Судебная практика

Решение от 2010-08-11 №А47-3072/2010. По делу А47-3072/2010. Оренбургская область.

Решение

г. Оренбург Дело №А47-3072/2010

Резолютивная часть объявлена 22 июля 2010 года

В полном объеме изготовлено 11 августа 2010 года

Арбитражный суд Оренбургской области в составе с Ф.И.О. при ведении протокола секретарем судебного заседания Комлевой М.А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «РОСТЭК-Терминал» (г. Оренбург) о признании незаконным решения Оренбургской таможни в виде ДТС-2 о корректировке таможенной стоимости товаров, продекларированных по ГТД № 10409100/230209/0001034,

при участии: от заявителя: Толочковой Н.Г.- представителя (доверенность № 01-40 от 09.03.2010г. действительна по 09.03.2010), Артамкиной Е.А.- представителя (доверенность № 01-06 от 13.01.2010г. действительна по 31.12.2010г.)

от таможни: Пирской Е.Н.- старшего государственного таможенного инспектора (доверенность №10-50/123 от 23.12.2009 действительна по 31.12.2010г.), Баловневой Е.И.- главного государственного таможенного инспектора (доверенность №10-50/118 от 23.12.2009 действительна по 31.12.2010г.),

Установил:

Общество с ограниченной ответственностью «РОСТЭК - Терминал» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Оренбургской таможни в виде ДТС-2 о корректировке таможенной стоимости товаров, продекларированных по ГТД № 10409100/230209/0001034.

Заявленные требования мотивированы незаконностью обжалуемого решения, поскольку ООО «РОСТЭК-Терминал» обоснованно применило для определения тамож Ф.И.О. метод определения таможенной стоимости - по цене сделки с ввозимыми товарами; документы, предусмотренные законодательством и содержащие необходимые, достаточные и достоверные данные для подтверждения заявленной таможенной стоимости были предоставлены таможенному органу в полном объеме; отличие таможенной стоимости от имеющейся в распоряжении Оренбургской таможни ценовой информации является субъективной оценкой и не может служить основанием для признания заявленной обществом информации недостоверной. Обществом предприняты все необходимые меры для подтверждения таможенной стоимости товара по первому, основному методу, по цене сделки.

Оренбургская таможня с требованиями заявителя не согласна, указав при этом, что заявленная декларантом таможенная стоимость товаров документально не подтверждена и значительно отличается от ценовой информации, содержащиеся в базе данных таможенных органов, что свидетельствует о наличие зависимости сделки от условий и обязательств, влияние которых на стоимость товара не может быть количественно определено. Кроме того, несоответствие сведений в представленных обществом документах и последующее непредставление некоторых дополнительных документов, свидетельствуют о недостоверности заявленной декларантом таможенной стоимости ввозимых товаров, что в силу п. 3 ст. 12, пп. 2 п. 2 ст. 19 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» от 21.05.1993 № 5003-1, является ограничением для применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Представителям сторон разъяснены их права и обязанности, закрепленные АПК РФ, отводов составу суда и ходатайств не заявлено.

Как усматривается из материалов дела, заявитель (покупатель) заключил контракт от 13.01.2009 № ЕХ/14/01/14 с ООО «POYTAXT MATLUBOT SAVDO PLYUS» (Республика Узбекистан, продавец) на покупку товара на условиях DAF станция Сары-Агач (граница Республики Узбекистан и Республики Казахстан) согласно «INCOTERMS – 2000» ( п. 2.1 названного контракта).

Во исполнение указанного контракта, с территории Республики Узбекистан был ввезен товар (виноград сушеный (кишмиш), чернослив сушеный без косточек, арахис лущеный, продовольственный, который задекларирован заявителем путем подачи грузовой таможенной декларации № 10409100/230209/0001034 (далее - ГТД).

Таможенная стоимость товаров была определена и заявлена декларантом с использованием метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами (1 метод), установленного ст. 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее – Закон РФ «О таможенном тарифе).

За основу для расчета таможенной стоимости ввезенных товаров декларантом была взята стоимость товаров, установленная в спецификации № 1 к контракту № EX/14/01/14 от 13.01.2009 и соответствующих счетах-фактурах на условиях DAF Сары-Агач. Цены на товары согласно приложению №1 к контракту (спецификация №1) составляют от 60 долларов США за тонну до 95 долларов США за тонну продукции различных наименований. При определении таможенной стоимости к цене сделки дополнительно начислены расходы по транспортировке товаров до места прибытия на таможенную территорию РФ.



В ходе проверки ГТД № 10409100/230209/0001034 заявителю было направлено уведомление таможни от 23.02.2009 года об обнаруженных признаках, указывающих на то, что заявленные при декларировании сведения могут являться недостоверными, и выставлено требование от указанной даты о внесении обеспечений таможенных платежей, также запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости.

В установленный таможенным органом срок документы, указанные в требовании и в запросе, заявителем были представлены не в полном объеме. В ходе контроля таможенной стоимости ввезенного товара, заявленного в ГТД № 10409100/230209/0001034 таможня пришла к выводу, что заявленную декларантом таможенную стоимость товаров и сведения, относящиеся к её определению, нельзя признать основывающейся на количественно определяемой и документально подтверждённой достоверной информации. Заявленная декларантом таможенная стоимость товаров значительно отличается от имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации.

При таких обстоятельствах таможенным органом на основании ст. ст. 12, 19 Закона РФ «О таможенном тарифе», ст. 323 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) было принято Решение о неправомерности использования декларантом первого (основного) метода определения таможенной стоимости - по цене сделки с ввозимыми товарами, что отраженно в графе «Для отметок таможни» в ДТС-1 в виде записи «ТС подлежит корректировке» и обосновано в дополнении № 1 ДТС-1 № 10409100/230209/0001034 (п.7, п. 15 Положения о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской федерации, утвержденного приказом ГТК России от 05.12.2003 № 1399 – далее - Положение). После отказа декларанта определить таможенную стоимость товаров другим методом, таможенный орган на основании п. 7 ст. 323 ТК РФ самостоятельно Определилтаможенную стоимость товаров, оформленных по вышеуказанной ГТД резервным методом оценки, базирующимся на методе по стоимости сделки с однородными товарами. Указанное Решение отражено в графе «Для отметок таможни» в ДТС-2 в виде записи «ТС принята» и обосновано в дополнении № 1 к ДТС-2 №10409100/230209/0001034 (п. 7, п. 20 Положения).

