Судебная практика

Постановление апелляции от 2010-08-11 №А76-3192/2010. По делу А76-3192/2010. Российская Федерация.

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

Постановление

№ 18АП-6544/2010

№ 18АП-7029/2010

г. Челябинск

11 августа 2010 г.

Дело № А76-3192/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 04 августа 2010 г.

Постановление в полном объеме изготовлено 11 августа 2010 г.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Деевой Г.А., судей Степановой М.Г., Ширяевой Е.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Касьяновой Ю.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью «РИМ» и открытого акционерного общества «Федеральный научно-производственный центр «Станкомаш» на Решение Арбитражного суда Челябинской области от 18.06.2010 по делу № А76-3192/2010 (судья Соколова И.А.), при участии: от открытого акционерного общества «Федеральный научно-производственный центр «Станкомаш» – Комарова А.А. (доверенность № 2 от 23.11.2010); от общества с ограниченной ответственностью «РИМ» - Черкасовой М.Ш. (доверенность от 07.06.2009) (после перерыва),

Установил:

общество с ограниченной ответственностью «РИМ» (далее – истец, ООО «РИМ») обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к открытому акционерному обществу «Федеральный научно-производственный центр «Станкомаш» (далее – ответчик, ОАО «ФНПЦ «Станкомаш») о взыскании 92 156 400 руб. убытков по договору хранения № 914/59 от 06.04.2005.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 18.06.2010 исковые требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взыскано 78 098 644 руб. убытков по договору об ответственном хранении № 914/59 от 06.04.2005.

Кроме того, в доход федерального бюджета в счет уплаты государственной пошлины по иску с ответчика взыскано 169 491 руб. 53 коп., с истца – 30 508 руб. 47 коп.

Не согласившись с Решением суда первой инстанции, истец и ответчик обратились в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.

ООО «РИМ» в апелляционной жалобе просит отменить Решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований в сумме 14 057 756 руб., составляющих двойную сумму налога на добавленную стоимость, а также отнести на истца расходы по уплате государственной пошлины в этой части, приняв по делу новый судебный акт.

Истец полагает, что сумма налога на добавленную стоимость, являющаяся частью стоимости продукции, исходя из пункта 6.1. договора хранения № 914/59 от 06.04.2005, а также положений пункта 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации предъявлена ко взысканию правомерно и является частью взыскиваемых убытков. При этом государственная пошлина в полном объёме подлежит взысканию с ответчика.

ОАО «ФНПЦ «Станкомаш» в апелляционной жалобе просит Решение суда первой инстанции отменить полностью, в удовлетворении исковых требований отказать.

В качестве обоснования доводов апелляционной жалобы ответчик ссылается на незаключенность договора об ответственном хранении № 914/59 от 06.04.2005 ввиду неопределенности предмета, переданного на хранение поклажедателем.

Акт приема-передачи, по мнению ОАО «ФНПЦ «Станкомаш», не свидетельствует о передаче продукции на хранение по спорному договору, поскольку не содержит указания на номер договора.

По договору об ответственном хранении № 914/59 от 06.04.2005 ОАО «ФНПЦ «Станкомаш» обязалось принять на хранение от ООО «РИМ» продукцию, являющуюся предметом договора купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005, однако договор купли-продажи заключен не был, поскольку сторонами договора в нарушение статьи 506 Гражданского кодекса Российской Федерации не был согласован срок поставки товара, являющийся существенным условием договора.

Кроме того, имеются расхождения в количестве продукции, указанной в спецификации к договору и акте приема-передачи. Так, согласно спецификации стороны согласовали передачу товара на сумму 46 078 200 руб., в то время как в акте указана продукция на сумму 77 131 340 руб.

Товарная накладная № 798 от 06.04.2005, по мнению ответчика, не может являться надлежащим доказательством в силу статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку составлена с нарушениями требований Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». В товарной накладной отсутствуют обязательные реквизиты: «отпуск груза произвел», «дата отгрузки».

Указание судом первой инстанции в качестве подтверждения поставки продукции на материалы выездной налоговой проверки является необоснованным, поскольку налоговый орган в ходе проверки не устанавливал фактическое исполнение договоров и передачу продукции.

Сведения, содержащиеся в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 03.06.2010, учтены судом выборочно, в пользу истца.

