключение договора перевозки товара от согласованного пункта отгрузки.

Согласно материалов дела, товар поставлен на территорию РФ на условиях FOB-Пусан. Факт включения декларантом расходов по перевозке товаров в цену сделки подтверждается содержанием ДТС-1 и представлением таможенному органу договора на оказание транспортных услуг № 27983 от 12.04.2009, а также инвойса по оплате транспортных расходов

На основании изложенного, суд приходит к выводу о том, что расходы по доставке товара были оплачены покупателем, поэтому отсутствие в коносаменте отметки о том, кем оплачен фрахт не оценивается судом как отсутствие документального подтверждения факта оплаты фрахта покупателем.

В соответствии со статьей 65 ТК РФ, таможенное оформление, включая заполнение документов, необходимых для таможенного оформления, производится на русском языке, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Из материалов дела судом установлено, что факт отсутствия перевода коносамента, инвойса, упаковочного листа не явился основанием для отказа в принятии ГТД к таможенному оформлению и выпуску товаров, а также не повлек каких-либо затруднений у должностных лиц таможенного органа при уяснении содержания данных документов, с учетом этого, судом также отклоняются как не имеющие правового значения доводы таможенного органа об отсутствии переводов указанных документов.

Пунктом 2 статьи 1209 Гражданского кодекса РФ установлено, что форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Согласно пункту 3 статьи 162 настоящего Кодекса все внешнеэкономические сделки должны заключаться в письменной форме. При этом сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Согласно пункту 2 статьи 160 Гражданского кодекса РФ использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашениями сторон и не ставит в зависимость от наличия собственноручной подписи.

Кроме этого, согласно пункту 3 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 кодекса, то есть если лицо, получившее оферту, совершило действия по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.), если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в законе.

Материалами дела подтверждена как отгрузка товара инопартнером на условиях, оговоренных контрактом, так и исполнение обязательств по этому контракту заявителем. При этом, сам факт использования при заключении сделки факсимиле не свидетельствует об отсутствии у контрагента волеизъявления как на подписание договора, так и на подписание других документов к поставке товара, тем более, что пунктом 11.4 контракта предусмотрено соглашение сторон о том, что контракт, а также любые документы по контракту могут быть заверены факсимиле и будут иметь такую же юридическую силу, как подписанные уполномоченными на то представителями обеих сторон.

В связи с этим, довод таможенного органа о том, что контракт, инвойс, упаковочный лист, дополнение к контракту не могут использоваться в качестве подтверждения стоимости сделки, поскольку подписаны с помощью факсимиле, признается судом необоснованным.

Инвойс, выставленный продавцом об оплате спорной поставки товара на сумму 17423,41 долл. США, имеет номер и дату (№ 1000003500-2 от 03.12.2009), наименование поставщика и покупателя товара, поэтому указание ответчика на отсутствие идентификационных признаков документа, позволяющих идентифицировать его с поставкой товара, не соответствует фактическому содержанию инвойса.

Также отклоняется как противоречащий содержанию коносамента № 8569066640 указание ответчика на то, что отправителем товара является компания MAERSK KOREA LTD, а не компания ARTONE PAPER MFG. CO. LTD, поскольку в соответствии с указанным документом отправителем товара является его продавец – компания ARTONE PAPER MFG. CO. LTD.

Отсутствие в прайс-листе периода, в течение которого действительны цены на товар не является безусловным доказательством, свидетельствующим о недостоверности указанного документа, тем более, что ответчик не привел ссылку на нормы права, на основании которой он обосновывал свои требования в отношении содержания указанного документа.

Вместе с тем, довод таможенного органа о том, что таможенная стоимость, указанная декларантом в рамках заявленного первого метода, ниже статистических данных информационно-аналитической системы «Мониторинг-Анализ», не может быть принят судом во внимание, поскольку эти данные не являются нормативными правовыми актами, регулирующим порядок определения таможенной стоимости. Информация, содержащаяся в базах данных ГТД, носит учётно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющими использовать её в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.

Кроме того, пунктом 41 Инструкции предусмотрена норма, согласно которой, расхождение между заявленной декларантом таможенной стоимостью и имеющейся в таможенном органе ценовой информацией не является основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товаров без выяснения причин такого расхождения в порядке, установленном настоящей Инструкцией.

С учётом всего вышеизложенного суд пришёл к выводу, о том, что таможенный орган не доказал в порядке пункта 5 статьи 200 АПК РФ, наличие обстоятельств, препятствующих применению первого метода определения таможенной стоимости.

Оспариваемое Решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей на 141506,7 руб, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При таких обстоятельствах требования заявителя о признании незаконным решения таможенного органа по таможенной стоимости товаров подлежат удовлетворению.

Уплаченная заявителем государственная пошлина в соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ взыскивается в его пользу с ответчика.

Руководствуясь статьями 167-170, 182, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

Признать незаконным Решение Владивостокской таможни от 20.03.2010 по таможенной стоимости товара, задекларированного по ГТД № 10702030/251209/0038318, оформленное путем проставления отметки «ТС принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2 по основаниям, указанным в дополнительном листе к ДТС-1, дополнительных листах к ДТС-2 как несоответствующее Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе».

Решение подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Владивостокской таможни, расположенной по адресу: г. Владивосток, ул. Посьетская, 21А, в пользу общества с ограниченной ответственностью «КоРус Полимер» 2000 (две тысячи) рублей судебных расходов на уплату госпошлины.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд и в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу через Арбитражный суд Приморского края.

Судья Г.Н. Палагеша