Заслушав доводы и пояснения представителей таможни, исследовав материалы дела и оценив представленные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Объектом обложения таможенными пошлинами, налогами являются товары, перемещаемые через таможенную границу. Налоговой базой для целей исчисления таможенных пошлин, налогов являются таможенная стоимость товаров и (или) их количество (статья 322 ТК РФ).

В силу п.п. 1 - 3 ст. 323 ТК РФ и п. 3 ст. 12 Закона « О таможенном тарифе» таможенная стоимость товаров определяется декларантом согласно методам определения таможенной стоимости, установленным законодательством Российской Федерации, и заявляется в таможенный орган при декларировании товаров. Заявляемая декларантом таможенная стоимость товаров и представляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной и документально подтвержденной информации. Контроль таможенной стоимости товаров осуществляется таможенными органами в порядке, определяемом федеральным министерством, уполномоченным в области таможенного дела, в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 12 Закона РФ «О таможенном тарифе» определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из следующих методов определения таможенной стоимости товаров: 1) метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами; 2) метода по стоимости сделки с идентичными товарами; 3) метода по стоимости сделки с однородными товарами; 4) метода вычитания; 5) метода сложения; 6) резервного метода.

Пункт 2 названной статьи предусматривает, что первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки в значении, установленном пунктом 1 статьи 19 настоящего Закона.

Согласно п. 2 ст. 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» таможенной стоимостью товаров является стоимость сделки при условии, если: 1) не существует ограничений в отношении прав покупателя на пользование и распоряжение товарами, за исключением ограничений, 2) продажа товаров или их цена не зависит от соблюдения условий или обязательств, влияние которых на стоимость товаров не может быть количественно определено; 3) любая часть дохода, полученного в результате последующих продажи товаров, распоряжения товарами иным способом или их использования, не будет причитаться прямо или косвенно продавцу, за исключением случаев, когда в соответствии со статьей 19.1 настоящего Закона могут быть произведены дополнительные начисления; 4) покупатель и продавец не являются взаимосвязанными лицами, за исключением случаев, когда покупатель и продавец являются взаимосвязанными лицами, но стоимость сделки приемлема для таможенных целей в соответствии с пунктами 3 и 4 настоящей статьи.

Таким образом, названным пунктом установлен исчерпывающий перечень основан Ф.И.О. метод определения таможенной стоимости товара не может быть использован.

Как следует из п. 3 ст. 12 Закона РФ «О таможенном тарифе» таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации.

В подтверждение таможенной стоимости товара, заявленного по ГТД № 10409100/230209/0001034 обществом представлены следующие документы:

контракт от 13.01.2009 № ЕХ/14/01/14 с ООО «POYTAXT MATLUBOT SAVDO PLYUS» (Республика Узбекистан, продавец) дополнительное соглашение № 1 от 28.01.2009, дополнительное соглашение № 2 от 12.02.2009 (спецификация № 1), к контракту;

ДТС-1; счёт-фактуры; платежное поручение; паспорт сделки 20.01.2009 № 09010002/1481/1042/2/0; транспортные (перевозочные) документы;

таможенные декларации страны вывоза (Республика Узбекистан);



сертификаты о происхождения товаров по форме СТ-1; счета на оплату железнодорожного тарифа за перевозку груза, приложения №1 к данным счетам.

В соответствии со ст. 367 ТК РФ таможенные органы вправе проверять документы и сведения, представленные при таможенном оформлении товаров в соответствии с названным кодексом, в целях установления подлинности документов и достоверности содержащихся в них сведений, а также правильности их оформления. Установленное таможенным законодательством РФ право таможенного органа подвергать оценке предоставленные декларантом документы и сведения также находит свое подтверждение в положениях ряда международных актов, в частности, в положениях ст. 17 Соглашения о применении статьи VII ГАТТ 1994.

Часть II Инструкции по проведению проверки правильности определения таможенной стоимости товаров, ввозимых (ввезенных) на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденной Приказом Федеральной таможенной службы от 22.11.2006г. № 1206 (далее – Инструкция) определяет порядок проверки правильности определения таможенной стоимости товаров, по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Согласно п. 9 части II Инструкции, если представленные документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров и от декларанта необходимо получить дополнительные документы и сведения либо при выявлении признаков, указывающих на то, что заявленные декларантом сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными, уполномоченное должностное лицо должно определить круг вопросов, по которым требуется дополнительное документальное подтверждение. На основании поставленных вопросов должностное лицо направляет декларанту письменный запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости, с указанием перечня сведений, требующих проверки, и с указанием конкретных запрашиваемых документов.

При осуществлении таможенного контроля таможенной стоимости товара, оформленного по ГТД № 10409100/230209/0001034 таможенным органом были выявлены признаки недостоверности таможенной стоимости, выражающиеся в значительном отличии заявленной декларантом таможенной стоимости в расчёте за единицу товара от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, а также неполное документальное подтверждение заявленной таможенной стоимости товаров.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2006 № 29 (далее – Постановление Пленума ВАС РФ от 26.07.2006 № 29) признаки недостоверности сведений о цене сделки либо о её зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости, могут проявляться в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с идентичными и однородными товарами, ввезёнными на территорию Российской Федерации при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таковых – данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов.

В силу пункта 4 ст. 323 ТК РФ, если представленные декларантом документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров, таможенный орган в письменной форме запрашивает у декларанта дополнительные документы и сведения и устанавливает срок для их представления, который должен быть достаточен для этого.