Ссылку суда на бухгалтерские документы ответчика и его статистический отчет, представленные в ИФНС по Тракторозаводскому району г. Челябинска в подтверждение совершения сделки купли-продажи, нельзя признать убедительной, поскольку указанные документы составлены ответчиком в одностороннем порядке.

Общество «ФНПЦ «Станкомаш» считает, что судом не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что в товарной накладной № 798 от 06.04.2005 указан товар на сумму 46 078 200 руб. с учетом налога на добавленную стоимость, составляющего 18%, а в акте приема-передачи к договору об ответственном хранении – 46 078 200 руб. без учета НДС, что свидетельствует об отличии продукции по договору купли-продажи и договору хранения.

Отзывы на апелляционные жалобы лицами, участвующими в деле, не представлены.

По ходатайству истца в судебном заседании 28 07.2010 года, начатом с участием представителя ответчика, объявлялся перерыв в порядке ст. 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации до 11 часов 40 минут 04.08.2010, после чего судебное заседание продолжено с участием представителей обеих сторон.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы своих апелляционных жалоб, отклонив доводы и возражения другой стороны.

Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом первой инстанции установлено и из материалов дела следует, что 06.04.2005 между ОАО «ФНПЦ «Станкомаш» (продавец) и ООО «РИМ» (покупатель) заключен договор купли-продажи продукции № 914/58-236 (т.1, л.д.51), по условиям которого поставщик обязуется передать, а покупатель принять и оплатить продукцию, наименование, количество и цена которой указаны в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договора (пункт 1.1. договора купли-продажи).

Согласно спецификации (т.1, л.д.52) стоимость продукции составила 46 078 200 руб., с учетом НДС 18% (7 028 657 руб. 87 коп).

Во исполнение условий договора купли-продажи ответчик передал истцу товар, согласованный в спецификации к договору, на общую сумму 46 078 200 руб., что подтверждается товарной накладной № 798 от 06.04.2005 (т.1, л.д.54) и актом приема-передачи продукции от 06.04.2005 (т.1, л.д.53).

В этот же день, 06.04.2005 общество «РИМ» (поклажедатель) и общество «ФНПЦ «Станкомаш» (хранитель) заключили договор об ответственном хранении № 914/59 (т.1, л.д.15-16), по условиям которого хранитель обязуется принять от поклажедателя продукцию, являющуюся предметом договора купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005, хранить и возвратить ее в сохранности (пункт 1.1. договора хранения).

Передача продукции хранителю и её возврат поклажедателю оформляются актами приема-передачи продукции, подписываемыми сторонами и являющимися приложениями к договору (пункт 3.1. договора хранения).

Хранитель обязан предоставлять поклажедателю во время хранения возможность осматривать продукцию, то есть обеспечивать свободный доступ представителей поклажедателя для осмотра продукции и определения ее количества и качества (пункт 2.1.3. договора хранения).

Возврат продукции поклажедателю осуществляется по его первому требованию (пункт 2.1.7. договора хранения), в связи с чем хранитель обязался хранить продукцию до востребования ее поклажедателем (пункт 5.1. договора хранения).

За выполнение хранителем обязанностей, установленных договором хранения, поклажедатель обязуется уплатить хранителю вознаграждение в размере 200 руб., с учетом НДС 18% (30 руб. 50 коп.) за весь срок хранения (пункт 4.1. договора хранения).

Убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей, ухудшением качества продукции, возмещаются хранителем: за утрату и недостачу продукции – в двойном размере стоимости утраченной или недостающей продукции; за ухудшение качества – в двойном размере стоимости продукции, качество которой понизилось (пункт 6.1. договора хранения).

Во исполнение условий договора хранения истец передал ответчику товар на общую сумму 46 078 200 руб. с учётом налога на добавленную стоимость, что подтверждается актом приема-передачи продукции от 06.04.2005, подписанным представителями обеих сторон договора (т.1, л.д.17).

Определением Арбитражного суда Челябинской области от 01.10.2009 по делу № А76-15526/2009-36-111 (т.1, л.д.62-65) в отношении ОАО «ФНПЦ «Станкомаш» введена процедура банкротства – наблюдение.

Письмом от 08.02.2010 (т.1, л.д.18) истец обратился к ответчику с требованием о возврате переданной на хранение продукции по акту приема-передачи от 06.04.2005 в срок до 10.02.2010 в соответствии с пунктом 2.1.7. договора хранения.

Указанное требование также направлено истцом в адрес ответчика посредством телеграфной связи и получено последним 09.02.2010 (т.1, л.д.19).