Для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров декларант обязан по требованию таможенного органа представить необходимые дополнительные документы и сведения либо дать в письменной форме объяснение причин, по которым запрашиваемые таможенным органом документы и сведения не могут быть представлены. Декларант имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им сведений. Кроме того, обязанность декларанта представить по запросу таможенного органа дополнительные документы и сведения для подтверждения заявленной таможенной стоимости предусмотрена п. 2 приложения № 1 к Перечню документов и сведений, необходимых для таможенного оформления в соответствии с выбранным таможенным режимом, утверждённому приказом ФТС России от 25.04.2007 № 536. В частности декларант обязан представить дополнительные документы и сведения в зависимости от обстоятельств конкретной сделки и от выбранного метода определения таможенной стоимости товаров, то есть документы, имеющие отношение к рассматриваемой сделке и ввозимым товарам, а именно:

прайс-листы производителя ввозимых (ввезенных) товаров либо его коммерческое предложение;

сведения о стоимости ввозимого (ввезенного) товара в стране отправления: экспортная таможенная декларация страны отправления и заверенный ее перевод на русский язык;

договоры на поставку товара для его продажи на внутреннем рынке Российской Федерации (калькуляцию цены реализации товара);

оферты, заказы, прайс-листы продавцов идентичных (однородных) товаров, а также товаров того же класса или вида на внутреннем рынке Российской Федерации;

документы и сведения о физических характеристиках, качестве и репутации на рынке ввозимых товаров и их влиянии на ценообразование;

другие документы и сведения, в том числе полученные декларантом от иных лиц, включая лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации ввозимых (ввезенных) товаров. Указанный перечень не является исчерпывающим. Аналогичный перечень установлен в п. 8 Инструкции.

Таким образом, указанные положения наделяют таможенный орган правомочиями самостоятельно определять критерий полноты и достаточности сведений и документов, подтверждающих правильность применения таможенной стоимости товаров. При этом перечень документов и сведений определяется таможенным органом в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств конкретной внешнеэкономической сделки и от выбранного декларантом метода определения таможенной стоимости, а декларант обязан их представить или обосновать невозможность их представления.

Материалами дела установлено, что дополнительные документы и пояснения, необходимые для подтверждения правильности определения таможенной стоимости по ГТД № 10409100/230209/0001034, были запрошены таможенным органом у заявителя с установлением срока для их представления до 23.02.2009.

В установленный срок заявителем по запросу таможни были представлены дополнительные документы и сведения, а именно:

бухгалтерские документы о постановке ввезенных товаров на учет: счета 60.11, 19.4;

документы, подтверждающие доставку товаров от места отправления (Республика Узбекистан) до места прибытия товаров на таможенную территорию Российской Федерации (договор, акт выполненных работ, платежное поручение об оплате, выписка с лицевого счета);

выписка с лицевого счёта предприятия, подтверждающие оплату за товар;

ведомость банковского контроля;

пояснения по нарушению п. 3.2 контракта в части предоплаты;

расчёт цены реализации ввезенного товара на внутреннем рынке РФ,

договор купли – продажи заключенный с ООО «АМД – Холдинг» от 17.09.2008;

пояснения по условиям продажи, которые могли повлиять на цену сделки;

пояснения о влияющих на цену сделки физических характеристик, качестве и репутации на рынке ввозимых товаров;

пояснения по поводу отсутствия банковских реквизитов продавца в счёт-фактуре, а также номера расчётного счёта;

пояснения по поводу отличия подписи руководителя в счёт-фактуре от контракта;

отчёт Торгово-Промышленной Палаты, прайс – лист производителя;

пояснения по поводу различия значений гр. 45 и 42 в таможенной декларации страны вывоза (Узбекистана) и т.д.

Однако заявитель, в нарушение положений ст. 323, ст. 367 ТК РФ, Закона РФ «О таможенном тарифе» не представил в установленный срок документы и сведения, запрошенные таможней в полном объеме, а именно: документально подтверждённые данные продавца о затратах на приобретение товаров в Республики Узбекистан и их продажу на экспорт в Российскую Федерации; документально подтверждённая информация о стоимости идентичных, однородных товаров, товаров того же класса и вида, в том числе реализуемых на внутреннем рынке Российской Федерации, документально подтверждённые данные о скидках на опт, информацию о величине вознаграждений агенту (посреднику), обычно выплачиваемых, либо надбавок к цене, обычно производимых для получения прибыли и покрытия коммерческих и управленческих расходов в связи с продажей в России товаров того же класса и вида, в том числе ввезённых из других стран; документально подтверждённую информация о стоимости товаров, оформленных по вышеуказанной ГТД, на внутреннем рынке страны вывоза (Республика Узбекистан); пояснения сторон контракта о факторах, которые могли играть роль при согласовании цены товаров, калькуляцию низкой цены товаров. Причины невозможности представления запрашиваемой информации в полном объёме декларант не объяснил.

Пунктом п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.2005 № 29 установлено, что отказ декларанта от представления объяснений и документов, обосновывающих заявленную таможенную стоимость, следует рассматривать как невыполнение условия о документальном подтверждении и достоверности таможенной стоимости, влекущее исключение использования основного метода определения таможенной стоимости товара.

Поскольку представление необходимых документов и сведений, подтверждающих правомерность применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров (в данном случае по стоимости сделки с ввозимыми товарами), является обязательным для декларанта по запросу таможенного органа, не выполнение данных требований, влечет для декларанта негативные последствия. В таком случае, таможенный орган вправе принять Решение о несогласии с использованием избранного декларантом метода определения таможенной стоимости товаров и предложить декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода (п. 5 ст. 323 ТК РФ).

Из пп. 2 п. 2 ст. 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» следует, что таможенной стоимостью товаров является стоимость сделки при условии, если продажа товаров или их цена не зависит от соблюдения условий или обязательств, влияние которых на стоимость товаров не может быть количественно определено. Под такими условиями следует понимать условия сделки, по цене которой заявлена таможенная стоимость, либо иные условия, оказывающие влияние на цену товара по этой сделке, в том числе условия, информация о которых не представлены декларантом таможенному органу.

В силу п. 2. ст. 367 ТК РФ проверка достоверности сведений, представленных в таможенные органы при таможенном оформлении, осуществляется путем их сопоставления с информацией, полученной из других источников, в том числе по результатам проведения иных форм таможенного контроля, анализа сведений специальной таможенной статистики, обработки сведений с использованием программных средств, а также другими способами, не запрещенными законодательством Российской Федерации.

Таможенный орган, проведя сравнительный анализ с использованием доступных ему источников информации, Установилследующее.

Согласно имеющейся в распоряжении таможенного органа информации ОКТС ПТУ от 16.02.2009 года, цена реализации сухофруктов и орехов на рынках Оренбургской области и Уральского региона по состоянию на 17.02.2009 года составляет:

по товару «виноград сушеный» - 58 руб./кг., что за вычетом торговой надбавки (25 %), НДС (18%) составляет 39, 32 руб./кг. (1,09 долл./кг по курсу Центрального Банка Российской Федерации на дату регистрацию рассматриваемой ГТД). Таможенная стоимость данного товара, заявленная декларантом, составила 0, 13 долл. США/кг.;

по товару «чернослив сушеный без косточек» - 77 руб./кг., что за вычетом торговой надбавки (25 %), НДС (18%) составляет 52,20 руб./кг. (1,45 долл./кг), в то время как стоимость данного товара, заявленная декларантом, составила 0, 10 долл. США/кг.;

по товару «арахис лущеный, продовольственный» - 87 руб./кг., что за вычетом торговой надбавки (25 %), НДС (18%) составляет 58,98 руб./кг. (1, 64 долл./кг), в то время как стоимость данного товара, заявленная декларантом, составила 0, 14 долл. США/кг.;

Кроме того, для сравнительного анализа заявленной обществом стоимости товара с имеющейся в таможенном органе ценовой информацией на представленный товар таможней были использованы данные интернет-сайтов (сайты ООО “Контур“ www. Multifruit.ru, ООО “Кэви“ www.kevi.ru, ООО “Диалог“ www.ovoshi-dialog.ru, ООО “Вымпел Фуд“ www.vfood.ru, Югоптторг-23 www.ygopt23.ru и т.д.), содержащие информацию о стоимости товаров Республики Узбекистан и Республики Таджикистан, которая показала, что заявленная декларантом таможенная стоимость в десять и более раз ниже уровня цен на товары того же класса и вида, сложившихся при продажах на внутреннем рынке Российской Федерации и на рынках азиатских республик СНГ.

Таможенным органом также выявлено, что согласно данным таможенной статистики ФТС России за период с 26.11.2008 по 23.02.2009 г. таможенная стоимость сухофруктов и орехов узбекского происхождения заявлялась декларантами в следующих размерах:

по товару «виноград сушеный» - от 0,16 до 1,84 долл./кг.;

по товару «чернослив сушеный без косточек» - от 0,10 до 1,98 долл./кг.;

по товару «арахис лущеный» - от 0,14 до 1, 84 долл./кг.;

При этом таможней установлено, что самый низкий уровень из указанных ценовых диапазонов по каждому наименованию товаров характерен только для поставок ООО «РОСТЭК-Терминал».

Существенное отличие цены ввезенного товара от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа свидетельствует о признаках недостоверности сведений о заявленной таможенной стоимости либо о ее зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости, что в силу п. 3 ст. 12 Закона и пп. 2 п. 2 ст. 19 Закона « О таможенном тарифе», является ограничением для применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Правомерность применения таможенным органом независимых источников при проведении сравнения таможенной стоимости спорных товаров вытекает из общих принципов контроля таможенной стоимости, раздела 3 Приказа ФТС России от 22.11.2006 № 1206, п. 2 Постановления ВАС РФ от 276.07.2005 № 29.

Пунктом 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.2005 № 29 отмечается, что в документах, выражающих содержание сделки, должны присутствовать, во-первых, количественно определённые характеристики товара, во-вторых, ценовая информация, относящаяся к товару с количественно определёнными характеристиками.

Таможенным органом установлено, что указанное ВАС РФ в п. 1 Постановления от 25.07.2005 № 29 условие применительно к документам, выражающим содержание рассматриваемой сделки ООО «Ростэк-Терминал», не выполняется, поскольку имеющаяся в них ценовая информация не относится к количественно определённым характеристикам товара. Анализ положений внешнеторгового контракта № EX/14/01/14 от 13.01.2009, и других коммерческих документов, показал, что заявитель приобретал сельскохозяйственную продукцию по наименованию товара, то есть по группам товаров - «виноград сушеный», «абрикосы сушеные», «курага» и др. Соответственно цена товаров определена сторонами контракта также по группам товаров, а не к конкретному товару.

Однако согласно имеющейся в распоряжении таможенного органа информации, представленной в материалы дела, стоимость сухофруктов отдельных наименований различается в зависимости от его характеристик. В частности, стоимость винограда сушеного различается в зависимости от сортов (высший, первый, второй) и цвета: черный (самый дешевый), красный, желтый или белый (наиболее дорогой сорт), стоимость арахиса лущеного различается от диаметра (чем больше диаметр, тем дороже его стоимость), на стоимость абрикосов сушеных (кураги) влияют такие факторы, как назначение товара (курага может предназначаться для промышленной переработки либо для реализации на рынках), сортность (курага в зависимости от качества подразделяется на следующие сорта – высший, первый, второй), вид сушки (солнечная, теневая).

Вместе с тем в спецификации № 1 к контракту указанно только «виноград сушенный (изюм)», «абрикосы сушенные (курага)», и т.д., что свидетельствует об отсутствии точных сведений о наименовании и качественных характеристиках товаров (сорте и т.д.)

Ссылка заявителя на п. 2.1.5.4 Контракта, судом признается несостоятельной, поскольку названный пункт не содержит информации о полном наименовании и месте произрастания товаров. Другие товаросопроводительные документы также не содержат всех необходимых характеристик товара, влияющих на цену сделки.

Таким образом, вывод таможенного органа о том, что заявленную таможенную стоимость товаров нельзя признать количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информацией, в силу п. 3 ст. 12 Закона «О таможенном тарифе», следует признать обоснованным.

Согласно п. 1 ст. 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» установлено, что таможенной стоимостью товаров является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продажи на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст. 19.1 Закона РФ «О таможенном тарифе».

Материалами дела установлено, что на момент принятии решения о корректировке таможенной стоимости было установлено, что сведения, относящиеся к определению таможенной стоимости товаров (цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате при продаже товаров на экспорт в РФ), не основываются на количественно определяемой и документально подтверждённой достоверной информации.