Поскольку в срок, указанный в письме, продукция не возвращена, и претензия от 10.02.2010 о возмещении её двойной стоимости оставлена ответчиком без удовлетворения (т.1, л.д.20-21), истец обратился с настоящим требованием в арбитражный суд за взысканием стоимости утраченной продукции в судебном порядке.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из заключенности договора хранения, предусматривающего ответственность хранителя в случае утраты им предмета хранения в размере двойной стоимости продукции, а также непредставления ответчиком доказательств отсутствия вины в утрате имущества в соответствии с положениями ст. 401 и 901 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом на основании статей 39, 146 Налогового кодекса Российской Федерации судом первой инстанции из расчета убытков исключена сумма НДС.

Выводы суда первой инстанции являются правильными.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но и не противоречащих ему.

На основании пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Пунктом 2 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224).

В силу статьи 886 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

Из содержания указанной нормы права следует, что существенным условием договора хранения является его предмет, позволяющий определить вещь (наименование, количество), передаваемую на хранение.

Договор хранения относится к числу реальных договоров, то есть считается заключенным с момента передачи вещи.

Согласно пункту 2 статьи 887 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие вещи на хранение должно быть подтверждено документом, подписанным хранителем; номерным жетоном, иным знаком, удостоверяющим прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения.

Факт передачи истцом на хранение ответчику имущества стоимостью 46 078 200 руб. непосредственно следует из подписанного обеими сторонами акта приема-передачи от 06.04.2005 со ссылкой на соответствующее обязательство (договор об ответственном хранении от 06.04.2005), и является достаточным доказательством в подтверждение его заключённости.

Кроме того, предмет договора хранения согласован дополнительным указанием на заключённый между теми же сторонами договор купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005.

Представленные сторонами в дело иные первичные документы в доказательство сложившихся между сторонами отношений по хранению продукции, приобретённой по договору купли – продажи № 914/58-236 от 06.04.2005, в том числе спецификация к договору купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005 (т.1, л.д. 52, 96), акт приема-передачи продукции от 06.04.2005 (т.1, л.д.53), а также товарная накладная № 798 от 06.04.2005 подписаны обеими сторонами и содержат ссылку на договор купли - продажи, что позволяет прийти к заключению об отсутствии между сторонами иных правоотношений по купле – продаже.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришёл к правильному выводу об определенности имущества, подлежащего передаче на хранение по договору 914/59 от 06.04.2005.

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно статье 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 889 Гражданского кодекса Российской Федерации хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором хранения срока. Если срок хранения договором не предусмотрен и не может быть определен исходя из его условий, хранитель обязан хранить вещь до востребования ее поклажедателем.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 900 Гражданского кодекса Российской Федерации хранитель обязан возвратить поклажедателю или иному лицу, указанному им в качестве получателя, ту самую вещь, которая была передана на хранение, если договором не предусмотрено хранение с обезличением (статья 890). Вещь должна быть возвращена хранителем в том состоянии, в каком она была принята на хранение, с учетом ее естественного ухудшения, естественной убыли или иного изменения вследствие ее естественных свойств.

В соответствии с пунктом 3.1. договора об ответственном хранении № 914/59 от 06.04.2005 передача продукции хранителю и ее возврат поклажедателю оформляются актами приема-передачи продукции, подписываемыми сторонами и являющимися приложениями к договору.

В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицо, участвующее в деле, обязано доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих доводов и возражений.

В нарушение указанной нормы права ответчиком не представлено доказательств возврата имущества, переданного истцом на хранение, стоимостью 46 078 200 руб.

Согласно пункту 1 статьи 901 Гражданского кодекса Российской Федерации хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Пунктом 3 той же статьи предусмотрено, что лицо не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несёт ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Доказательства невиновности (п.1 ст. 401) либо невозможности обеспечить сохранность имущества вследствие наличия обстоятельств непреодолимой силы (п.3 ст. 401) ответчик суду не представил.

Согласно пункту 1 статьи 902 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со статьей 393 настоящего Кодекса, если законом или договором хранения не предусмотрено иное.

В силу пункта 1 статьи 902 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причинённые поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со ст. 393 настоящего Кодекса, если законом или договором хранение не предусмотрено иное.

Пунктом 6.1 договора хранения предусмотрено возмещение хранителем убытков, причинённых утратой, недостачей или ухудшением качества продукции, переданной на хранение; в том числе за утрату или недостачу - в двойном размере стоимости утраченной или недостающей продукции.