В частности контракт № EX/14/01/14 от 13.01.2009 был не исполнен, платежи по контракту в пользу продавца осуществляются ООО «Ростэк-Терминал» путем перечисления денежных средств в виде предоплаты, при этом покупателем нарушается п. 3.2. контракта (100% предоплата за каждую отгружаемую партию товара согласно Приложений, являющихся неотъемлемой частью контракта). Согласно ведомости банковского контроля от 06.04.2009, денежных средств по контракту № EX/14/01/14 от 13.01.2009 было перечислено в сумме 350 000 дол. США, а товара поступило на сумму 309 724,71 дол. США.

Следовательно, на момент принятия решения о корректировке таможенной стоимости сделать вывод о соответствии цены, фактически уплаченной за товары при их продаже на экспорт в РФ, цене, подлежащей уплате, не представлялось возможным, что также в силу ст. 19 Закона РФ «О таможенном тарифе», исключало возможность определения таможенной стоимости по первому методу.

В материалы дела таможенным органом было представлено Положение «Об определении таможенной стоимости и порядка декларирования товаров, вывозимых за пределы таможни Республики Узбекистан», утвержденное Постановлением Кабинета министров Республик Узбекистан от 19.09.2007 № 198 (далее – Положение). Согласно данного положения таможенной стоимостью вывозимых товаров является стоимость товара при его реализации на экспорт, приведенная к DAF граница Республики Узбекистан.

Согласно грузовых таможенных деклараций Республики Узбекистан № 27020/140209/000748 от 14.02.2009, № 27020/140209/000752 от 14.02.2009 представленных заявителем при декларировании товара, стоимость рассматриваемой партии сухофруктов и орехов при её вывозе из Республики Узбекистан на экспорт в Российскую Федерацию определена декларантом не по стоимости сделки с ввозимыми товарами и принята таможенным органом Республики Узбекистан.

Таможенная стоимость, указанная в графе 45 экспортной ГТД, значительно превышает уровень таможенной стоимости товаров, заявленный декларантом при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации. Указанный факт свидетельствует, что цена сделки сложилась под влиянием не оговорённых в контракте условий, информация о которых таможенному органу не предоставлена, что в соответствии с пп. 2. п.2 ст. 19 Закона « О таможенном тарифе» исключают возможность применения первого метода определения таможенной стоимости товаров.

Довод заявителя о том, что представление экспортной декларации не предусмотрено обязательным перечнем документов для подтверждения сведений о таможенной стоимости, утвержденным приказом ФТС России от 25.04.2007 № 536, подлежит отклонению, поскольку данная обязанность установлена п. 2 приложения № 1 к названному приказу.

Не принимается во внимание и довод заявителя о том, что непредставление части запрошенных таможенным органом документов обусловлено отсутствием у заявителя реальной возможности их получения.

Статья 323 ТК РФ обязывает декларанта представлять запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения в установленный срок, также, давать в письменной форме объяснение причин, по которым запрашиваемые таможенным органом документы и сведения не могут быть представлены. При этом декларант должен подтвердить документально таможенному органу, что он предпринял все зависящие от него меры в целях соблюдения требований таможенного законодательства, в частности, что им предпринимались попытки получить требуемые таможенным органом документы и сведения, в том числе у его контрагента.

Согласно п. 2.1 Контракта при определении условий поставки, стороны используют Инкотермс 2000 – международные правила толкования торговых терминов. Поставка товаров осуществлялась на условиях DAF (поставка на границе).

Так п. А 10 толкования термина DAF (поставка на границе), который применен сторонами контракта в рассматриваемом случае, продавец обязан содействовать покупателю в получении любых документов или их электронных эквивалентов, которые могут понадобиться покупателю.

Таким образом, проявив необходимую степень добросовестности, заботливости, осмотрительности и ответственности при заключении и исполнении сделки, покупатель вправе рассчитывать на подобную помощь, так как невыполнение такой обязанности со стороны иностранного контрагента может свидетельствовать о невыполнении условий контракта (договора). А в случаях, когда такое непредставление документов и сведений повлекло за собой негативные последствия для покупателя, покупатель вправе выставить претензии продавцу, в том числе и на досрочное расторжение контракта (договора) и возмещение убытков посредством предъявления иска в суд.

С учетом вышеизложенного следует, что предусмотренная п. 4 ст. 323 ТК РФ обязанность декларанта представлять по требованию таможенного органа документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, может быть возложена на декларанта в отношении документов, которыми реально располагает или должен иметь сам декларант, его иностранный контрагент, перевозчик и иные лица, имеющие отношение к производству, перемещению или реализации товаров.

В данном случае запрошенные таможенным органом документы и сведения непосредственно относились к продаже, таможенному оформлению и вывозу рассматриваемых партий сельскохозяйственной продукции из Республики Узбекистан, которыми в силу делового оборота располагал продавец.

Рассматривая взаимодействие декларанта с таможенным органом в процессе контроля заявленной таможенной стоимости рассматриваемых товаров, суд приходит к выводу, что таможенный орган были использованы все возможные способы и источники получения какой-либо информации. Тогда как ООО «Ростек – Терминал» ограничилось предоставлением в таможенный орган документов, которые либо не идентифицируются с рассматриваемыми поставками, либо не содержат достаточной информации, которая могла бы служить подтверждением заявленной таможенной стоимости.

В материалах дела имеется только пояснение заявителя о том, что информация о затратах на приобретение товаров в Республики Узбекистан и их продажу на экспорт в Российскую Федерации, а также калькуляция цен не может быть представлена (письмо контрагента от 23.03.2009 № 88). Иных попыток получения у контрагента запрашиваемых таможенным органом документов заявитель не предпринял, претензии продавцу не выставлял, в том числе и на досрочное расторжение контракта (договора) и возмещение убытков посредством предъявления иска в суд.

Кроме того, заявителем также не были представлены договоры по реализации ввезённых товаров на внутреннем рынке Российской Федерации, счета-фактуры к ним, письменные заявки покупателя о готовности приобрести товар с указанием необходимого объёма. Вместе с тем в силу делового оборота заявитель должен располагать указанными документами.

Таким образом, не представив в установленный срок запрошенные таможенным органом документы и сведения, и не обосновав причины невозможности их предоставления, общество не исполнило предусмотренной законом обязанности по представлению документов и сведений, необходимых для проведения таможенного контроля (п. 4 ст. 323 ТК РФ.)

Отказ заявителя от предоставления объяснений и документов, обосновывающих заявленную таможенную им стоимость, следует рассматривать как невыполнение условия о документальном подтверждении и достоверности таможенной стоимости, влекущее исключение использования основного метода определения таможенной стоимости товара (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.2005 № 29).

При отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров, либо при обнаружении признаков того, что представленные декларантом документы и сведения не являются достоверными и (или) достаточными, таможенный орган вправе принять Решение о несогласии с использованием избранного метода определения таможенной стоимости товаров и предложить декларанту определить таможенную стоимость товаров с использованием другого метода (п. 5 ст. 323 ТК РФ).

Следовательно, Оренбургской таможней обоснованно принято Решение о неправомерности использования метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами для определения таможенной стоимости продукции, оформленной в ГТД № 10409100/230209/0001034, и не нарушены права декларанта предложением определить таможенную стоимость самостоятельно с использованием другого метода.

Таким образом, правомерными представляются выводы заинтересованного лица, что:

документы, представленные декларантом в подтверждение заявленной таможенной стоимости при применении метода 1, не содержат полного наименования товаров, их сортности, качественных и физических характеристик, места произрастания, периода сбора урожая, производителя и иных коммерческих характеристик, определяющих цену сельскохозяйственной продукции;

сведения, относящиеся к определению таможенной стоимости товаров (цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате при продаже товаров на экспорт в Российскую Федерацию), не основываются на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации;

заявленная обществом таможенная стоимость товаров значительно отличается от имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации;

цена реализации товаров на внутреннем рынке Российской Федерации не подтверждена достоверными документами и имеет низкий уровень;

имеются признаки государственного регулирования цен плодоовощной продукции, бахчи и винограда при их вывозе на экспорт из Республики Узбекистан;

таможенная стоимость товаров при их вывозе из Республики Узбекистан определена декларантом не по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В ходе судебного заседания, заявителем в целях подтверждения низкого уровня заявленной таможенной стоимости спорного товара, были представлены копии контрактов на поставку товаров от 26.01.2009 № 26-2009-01, от 21.01.2010 № 21-2010-01 и ГТД № 10409020/181109/0001723, № 10409020/030210/0000093.

Вместе с тем указанные документы не могут быть приняты судом в качестве доказательств по делу, поскольку в материалы дела таможенным органом были представлены распечатки из Центральной базы данных электронных копий ГТД ФТС России, полученные в программном комплексе «Мониторинг – Анализ», согласно которым таможенная стоимость товаров ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации в рамках контрактов от 26.01.2009 № 26-2009-01, от 21.01.2010 № 21-2010-01 и продекларированных по ГТД №№ 10409020/181109/0001723, 10409020/030210/0000093, была заявлена декларантом не по стоимости сделки с ввозимыми товарами, а по резервному методу. При этом таможенная стоимость значительно выше контрактной стоимости товаров.

Также в качестве доказательств по делу суд не принимает во внимание и договор по реализации ввезённых товаров на внутреннем рынке РФ от 17.09.2008 № 80 заключенный между ООО «Ростэк – терминал» и ООО «АМД – Холдинг», поскольку:

цены, указанные в протоколах согласования цен к договорам значительно отличаются от ценовой информации имеющейся в распоряжение таможенного органа;

по требованию суда, оригинал данного документа, в нарушение ч. 9 ст. 75 АПК РФ, суду не представлен

Кроме того, в материалы дела таможенным органом был представлен ответ Федеральной налоговой службы, согласно которому ООО «АМД – Холдинг» выступающие стороной по договору № 80 от 17.09.2008, бухгалтерскую отчетность не представляет (письмо от 07.06.2010 № 01-14/04753). При таких обстоятельствах установить достоверность указанных выше доказательств, в силу 71 АПК РФ не представляется возможным.

Оценив фактические обстоятельства и представленные в дело документы в соответствии с требованиями, установленными ст. 65, 71, 200 АПК РФ, суд на основании всесторонней оценки обстоятельств дела приходит к выводу о том, что имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют о том, что представленные заявителем в таможенный орган документы содержат несоответствующую друг другу информацию, которая обществом фактически не опровергнута. Информация по реализуемой на внутреннем рынке цене ввезенного товара заявителем не представлена.

Суд считает, что имеющие место вышеуказанные несоответствия сведений в представленных обществом документах и последующее непредставление некоторых дополнительных документов, в том числе и информации по реализуемой на внутреннем рынке цене товара, а также существенное отличие цены ввезенного товара от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможни, свидетельствуют о недостоверности заявленной декларантом таможенной стоимости ввозимого товара. Доказательств обратного заявителем в нарушение ч. 1 ст. 65 АПК РФ суду не представлено.

На основании вышеизложенного, следует признать, что должностные лица таможенного органа, проанализировав все имеющиеся документы, правомерно пришли к выводу о невозможности применения первого метода при определении таможенной стоимости товара, на основании п. 3 ст. 12, пп. 2 п. 2 ст. 19 Закона РФ « О таможенном тарифе».

Статья 24 Закона РФ «О таможенном тарифе» не содержит запрета на использование в качестве основы для определения таможенной стоимости по резервному методу самостоятельно скорректированной декларантом стоимости товаров и в случае ее некорректности, т.е. несоответствия ее данным мировой практики, корректировки таможенным органом.

Имеющиеся в материалах дела доказательства в полной мере подтверждают правомерность применения таможней шестого (резервного) метода определения таможенной стоимости товара, поскольку применение первый (основного) метода было ограничено в соответствии с п. 3 ст. 12, пп. 2 п. 2 ст. 19 Закона РФ «О таможенном тарифе», а последовательное применение остальных методов (со второго по пятый) не представлялось возможным ввиду отсутствия у заинтересованного лица достаточной информации.

Согласно изложенному в п. 2 ст. 12 Закона правилу последовательного применения методов определения таможенной стоимости товаров при невозможности использования основного метода каждый последующий метод применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путём использования предыдущего метода. Данное правовое положение означает, что таможенный орган, реализующий предусмотренное п. 7 ст. 323 ТК РФ право самостоятельно определять таможенную стоимость декларируемого товара по избранному методу, обязан обосновать невозможность применения предыдущих методов.