Из приведённого пункта договора не следует, что возмещение стоимости утраченной продукции в денежном выражении производится с учётом налога на добавленную стоимость (ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 18 Временной методики определения размера ущерба (убытков), причинённого нарушениями хозяйственных договоров ( (Приложение к письму Госарбитража СССР от 28.12.1990 № С12/НА – 225) стоимость утраченного имущества определяется как балансовая стоимость такого имущества за вычетом износа или как его стоимость по цене приобретения с учётом транспортно – заготовительных расходов.

Налоговое законодательство не содержит определения балансовой стоимости, в связи с чем этот термин следует определять в том значении, в каком он используется в нормативных актах по бухгалтерскому учету (ст. 11 Налогового кодекса РФ).

В силу ст. 11 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», п. 8, 9 Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 10.12.2002 № 126н, оценка приобретенного обществом имущества осуществляется путем суммирования фактически произведенных расходов на его покупку, за исключением налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов.

Следовательно, расчёт убытков без налога на добавленную стоимость не противоречит условиям заключённого между сторонами договора.

Довод апелляционной жалобы общества «РИМ» о неправомерном исключении судом из расчёта убытков суммы налога на добавленную стоимость со ссылкой на нарушение налогового законодательства подлежит отклонению ввиду следующего.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения признается, в том числе, реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу на безвозмездной основе.

Таким образом, реализация (приобретение) товаров подразумевает передачу на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары одним лицом другому лицу.

Следовательно, возмещение ответчиком ущерба, вызванного утратой имущества, находящегося у него на хранении, в соответствии с пунктом 1 статьи 39 и статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации не признается операцией по реализации товаров в целях исчисления НДС, в связи с чем пункт 1 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающий обязанность налогоплательщика дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг), передаваемых имущественных прав предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг), имущественных прав соответствующую сумму налога, применению не подлежит.

Обоснование соответствующего довода ссылкой на письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 01.11.2007 № 03/07-15/175 также не может быть принято судом апелляционной инстанции ввиду следующего.

В соответствии с названным письмом выбытие имущества по причинам, не связанным с реализацией или безвозмездной передачей (например, в связи с потерей, порчей, боем, хищением и т.д.), на основании норм ст. 39 и 146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость не является. В отношении вычетов налога по данному имуществу следует учитывать, что согласно п.2 ст. 171 Кодекса суммы этого налога подлежат вычету в случае приобретения товаров (работ, услуг) для операций, признаваемых объектов налогообложения.

Таким образом, суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету по указанному имуществу, необходимо восстановить. При этом восстановление следует производить в том налоговом периоде, в котором недостающее имущество списывается с учёта в установленном порядке.

Последним абзацем указанного письма предусмотрено, что в случае компенсации ущерба денежными средствами начисление налога на добавленную стоимость не осуществляется на основании ст. 39 и 146 Налогового кодекса РФ, а корректировка сумм восстановленных налоговых вычетов не производится.

В соответствии с пунктом 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

В силу пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Суд апелляционной инстанции также принимает во внимание, что из материалов дела не усматривается каких – либо доказательств и обоснований того, что убытки, возникшие у общества «РИМ» вследствие утраты хранителем его имущества стоимостью 46 078 200 руб. (с учётом НДС), превышают размер взысканной судом в денежном выражении суммы - 78 098 644 руб., вследствие чего суд приходит к заключению о соответствии решения в обжалуемой части положениям вышеприведённых статей 15 и 393 Гражданского кодекса РФ.

С учётом изложенного довод апелляционной жалобы об отмене решения в этой части и удовлетворении жалобы общества «РИМ» подлежит отклонению.

В свою очередь доводы апелляционной жалобы ответчика также подлежат отклонению по следующим причинам.

Довод жалобы о том, что акт приема-передачи по договору об ответственном хранении от 06.04.2005 однозначно не свидетельствует о передаче продукции на хранение именно по этому договору, отклоняется по тому основанию, что о другом договоре хранения от 06.04.2005 года, ссылка на который имеется в акте, помимо спорного, стороны не заявляли, следовательно, представленный в дело акт приема-передачи относим к договору об ответственном хранении от 06.04.2005 № 914/59.

Несостоятельным является довод ответчика о том, что договор купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005, ссылка на который имеется в договоре об ответственном хранении, является незаключенным ввиду несогласования сторонами срока поставки товара.