Пунктом 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.07.2005 № 29 установлено, что таможенный орган может подтвердить невозможность получения или использования информации для применения методов определения таможенной стоимости, установленных ст. 20 – 23 Закона РФ «О таможенном тарифе» путем представления информации, содержащейся в базах данных таможенных органов.

В частности в материалы дела таможенным органом были представлены распечатки из Центральной базы данных электронных копий ГТД ФТС России, полученные в программном комплексе «Мониторинг-анализ», свидетельствующие об отсутствии в распоряжении Оренбургской таможни информации об идентичных и однородных товарах, удовлетворяющих требованиям ст. 5 Закона РФ «О таможенном тарифе» и условиям применения методов 2 и 3, установленным ст. 20 и 21 Закона РФ «О таможенном тарифе», письменные пояснения о причинах невозможности применения методов 4 и 5, установленных ст. 22 и 23 Закона РФ «О таможенном тарифе».

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что в соответствии с требованиями Закона РФ «О таможенном тарифе» таможенная стоимость ввезенного обществом товара была определена таможенным органом путем последовательного применения методов оценки, установленных статьями 20, 21, 22, 23, 24 данного Закона РФ «О таможенном тарифе». Последовательность применения методов оценки отражена в ДТС-2 № 10409100/230209/0001034 и в дополнении № 1 к ДТС-2, невозможность применения каждого последующего метода таможенным органом мотивирована и судом оценена с позиций ст. 65, 71 АПК РФ. При этом, доводы заявителя о том, что таможня, не назначая консультаций и лишая декларанта права на представление возражений, в нарушение п. 2 ст. 18 Закона РФ «О таможенном тарифе» откорректировала таможенную стоимость по шестому резервному методу и в качестве основы для определения таможенной стоимости товара по шестому резервному методу в нарушение ст. 24 указанного Закона использовала цену товара на внутреннем рынке Российской Федерации, не принимаются судом во внимание как противоречащие материалам дела по следующим основаниям

Пунктом 16 Положения установлено, что при согласии определить таможенную стоимость с использованием другого метода декларант принимает Решение о необходимости проведения консультаций по выбору метода определения таможенной стоимости товаров или отказывается от проведения консультаций.

В установленные таможенным органом сроки от ООО «Ростэк-Терминал» поступило ответное Решение, о несогласии определить таможенную стоимость товаров другим методом (по форме, установленной в Приложении № 4). Следовательно, отказавшись от определения таможенной стоимости товаров, оформленных по вышеуказанной ГТД с использованием другого метода определения таможенной стоимости товаров, ООО «Ростэк-Терминал» само лишило себя прав на получение от таможенного органа консультации по выбору метода определения таможенной стоимости.

В соответствии с п. 1 ст. 24 Закона РФ «О таможенном тарифе» если таможенная стоимость товаров не может быть определена в соответствии со статьями 19 и 20-23 настоящего Закона, таможенная стоимость ввозимых товаров определяется путем использования способов, совместимых с принципами и общими положениями настоящего Закона на основе данных, имеющихся в Российской Федерации. При этом согласно п. 2 указанной статьи Закона методы определения таможенной стоимости товаров, используемые в соответствии с настоящей статьей, являются теми же, что и методы, предусмотренные статьями 19 и 20-23 настоящего Закона. Вместе с тем согласно п. 2 ст. 24 Закона РФ «О таможенном тарифе», допускается, что за основу для определения таможенной стоимости товаров может быть принята стоимость сделки с идентичными или однородными товарами, произведенными в стране иной, чем страна, в которой были произведены оцениваемые товары, также при определении таможенной стоимости товаров на основе стоимости сделки с однородными товарами допускается разумное отклонение от установленных статьей 21 Закона требований о том, что однородные товары должны быть ввезены в тот же или соответствующий ему период времени, что и оцениваемые товары.

При таких обстоятельствах доводы заявителя о том, что сведения об отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базе данных ФТС России по сделкам с идентичными и однородными товарами, могут быть использованы только при определении таможенной стоимости по методам сделки с идентичными или однородными товарами и ни в коем случае при определении таможенной стоимости по резервному методу, а также то, что в качестве основы для определения таможенной стоимости таможней была взята декларация, не соответствующая периоду ввоза оцениваемых товаров, судом во внимание не принимается, поскольку противоречит ст. 24 Закона РФ « О таможенном тарифе».

Таможенная стоимость товаров, оформленных по ГТД 10409100/230209/0001034, была определена резервным методом, базирующемся на методе по стоимости сделки с однородными товарами, с использованием в качестве основы цены сделки с однородными товарами, оформленными в соответствующий период времени с оцениваемыми товарами в регионе деятельности Центрального таможенного управления по ГТД № 10121150/271108/П002875.

При выборе аналогов для определения окончательной величины таможенной стоимости данных товаров были соблюдены все принципы таможенной оценки и общие положения Закона и использованы данные, имеющиеся в распоряжении таможенного органа. В частности таможней был проанализирован пакет документов к ГТД № 10121150/271108/П002875 на предмет соблюдения требований к однородным товарам и выполнения условий применения метода по стоимости сделки с однородными товарами в рамках резервного метода, установленных ст. 5, 21, 24 Закона, а именно было учтено, что таможенная стоимость однородных товаров была определена декларантом и принята таможенным органом по цене сделки с ввозимыми товарами п. 1 ст. 21 Закона; оцениваемые и выбранные в качестве однородных товары могут рассматриваться в качестве коммерчески взаимозаменяемых пп. 4 п. 1 ст. 5 Закон; поставки однородных и оцениваемых товаров осуществлены одним и тем же видом транспорта (железнодорожным).

Таким образом, суд приходит к выводу, что при осуществлении окончательной таможенной оценки товаров, декларированных по вышеуказанной ГТД, таможенным органом положения ст. 24 Закона РФ « О таможенном тарифе» нарушены не были.

Вместе с тем Бизнес отчет 2010 «Рынок сушенных фруктов Узбекистана, представленный заявителем в качестве доказательства официально ценовой информации по делу, судом не принимается по следующим основаниям.

В соответствии с п. 3 Федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)», утвержденного приказом Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации от 20.07.2007 № 254, отчет об оценке представляет собой документ, составленный в соответствии с законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности, настоящим федеральным стандартом оценки, стандартами и правилами оценочной деятельности, установленными саморегулируемой организацией оценщиков, членом которой является оценщик, подготовивший отчет, предназначенный для заказчика оценки и иных заинтересованных лиц (пользователей отчета об оценке), содержащий подтвержденное на основе собранной информации и расчетов профессиональное суждение оценщика относительно стоимости объекта оценки (далее - Федеральный стандарт оценки)

Пунктом 4 Федерального стандарта оценки и ст. 11 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29.07.1998 № 135 –ФЗ установлены общее требования к содержанию отчета об оценке объекта оценки. При составлении отчета об оценке оценщик должен придерживаться следующих принципов:

в отчете должна быть изложена вся информация, существенная с точки зрения стоимости объекта оценки (принцип существенности);

информация, приведенная в отчете об оценке, использованная или полученная в результате расчетов при проведении оценки, существенная с точки зрения стоимости объекта оценки, должна быть подтверждена (принцип обоснованности);

содержание отчета об оценке не должно вводить в заблуждение пользователей отчета об оценке, а также допускать неоднозначного толкования (принцип однозначности);

состав и последовательность представленных в отчете об оценке материалов и описание процесса оценки должны позволить полностью воспроизвести расчет стоимости и привести его к аналогичным результатам (принцип проверяемости) и т.д.

Пунктом п. 8 Федерального стандарта оценки установлено, что вне зависимости от вида объекта оценки в отчете об оценке должны в обязательном порядке содержаться следующие разделы:

основные факты и выводы (общая информация, идентифицирующая объект оценки);

результаты оценки, полученные при применении различных подходов к оценке;

итоговая величина стоимости объекта оценки;

задание на оценку в соответствии с требованиями федеральных стандартов оценки;

сведения о заказчике оценки и об оценщике.

сведения об оценщике (об оценщике, работающем на основании трудового договора или осуществляющем оценочную деятельность самостоятельно, занимаясь частной практикой, с указанием ФИО, номер и дата выдачи документа, подтверждающего получение профессиональных знаний в области оценочной деятельности сведения о страховании гражданской ответственности оценщика, стаж работы в оценочной деятельности, а также организационно-правовая форма, полное наименование, ОГРН, дата присвоения ОГРН; место нахождения юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор и т.д. ).

информация обо всех привлекаемых к проведению оценки и подготовке отчета об оценке организациях и специалистах с указанием их квалификации и степени их участия в проведении оценки объекта оценки.

В отчете об оценке должна быть приведена информация о федеральных стандартах оценки, стандартах и правилах оценочной деятельности, используемых при проведении оценки объекта оценки и т. д.

Кроме того, в тексте отчета об оценке должны присутствовать ссылки на источники информации, используемой в отчете, позволяющие делать выводы об авторстве соответствующей информации и дате ее подготовки, либо приложены копии материалов и распечаток (п. 10 Федеральный стандарт оценки).

Бизнес отчет 2010 «Рынок сушенных фруктов Узбекистана», представленный заявителем, не содержит обязательных требований к отчету об оценке, установленных Федеральный законом «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» от 29.07.1998 № 135 – ФЗ и Федеральным стандартом оценки и «Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)», утвержденного приказом Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации от 20.07.2007 № 254, в частности не содержит сведений об заказчике, об оценщике, задание на оценку, информации о федеральных стандартах оценки, стандартах и правилах оценочной деятельности, используемых при проведении оценки объекта оценки, ссылок на источники, используемые в отчете, которые могут быть перепроверены, результатов оценки, полученных при применении различных подходов к оценке и т.д.

Кроме того, невозможно установить источник информации, на основании которого был получен указанный отчет (не указан сайт Интернета, не указанны обязательные реквизиты юридического лица). При таких обстоятельствах установить достоверность данного доказательства в силу ст. 71 АПК РФ не представляется возможным.

Вместе с тем, таможенным органом в материалы дела были представлены многочисленные источники информации о стоимости сухофруктов узбекского происхождения на рынке Республики Узбекистан, а также на внутреннем рынке РФ, размещенные в сети Интернета за 2009 год. Указанную информацию можно получить путем обзора цен на рынках Оренбургской области и других регионов России. Причем имеется информация о различных уровнях продаж данных товаров (оптовом, мелкооптовым, розничном), о стоимости данных товаров в разрезе видов, сортов и иных качественных характеристик.

Кроме того, для обозрения суда таможенным органом была представлена информация ГТК Республики Узбекистан по экспорту плодоовощной продукции в РФ за период с 11 октября по 20 октября 2008 года в целях сравнения с информацией, содержащейся в бизнес отчете, представленном заявителем.

Согласно информации, указанной в бизнес отчете стоимость товаров того же класса и вида в 10 и более раз ниже уровня цен, указанного в легитимной информации, представленной таможенным органом.

Таким образом, бизнес отчет 2010 «Рынок сушенных фруктов Узбекистана» не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства по делу.

На основании изложенного, суд приходит к выводу о том, что таможня правомерно применила в качестве основы для определения таможенной стоимости товаров, оформленных по ГТД № 10409100/230209/0001034 информацию об однородных товарах, применив метод по стоимости сделки с однородными товарами, установленный ст. 21 Закона РФ «О таможенном тарифе», в рамках резервного метода, основываясь на положениях ст. 24 Закона РФ «О таможенном тарифе».

С учетом изложенного суд не находит правовых оснований для удовлетворения требований Общества с ограниченной ответственностью «РОСТЭК - Терминал» о признании незаконным решения Оренбургской таможни в виде ДТС -2 о корректировке таможенной стоимости товаров, продекларированных по ГТД № 10409100/230209/0001034.

Расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 000 руб., в соответствии со ст. 110 АПК РФ, относятся на заявителя.

Руководствуясь 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

Решение вступает в законную силу по истечении месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме), если не подана апелляционная жалоба в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Челябинск) через Арбитражный суд Оренбургской области.

Решение суда, вступившее в законную силу, может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Уральского округа (г. Екатеринбург) не позднее двух месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого решения.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной или кассационной жалобы можно получить на интернет – сайте Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда: www.18aac.ru или на интернет - сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа: www.fasuo.arbit.ru.

Судья Г.Н. Лазебная