Как разъяснено в пункте 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», в случаях, когда моменты заключения и исполнения договора не совпадают, а сторонами не указан срок поставки товара и из договора не вытекает, что она должна осуществляться отдельными партиями, при разрешении споров необходимо исходить из того, что срок поставки определяется по правилам, установленным статьей 314 Гражданского кодекса Российской Федерации (статья 457).

В соответствии с пунктом 1 статьи 457 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исполнения продавцом обязанности передать товар покупателю определяется договором купли-продажи, а если договор не позволяет определить этот срок, в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 314 настоящего Кодекса.

Учитывая изложенное, при отсутствии в договоре поставки условия о сроке поставки товара, оно подлежит определению в соответствии со статьями 314, 457 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Довод ответчика о том, что имеются расхождения в количестве продукции, указанной в спецификации к договору купли-продажи № 914/58-236 от 06.04.2005 и акте приема-передачи, во внимание не принимается, поскольку противоречит материалам дела.

Как видно из указанных документов: спецификации к договору (т.1, л.д. 52, 96) и акта приема-передачи продукции (т.1, л.д.53) количество товара совпадает, общая стоимость товара составляет 46 078 200 руб.

Довод ответчика о том, что товарная накладная № 798 от 06.04.2005 составлена с нарушением требований Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», поскольку в ней отсутствуют обязательные реквизиты: «отпуск груза произвел», «дата отгрузки», а поэтому она является недопустимым доказательством, проверен и подлежит отклонению ввиду следующего.

Форма товарной накладной ТОРГ-12, утвержденная Постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998 № 132, является рекомендованной, незаполнение в ней отдельных граф («отпуск груза произвел», «дата отгрузки») не изменяет квалификации возникших между сторонами правоотношений как вытекающих из договора купли-продажи и не освобождает стороны от исполнения своих обязанностей по этому договору.

Остальные доводы жалобы общества «ФНПЦ «Станкомаш» о неправильной оценке судом первой инстанции представленных в дело доказательств, в том числе документов из ИФНС по Тракторозаводскому району, а также материалов выездной налоговой проверки Межрайонной Инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам №1 от 25.12.2008, постановления УНП ГУВД по Челябинской области об отказе в возбуждении уголовного дела от 03.06.2010, также подлежат отклонению, поскольку не основаны на положениях ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ об оценке доказательств.

Довод истца о неправильном распределении судом первой инстанции государственной пошлины по иску проверен и подлежит отклонению, поскольку с учётом принятого судом решения и частичного удовлетворения исковых требований распределение между сторонами судебных расходов основано на ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и является правильным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент обращения в суд первой инстанции с исковым заявлением) при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, при цене иска свыше 2 000 000 руб., государственная пошлина составляет - 33 000 рублей плюс 0,5 процента суммы, превышающей 2 000 000 руб., но не более 200 000 руб.

В рассматриваемом случае при цене иска в 92 156 400 руб. государственная пошлина по иску составляет 200 000 руб.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Согласно части 3 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой в установленном порядке истец был освобожден, взыскивается с ответчика в доход федерального бюджета пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, если ответчик не освобожден от уплаты государственной пошлины.

Учитывая изложенное, а также факт удовлетворения исковых требований частично, в сумме 78 098 644 руб., суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчика в доход федерального бюджета 169 491 руб. 53 коп. государственной пошлины по иску пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

В остальной части, в сумме 30 508 руб. 47 коп. (пропорционально неудовлетворенной части иска), государственная пошлина обоснованно взыскана с истца в доход федерального бюджета.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения требований истца и ответчика, изложенных в апелляционных жалобах, не имеется.

Нарушений норм материального и процессуального права, в том числе влекущих в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловную отмену судебного акта, арбитражным судом апелляционной инстанции не установлено.

Поскольку истцу и ответчику в удовлетворении апелляционных жалоб отказано, расходы сторон по уплате государственной пошлины при ее подаче в арбитражный суд апелляционной инстанции на основании части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на их счет и возмещению за счет другой стороны не подлежат.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

Постановил:

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 18.06.2010 по делу № А76-3192/2010 оставить без изменения, апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью «РИМ» и открытого акционерного общества «Федеральный научно-производственный центр «Станкомаш» - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий судья Г.А. Деева

Судьи: М.Г. Степанова

Е.В. Ширяева